Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
В

В.М.Михайловський

ПРАВЛЕНИЯ Кориатовичам НА ПОДОЛЬЕ (1340-е - 1394): СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА княжеского окружения Статья написана в рамках проекта, поддержанного Gerda Henkel Stiftung (проект AZ 23 / SR / 05).

На основании источников, дошедших до нашего времени, проанализированы социальную структуру окружения подольских князей Кориатовичей (вторая половина XIV в.), Персональный состав и возможное происхождение княжеских приближенных. Подано биограмм всех лиц, упоминаемых в надавчих документах Кориатовичей.

Почти полувековое правление на Подолье князей Кориатовичей оставило столь заметный след в источниках, и до сих пор является предметом исследований, даже когда речь идет об уже давно известны и проработаны материалы. Дискуссии продолжаются вокруг нескольких вопросов, прежде всего относительно начала правления внуков Гедимина на Подолье. Некоторые исследователи связывали (и до сих пор связывают) это с похода Ольгерда против татар и битвой на Синих Водах. И здесь речь идет не столько о ее месте, как о датировке - то начало 1350-х гг., 1362 или 1397-1398 гг. Последними, кто писал об этих событиях, были Ф.Шабульдо1 и Я.Куртика2. Если второй датирует приход Кориатовичей на Подолье примерно 1349, то первого интересует не столько год появления здесь новых обладателей (он называет 1362, то есть устоявшееся дату похода Ольгерда), а, собственно, статус территории, за которую шла борьба. Речь идет о так называемом кондоминиум, то есть совместное татаро-литовское или татарсько- польское владение подольскими землями. Очевидно, ни татары, ни новые хозяева, князья Кориатовичи, не имели в своем распоряжении достаточно сил и ресурсов, чтобы полностью контролировать Большое Подилля3.

НЕ пидважуючы утверждений обоих исследователей, стоит упомянуть факт второго похода Казимира III на русские земли (1349) с целью окончательного урегулирование собственных претензий на эти территории, а также соглашение от 1350 с Людовиком Венгерским о наследовании польской короны после смерти Казимира в случае отсутствия в того потомков. Все это достаточно хорошо согласуется как с последующими вассальными отношениями Кориатовичей и Казимира (как минимум от 1366) и Людовика (с 1377). Очевидно, братья чувствовали реальную потребность в протекции, ведь удаленность Подолья от Литвы не позволяла надеяться на помощь со стороны великого князя литовского или соседних княжеств, находившихся под властью Гедиминовичей, а размеры территории и соседство с татарами подталкивали их к подобному выбору. Для Кориатовичей протекция сильного властителя была залогом утверждения себя в этой части Европы как удельных властителей. Для Казимира же это было следующим шагом в деле подчинения восточных просторов бывшего Галицко-Волынского княжества (Русского королевства).

Окончательно утвердившись в начале 1370-х гг. В статусе обладателей Подолья, Кориатовичи стремились реально обеспечить свое господство на этой территории. Исходя из имеющихся в нашем распоряжении источников, можем выделить несколько направлений их деятельности. Одним из важнейших актов было предоставление городу Каменец самоуправления (1374). Также князья позаботились о создании здесь католической епархии (1370-е гг.). Около 1370 было даровано права на земельные владения доминиканском монастырю в Смотриче (подтверждено в 1375 г.). Есть несколько земельных предоставлений для местных господ, в частности Немыри - на Бакоту с селами (1388), Гринько - на Соколец с селами (1391) и Бедрихов - в села в Скальскому уезде (1392).

На внешнем направлении важное значение (наряду с татарским) приобретает молдавский вектор. Неудачная попытка Юрия Кориатовича в 1374 занять престол обладателя кончилась его отруенням4. Поскольку, как предполагает Я.Тенґовський, бракосочетания будущего хозяина Петра с Анастасией, дочерью Кориата и сестрой подольских обладателей, могло произойти около 1370, а, в свою очередь, Петр стал обладателем после отравления Юрия, то понятно, почему внимание к делам в соседний Молдове была одним из важных направлений деятельности князив5. Также стоит упомянуть привилегии князей Александра (1375) и Федора (1385) Кориатовичей краковским купцам на ведение дел в пределах Подолья - ведь обе стороны сделки стремились таким образом обеспечить стабильность и прогнозируемость восточной торговли.

Одним из главных документов, вышел из канцелярии князей Кориатовичей, был акт предоставления городу Каменец самоуправления, то есть Магдебургского права (1374). Об этом документ историки спорят с середины XIX в., Ведь речь идет о первом на украинских землях акт предоставления городу самоуправления верховным властителем незападной традиции, и не совсем по классическим образцам. И Александр, и Юрий Кориатовичи в своем привилегии, писаному русской канцелярским языком, зиґнорувалы большинство принципов, на которых подобный тип самоуправления распространялся к ним (пример Львова, на который, вероятно, они могли взорувати- ся). То, что документ не содержит упоминания о совете, а лишь определяет пределы городской юрисдикции и предоставляет горожанам 200 ланив6, что было вдвое больше, чем в привилегии Казимира III Львову7, оставляет исследователям истории Каменца-Подольского широкое поле для различных предположений.

Важно подчеркнуть, что предоставление Каменец городского права почти совпало по времени с аналогичным актом князя Владислава Опольского для Галича (19 ноября 1374) 8. И Львов, а также Санок повторные привилегии на городское право получили, соответственно, в 1356 и 1366 рр.9 Перемышль повторно получил его только в 1389 р.10 Еще одним примером является Коломыя. В 1395 город получил герб (коронованную голову орла) и право на проведение еженедельных торгив11. Свидетельством наличия здесь самоуправления, да еще и разделенного по этнически-религиозному признаку, есть упоминание о русского старосты Коломые - Воронка12.

Однако за неимением источников мы не можем дать точный ответ на вопрос - каким образцом пользовались Кориатовичи при предоставлении городу самоуправления? Для кого (всего города или для отдельной общины) они выдали привилегию 1374? И кто реально им пользовался? ужене говоря о том, что же побудило их к этому шагу? Не вдаваясь к дальнейшему рассмотрению этого вопроса, отметим лишь один факт. В течение XV в. каменецкие мещане, решили перейти под городскую юрисдикцию Львова, были исключительно потомками выходцев или выходцами из немецких земель13. Это касается не только Каменца. Например, в городском совете Львова среди лавочников течение 1382-1387 гг. Встречаем Фрича с Смотрича14.

Рассматривая документы, возникшие в течение длительного диархичного правления на Подолье Кориатовичей, попробуем очертить социальную структуру княжеского окружения в указанный период15. Итак, на верхней ступени видим самих князей, братьев Кориатовичей: Юрия, Александра, Константина, Бориса, Федора, Василия (Семен Юрьевич, как вероятный сын Юрия Кориатовича, появляется только раз среди свидетелей документа, выданного представителями старшего поколения). В документах они выступают или паром, или в одиночку. В целом такой способ правления не является чем-то чрезвычайным для того времени. Стоит вспомнить хотя бы правления галицко-волынских князей Андрея и Льва Юрьевичей, которые в документе от 9 августа 1316 свидетельствовали добрососедские отношения с Тевтонским орденом. Титулатуру князей в этом латинском документе представлены так: Andreas et Leo, Dei gratia duces totius Terrae Russuae, Galiciae et Lademiriae (Андрей и Лев, Божьей милостью князья всей Русской, Галицкой и Владимирской земли) 16. Определенным диссонансом по обозначению самих себя в собственных документах выглядит письмо Константина и Бориса Кориатовичей к римскому понтифику Урбана VI с просьбой об учреждении епископства на подвластных им землях. Здесь не так важен текст документа, как титулатура князей - nobilium virorum C [onstantinus] et B [oris] ducum Podolie (благородные володари17 Константин и Борис князья Подолье) 18. Но стоит заметить, что речь идет об обращении к святому престолу, следовательно, здесь могла быть совсем другая традиция составления формуляра.

Далее видим князя, возможно зависимого или близкого сотрудничестваи слабой источниковой базой, как, прежде всего, разночтениями относительно тех же лиц в документах русской и латинской традиции. В частности, последние, которые дошли до нас в поздних копиях (в основном второй половины XVIII в.), Ставят перед исследователями сложные ребусы по определению лиц из окружения Кориатовичей.

Если посмотреть на соседние территории, то, кроме князей (речь идет о русском домен короля26), мы видим те же категории привилегированного слоя. В документе Владислава II Ягайло от 16 октября 1395, которым король предоставил городу Коломне право еженедельного торга и городской герб, встречаем перечень тогдашней шляхты: «... Quocirca vobis omnibus et singulis capitaneus, baronibus, nobilibus, tenutarys, woiewodis ceterisque terre nostre Russie »(« ... К тому же все и по одному старосты, господа, шляхтичи, зем'яни, воеводы всей нашей русской земли ... ») 27. Таким образом, мы видим старост (наместников), бар, бояр или земян, властителей и воевод. Еще одним документом, где видим структуру благородного социума не только Короны Польской, но и Великого княжества Литовского, является известный акт адаптации литовских шляхетских родов в гербовых братств коронной шляхты. Итак, со стороны Короны: «Proinde nos praelati, barones, nobiles et proceres regni Poloniae ...» ( «А также прелаты, господа, шляхта и вассалы Королевства Польского.»), «... nobilibus boyaris terrarum Lithuaniae ... »(« .шляхта, бояре Литовской земли. ")," .baro- num et nobilium terrarum Lithwaniae. »(« .паны и шляхта Литовской земле. ") 28. Хорошим примером мог бы служить вроде билинґвичний документ от 19 октября 1404 о споре между королем Владиславом II Ягайло и Ядвигой и Ельжбе- той Пилецкий по города Шестов и Залесской волости - ведь имеем два документа, скрепленные пергаментной шнурком, один из которых написано на русском языке , а второй - на латыни. Но, к сожалению, в русском варианте отсутствуют определения категорий свидетелей, малопольского дворянства и русского земьянства. Зато латиноязычная версия документа на их означение использует известные нам категории «шляхтичей и земян русской земли» ( «nobiles et terrigene terre Russie») 29.

Из документов, написанных на русском языке, есть такие примеры определения шляхты в зависимости от персонального состава: «.а при том были бояре земяне» (1378), «.иных добрыхъ людии землянъ много было» (1391), «.иных при томь веле добрых велебныхъ шляхетных было» (1414), ".А на то были сведце, Добрыя господа.» (1421) 30.

Итак, неоднородность привилегированного слоя на русских землях в XIV в. выглядела как некий симбиоз. С одной стороны, более иерархизована польский коронная система, состоящая из господ, шляхты и помещиков и строилась по двум признакам - административно-урядницькою и происхождению. С другой, русского и литовского, стороны видим господ, земян и бояр. Если добавить еще и князей, то русско-литовская структура выглядит более сложной по происхождению, ведь князья, как это видно на примере свидетелей из документов Кориатовичей, не всегда принадлежали к роду Гедиминовичей.

Даже несмотря на то, что сотрудники Кориатовичей упоминаются в источниках всего несколько раз, можем сделать вывод о достаточно пестрый их состав. По анализу имен можем увидеть здесь несколько выходцев из западных краев. О таком положении дел на русских землях имеем красноречивое память в документе для Ходка Чемеровича: «.и иныхъ много было при томъ добрыхъ людий: полянъ (выходцев из польских этнических территорий - В.М.) и русы» 31.

Утверждая собственную администрацию на Подолье, Кориатовичи опирались на замковую систему. С этим связаны известные нам из источников замковые воеводы в Каменке, Смотриче, Червоногроди и Язловце. К сожалению, о чиновников других подольских замков нам ничего неизвестно. В данном случае важны предоставления для Немыри на Бакоту и Гринько на Соколец. Эти большие предоставления можно с определенной долей вероятности приравнять к обладанию правительства замкового воеводы, и получили их люди из ближайшего окружения князей Кориатовичей (особенно это касается Гринько и Ной вид:

1374р .: Свидетели акта князей Юрия и Александра Кориатовичей на городское право для Каменца (по копии с 1791 гг.): «A swiadkowie nato. Kamieniecki wojewoda Ostaphy Matwy Malintowicz, y z bratem swoim Semianem; Hrynko czerwonogrodzki wojewoda, Olesko smotrycki wojewoda, Olesko Holodanic, Wasko Kobiac. ... A pisan list w zamku kamienieckim ... Rзk ^. Suprona pisarza kniazego »38.

1374р .: В документе князя Александра Кориатовича для Смотрицких доминиканцев свидетелями является «Гринко панъ староста Подольские, Смотрицкий воевода Рогозка, Прокоп, Семенко Карабчеевский» 39.

1375 г .: Документ князя Александра Кориатовича для краковских купцов (без свидетелей) 40.

1385 г .: Документ князя Константина Кориатовича для краковских купцов (без свидетелей) 41.

1388 г .: Документ князей Константина и Федора Кориатовичей для господина Немыри на Бакоту с деревнями Студениця, Привороття, Подтеремцы, Ходоровцы, Борсукивци, Молодове, Онисимивци, Бронницах, Лядава и Буча. Свидетелями этого документа является «... knjaz 'Semen Juriewic, knjaz' Vasilij Vinnickij, pan Hrynko Sokoleckij, Pavel Slupic, Vysko Tolstyj, Chodko Cemerevic, Vysko Chudyj, Pasko Vasnovic, Adamko Sversckovskij, Bedrysko, Hotart Pec, Francko kniazy pocasyj, Bernart Meskovskij, Michajlo Procevic, Jakus Cietko, Michal Popovic, Lutko Hnievomir, Chodor Verozub, Plomen Skerdo, Pasko Buslovic, Jacko ... »42.

1391 г .: 20 июня в Смотриче князь Федор Кориатович предоставляет своему слуге господину Гринько Соколец с прилегающими селами. Среди свидетелей этого документа «панъ Немыря бакотьскиы, Янушко Скепецьскиы, Михаило Процевичь, Павелъ Ступич, Печь Шюмозкиы, панъ Рогозка, панъ Бедришко, ходоков Верозубъ, панъ вышки Толъстыы, Ходько Чемеревич, панъ Прокопъ, Пашка Васнович. А писалъ листъ княжие писарь Аньдреы Морхына ... »43.

1392 г .: Князь Федор Кориатович предоставляет господину Бедришку четыре села. Свидетелями документа является «pan Niemierza bakocki, p [an] Pawel Stupicza, p [an] Michailo Proezowiez etc. ... A pisal ten list Hreor ... »44.

Из всех упомянутых в документах князей Кориатовичей свидетелей лишь немногие смогли сделать карьеру на Подолье при следующих обладателей этих земель. Среди них господин Бедрих (Бедришко), который в 1392 получил от князя Федора четыре села в Скальскому уезде. Он был выходцем из Силезии и пользовался гербом «Сверчик», из-за чего его потомки именовались Сверчамы (Свирчамы). Появление на Подолье Бедрихов связываем с деятельностью князя Владислава Опольского, а учитывая тот факт, что большинство семей, пользовавшихся упомянутым гербом, происходили из Намысловского и Опольской округ45, это предположение кажется очень правильным. Уже его сын, Николай Бедрих (или просто Бедрих, из-за чего их часто путают и считают одним лицом), получив при Витовтова владения Подольем (1411-1430 гг.) Ряд предоставлений, вышел на первое место среди местного дворянства. Неудивительно, что именно его упомянуто в источниках как первого каменецкого каштеляна (1436 / 1437-1441 гг.) 46. К силезской «диаспоры» можем привлечь еще и его дальнего родственника Адамка Сверчковського и Пашка Бусловича.

Пример Ходка Чемеровича, вероятно шляхтича с Перемышльской земли, где есть село Чемеровичи, и с которым в XV в. связана семья Чемеровский (Чемерсь- ких) 47, довольно интересным, если посмотреть на его участие как важного свидетеля различных актов того времени - от выданных князем Федором Кориатовичам (1391) выданным князем Федором Любартовичем (1411). Следует также упомянуть и о бенефиции от Ягайло и участие в разрешении спора между Ягайло и Ядви- ґою и Эльжбета Пилецкий (1404) 48.

Вероятно, некоторые господа и зем'яни старались не порывать давних отношений с представителями династии Гедиминовичей, но в новых реалиях вынуждены были маневрировать между королем и удельными князьями. Например, господин Ленько Зарубич, староста и жидачевскую воевода князя Федора Любартовича, после 1430 находился среди окружения князя Свидригайло и получил от него ряд сел в Луцкой и Кременецкий волостях (в том числе Олику) 49.

Через частую смену верховных властителей и их представителей, а также учитывая статус Подолья, подобную практику видим во времена Витовта, когда господа из Бучач, упоминавшийся уже Бедришко и другие, были лояльными к великому князю литовскому, но с его смертью быстро сделали выбор в пользу Ягайло.

Учитывая имеющуюся базу источников, можно сделать некоторые выводы. Итак Кориатовичи стремились внедрить привязанную к существующей системе замков административную модель и создать собственную наружную урядницьку иерархию. Об этом свидетельствует наличие старост, замкового воеводы и подчашего. К сожалению, мы не можем четко определить структуру в целом.

Сопоставление указанных в документах Кориатовичей свидетелей с имеющимися источниками второй половины XIV - первой трети XV в. позволяет с определенной долей вероятности увидеть княжеское окружение. Среди ближайших сотрудников диархичнои модели правления Подольем видим сына старшего брата Юрия Кориато- ча - Семена, зависимого от них или сотрудничающих с ними князя Василия Винницкого, местных господ, господ из других русских земель (в частности Перемышльской), пришельцев из польских этнических территорий (о чем свидетельствуют имена и географического прозвища-фамилии). Наличие в этой группе выходцев из Силезии является подтверждением контактов с Владиславом Опольским и его окружением во времена, когда он правил русским доменом короля (1373-1378 гг.).

Итак, можем определить социальную структуру подольской элиты как трехступенчатую, где на высшей ступени вместе с обладателями находятся князья - представители семьи, зависимые или

Загрузка...

Страницы: 1 2 3






Ещё Рефераты по вашей теме

Саул БОРОВОЙ: ЖИЗНЬ РАДИ НАУКИ - Статья
Петлюра КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР УНР в условиях эмиграции: МЕЖДУНАРОДНЫЙ И УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ - Статья
Историко-филологического общества при Новороссийском университете: Основные этапы и НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (1889-1923 гг.) - Статья
Гносеологические ВОЗМОЖНОСТИ публицистика КАК ИСТОРИЧЕСКОГО И историографической ИСТОЧНИКИ (НА ПРИМЕРЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ публицистики 1920-х - начале 1930-х гг.) - Статья
ИВАН ЛУЦЕНКО В УКРАИНСКОМ НАЦИОНАЛЬНОМ РУСИ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX в. - Статья
Ментальные особенности МОДЕРНИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СССР В КОНЦЕ XIX - в первой трети ХХ в. (УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ) - Статья
Древнеисландского саги как источник по исторической географии: ПУТЕШЕСТВИЕ Торвальд КОДРАНССОНА в Святую Землю И ЕГО ПРЕБЫВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РУСИ (НАЧАЛО XI в.) - Статья