Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Институт красной профессуры: история создания, социально-политические и материальные условия функционирования (1932-1937 гг

Институт красной профессуры: история создания, социально-политические и материальные условия функционирования (1932-1937 гг.)

Богдашина Елена, Сазонова Инна

С установлением советской власти в Украине произошло реформирование высшей школы, в результате которого классические университеты были реорганизованы в институты народного образования. Одновременно создавались научно-исследовательские учреждения нового типа (их называли «марксистско-ленинскими», подчеркивая таким образом особенность задач, которые стояли перед ними). Одним из ведущих советских научно-исследовательских учреждений в 30-х гг. ХХ в. был Институт красной профессуры (ИЧП). Его роль в структуре научно-исследовательских учреждений УССР требует переоценки на основе привлечения новых архивных источников.

Институт красной профессуры начал работу в 1934 году. В результате объединения отдельных институтов красной профессуры, которые были созданы в Харькове в 1932 году. На базе Всеукраинской ассоциации марксистско ленинских институтов (ВУАМЛИН) [6. Ф.1. - Оп.8. - Спр.33. - Арк.137]. Последняя была создана в результате реорганизации действующего с 1922 г.. Украинского института марксизма-ленинизма (УИМЛ) [6. Ф.1249. - оп.1. - Спр.553. - Арк.247].

В украинской историографии сложилась традиция исследовать историю Института красной профессуры с 1932 г.. - времени основания отдельных институтов красной профессуры: экономики, философии, аграрного, истории партии и партийного строительства, литературы, искусства и права. Эта дата, например, указанная в таких монографиях, как «Партийное строительство в Украине в 1933-1937 гг.» Ю. В. Бабка [1] и «Учреждения исторической науки в Украинской ССР (1917-1937 гг.)» Н. В . Комаренко [2]. Однако, Е. Стрижак предлагает вести отсчет истории ИЧП с 1929 г.. - года основания аспирантуру Украинского института марксизма-ленинизма и Всеукраинской ассоциации марксистско-ленинских институтов [4]. ЗатоЛ. В. Шевченко фактически исследует историю ВУАМЛИН как отдельное учреждение [8]. Мы считаем целесообразным ограничить историю Института красной профессуры более узкими хронологическими рамками - 1932-1937 гг. - периодом непосредственного функционирования этой научно-исследовательского учреждения под названием «Институт красной профессуры» с отличной от УИМЛ и ВУАМЛИН структурой.

По теме разведки существует достаточно репрезентативная база источников. Наиболее полная информация о деятельности Института красной профессуры в УССР содержится в материалах фонда 1 (фонда Всеукраинского Центрального Комитета), фонда 1267 (фонда Института красной профессуры), фонда 1249 (фонда Всеукраинской ассоциации марксистско-ленинских институтов) Центрального государственного архива высших органов государственной власти и органов государственного управления Украины (ЦДАВО Украины) и фонда 1 (фонда Центрального комитета Коммунистической партии Украины) Центрального государственного архива общественных объединений Украины (ЦГАОО Ук и). В фондах содержатся постановления, протоколы совещаний и заседаний ВУЦИК, ВУАМЛИН, в том числе о задачах, формы работы и структуру ИЧП, о материально-бытовые условия аспирантов и сотрудников, работу вспомогательных предприятий, приказы по личному составу, учебные планы, отчеты о работе аспирантов , ученых, руководства, коллективные и трудовые соглашения, социалистические обязательства и условия социалистического соревнования работников различных кафедр института, балансы, сметы, документы о строительстве общежитий, документы о подготовке кадров, г. териал о приеме в аспирантуру, о медицинском обслуживании, списки слушателей и преподавателей института, в частности, членов партийных ячеек, справки, характеристики, заявления о приеме и увольнении работников ИЧП, докладные записки о состоянии дел в научно-исследовательском учреждении, обеспечение кафедр учебной литературой, созыва межвузовских активов в Киеве и Харькове, справки об организации набора абитуриентов в институт и др.

В таких периодических изданиях, как«Красный путь», «Под марксо - ленинским знаменем», «Коммунистическая образование», печатались общие сведения о деятельности ИЧП.

Опубликованные материалы содержат неполную информацию о социально-политические и материальные условия функционирования Института красной профессуры, потому что из известных причин все, что связано с сталинскими репрессиями замалчивалось или трактовалось в соответствии с постановлений и распоряжений коммунистической партии большевиков. Показательным стал случай, когда в 1934 году. Во время партийной чистки между сотрудниками и аспирантами ИЧП и ВУАМЛИН развернулась дискуссия, которая происходила в присутствии журналистов газеты «Харьковский пролетарий». Однако публичные обвинения в адрес руководства ВУАМЛИН и ИЧП так и не были опубликованы журналистами [7. Ф.1. - Оп.20. - Спр.6450. - Арк. Л. 13-23].

Требует уточнения традиционное определение в литературе цели создания и деятельности Института красной профессуры. В книге «Развитие украинской культуры за годы советской власти» изложены причины создания ВУАМЛИН и Института красной профессуры в следующем виде: «С целью расширения масштабов работы в области общественных наук в 1931 г.. В базе Института марксизма-ленинизма была создана Всеукраинская ассоциация марксистско-ленинских институтов - ВУАМЛИН, а для подготовки высококвалифицированных теоретических кадров - Институт красной профессуры »[3, с. 87]. Это коллективное издание дублировали официальную версию двух документов, в которых была определена цель создания ИЧП в УССР - в протоколе заседания Президиума ВУЦИК от 4 сентября 1932 и Положении «Об Институте красной профессуры при ВУЦИК» от 26 февраля 1934 Так, в первом документе зафиксировано, что «с целью дальнейшего развертывания подготовки научных работников, преподавателей и теоретически подготовленных практических работников создать при ВУЦИК на основе учебных частей институтов ВУАМЛИН отдельные самостоятельные учебные институты красной профессуры (ИЧП)» [6 . Ф.1. - Оп.8. - Спр.33. - Арк.137]. Во втором документе цель фудготовчий отделы. При этом учитывался партийный стаж, социальное происхождение [7. Ф.1. - 0п.20. - Спр.6637. - Арк.61]. На обучение в Институт красной профессуры принимали членов большевистской партии, стаж которых составлял не менее трех лет, по окончании высшего учебного заведения социально-экономического профиля. Абитуриенты должны были иметь опыт руководящей партийной, профсоюзной или хозяйственной работы. Для историко-партийного сектора исторического отдела ИЧП партийный стаж был установлен: не менее 8 лет - для рабочих, 10 лет - для служащих и пятилетний опыт на партийной руководящей работе [5, с. 153].

В соответствии с решением ЦК КП (б) У от 4 мая 1934 преимущество при поступлении в высшее учебное заведение предоставлялась лицам рабоче крестьянского происхождения. Классовый принцип о принятии на обучение действовал и в Институте красной профессуры. В частности, к вступительным экзаменам на 1934-1935 учебный год в ИЧП было допущено 225 человек, из которых по социальному положению 161 человек принадлежало к рабочим, 45 - к крестьянам, 19 - к служащим [7. Ф.1. - 0п.20. - Спр.6450. - Арк.33]. На 1935-1936 учебный год мандатной комиссией ЦК КП (б) У к вступительным экзаменам было допущено 128 человек, из которых 92 рабочего, 20 крестьян, 16 служащих [7. Ф.1. - 0п.20. - Спр.6637. - Арк.61]. На 19361937 учебный год руководством ИЧП было запланировано привлечь к обучению преимущественно рабочих - около 70% от общего количества слушателей [7. Ф.1. - 0п.20. - Спр.6808. - Арк.23].

По национальному составу слушателей ИЧП преобладали украинцы. Так, в 1934 г.. Больше половины лиц, обучавшихся в ИЧП были украинском [6. Ф. 1267. - Оп. 1. - Спр.48. - Арк. 11]. Бесспорно положительным явлением было то, что дисциплины в научно-исследовательском учреждении преподавались на украинском языке [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.13. - Арк.5].

В анкете о принятии на работу в ИЧП кроме биографических данных и сведений об образовании нужно было отметить социальное происхождение, профессию родителей и их адрес, наявнисво родственников или близких за рубежом и причины их выезда, данные о выезде за границу (с указанием места, времени, цели пребывания, источников средств существования), ряд вопросов относительно пребывания в рядах белой и красной армии, принадлежности к политической партии с указанием номера членского билета, об участии в Октябрьской революции и гражданской войне [6. Ф. 1267. - оп.2. - Спр.427. - Арк.1-2]. За сокрытие политической ориентации родственников практиковалось отчисления слушателей даже с последнего курса обучения [6. Ф. 1267. - оп.2. - Спр.42. - Арк. 167]. Таким образом политическая благонадежность становилась основным требованием для сотрудников ИЧП.

Как правило во время проведения «чистки» в Институте красной профессуры обвиняемых в «буржуазном национализме», «пропаганде национал-оппортунистической концепции истории Украины», «сокрытии от парторганизации своих националистических работ» преподавателей, слушателей и аспирантов освобождали из института [7 . Ф.1. - Оп.20. - Спр.4198. - Арк.11]. При подобных обстоятельствах был уволен с работы заведующего кафедрой истории Украины ИЧП С. Гуревича [6. Ф. 1267. - оп.2. - Спр.8. - Арк.169].

В условиях недоверчивого отношения большевистской власти к интеллигенции, тщательной проверки ученых на «идеологическую соответствие» в ИЧП широко распространенным явлением были доносы, лжесвидетельство и клевету. Показательным можно считать случай, когда в Институте красной профессуры истории был уволен с работы преподавателя Харьковского государственного университета В. Ефимовский. Сотрудник его кафедры А. И. Козаченко написал заявление в дирекцию ИЧП с обвинениями в адрес В. Ефимовский «с самостоятельным своим архивознавчого-палеографическим курсом по архивознавчого факультете в университете Ефимовский не справился, у него обнаружено буржуазную методологию» [6. Ф. 1267. - оп.1. - Спр.18. - Арк.98]. Через два дня В. Ефимовский был уволен с работы в ИЧП. Однако менее чем через четыре месяца преподавателя источниковедения исторического отдела А. И. Козаченко был освобожден отИЧП за пропаганду «буржуазно националистической" концепции »[6. Ф. 1267. - оп.2. - Спр.8. - Арк.79].

Списки слушателей, аспирантов и преподавателей ИЧП, которые выступали с лекциями перед трудовыми коллективами, согласовывались с районными комитетами партии. Например, в ЦГАОО сохраняется, документ с пометкой «совершенно секретно», в котором бюро Молотовского районного партийного комитета города Киева отметил «абсолютно недопустим факт надсилку докладчиком в Институт красной профессуры о XIX-летия Красной армии выделенного политотделом 133 бригады Ненашева без предварительной проверки этого докладчика Культпропом РПК и утверждения его на бюро райкома »[7. Ф.1. - Оп.20. - Спр.7090. - Арк. 7]. В результате обсуждения бюро постановило: «Запретить культпропу РПК направлять в парторганизаций докладчиков из основных политических вопросов без предварительного утверждения их на бюро РПК» [7. Ф.1. - Оп.20. - Спр.7090. - Арк.8].

Лицам, которые учились в ИЧП, государство оказывало финансовую поддержку, в частности, в выделении помещений для обучения, проживания, медицинского обслуживания, обеспечения нормального питания. Для этого было Управление подсобными предприятиями ИЧП, в состав которого входили: сельскохозяйственное предприятие в селе Огульцах Харьковской области, столовая, закрытый распределитель, обувная и швейных мастерских [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.48. - Арк.26]. Закрытый распределитель обеспечивал лиц, принадлежавших к ИЧП дефицитными промышленными товарами, в частности обувью, одеждой, текстилем [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.27. - Арк.34].

Если врачи признавали состояние здоровья аспиранта или сотрудника неудовлетворительной, последний обеспечивался диетпитание в столовой [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.86. - Арк.108]. Кроме питания в столовой аспиранты и преподаватели ИЧП получали продуктовый паек. Например, столовая ИЧП в марте 1933 г.. Обслуживала 1350 аспирантов, преподавателей и членов их семей. Нормы питания приравнивались к нормам, устанавливалась для работники в угольной промышленности Донбасса [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.5. - Арк.32-33].

Некоторые проблемы существовали с жилищным обеспечением. Так 39 семейных аспирантов и преподавателей проживали в маленьких комнатах общежития, а холостые лица вообще жили в комнатах по 6-7 человек [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.48. - Арк.19-20]. Постепенно эти проблемы решались. Так, среди документов ЦК КП (б) У, содержащиеся в ЦГАОО, сохраняется обращения о предоставлении квартир в домах правительства, специалистов и помещении коммунистического хозяйства руководителям и профессорам ИЧП [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.27. - Арк.5].

Малоизвестные страницы истории ИЧП есть споры, возникающие между ИЧП и другими учебными заведениями и науки по поводу учебных корпусов. Первый конфликт возник между ИЧП и ВУАМЛИН относительно учебного корпуса, который находился в городе Харькове по улице К. Либкнехта, 33 (современная улица Сумская). В связи с тем, что институты красной профессуры были созданы на базе учебных частей институтов ВУАМЛИН, имущество ассоциации частично перешло в распоряжение институтов красной профессуры [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.568. - Арк.28]. На совещании при Управлении делами ЦК КП (б) У по вопросам обслуживания аспирантуры в институтах красной профессуры было решено предоставить дополнительную площадь институтам красной профессуры за счет более компактного размещения ВУАМЛИН [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр.5. - Арк.32-34]. Однако после окончания реконструкции помещения по улице К. Либкнехта, 33 ИЧП отказался заплатить украинском государственном треста гражданского строительства всю сумму долга, поскольку считал себя непричастным к подписанию договора по реконструкции учебного корпуса [6. Ф.1267. - оп.1. - Спр52. - Арк.133].

Второй конфликт был связан с попыткой Украинский текстильного института оставить в своем предании учебный корпус, в связи переездом ИЧП в город Киев, должен был перейти к нему. Секретарю ЦК КП (б) У П. П. Постышева было написано достаточно обоснованное просьба не переводить Укческих науки в Украинской ССР (1917 1937 гг). - М., 1973.

3. Развитие украинской культуры за годы советской власти / Под ред. П. П. Гудзенко. - М., 1967.

4. Стрижак Е. Институт красной профессуры (1929-1937): в поисках большевистской альтернативы «старой профессуре» // Проблемы истории Украины. Факты, суждения, поиски. - М., 2007. - Вып. 17.

5. Условия приема в Институт красной профессуры на 1934/35 г.. // Под марксо-ленинским знаменем. - 1934. - №1.

6. Центральный государственный архив высших органов государственной власти и органов государственного управления Украины.

7. Центральный государственный архив общественных объединений Украины.

8. Шевченко Л.В. Политические преследования научных работников ВУАМЛИН: в контексте постановления ЦК КП (б) У от 3 ноября 1934 // История Украины. Малоизвестные имена, события, факты. - М., 2006. - Вып. 33.

Загрузка...