Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
В

В.М.Андреев, Н.М.Чермошенцева Андреев Виталий Николаевич - канд. ист. наук, доцент, заведующий кафедрой всемирной истории и историографии Херсонского государственного университета Чермошен- цева Наталья Николаевна - канд. ист. наук, преподаватель кафедры всемирной истории и историографии Херсонского государственного университета.

Саул БОРОВОЙ: ЖИЗНЬ РАДИ НАУКИ

Талантливый советский историк Саул Яковлевич Боровой (1903-1989 гг.) - автор около 200 работ по истории и историографии украинского еврейства, запорожского казачества, украинского-еврейских отношений, экономической истории России и Украины, книговедения и библиотечного дела, архивистикой, пушкинистикы , краеведения и др. Много трудов ученого до сих пор не потеряли своего научного значения.

С.Боровий на историографическому небосклоне XX в. не был «звездой первой величины». Его относим к историкам «второго плана», которые в тени корифеев скромно и добросовестно работают на благо науки, положив на ее алтарь всю свою жизнь. Впрочем, лицо науки определяется не только ее «первыми», «знаковыми», всем известными фигурами, которые находятся на высших ступенях в персональной историографической иерархии. Без историков «второго плана», «звезд второй величины» невозможно понять и понять историографический процесс во всей его многомерности и складности1.

В советской историографии исследователь стал известным благодаря своим историкоекономичним студиям. Его имя систематически встречается в таких академических изданиях, как «Историография истории СССР» 2, «Очерки истории исторической науки в СССР» 3 и др., А монография ученого «Кредит и банки России (середина XVII в. - 1861 г.) »рассматривается как одна из фундаментальных в этой сфере, наряду с трудами И.Ґиндина, П.Лященка, А.Погребинського. В начале 1990-х гг. Внимание ученых привлекли работы ученого по истории еврейского народа на территории Украины. В 1991 г.. Институтом истории Украины НАНУ был опубликован очерк С.Борового, посвященный событиям Холокоста в Одессе. Ввступительной статьи к изданию С.Кульчицкий обратил внимание на эту значительную и неисследованную составляющую научной биографии историка. Впоследствии, кроме предисловий к изданиям, начали появляться и студии, посвященные жизни и творчеству ученого. Одной из первых стала статья Р.Ґанелина, С.Лебедева, Я.Лурье, А.Тартаковського4. Большой вклад в актуализацию и популяризацию научного наследия исследователя сделал его ученик и друг М.Соколянський5. Шире еврейская тематика в творчестве историка была рассмотрена в студиям В.Андреева6. Постепенно имя исследователя возвращается в академическую науку. Так, его фамилия внесена в Российскую еврейской енциклопедии7 и библиографического справочника «Украинские историки XX в.» 8. В последнее время труда С.Борового все чаще используются современными историками. Однако пока не существует ни одного комплексного исследования, в котором было бы осуществлено основательный анализ трудов ученого, методологических основ его творчества, реконструированы биографию.

Формирование личности и профессиональное становление

Саул Яковлевич Боровой родился в зажиточной еврейской семье Одессы 12 ноября 1903 Его предки поселились в этом городе еще в начале XIX в. Мать - Елизавета Давыдовна - принадлежала к так называемым «бродских евреев» (выходцев из города Броды). Это была своеобразная высшая каста, выделялась среди остальных, «обычных», евреев Одессы своим высоким материальным и культурным ривнем9. Она была женщиной образованной, свободно владела немецким и французским языками, увлекалась театром и принимала активное участие в общественной жизни города10. Отец - Яков Аронович - родился в Шклове (Литва). Когда ему исполнилось 14 лет, семья перебралась в Нежин, а затем в Одессу. Впоследствии он стал одним из самых успешных одесских маклеров, накопил немалый капитал и обеспечил безбедное существование своей семье (три сына и дочь) 11. Яков Боровой был старшим сыном в многодетной семье и не смог получить «дипломной» образования. Однако он активно занимался самообразованием, много читал, поддерживал знакомьсятво с деятелями еврейской культуры, был членом еврейских культурных и просветительских организаций, а иногда выступал в роли мецената12.

Дети семьи Боровых имели возможность получить хорошее образование, изучать языки, общаться с представителями интеллектуальной элиты Одессы. Это был своеобразный стиль жизни семьи, через который происходила постоянная трансляция культурно-генетического кода, заложенного в семье еще прадедом-раввином. В кругу семьи всегда обсуждались проблемы еврейской жизни. Активная общественная позиция родителей, участие в культурной жизни Одессы накладывали свой отпечаток на воспитание детей и формирование их личности. Так, старший брат С.Борового - Давид эмигрировал в начале 1920-х гг. В Палестину и впоследствии, уже в Израиле, стал государственным диячем13. Саул Яковлевич, наоборот, никогда не был «активистом». Возможно это связано с тем, что вместе со своей сестрой-близнецом По мере он был самым молодым в семье и их не обременяли обязанностями и большими планами на будущее, предоставляя возможность для саморазвития.

Характерной чертой жизни семьи Боровых была искреннее гостеприимство. Не только по праздникам, но и в пятницу и субботу их дом посещали представители еврейской культурной элиты. Так, близким знакомым отца был выдающийся представитель еврейской общественно-политической мысли того времени Агаде-Гаам (псевдоним Ушера Хуже Ґинцберґа). Летом 1917 на даче в Боровых бывал основатель новой еврейской литературы на идиш М.Мойхер-Сфорим, который провел немало часов в беседах с отцом, братом и молодым Саулом. Частыми гостями были поэт Ш.Черниховський, прозаик, редактор литературно-критических журналов Я.Фихман, литературовед и историк И.Клаузнер. Близким другом Якова Борового был выдающийся писатель-гебраист Г.-Н.Бялик14. Именно среда определило круг интересов будущего ученого. Вероятно именно тогда у него зародилась заинтересованность еврейской тематикой и в течение всей последующей жизни национальные корни всегда давало о себе знать, в том числе и в исторических студиюванниях.

Хорошая домашнее образование и семейная атмосфера обусловили активное полилинґвизм С.Борового, который знал идиш, иврит, русский, украинский, польский, немецкий, английский, французский языки, а также латину15. В первую очередь это было связано с семейной традицией. Уделяя большое внимание изучению идиш и еврейской культурной традиции, родители не закрывали детям доступ и к иноязычным культур. Яков Боровой был убежден, что овладение сыном русского языка является обязательным условием достойного существования в окружающем мире. Так, средний брат С.Борового - Леонид (Лев), стал известным московским филологом, переводчиком из западных языков.

Первой книгой, которую прочитал в детстве С.Боровий, был старый французский детский журнал, а первой публикацией стал русский перевод с иврита статьи Давидсона «Ассимиляция», которая была напечатана в одесском журнале «Еврейская мысль» 16. Первые уроки Торы и древнееврейского языка юному Са улове дал секретарь отца, а в 1913 г. Вместе с братом Леонидом его отдали в коммерческого училища Гохмана17. Это был среднее учебное заведение, где получали образование только евреи. Одновременно С.Боровий увлекся спортом (гребля), уделяя ему много внимания и часу18.

Обучение в училище прервали события 1917 г.. Период между Февральской революцией и окончательной победой советской власти в Одессе отразился в памяти С.Борового как непрерывная череда событий, митингов и шествий. Он часто бывал на подобных собраниях, видел и слышал практически всех политических деятелей, посещавших в те времена Одессу. Это была атмосфера живой истории - революция, гражданская война, постоянные изменения влади19. Именно тогда и проявился его исторический талант. Выступая в роли наблюдателя, он начал собирать революционные листовки, создав большую коллекцию. В дальнейшем она станет основой Основательного научного исследования молодого историка20. Фактически, это была первая попытка изучения и благоустройства подобного вида источников в отечественной историографии21.

Несмотря на бурные исторические подии, С.Боровий и дальше занимался самообразованием. Так, по учебнику для экстернов юноша изучил латынь и в оригинале читал Юлия Цезаря. Одновременно он совершенствовал немецкий и также в оригинале читал Г.Гайне и Й.Ґете. Но наибольшее внимание Саул уделял изучения иврита и тщательно изучал Старый Заповит22.

1920 С.Боровий поступил на юридический факультет Одесского института гуманитарно-общественных наук, который в 1921 году. Был реорганизован в институт народного хозяйства. Обучение в этом вузе мало интересовало будущего ученого. Первым и главным в его жизни стал мир архивов и документов. Однако в 1924 он закончил образование и защитил дипломный проект на тему «Общее учение о регресс в гражданском праве» 23.

Начался новый важный этап в жизни С.Борового - свою деятельность он связал с архивно-библиотечным делом. Уже в 1919 исследователь начинающий бесплатно работал в небольшой библиотеке при Союзе «агентов-евреев». Он даже написал небольшую статью «Заметки еврейского библиотекаря», которая так и не была надрукована24.

Дальнейшее формирование личности и определения сферы научных интересов проходило под влиянием талантливых людей, которых Саул Яковлевич встретил на своем жизненном пути. Одним из них был Ю.Оксман, выдающийся литературовед, специалист по классической русской литературы, известный пушкинист. Кроме того, с его именем связана перестройка архивного дела в Одессе. Юлиан Григорьевич был ректором Одесского археологического института (1921-1923 гг.). К тому времени довольно распространенной среди студентов практикой было обучение в нескольких вузах одновременно. Так и С.Боровий, приобретая высшее образование в институте народного хозяйства, одновременно посещал занятия и в археологическом институте. Слушателями этого заведения были известны в будущем ученые: литературоведы М.П.Алексеев и С.М.Брейтбурґ, историки И.М.Троцький, Е.В.Сказин, Н.Л.Рубинштейн и др.

Именно Ю.Оксман привлек С.Борового к труду в Одесском историческом архиве, при котором былосоздана специальная комиссия по концентрации и изучения историко-революционных материалов. Сюда и приняли молодого исследователя - 1 февраля 1921 он был зачислен на должность члена-корреспондента комисии25. Сотрудники комиссии проводили работу по сбору и описания листовок, плакатов, газет 1917-1921 гг. Каких-либо инструкций и правил по этому поводу не было и новому сотруднику пришлось самостоятельно разрабатывать основные приемы обработки данного вида исторических источников.

Становление историка-специалиста (1920 1930)

Служба в архиве и комиссии открыла большие возможности для научно-исследовательской работы, ведь здесь хранились практически неисследованные материалы по истории Южной Украины, были представлены фонды городской думы, университета и даже жандармерии. Самым интересным был архив Запорожской Сечи, который открыл известный исследователь истории казачества А.Скальковский. За два месяца до своей смерти (1898) он передал этот фонд в архив Новороссийского генерал-ґубернаторства, где тот и оставался почти недоступным для вивчення26.

Некоторое время заместителем председателя ґубернського архива был известный украинский историк М.Слабченко. И хотя С.Боровий не является его учеником, они часто встречались в архивах и библиотеках. Бывал Саул Яковлевич и у него дома. М.Слабченко относился к молодому ученому с симпатией и когда вышла его первая книга, дал ей положительную характеристику27.

Во время работы в архиве сформировались первые научные интересы историка. Постепенно С.Боровий сосредоточил свое внимание на истории еврейского народа на Юге Украины. На основе найденных источников он написал и издал целый ряд исторических и историко-литературных трудов.

В начале 1922 г.. Саул Яковлевич оставил архив. Деятельность комиссии не была регламентированы, ведь в условиях тогдашней суеты ее просто забыли зарегистрировать. Ученому перестали выплачивать заработную плату и он был вынужден уволиться. Через год С.Боровий устроился на службу в Еврейскую академическую библиотеку им. Мэнбри отношения с директором института Ю.Меженком, который одновременно был редактором журнала «Библиологични вести». Началось плодотворное сотрудничество молодого историка с журналом, которое продолжалось до 1931 г.., Когда издательство было закрыто. Именно здесь вышла его статья «Очерки по истории еврейской книги на Украине». Работа посвящена истории еврейской печатного дела и развитию хасидской литературы в Украине. Исследованию молодого ученого дали положительные оценки такие известные ученые, как Ш.Дубнов и М.Балабан31. Кроме того, С.Боровий сотрудничал с еврейским отделом Института белорусской культуры (Минск), Еврейской исторической комиссией при «Евсектори» (Одесса), Одесской комиссией краеведения и Всеукраинской ассоциацией востоковедения (Киев). На заседаниях этих обществ он неоднократно произносил научные доповиди32.

Такая активная деятельность молодого исследователя привлекла внимание научного сообщества. В декабре 1925 г.., По протекции директора библиотеки, С.Борового пригласили на заседание союза распространения просвещения между евреями в России, которое проходило в Ленинграде. Возглавлял эту союз С.Ґинзбурґ - автор многих работ по еврейской истории. Там молодой историк познакомился со многими выдающимися учеными - математиком Я.Перельманом, известным египтологом и гебраиста Ф.Каменецьким, исследователем еврейской истории и этнографии Д.Маґґидом. Тогда же завязалась и многолетняя дружба с психологом Л.Ланденсман (впоследствии Лилия Яковлевна станет доцентом кафедры психологии Одесского государственного университету33). Поездка в Ленинґрада имела и научные последствия. Так, в 1926 в ленинградском сборнике «Еврейская мысль» было опубликовано сразу три статьи вченого34, посвященные различным проблемам еврейской истории, которые демонстрировали широту научных интересов и эрудицию молодого автора.

Впрочем вскоре С.Боровий был вынужден оставить работу в Еврейской академической библиотеке. Дело было в том, что вокруг библиотеки сложился небольшой кружок, в который входили люди, интересующиенассчосанмиосакиа еврейской историей (около десяти человек). На заседаниях кружка С.Боровий часто выступал с докладами. Однако, несмотря на открытость и энтузиазм молодого ученого, его обвинили в узурпации еврейской темы и «прославлении еврейской буржуазии». «Сиґналы» кружковцев были замечены и ученого уволили - пока «по собственному желанию» 35.

В 1926 г.. С.Боровий был принят на работу в Одесскую центральную научную библиотеку на должность ассистента. В том же году при библиотеке открылась аспирантура по библиотековедения, руководил которой директор заведения - С.Рубин - штейн (впоследствии член-корреспондент АН СССР, академик Академии педагогических наук СССР). Именно он предложил молодому человеку поступить в аспирантуру. Итак, в 1926-1929 гг. Аспирант С.Боровий активно занимался разработкой книговедческой и библиографической тематики, много работал в библиотеках и архивах Одессы, Киева, Москвы, Ленинґрада. За период обучения вышла серия его статей по истории книги, библиографии и библиотечного справи36. Успешно окончив аспирантуру, С.Боровий стал единственным в Украине в то время, кто имел научную степень в области библиотечного дела. Его диссертационная работа «Научная библиотека в современных условиях» была издана отдельной книгою37.

Впрочем наиболее важным событием в жизни ученого второй половины 1920-х гг. Можно считать выход в свет одной из лучших его монографий - «Еврейская земледельческая колонизация в старой России. Политика - идеология - быт. По архивным материалам »38. Еще в 1920 г.., Во время работы в архиве, С.Боровий обнаружил комплекс архивных дел, касающихся истории еврейских земледельческих колоний XIX в., Поэтому молодой ученый начал исследования процесса еврейской земледельческой колонизации Южной Украины. Были и внешние обстоятельства пробуждение интереса к колонизационной тематики. Так, после гражданской войны остро встал вопрос трудоустройства еврейских народных масс. Социально-экономические условия, созданные большевистской революцией, оставили еврейскоегородок без средств к существованию. Советская власть пыталась решить этот вопрос, привлекая евреев к земледелию. Для разработки этой проблемы были созданы еврейские общественные организации, во главе которых стояли партийные деятели. Одним из таких партийцев был С.Шапиро. Именно он предложил молодому исследователю написать труд по истории еврейских земледельческих колоний в дореволюционной России и субсидировал издание книги39.

Ценность и значение студии С.Борового заключается в том, что он умело использовал еще не опубликованы архивные данные. Большое количество новых, удачно подобранных и профессионально обработанных архивных источников предоставила возможность автору нарисовать яркую, живую и поучительную картину истории еврейских колоний Юга Украины на начальном, наиболее драматичным этапе их существования.

К работе С.Борового проявил интерес известный российский книгоиздатель М.Сабашников40. По рекомендации историка С.Бахрушина, специалиста по колонизации Сибири, работу было выдано в 1927 (на титульном листе указано 1928). Монография благосклонно встретила критика и она быстро вошла в научный оборот. Однако труд получила больше отзывов за рубежом (США, Польша, Палестина и др.), Чем в СССР. Одним из западных исследователей, дал высокую оценку работе, был польско-еврейский историк Е.Ринґенблюм, а С.Дубнов (известный специалист по истории еврейства) в частном письме к С.Борового писал, что сам факт появления монографии на еврейскую историческую тематику в многих вызывает надежды на дальнейшее научное изучение еврейской истории в СРСР41.

Научная деятельность ученого в 1930 1940-х гг.

После выхода труды по истории еврейской земледельческой колонизации тема истории евреев в Украине Хуи-XIX вв. становится центральной в научных исследованиях С.Борового. К разработке этой проблемы его побудила целый ряд обстоятельств, в том числе неисследованность в исторической науке еврейской проблематики в целом и роли евреев в истории Украины, проблем еврейско-украинских отношений в частности. знанния языков (иврит, идиш) позволяло С.Боровому обратиться к источникам по истории Украины, которые были фактически недоступны для большинства украинских и российских историков. К изучению истории евреев в Украине молодого ученого поощрял и М.Слабченко, который часто подчеркивал, что ждет от него исследований в этом напрямку42. Кроме того, побуждало к дальнейших исследований и то, что историк был интегрированным в научное сообщество исследователей этой проблематики. Он лично был знаком с такими учеными, как Ю.Ґессен, С.Ґинзбурґ, С.Цинберґ, И.Ґалант, И.Кудрявцев, В.Рибинський, Т.Ґейликман и др.

Были обстоятельства, ускорили начало новых исследований С.Борового. Так, однажды в руки историка попал план издательства

Загрузка...

Страницы: 1 2 3 4 5






Ещё Рефераты по вашей теме

Петлюра КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР УНР в условиях эмиграции: МЕЖДУНАРОДНЫЙ И УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ - Статья
Историко-филологического общества при Новороссийском университете: Основные этапы и НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (1889-1923 гг.) - Статья
Гносеологические ВОЗМОЖНОСТИ публицистика КАК ИСТОРИЧЕСКОГО И историографической ИСТОЧНИКИ (НА ПРИМЕРЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ публицистики 1920-х - начале 1930-х гг.) - Статья
ИВАН ЛУЦЕНКО В УКРАИНСКОМ НАЦИОНАЛЬНОМ РУСИ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX в. - Статья
Ментальные особенности МОДЕРНИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СССР В КОНЦЕ XIX - в первой трети ХХ в. (УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ) - Статья
Древнеисландского саги как источник по исторической географии: ПУТЕШЕСТВИЕ Торвальд КОДРАНССОНА в Святую Землю И ЕГО ПРЕБЫВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РУСИ (НАЧАЛО XI в.) - Статья
КОГДА И КАК СОСТОЯЛОСЬ Воссоединение ОБЪЕДИНЕНИЕ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ С УССР - Статья