Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Т

Т.М.Евсеева Евсеева Татьяна Николаевна - канд. ист. наук, ст. наук. сотр. отдела истории Украины 20-30-х гг. ХХ в. Института истории Украины НАНУ.

ментальные особенности МОДЕРНИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СССР В КОНЦЕ XIX - в первой трети ХХ в. (УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ)

В предлагаемых очерках характеризуются основные этапы формирования единой политической нации в России / СССР сначала на православной основе, а впоследствии - на немонархического тоталитарных принципах, а также их влияние на ход процессов формирования и сохранения украинской нации и государственности в конце XIX - первой трети XX в.

От самодержавия к тоталитаризму

Применение модернизационных подходов к оценке исторических событий требует прежде всего комплексного исследования общества, сравнение и установление соотношения воздействий инноваций и традиций на развитие общественных явлений во многих плоскостях. На современном этапе каждая отдельная фаза единого процесса модернизации украинского общества «на принципах коммунизма» - политика военного коммунизма, нэп и «социалистическая» реконструкция (коллективизация, индустриализация, массовый политический террор) - довольно основательно исследована отечественными специалистами и зарубежными коллегами. Частично критическому переосмыслению также подвергалась вся система духовной жизни: большевистская украинизация, советизация образования, идеологизация культуры и искусства, церковно-государственные отношения. Однако системного анализа исторического развития украинского общества в настоящее время с точки зрения познавательного инструментария модернизации в отечественной историографии не осуществлено, в частности, потому, что до сих пор недостаточное внимание уделяли комплексному исследованию в контексте истории Украины одного из важнейших и интереснейших общественных феноменов, сопровождающих процессы модернизации, - формирование наций и возникновения национализма в тех или иных его проявлениях. Поэтому из общего исторического контекста выпадала ряд важных общественных явлений, тендЭнке, существенно смещались акценты при определении причинно-следственных связей, наконец, в историческом сознании украинский продолжает господствовать ощущение искусственного «конструирования тяглости с отрывистого и фрагментарного» 1. Недооценка того факта, что индустриальное общество определило пути построения общественных отношений на универсальном политическом принципе национализма (здесь и далее курсив - Т.Е.) - этнические, культурные границы должны совпадать с политическими, то есть государственными - невозможным установление родства и комплексное исследование причинно-следственных связей между политическими системами самодержавия Российской империи и тоталитаризма в СССР, а также их влияния на исторические судьбы Украины и ее граждан. Вне контекста феномена национализма (в данном случае его русского варианта в самодержавной или советской форме) самодержавие и советский тоталитаризм всегда будут восприниматься как совершенно отличные политические системы, разделенные надежным историческим барьером - революцией.

Обстоятельный анализ выбранного периода - от упадка теократии к становлению тоталитаризма - сквозь призму феномена национализма позволяет наблюдать существование формы преемственности, что, пересекая исторические барьеры, продолжает бытия одной формы общественной организации в другой. В данном случае это один из аспектов культуры - религия и церковь. Именно конфессиональная идентификация (в виде сформированных ею в сознании архетипов политической культуры), как особая форма культурной преемственности, пересекает исторический барьер, внешне отделяет самодержавие от тоталитаризма. Издавна в Европе христианство различных конфессий, как надэтнического религия, образовывало пространство, облегчал взаимодействие национальных культур, а в Российской империи единственный православный пространство обеспечивал контроль над ними и облегчал денационализации. Унификация богослужебного языка и практики и универсализация православных концепций легитимации политической власти, а на этой основе - культуры в целом, укрепляли искусственно образованный политиченой связи между частями империи.

Итак, возникает ряд закономерных вопросов: какого характера приобрели взаимодействие и соотношение православной культуры и теократической власти в России в эпоху национализма? Как это сказалось на процессах трансформации политической системы в России / СССР от самодержавия к тоталитаризму? Как указанные трансформации отражались на исторических судьбах украинской нации и украинской государственности с момента интеграции в единый православный пространство империи до окончательного превращения Украины в составляющую Союза Советских Социалистических Республик? Ведь в СССР принцип развития и территориального расширения великой империи был сохранен, хотя и в несколько модернизированном виде. Концепция осуществления Третьего Рима через слияние вселенских церквей Востока и Запада в лоне Русской православной церкви была трансформирована в идею «пришествие Третьего Коммунистического Интернационала» и создание в результате «мировой победы пролетариата ... Интернациональной Советской Социалистической Республики» 2. Фактически, беспристрастный и обстоятельный анализ исторического развития России / СССР в указанный период дает основания утверждать, что марксизм-ленинизм оказался одной из форм универсального политического принципа национализма, а именно - русским национализмом. А не наоборот, как утверждал Б.Андерсон, «национализм оказался для марксистской теории неудобной аномалией» 3. Война с духовенством и церковью, тотальная атеизация общества наряду с введением советизирована культуры и изменением политического принципа легитимации власти, образовали надежную основу для сохранения империи на неправославных немонархического началах и формирования с ее население российской коммунистической нации, в которой не церковь, а партия «освящала» новую культуру и новую общую для имперских земель и народов националистическую государство - СССР со всеми присущими таким государствам чертами до этнических (и классовых) чисток включительно.

Именно в результате наследования основных черт политической культуры теократии коммунистическоеа Россия / СССР осталась единственной многонациональной империей, пережившей катаклизм мировой войны 1914-1918 гг. Зато Европа преодолела кризис принципов западной цивилизации (как соседства «наций-государств») на основе самоопределения наций. Несмотря на высокую вероятность новых межэтнических конфликтов, Версальско-Вашингтонская система впервые в истории попыталась реализовать идею применения международного правового механизма урегулирования конфликтов через Лигу Наций. А какие ценности сумели найти российские коммунисты для того, чтобы радикально заменить традиционные самодержавные основы консолидации политического сообщества - «Бога, царя и отечество» в эпоху становления новых и укрепления давних государств-наций? Или они вообще их искали? На первый взгляд могло показаться, что да. Отсутствие официальных данных о судьбе семьи Романовых снимала подавляющее большинство вопросов о легитимную власть в России. Однако Учредительное собрание, так и не состоялись, и восстановление института Всероссийского патриарха оставляли открытой проблему российской государственности. Поэтому для ликвидации правового пространства Российской империи, кроме тайного убийства царской семьи, надо было ликвидировать и Русскую православную церковь (РПЦ), как духовный, общественно-политический, идеологический институт и часть правосознания и основу теократического политической культуры. Самым удобным средством для этого был, бесспорно, якобинский террор, как «всеобъемлющее и действительно всенародное явление», который будут нести «отряды вооруженных рабочих». Однако на привнесении в общественное сознание и политическую практику «культуры террора» большевистские новации в политической культуре и государственном строительстве заканчиваются. Остальные компоненты политической культуры теократии, что ранее обеспечивали политическое балансирование между российской империей и политической нацией современного типа, большевики довольно органично применили для построения тоталитарного государства. Например:

1) абсолютная власть генерального секретаря коммунистической партии, его подотчетность, полная безнаказанность,«Абсолютная безошибочность» деятельности, выходящие из «глубокого познания законов общественного развития» - император - абсолютный законодатель, источник церковно-государственного права, проверяет себя критериям Божьего суда, имеет тотальную власть;

2) партийный надзор за политическими, общественными и культурными процессами через систему партаппарата, «общественных», «общественных организаций» - Синод, обер-прокурор и его аппарат, православные рабочие организации и политические союза;

3) назначение на должности заместителей функционеров всех уровней так называемых комиссаров - практика, правда, пришла через традиции Великой французской революции из глубокого средневековья, но несмотря на это, принадлежала церкви: инквизитор имел право назначать в другие города своей округа уполномоченных - комисариив, или викариев, которые шпионили за разными лицами, осуществляли аресты и конфискации имущества заподозренных в ереси, допрашивали, пытали их и даже выносили им вироки4;

4) антагонизм между государством и обществом, перманентные конфликты между общественными группами, искусственное формирование категорий лиц, лишенных частично или полностью прав на политическую или экономическую деятельность - «лишенцев» - юридически оформленное прикрепления к определенному вероисповеданию с учетом приоритета РПЦ; преследования несогласных как уголовных преступников;

5) русификация через учреждения образования, культуры и армию, как средство искусственного стирания «грани, отделяющей империю от нации, престол от пролетариата» 5. Русский язык, если перефразировать мысль Б.Андерсон, должна была стать не только звеном между внешней властью и человеком, но и внутренним пространством, которое творят и используют ее носители - российская модель «официального национализма»: юридически зафиксирована преимущество свободного развития великорусского населения империи, ассимиляция им других наций. В этой модели универсальность русского языка одновременно означала универсальность политической системы и сакральность и древность империи, где сферы влияния языка и бюрократии совпадали. Таким образом, царское правительство пыталось «в ответ на массовое распространение национальных движений в Европе (особенно! - Авт.) После 1820-х гг. Сознательно совместить два противоположных политических устройстве: нацию и династическую империю» 6;

6) перемещения номенклатурных кадров на различные партийные или хозяйственные должности и в разные регионы в зависимости от потребностей партии - синодная практика (строго запрещена канонам! - Авт.) Регулярного перемещения епископов с кафедры на кафедру, чтобы предотвратить «сращиванию» епископа с паствой ; система назначения выпускников семинарий в приходе;

7) консолидация сообщества кумулятивными линиями репрессивного типа: влияние на каждую личность независимо от возраста и пола из-за чрезмерной политизации общественной и личной жизни, догматизм, разновидности террора, - любое отклонение в понимании и толковании православных догматов от традиционно-ортодоксального в России каралось как уголовное преступление;

8) праздничные демонстрации с флагами, транспарантами, портретами вождей - крестные ходы с иконами и хоругвями;

9) идея «мировой коммунистической революции» как возможность идеологически консолидировать неправославное и искусственно атеизоване общество. По окончании мировой войны потребность в «защите православных» исчезла: под защитой границ национальных государств они прекрасно справлялись своими силами. Но устойчивая традиция рассматривать международные отношения как чисто российские проблемы, осталась. Привычное понятие «защиты чистоты вселенского православия» органично трансформировалось в отстаивание интересов «мирового пролетариата», а традиционная политическая установка православного сознания - с «особой ответственности церкви за достижения и целостность империи» в «ответственность» за «освобождение мирового пролетариата от гнета мировой буржуазии ». Место идеи развертывания Третьего Рима к «вселенского» масштаба в новейшей «интернациональной» государственной идеологии заняла (с соответствующими атрибутами) идея «пришествие Третьего Коммунистического Интернационала», а писля всемирной коммунистической революции - «основания международной Советской республики» 7. Тот же мировой порядок под российским, но уже коммунистическим, контролем. А традиционные разногласия между «западниками» и «славянофилами» во взглядах на наиболее оптимальное направление начала православной экспансии - на исламский Восток или на католический Запад - в новых исторических обстоятельствах также довольно органично переросли в: 1) подготовку в начале 1920-х гг . взрыва мировой революции в Болгарии и других балканских краинах8; 2) а после поражения упомянутых попыток - «с целью революционизирование Ближнего Востока, юга Европы, а также Севера Африки9 создание на территории Крымского полуострова Крымской АССР; проведение там политики коренизации, чтобы превратить Крым в полноценный «аванпост, крепость мировой революции ..., костер революционного пожара для всего мира» 10;

10) пребывания Украины в составе СССР - основной фактор сохранения единства страны советов. Ведь по экономическим и человеческим потенциалом УССР равнялась всем другим национальным республикам, вместе узятим11 - 1) статус киевских митрополитов: совместно с митрополитами петербургским и московским - постоянные члены Синода; за пределами Российской империи для православных епархий: в Речи Посполитой, приходов в австрийской Галиции, в Закарпатье, в Румынии (Буковине и Бессарабии), в Канаде и США они продолжали оставаться экзархами Вселенского патриарха. Киевские митрополиты никогда не теряли этих прав (непризнанных Московским патриархом в 1686 г.), Хотя и не пользовались ими в течение XVIII - начала ХХ ст.12 Также киевские митрополиты сохраняли за собой достоинство священноархимандритом одной из величайших святынь православного мира - Киево-Печерской лавры. Наличие в ней большого количества канонизированных святых, прославленных нетлением мощей, с экклезиологического стороны предоставляла бы самодостаточности восстановленной национальной поместной православной церкви Украины13. Такой же степени этого качества ей дало бы и сохранено киевскими митроПолить исключительное право первоиерархов поместных церквей - варить и посылать церквям-дочерям святое миро14.2) статус Киевской митрополии, несмотря на ликвидацию территориальной целостности и сведение к положения интегральной части РПЦ, Киевская митрополия оставалась основой сакральной генеалогии Третьего Рима как империи; материальным воплощением нациесозидающему мифа «общерусского единства» - идеологической конструкции, которая способна поглощать или быть поглощенной различными идеологическими образованиями, позволяющие превращать в сознании новой представлений сообщества историю древних династий на коллективное прошлое народа. Другими словами, использование идеологического инструментария, который создали массовые национальные движения в странах Европы, позволяло Романовым хранить династическую власть над огромными многоязычными территориями, накопленными со времен средневековья. Как остроумно заметил Б. Андерсон, «натянуть короткую и жесткую кожу нации на гигантское тело империи» 15.

Итак, коммунистическая Россия / СССР не только полностью унаследовала традиции и стереотипы политической культуры теократии, но и продолжила слияния нации и империи, начатое еще Петром I. Осмелимся утверждать, что и по сей день поколения российских граждан, духовных и политических лидеров России воспитываются на этих традиционных принципах. Гражданское общество или гражданская война (пусть даже в ее ползучей, перманентной и даже порой в архаичной конфессиональной форме) по сей день остаются единственным существенным альтернативой современной российской истории. Кроме того, «украинский вопрос» также является актуальным в российской политике до сих и существенно влияет на межгосударственные отношения Украины и России. Поэтому в контексте политического применения конфессиональной идентификации и различения, исследования общественных явлений, в которых культура переходит в плоскость политического принципа, и сегодня вызывает значительный научный интерес. Естественно, что такая многоаспектная и сложная проблема не может быть освещена в рамках небольшой комплексной научной статьи. С всмотрения на это, автор считает целесообразным коротко охарактеризовать ментальные аспекты в форме ряда отдельных очерков, охватывающих период с конца XIX - первую треть ХХ в. и освещают основные этапы формирования единой политической нации в России / СССР сначала на православной основе, а впоследствии - на немонархического тоталитарных принципах, их влияние на ход процессов формирования и сохранения украинской нации и украинской государственности.

Российский православный мессианизм как базовый архетип политической культуры

создателей «мировой революции»

В современной историографии принято считать, что на формирование принципиальных теоретических основ антирелигиозной политики большевиков повлияло несколько классических факторов: а) враждебен религии и церкви интеллектуальный климат эпохи с конца XIX - начала ХХ в .; б) рожден во времена Просвещения идея возможности создания на научной основе «нового общества» и воспитания «нового человека»; в) атеистический марксизм и г) столетний опыт радикальной борьбы европейской буржуазии с религиею16. Однако, кроме этого, советское государство получила и оригинально использовала богатый теоретический и ментальный наследство политической культуры Российской империи. Это сформированы в синодальный период основные характерные особенности православной «симфонии» властей в России и способ ее реализации в обществе в том числе и в виде правовой традиции и политической культуры. А именно: наиболее приемлемый для сохранения Российской империи механизм передачи и ассимиляции национальных традиций; способ установления долгосрочных связей между обществом и государством для обеспечения лояльности народа по отношению к власти, а также характер саморефлексии и официального идеологического образа империи.

Конструируя свою православную «симфонию», Российское государство в течение синодального периода (1700-1917 гг.) Синтезировала два противоположных по своей сути правовые принципы: теократию и териториализм. Эта конструкция призвана была существенно модернизировать тогдашнее общество, открившы новые перспективы для развития, и способствовать созданию в империи единой политической нации: одно государство, одна церковь (культура). В основу теократии классическая церковная каноническая традиция возлагает концепцию «симфонии» (consonatia) власти. Согласно нормам церковного права, она предусматривает взаимодействие и сосуществование «великих даров Божьих - священства и царства. Первое из них служит делам Божьим, а второе занимается делами человеческими. Оба же происходят из одного источника и украшают жизнь человеческая »17. Реализация идеи «симфонии» в практической политике требовала принципиального признания равнозначности и ровно звучности государственной и церковной власти. Вместе с тем порядок идей церковных должен признаваться политической элитой несколько выше относительно идей государственных. Поэтому государство призвано постоянно совершенствовать свой принцип справедливости (права), беря за образец надправовий принцип - любовь - которым живет церква18.

Принцип территориализма, наоборот, основывается на принципах теории «естественного права» и «общественного договора», заимствованных у европейских мыслителей эпохи Просвещения. Но в России териториализм был воплощен через довольно оригинальную рефлексию основных идей просветителей сквозь призму русского монархизма. Теоретически он может быть сформулирован следующим образом. Абсолют проявляется через «национальную» государство. Поскольку последняя занимает определенные территории, то вполне оправдано «территориальное самоутверждения» государства как единого, безусловного и всеобъемлющего источника полномочий: любых законодательства, деятельности, и творчости19. Такое «клининг» властных функций и полномочий государством, их абсолютизация в ней и создало характерен для России «полицейский» образ жизни. Причем этот российский «полицеизм», метко охарактеризован

Загрузка...

Страницы: 1 2 3 4 5






Ещё Рефераты по вашей теме

Древнеисландского саги как источник по исторической географии: ПУТЕШЕСТВИЕ Торвальд КОДРАНССОНА в Святую Землю И ЕГО ПРЕБЫВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РУСИ (НАЧАЛО XI в.) - Статья
КОГДА И КАК СОСТОЯЛОСЬ Воссоединение ОБЪЕДИНЕНИЕ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ С УССР - Статья
Старообрядцев Бессарабии и их преследование российское правительство в XIX - В НАЧАЛЕ ХХ в. - Статья
ЛЬВОВСКИЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ Петлюра: ВЛИЯНИЕ Галицкого СРЕДЫ НА МОЛОДОГО УКРАИНСКОГО ПОЛИТИКА (НОЯБРЬ 1904 - ДЕКАБРЬ 1905) - Статья
СИМОН Петлюра В ВОСПРИЯТИИ Павла Скоропадского (по воспоминаниям ГЕТМАНА) - Статья
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПАМ 'ЯТКООХОРОННОИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (архитектурного и градостроительного АСПЕКТЫ) - Статья
ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТЕКСТ УКРАИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ этносоциальных ИЗМЕНЕНИЙ В СОСТАВЕ ​​И ПОЛОЖЕНИИ НАСЕЛЕНИЯ ЛЬВОВА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 1940-х гг. - Статья