Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Пангерманский союз и внешняя политика Германской империи в 1891 - 1914 гг

Пангерманский союз и внешняя политика Германской империи в 1891 - 1914 гг.

Белая Елена

Изучение истории внешней политики Германии конца XIX - начала XX века представляет собой значительный научный интерес, поскольку Германия в этот период становится одним из главных игроков на мировой арене. Однако, как и раньше, остается недостаточно изученным ряд внутриполитических факторов, который определял внешнюю политику этой великой державы, в частности, влияние общественных организаций на внешнеполитический курс, который проводился правительством Германии.

Одной из самых влиятельных организаций такого рода был Пангерманский союз, который открыто ставил целью давить на правительство путем формирования соответствующего общественного мнения. Влияние Пангерманского союза признается многими исследователями истории Германии второй половины XIX - начала XX века [1, 2; 7, 8; 10, 25], однако они не ставили перед собой задачу пристального изучения деятельности этой организации. В большинстве исследований, касающихся истории Германской империи, остаются в стороне механизмы влияния Пангерманского союза на формирование правительственного курса. В связи с этим автор ставит своей задачей рассмотреть проблему создания и деятельности Пангерманского союза, определить способы его влияния на формирование внешней политики Германии в 1891 - 1914 гг. (С момента создания союза и до начала Первой мировой войны). При изучении проблемы опирались на документы официального характера [11; 13; 24; 27]; агитационно-публицистические материалы [11; 13; 18; 23], а также на мемуарные и эпистолярные источники [3, 4, 9; 17; 26].

В 90-е гг. XIX века Германия выдвигается как страна развитого монополистического капитализма [16 c. 30]. 1897 новый статс-секретарь внешнеполитического ведомства Б. фон Бюлов публично сформулировал экспансионистские устремления, получили широкое распространение в различных кругах: «Времена, когда немцы оказывали одним своим соседям землю, другим - море, а себе оставляли только небо, где царствует одна доктрина - эти времена прошли. Мы считаем нашим почетным задачей поддерживать и защищать интересы нашего судоходства, нашей торговли и промышленности »[27]. Как организация, выражающая и отстаивает интересы экспансионистских кругов, большое значение в это время приобретает Пангерманский союз [25, S. 374]. «Достигнутое государственное положение, - говорилось в одном из обращений, выданных учредителями Пангерманского союза, - должно быть использовано для участия в борьбе за раздел мира» [22, c. 18].

Союз был официально основан 9 апреля 1891 [7, c. 30]. Формальным поводом для его создания стал протест сторонников колониальной экспансии против уступок, сделанных Англии по Гельголандським договору 1890 [12 c. 671].

В декларации Пангерманского союза 1891 провозглашались такие цели этой организации: «1. Возрождение национального самосознания на родине и борьба против всяких тенденций, противодействующих национальном развитии. 2. Поддержка и поощрение немецких национальных устремлений во всех странах, где есть представители нашего народа, которые ведут борьбу за сохранение своей национальной специфики; объединение всех немцев планеты для достижения этих целей. 3. Поддержка сильной и действенной политики в Европе и на море, соответствующей немецким интересам. Особое внимание союз будет уделять дальнейшему развитию немецкого колониального движения и его практической результативности »[11, c. 245].

За спиной пангерманцив стояли люди, которые пользовались большим влиянием в экономической жизни страны, в правительстве и армии. Так, например, в союз входили Эмиль Кирдорф, основатель крупного концерна немецкой горной промышленности; Гуго Стиннес и его кузен Карл Иценплиц, судовладелец, который был главной движущей силой Пангерманского союза в Рейнской области и Вестфалии [15 c. 32-33]. Постоянным членом центрального руководства пангерманцив был Альфред Гугенберг, главный директор концерна Круппа, а затем хозяин величезного газетной и информационного предприятия, председатель Немецкой национальной партии [15 c. 33].

От этих же своих членов союз в основном получал деньги для ведения пропаганды. Генрих Класс, который 1908 сменил Эрнста Гассе на посту председателя Пангерманского союза [1, c. 187], откровенно сообщает об этом: «От людей, обладавших большими доходами и доходами, удавалось иногда получать специальные пожертвования. Таким образом, неоднократно образовывались значительные суммы [...]. Связь с Кирдорф был полезен для нашего дела, и от него иногда удавалось получить большие пожертвования в пользу нашего оборонного фонда »[15, c. 34].

Наряду с магнатами угольной и сталелитейной промышленности в финансировании Пангерманского союза принимали также участие высокие официальные круги. Вот что сообщает об этом Класс: «Он [Кидерлен-Вехтер, министр иностранных дел с 1911 г.. - А. Б.] по собственному почину выразил готовность предоставить мне сумму, которую я считаю нужную, из секретного фонда Министерства иностранных дел. Это дало мне повод проинформировать его о существовании Пангерманского оборонного фонда и его задач. Министр снова сам изъявил готовность содействовать мне во всех случаях, когда это будет для него возможно [...]. Действительно, он еще не раз передавал довольно значительные суммы для целей, преследовались оборонным фондом »[15, c. 34]. Б. фон Бюлов по вопросу взаимодействия правительства и промышленных кругов отмечал: «Связь между политикой и национальной промышленностью стал теперь гораздо теснее, чем было в прошлом. Внутренняя и внешняя политика современных государств оказывают непосредственное влияние на течение и изменения их высокоразвитого промышленного жизнь, и каждый крупный промышленный интерес в конце концов находит себе политическое выражение в том или ином виде »[4, c. 37].

Несмотря на то, что Пангерманский союз вряд ли насчитывал более 30 - 40000 членов, сфера его влияния оказалась значительной. Руководящие посты в нем обималы владельцы и главные редакторы крупных газет, таких как «Теглихе Рундшау», «Дойче ЦайтЧем меньше мы будем платить дань границы, которому мы сейчас платим миллиарды, тем больше будет расти наш национальное благосостояние и финансовые возможности государства »[23, S. 314].

Большое значение для реализации программы Пангерманского союза имел тот факт, что кайзер приближал ко двору магнатов индустрии, банковского и торгового капитала, многие из которых были членами союза. В императорское окружение входили такие крупные промышленники, как Крупп, брать Штумм, Хенкель-Доннерсмарк, банкиры Гвиннер и Гельфферих от «Дойче Банк» и другие [19, c. 171]. Вильгельм II оказался лично заинтересован в военном бизнесе, будучи другом семьи Круппа и акционером его предприятий [20, c. 224]. 20 июня 1890 император посетил завод Круппа в Эссене и выступил перед депутацией от 700 рабочих, отметив в своем выступлении: «[...] Я рад, что имею возможность вновь увидеть фабрику, чей владелец и чьи рабочие представляют огромное значение для нашего отечества . Фабрика Круппа принесла немецким рабочим, немецкой индустрии всемирное признание »[24, S. 117]. Подобные заявления из уст первого лица государства имели большое значение. Не говоря уже о прямой рекомендации потенциальным заказчикам, такое заявление отражала и личное отношение императора к одному из представителей тяжелой промышленности страны.

О существующие тесные связи представителей крупной буржуазии с императором свидетельствует речь Вильгельма II на похоронах представителя семейства Круппов 28 ноября 1902, в которой он заявил, что «часто имел возможность пользоваться гостеприимством в доме покойного» [26, S. 101]. Близкие отношения Альфреда Круппа, а затем и его преемника Круппа фон Болена с кайзером распространялись в том числе и на обсуждение ними проблем внешней политики и программы увеличения правительственных расходов на вооружение [6, c. 138].

Вильгельм II также неоднократно защищал интересы крупных немецких промышленников на внешних рынках. Например, в письме Николаю II от 2 января 1905 он писал: «Теперь, когда программя обновления твоего флота опубликована, ты, я надеюсь, не забудешь сказать своим властям, чтобы они вспомнили о наших крупные фирмы в Штеттине, Киле и так далее. Я уверен, что они предоставят прекрасные образцы линейных военных кораблей »[17, c. 87-88]. В другом письме Николаю II, от 6 февраля 1905, Вильгельм II отмечал: «Поскольку я слышал [...], что твои власти недовольны Круппом, который не поставил в срок заказанных Россией батарей, я приказал расследовать дело на месте и посылаю тебе копию полученного мной отчета; из него видно, что вышеуказанные жалобы не имеют основания »[17, c. 90-92].

Влияние пангерманцив проявлялся при непосредственном решении внешнеполитических задач немецким правительством, особенно ярко - во время международных кризисов, связанных с колониальной экспансией ведущих государств. Так, создание Антанты 8 апреля 1904 и фактическое признание Англией прав Франции на экспансию в Марокко вызвало взрыв возмущения экспансионистов внутри Германии.

пангерманской деятели 12 апреля 1904 направили правительству послание, в котором недвусмысленно выдвинули аннексионистские требования. Они потребовали, чтобы Германия получила все атлантическое побережье Марокко вместе с глубинными областями, к нему примыкали [7, c. 211-212]. Немецкие дипломаты начали убеждать марокканского султана в том, чтобы он отверг французский контроль. И хотя в результате фактической изоляции Германии на конференции марокканского вопрос, состоявшейся в 1906 в испанском городе Алхесираси, немцам не удалось достичь своего, на этом вопрос о Марокко не было закрыто.

В 1908 г.. Произошло новое обострение англо-немецкой полемики в прессе. В ноябре 1908 газета пангерманцив «Берлинер Тагеблат» изложила план вторжения немецкой армии в Англию [2, c. 10]. Появление этой статьи имела международный резонанс еще и потому, что Вильгельм II находился в то время в Англии, и руководство Пангерманского союза создавало атмосферу, в которой трудно было подписать какое-либо соглашение с Англией. магнаты трудноа Османская империя. Для Круппа, Маузера и других оружейных монополий Ближний Восток уже давно стал одним из главных рынков сбыта своей продукции. Интенсивное строительство в Турции железных дорог втягивало в ближневосточные дела многие предприятия немецкой тяжелой индустрии. Журнал пангерманцив «Альдойче блеттер» регулярно печатал статьи, призывающие немцев к «цивилизаторской» деятельности в Турции, особенно к колонизации территорий, прилегающих к трассе Багдадской железной дороги.

В 1901 в докладной записке помощника секретаря российского посольства в Берлине Фан дер Флита по вопросу пропаганды пангерманской союзом экспансии на Ближнем Востоке отмечалось следующее: «Союз [...] продолжает сейчас следить с напряженным вниманием за развитием немецких интересов в Турции . Последний вопрос составляет вообще любимую тему литературы, вдохновляется пангерманской союзом »[13, c. 220]. Описав конкретные примеры пропаганды экспансии в Турции, Фан дер Флит отмечает: «[...] Все эти издания послуговують одной идеи. Ими обращается внимание немецкого общества на Турецкий Восток, и планы развивающихся ними, достойны внимания именно тем, что народное сознание постепенно проникаются подобными мечтами и все более подготавливается почва, на которой политические задачи, созревают, могут найти, впоследствии, сильную поддержку » [13 c. 220].

Программа широкой экспансии на Ближнем Востоке воплотилась в концессию на строительство железной дороги в Багдад [5, c. 157]. Германия развернула активную борьбу за получение этой концессии, которую она предварительно получила в 1898 г.. В результате поездки Вильгельма II в Турцию. В 1903 немцы добились права на строительство дополнительной ветки от Багдада до Басры. Багдадская железная дорога стала основным средством проникновения немецкого капитала в Османскую империю в начале XX века [10, c. 72].

При рассмотрении способов воздействия экспансионистских кругов на политику правительства отдельно следует упомянуть такой факт, как существование параллельно с кабинетом министров императорських кабинетов. В частности, Б. фон Бюлов отзывается об их роли следующим образом: «Императорские кабинеты играли при императоре Вильгельме II, без сомнения, большую роль, чем при его деду. Идеалом Вильгельма II в была бы система управления посредством личных кабинетов в чистом ее виде. Будучи искренне убежден, что таким образом можно быстрее устранить все затруднения и препятствия, мешающие его стремлением, которые, как ему казалось, могли только осчастливить страну, император предпочитал решать все военные дела через свой военный кабинет, хотя бы даже вопреки военному министру и генеральному штабу. Флот он стремился строить при содействии своего морского кабинета и потом распоряжаться им вполне по своему усмотрению, внутреннее же управления осуществлять гражданским кабинетом »[3, c. 67].

Бюлов отмечает, что реализовать эти желания императора было очень трудно, но все же «императорские кабинеты сохраняли большое влияние во все времена его правления» [3, c. 67]. О значимости этого влияния писал и кронпринц Вильгельм: «Фундаментальная ошибка отца в управлении государством, главным образом, заключалась в том, что только один имперский канцлер имел право докладывать ему один, тогда как все остальные министры входили с докладами в сопровождении главы кабинета. [...] Благодаря этому кабинеты получали слишком большое значение по своему воздействию по сравнению с министрами, тогда как ответственность за все ложилась на этих последних »[9, c. 25]. Несмотря на то, что в окружение императора входили сторонники экспансионизма, существование подобных кабинетов могло служить еще одним средством их влияния на политику правительства.

Таким образом, деятельность Пангерманского союза имела большое значение для обоснования и пропаганды колониальной экспансии Германии. Основными способами реализации интересов кругов, стоявших по Союзу, были активная пропаганда с помощью прессы, выступлений депутатов в рейхстаге, тесное сотрудничество с правящими кругами. Пангерманский союз проявил себя как действенный инент влияния экспансионистских кругов на правительство Германии.

Литература

1. Абуш А. Ложный путь одной нации. К пониманию германской истории. - М., 1962.

2. Балобаев А. И. Милитаристская пропаганда в Германии в 1908 - 1909 гг. // Труды Томского ун - та. - 1965. - Т. 180.

3. Бюлов Б. Воспоминания. - М.- Л., 1935.

4. Бюлов Б. Державная Германия. - Пг., 1915.

5. Виноградов К. Б., Гостенков А. В. Дни и дела Фридриха Гольштейна // Новая и новейшая история. - 1984.- № 2.

6. Виноградов К. Б., Жданов Ю. В. Вильгельм II Гогенцоллерн и внешнеполитический курс кайзеровской Германии // Новая и новейшая история. - 1988. - № 3.

7. Гейдорн Г. монополии. Пресса. Война. - М., 1964.

8. Ерусалимский А. С. Германский империализм: история и современность. - М., 1964.

9. Записки германского кронпринца. - М.- Пг., 1923.

10. История Германии. - В 3 т. - Т.2: Вот создания Германской империи до начала XXI в. / Отв. ред. Ю.В. Галактионов. - Кемерово, 2005.

11. История Германии. - В 3 т. - Т. 3: Документы и материалы. / Под общ. ред. Б. Бонвеч и Ю.В. Галактионова. - Кемерово, 2005.

12. История дипломатии / Под ред А. Лактионова. - М., 2006.

13. К истории пангерманского движения // Красный архив (историч. Журнал Главного архивного управления НКВД СССР). - 1939. - Т. 1 (92).

14. Лещинский Л. Н. Банкротство военной идеологии германских империалистов. - М., 1951.

15. Норден А. Уроки германской истории. К вопросу о политической роли финансового капитала и юнкерства. - М., 1948.

16. Оруджев Н. Г. Из истории проникновения германского империализма в Турцию. - Баку, 1961.

17. Переписка Вильгельма II с Николаем II. 1894 - 1914 гг. - М.-Пг., 1923.

18. Рейх Э. Современная Германия. - СПб., 1908.

19. Туполев Б. М. Династия Гогенцоллернов // Новая и новейшая история. - 1991. - № 6.

20. Туполев Б. М. Экспансия германского империализма в Юго-Восточной Европе в конце XIX - начале XX в. - М., 1970.

21. Туполев Б. М. Германский капитал и железные дороги в Юго - Восточной Европе в конце XIX - начале XX в. // Германский империализм и милитаризм. - М., 1965.

22. Хвостов В. Как развивался германский империализм. - М., 1943.

23. Bernhardi F. Deutschland und der nachste Krieg. - Stuttgart-Berlin, 1912.

24. Die Reden Kaiser Wilhelm II / Hrsg. von Joh. Penzer. - Leipzig, [Б. г.].

25. Engelberg E. Deutschland von 1871 bis 1897. - Berlin, 1965.

26. Krupp und die Hohenzollern: Aus der Korrespondenz der Familie Krupp, 1850 - 1916. / Hrsg. von W. Boelke. - Berlin, 1956.

27. Stenographische Berichte uber die Verhandlungen des Reichstags. - Bd. 1. - Berlin, 1898 // {www.germanhistorydocs.ghi-dc.org/}

Загрузка...