Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
А

А.Ю.Парфиненко Парфиненко Анатолий Юрьевич - кандидат. ист. наук, доцент кафедры туристического бизнеса Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина.

гносеологических ВОЗМОЖНОСТИ публицистика КАК ИСТОРИЧЕСКОГО И историографической ИСТОЧНИКИ (НА ПРИМЕРЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ публицистики 1920-х - начале 1930-х гг.)

В статье рассматриваются познавательные возможности публицистики как исторического и историографического источника. Анализируется, что именно следует понимать под публицистикой как таковой, освещается понимание публицистики в источниковедении и литературоведении, определяются ее познавательные возможности как источника с учетом литературоведческого доработку. С помощью категории когнитивной лингвистики «образ» на примере образовательной публицистики 1920-х - начале 1930-х годов продемонстрировано историографический потенциал последней.

Важность периодики как исторического источника давно не вызывает сомнения. Публицистика, как один из важнейших жанров периодики, исследовалась еще теоретиками советского источниковедения, хотя рассматривалась лишь как исторический источник и не получила отдельного освещения. В то же время публицистика анализировалась и в литературоведческом среде. Достижения советского литературоведения по этому поводу составляют большой интерес и могут быть экстраполированы в плоскость источниковедения и историографии. Это прежде всего открывает возможность для отнесения публицистики не только к историческим, но и к историографических источников. Следовательно, в данном случае, предлагается проследить понимание публицистики в источниковедении и литературоведении, определить ее познавательные возможности как источника с учетом литературоведческого наследия и продемонстрировать на примере образовательной публицистики 1920-х - начале 1930-х годов историографический потенциал последней.

В советское время исследователи неоднократно подчеркивали, что пресса является «комплексным источником», «хранилищем» других видов джерел1. Такой взгляд на прессу существует и среди современных ученых, которые определяютее как «комплексный, синтетический» материал2, вмещающий самую разнообразную по жанру, происхождению и содержанию информацию (официальные сообщения и документы, законодательные акты, публицистику, письма, хронику, разнообразную информацию (заметки - отчеты, репортажи, интервью и т. д .), объявления, беллетристику, некрологи и т. д.). Считается, что наличие в периодике такого широкого и разновекторного спектра информации делает ее «многоплановым» джерелом3.

В то же время специфичность прессы как источника некоторые исследователи видели не только в сложной структуре, но и в особой информационной функции (разностороннему отображении действительности), разнообразия специфических жанров. В целом информацию периодических изданий предлагалось условно различать по степени близости к событию - на такую, непосредственно и опосредованно отражает действительность, и по соотношению фактического материала и авторского комментария (меры обобщения фактов) - на фактографическую и аналитическую. В связи с этим жанры периодики условно разделяли на информационные, аналитические и художественно-публицистични4.

В то же время в советском источниковедении закрепляется мнение, согласно которому именно публицистика определяет особенность периодики как джерела5. Такое утверждение аргументировалось тем, что значительная часть информации, которая распространяется через периодические издания (например, официальные документы, статистика, отчеты, переписка и т.п.), лишь фрагментарно отражает действительность и, как правило, хранится в архивах. Тогда как публицистика, всесторонне отражая жизнь современности, выступает источником, присущим только для периодических изданий. В этом, считал В.Я.Борщевський, и заключается «особая ценность» периодической печати как исторического джерела6. Но что же в таком случае понимать под публицистикой как таковой?

Интерпретации и толкование понятия «публицистика» поражают своим разнообразием, противоречием мыслей и эмоциональных оценок. Прежде всего заметим, что слово «публицистика» используется как в широком контексте, так и в более узком смыслеэтого слова. В широком контексте под публицистикой понимают все публичные выступления на актуальные общественно-политические темы. То есть, речь идет о все публикации или материалы, попадающие к читателю с помощью средств массовой информации, за исключением произведений, объявлений, официальных документов. В этом смысле, отмечает В.Здоровега, публицистика не является целостным внутренним образованием, хотя и может изучаться как в историческом плане, так и в некоторых теоретических и практических аспектах7.

В узком смысле слова, собственно публицистика, означает особый вид литературного творчества с определенными присущими ему особенностями и внутренними закономерностями. Анализируя публицистику как источник для изучения прошлого, будем придерживаться именно такого «узкого» ее понимания.

Исследование публицистики как исторического, историографического и литературного источника содержится в многочисленных обобщающих трудах по источниковедения и теории публицистики. Подавляющее большинство изданий по обозначенной проблематике относится к советской историографии.

Обобщающие труды по джерелознавства8 раскрывают, главным образом, познавательные возможности периодических изданий как источника, описывают основные приемы работы с данным видом источников, знакомят с его особенностями, жанрово-видовой спецификой и тому подобное.

Освещая принципы и методы источниковедческого анализа прессы, исследователи различали в ней газеты и журналы - не только по оперативности, но и за информативными качествами. В частности, считалось, что информативные качества журнальных публикаций уступают газетным. Объяснялось это тем, что основным жанром общественно-политических журналов есть статья (присущи элементы исследования), тогда как в газетах преобладают информационные жанры (заметка, репортаж, отчет, корреспонденция).

Исходя из этого, М.А.Варшавчик разделял жанры периодики на «повествовательные» источники, к которым относил информативные жанры, и на так называемые «исторические остатки» (публицистические жанры), источники, своим образованием бы самиучаствовали в ходе исторических событий, непосредственно влияли на них9.

В данном случае важно подчеркнуть, что констатируя специфичность публицистических жанров периодики, четкого определения понятию «публицистика» советское источниковедение не дает. Ученые отмечали лишь, что публицистика представляет собой особый вид литературных произведений, трактующих актуальные общественно-политические питання10. При этом специфичность публицистики практически не раскрывалась. Хотя и отмечалось, что, кроме общих принципов источниковедческого анализа прессы, она требует особых приемов. В частности, учета того, что в этом жанре сосуществуют документализм и литературная выдумка, присутствует эмоциональная оценка подий11. В связи с этим подчеркивалось, что желательно определить основные литературные средства, использует автор для раскрытия главной идеи своего твору12.

Заметим также, что довольно часто в некоторых изданиях при характеристике прессы как исторического источника публицистика не упоминалось даже как отдельный жанр периодики13.

Показательно, что, признавая присутствие в публицистике всех основных элементов исследования, отмечая претензии на научность ее выводов, в конце концов, рассматривая ее как «историю современности», исследователи так и не выражали четкой мысли о возможности отнесения ее к цепи не только исторических, но и историографических источников. Скорее это объясняется слабым междисциплинарным связью между источниковедческую исследованиями и наработками в литературоведении по разработке собственно теории публицистики (речь идет фактически об игнорировании выводов литературоведения в этом плане).

Определенные сдвиги в этом направлении происходят только в последнее время. Прежде всего, отметим, что в некоторых работах по источниковедения публицистика рассматривается как отдельный вид исторических источников. Соответственно, предлагаются четкие формулировки понятия «публицистика». В частности, отмечается, что суть публицистики - язык, «направленной к публике, свободная, открытая, личная», пидкреслюеться, что она «может содержать все - от научных аргументов к индивидуальным наблюдений и эмоций» 14.

В то же время отмечается, что публицистика не только является содержательным источником для выяснения каких-то определенных фактов, но и дает возможность изучать общественно-политические настроения, определять уровень зрелости общества, тенденции его развития, выявлять актуальные проблемы. И все же, как и раньше, она рассматривается преимущественно лишь как исторический источник. Отнесение ее к источникам историографического характера в последнее время все чаще предлагается в историографическому среде.

Такой взгляд на публицистику аргументируется тем, что она выступает как непосредственная реакция на событие и вследствие этого представляет собой «историю современности». Отмечается также, что в публицистических работах формируется концепция и определяется авторский взгляд на события, высказывается их оценка. В частности, в монографическом исследовании М.П.Мохначовои уже недвусмысленно говорится о возможности отнесения публицистики к источникам историографического характеру15.

Вопрос об использовании публицистики как историографического источника неоднократно поднимался в работах С.И.Посохова. Соответствующее понимание публицистики был представлен им в докладе на VIII историографических чтениях, состоявшихся в июне 2006г. В Харьковском университете. По мнению С.И.Посохова, вопрос об отнесении публицистики к историографии должен решаться в каждом отдельном случае. «Если нас интересует оценка событий, процесс осмысления прошлого, возможные точки зрения на проблему, то, по нашему мнению, - отмечает он, - публицистика однозначно может быть отнесена к историографических источников» 16.

Возможность использования публицистики как историографического источника будет более очевидной, если обратиться собственно к теории публицистики, которая активно разрабатывалась советскими литературознавцями17. Большое количество исследований по данному вопросу сопровождалась и соответствующим спектром плодотворных мыслей и взглядов относительно понимания публицистики.

Дискусии по этому поводу велись в течение 1950-х - 1960-х годов и только в 1970-х годах нашли воплощение в фундаментальных монографиях. И все же, несмотря на поливариантность интерпретаций, подавляющее большинство исследователей сделала тогда вывод о том, что публицистика является самостоятельной, особой формой творчества, средством отображения дийсности18.

Важно отметить, что, изучая гносеологические аспекты публицистики, ученые обращали внимание не только на жанровые и текстологические особенности, но и неоднократно обращались к разработке ее объекта и предмета, методов и функций. Упор при этом делался на выяснении взаимосвязей публицистики с наукой и искусством. В данном случае, определение таких взаимосвязей позволяет более аргументировано утверждать о возможности использования публицистики как только исторического, но и историографического источника.

Прежде всего, попробуем проследить эти связи на уровне объекта и предмета. Как считает В.Здоровега, объектом публицистики, собственно как науки и искусства, есть реальная общественная действительность во всей ее сложности и взаимосвязях (включая производство, экономику, право, науку, быт, мораль и др.). Относительно предмета (то есть выделенной субъектом с познавательной целью части действительности или ее определенного аспекта) - это, прежде всего, социальные отношения между людьми, социально-политический аспект производственных, экономических, научных, морально-этических, литературных и других явлений життя19. Примерно такого же взгляда придерживаются и другие исследователи.

Исходя из этого продукувалася мнение, что публицистическое произведение содержит в себе два элемента: запечатлен в сознании субъекта специфический предмет и его осмысление, оценку. И если первый выходит из конкретной реальности, то второй - зависит от личности автора. Публицистика имеет не только теоретико-познавательное, но и аксиологическая значение. Она часто интересует нас именно с точки зрения выяснения тех или иных оценок определенных явлений, общественных ценностей с позиции конкретной личности. Следовательно, и в этом плни мы находим аргументы для отнесения публицистики к историографических источников.

Не менее показательны также определение ее функции и метода. Как справедливо отмечает В.В.Ученова, значительная часть методов, которыми пользуется публицист, имеет родство с методами научного исследования. Соответственно, она считает, что можно говорить о научности публицистических выводов. Ведь публицистика содержит относительно истинное отражение действительности. Однако исследовательница не отождествляет публицистику и науку, аргументируя это тем, что знания в системе публицистики не может претендовать на инвариантность, то есть возможность его использования и повторяемость в любых похожих ситуациях20. По ее словам, публицисты обязательно используют методы исследования научной арсенала. Но публицистике также необходимо передавать явления в их непосредственной жизненности. Это значит, считает исследовательница, что, кроме научных средств, публицистика обращается одновременно и к художественных средств освоения действительности. Итак, с этой стороны публицистика не тождественна науке, поскольку знания, она генерирует, не могут достигать степени абстрактности науки.

И все же В.В.Ученова не высказывает никаких сомнений относительно достоверного характера публицистического знания. Разница публицистического и научного знания, по ее мнению, заключается лишь в том, что выводы публицистики могут быть применены к значительно меньшему кругу явищ21.

Заметим, что позиция В.В.Ученовои разделяет немало ученых. В таком же контексте мыслит, например, и А.А.Круглов, который тоже не выражает сомнения в научности публицистических выводов. Он считает, что публицистика использует такие методы и средства разработки темы, которые позволяют как можно убедительнее раскрыть тему22. Это объясняется тем, что публицистика не только фиксирует ту или иную тенденцию исторического развития, но и стремится показать, в форме которых социальных действий и процессов она может и должна оказаться, социальные силы будут ее поддерживать, какие - противодействовать. Итак, стремится дать оценки хода событий ика на Украине »(1922 г.),« Просвещение Донбасса »(1922-1924 гг.),« Советское образование »(1923-1931 гг.),« Советская школа »(1925-1930 гг.),« Рабочий образования » (1924-1925 гг.), «Рабочая образование» (1927-1932 гг.), «Студент революции» (1922-1933 гг.), «Красный путь» (1923-1926 гг.), «путь образования» (19221930 гг.) и др. Информационный потенциал упомянутых журналов были проанализированы автором, главным образом, для выявления публицистических трудов, затрагивающих проблемы ликвидации университетского образования в Украине.

Концептуальные статьи по проблемам реформирования системы образования, как правило, принадлежали руководителям Наркомпроса, которые объясняли преимущества внедряемой в Украине системы образования. Иногда их публикации вызывали большой резонанс среди педагогов и общественности, становились поводом для длительных дискуссий на страницах этих изданий. Вообще дискуссии относительно содержания образовательной политики, направлений образовательного строительства, были для некоторых журналов перманентными.

Главным образом, участники дискуссии придерживались и защищали позиции двух «вражеских» лагерей, сплоченных вокруг Наркомпроса союзных республик - Украины и России. Обе республики имели собственные взгляды относительно путей образовательного строительства, темпов развития страны. Их, так сказать, «официальными» выразителями были журналы, которые издавались Наркомпроса республик - «Путь образования» и «Народное просвещение» соответственно.

Большинство авторов, высказывались из указанных проблем, имели высшее, в том числе университетскую, образование. Некоторые из них имели опыт преподавательской работы, высокий уровень научной подготовки, опыт журналистской деятельности, занимали активную общественную и педагогическую позицию.

Для восприятия в целом основных позиций своих произведений авторы прибегали к сатирическому высмеивание, афористичности характеристик, образности многих сюжетов. Образовательные преобразования освещались ими в тесной связи с общественными явлениями советской жизни и царской России. Противопоставление советского строя капиталистическом, раскрытие сокеальных контрастов довольно часто использовались для объяснения разницы между дореволюционной и советской системами образования. Достаточно распространенным во всех публикациях было использование статистических данных, различных схем и диаграмм. Встречаются и отдельно изданные труды, также имели яркую публицистическую направленность.

Для публицистических произведений самых отъявленных противников «старой» системы образования как таковой и активных критиков «старых» университетов были присущи многочисленные исторические экскурсы-сравнения, организаторские выводы и политические обобщения. В их основу был положен анализ большого количества фактов и событий. Передовые статьи отличались большой полемической обостренностью, концептуальным содержанием и одновременно адаптированностью к массовому читателю. Это достигалось благодаря постоянному использованию определенных коммуникативных формул, которые, очевидно, воспринимались значительной частью общества.

Соответственно, рассматривая упомянутую публицистику как историографический источник, наше внимание было сосредоточено на анализе дискурсивной практики, воплотилась в публицистике 1920-х - начале 1930-х гг. Указанное обстоятельство предполагает выяснение и анализ ключевых слов и выражений публицистов с целью раскрытие смыслов основных идей, фиксации их манифестации на всех стадиях историографического процесса.

Показательно, что жанрово-видовая и содержательная специфика публикаций были похожими для многих авторов, чьи труды содержали концептуальную критику бывших университетов и «старой» системы образования. В определенной степени, например, это касается публикаций наркома образования Г.Ф.Гринька, постоянного заместителя многих наркомов образования Я.П.Ряппа, и численной литературного наследия председателя Наркомпроса М.О.Скрипника. Публицистический доработок последнего только по вопросам культуры, образования и воспитания составляет более 130 публикаций. В данном случае сходство наблюдается не только на тематическом поле, но и на уровне архитектоники текста, идейного содержания, семантических конструкций, образных элементов и т.

Исследование пубос. истории: Учеб. пособие / И.Н.Данилевский, В.В.Кабанов, О.М.Медушевская, М.Ф.Румянцева. - Москва, 1998. - С.6.

2 Источниковедение: Теория. История. Метод. - С.621.

3 Источниковедение истории СССР. - К., 1981. - С.450.

4 Варшавчик МА Источниковедение истории КПСС: Учеб. пособие. - Москва, 1973. - С.297.

5 Борщевский ВЯ. Источниковедение истории СССР (1917-1985). - К., 1985. - С.163.

6 Здоровега В.И. Слово тоже есть дело: Некоторые вопр. теории публицистики. - Москва, 1979. - С.14.

7 Черноморский М.Н. Источниковедение истории СССР (советский период). - Москва, 1966. - 342 с.; Варшавчик МА. Источниковедение истории КПСС. - Москва, 1989. - 224 с.; Пронштейн А.П. Методика исторического источниковедения. - Ростов-на-Дону, 1976. - 497 с.; Копотиенко И.И. Источниковедческий анализ периодической печати Украины. - Днепропетровск, 1978. - 84 с.; Источниковедение истории СССР. - К., 1981. - 496 с.; Борщевский В.Я. Источниковедение истории СССР (1917-1985). - К., 1985. - 232 с.; Источниковедение: Теория. История. Метод; Історичне джерелознавство. - С.488.

8 Варшавчик М. А. Источниковедение истории КПСС. - С.302.

9 Черноморский М.Н. Источниковедение истории СССР. - С.255.

10 Источниковедение истории СССР. - К., 1981. - С.449, 451.

11 Черноморский М.Н. Источниковедение истории СССР. - С.266.

12 Довгопол В.М. Джерелознавство історії Української РСР. - К., 1986. - 238 с.; Стрельський В.І. Джерелознавство історії СРСР: Період імперіалізму: Навч. посіб. - К., 1958. - 480 с. та ін.

13 Источниковедение: Теория. История. Метод. - С.613.

14 Мохначева М.П. Журналистика и историографическая традиция в России 30-70-х гг. XIX в. - Москва, 1999. - 511 с.

15 Посохов С.І. Історіографічні образи:

Загрузка...

Страницы: 1 2