Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Результаты переписи населения, проведенной 1942 немецкими оккупационными властями в дистрикте Галиция, во Львове проживало 319 606 человек, среди них 83 570 украинский, 172735 поляков, 50000 евреев, 13301 представитель других национальностей2. В период войны численность населения города не была стабильной. Например, в мае 1940 г.. Под наплывом беженцев из Польши количество его жителей достигло 430 тыс. С продвижением фронта на восток происходило уменьшение численности львовян, особенно во время немецкой оккупации в связи с анти еврейской акциею3. На время возвращения с 1944 гг. До Львова советской власти в городе остались фактически только две национальные группы - поляки и украинци4. Согласно отчетам коммунальных служб, направлялись в обкома КП (б) У, на 1 октября 1944 с 154 тыс. Жителей Львова 85 тыс. Были поляками5. Опираясь на опыт 1939, польское население города не мало иллюзий относительно советской власти, видя в ней силу, от которой можно ожидать разве что репресий6. Но его надежды на эмигрантское правительство не оправдались. Единственной реальной силой, которая после отступления немцев несколько дней пыталась контролировать ситуацию в городе, была подпольная Армия краевая (АК). В связи с запретом других политических институтов она стала самым влиятельным фактором, вокруг которого объединялось польское население Львова.

С началом эвакуации немцев из города польские отряды самообороны начали столкновения с регулярными частями вермахта по плану «Буря». Наибольшие бои проходили 21-22 июля 1944 в районе главного вокзала, площади Бема (ныне Ярослава Мудрого), оперного театра, на улицах Ясной (ныне М.Конопницкой) и Кароля Лещинского (ныне братьев Михновских) 7. Фактически на момент вступления во Львов советских войск город было свободно от немцев и значительная его часть контролировалась поляками8. На ратуше развевался польский флаг. Действовали соответствующие органы самоуправления - уездные представительства правительства, польский милиция, осуществлялся подбор кадров для административныхи хозяйственных установ9.

Армия краевая руководствовалась директивами лондонского эмиграционного правительства, с которым поддерживался радиосвязь. В течение 1944-1945 гг. Органы НКГБ обнаружили во Львове 18 радиостанций АК10. Это была разветвленная и структурированная организация. Своим влиянием она охватывала все слои польского общества, имея ячейки в институтах, школах, среди рабочей молодежи. Львовский центр Армии краевой подчинялся штаба Юго-Восточного округа во главе с полковником (позже генералом) В.Филипковським. Округ делился в пределах города на 5 участков, а те - на районы. Сам штаб состоял из 9 отделов: организационного, разведки и контрразведки, оперативного, пропаганды, связи, инженерно-диверсионного, общественного, финансового и господарського11. После прихода советских войск руководство АК заняло выжидательную позицию, удерживая вооруженные подразделения в подполье до выяснения намерений новой власти. Со временем Армия краевая более четко обозначила свою позицию, рассматривая большевиков как военных союзников и политических врагов.

Советская власть сделала попытку осуществить набор среди польского населения в добровольческую дивизию им. Т. Костюшко под командованием З.Берлинґа. Отсутствие желающих обусловила принудительную мобилизацию. Но эти «добровольцы», как указывал один из представителей власти, не могли «понять всю глубину и значение братской помощи, которую оказывает Советский Союз польскому народу" 12. Подавляющее большинство польского населения Львова придерживалась четкой национальной ориентации. В городе происходили митинги. В листовках пропагандировалось лозунг «Львов - польский город». В день католического праздника Всех Святых 1 ноября 1944 около 4 тыс. Польских жителей города с национальными флагами и под лозунгами «сгиб трупом, упадешь Львова, но он будет наш» собрались у мемориала «Львовских орлят» на Личакови13. Митинг продолжался целый день, его участники пели свой гимн и патриотические песни. 30 ноября 1944 на областном совещании интеллигенции области профессор мединститута З.Белинський единственный обратился к участникам собрания польской мовою14. Власти пытались преодолеть негативное отношение к ней польского населения города. С этой целью 6 декабря 1944 Львовский областной комитет КП (б) У созвал собрание интеллигенции. Наряду с демонстрацией внимания к проблемам развития польской культуры советские представители на собрании осудили «наглую вылазку польских националистов» на Лычаковском кладбище. Подытоживая многочисленные речи о дружбе и братстве, первый секретарь Львовского обкома КП (б) У И.Грушецкого отметил, что Львов останется украинским мистом15.

К концу 1945 г.. Корне изменить антисоветские настроения поляков не удавалось. Они отмечали национальные праздники, распространяли листивки16. Во многих высших учебных заведениях преподавание проводилось на трех языках - польском, украинском и русском. Из 700 студентов политехнического института 308 были поляками17. В тех учебных заведениях, где лекции читали на русском или украинском языках, происходили студенческие волнения с требованием выкладывать польською18. Чтобы избежать подобных недоразумений, директор медицинского института Г.Скосогоренко обратился к беспрецедентному шагу. В докладной записке он просил городскую власть учесть польскую традицию и перенести празднование пятидесятилетия учебного заведения с июня на октябрь 1945 р.19

Во Львове активно действовала польская партия национал-демократов (эндеков), которая выдавала еженедельник «Slowo Ройко» (тиражом 300 экземпляров). Редакция располагалась в частном доме Я.Новаковського по ул. Копцовий, 5/4 (теперь ул. Княжеская). В редакционную коллегию входили 12 человек. Все они вместе с заместителем главного редактора З.Флясинським в конце 1945 были арестованы органами НКВД. К августу того же года в городе издавалась газета «Wytrwamy», а к февралю официальный печатный орган Армии краевой - «Рrzebojem» 20. Если учесть, что до конца 1944 советские газеты поступали во Львов только раз в месяц (и то нерегулярно) 21, можно предположить, что подпольная украинская и польская пресса были едва ли не единственным источником сведений в охваченном информационным голодом городе. Попытки советской власти влиять на польское население города через газету «Czerwony Standar», которая пропагандировала лозунг построения социалистической Польши и украинского-советского Львова, успеха не мали22.

Довольно быстро советская власть перестала заигрывать с поляками. Одним из первых мероприятий в этом направлении, разработанных первым секретарем Львовского обкома КП (б) У И.Грушецкого, было издание 3 августа 1944 документа «О мерах в области национальной политики в городе Львове». Смысл его сводился к нескольким основных задач: провести «добровольный» переезд украинского населения с польской территории в Львовскую область; предложить «добровольное» переселение поляков с территории УССР на территорию ПНС и самое важное - провести массовый набор рабочих и интеллигенции из восточных областей Украины для переезда на постоянное место жительства в западные области, особенно в Львив23. Всего из города, по планам советского руководства, должны выселить 24180 польских семей, насчитывавших 85 тыс. Человек, что составляло примерно 55% от общего числа жителей Львова24. В данные подсчеты не входили те из них, которые были лояльно настроены к советской власти, особенно специалисты, задействованные в восстановлении инфраструктуры города. Многие поляки, стремясь избежать выселения, выдавали себя за украинский. В целом переселение проходило очень вяло. Польское население саботировало выезд, надеясь, что Львов все же отойдет к ПНР. На 12 декабря 1944 было переселено только 862 семьи (1510 человек) 25.

Сложным после завершения войны оказалось положение еврейского населения Львова. Вследствие антисемитских акций со стороны немецких властей летом 1944 в городе осталось, по утверждению Я.Хонигсмана, около 800 местных евреив26. Почти такое же количество (1000 человек) представляют и тогдашние подпольные документы ОУН27. Украинский-еврейсьанович в 1949 году. было исключено и только благодаря заступничеству писателя И. Эренбурга восстановлен в университете. Однако 1953 очередной раз исключен в связи с «делом врачей» он получил возможность возобновить учебу только после смерти Й.Сталина32.

В период немецкой оккупации представители украинского этноса доминировали в рабочей среде Львова. С 31 тыс. Работающих в городе украинский наибольшую долю составляла домашняя прислуга (9700), далее шли промышленные рабочие (8600), сторожа (2000), неквалифицированные рабочие (1400). Незначительная часть была занята в кооперативной торговли. Очень малую долю в структуре занятости составляла интеллигенция. Среди Украинский процент безработных был значительно больше, чем среди поляков и евреив33.

Возвращение советской власти в июле 1944 г. Украинское население Львова восприняло с недоверием. Достаточно свежи были воспоминания о 1939 р.34. Часть интеллигенции, прежде всего та, что сотрудничала с Украинским центральным комитетом (УЦК), покинула Львов вместе с немецкими войсками. Город снова погрузился в хаос, очереди и репрессии. Социальные преимущества нового строя чувствовали только новые привилегированные слои городского населення35. Диссонанс усиливало то, что коренные львовяне за короткий отрезок времени могли сравнить несколько государственных систем. И это сравнение было не в пользу советской власти, «лицом» которой в глазах львовян была Красная армия. И хотя отдельные советские подразделения производили целом положительное впечатление - хорошо обмундированные и вооружены они благосклонно (иногда важно) относились к местному населению, уже следующие части, которые прибывали в город, это впечатление приблизили к реальности. Впадал в глаза нехватки достаточного количества оружия и техники, компенсировалось человеческими ресурсами. Часть бойцов ехала на коровах, что оказывало угнетающее впечатление на галичан36. На официальном же уровне господствовали иные настроения. В письме Сталина Хрущев отмечал положительные изменения в настроениях городского населения по советской власти сравнениюс 1939 р.37

Вместе с войсками во Львов прибыла советская администрация и многочисленные отделы НКВД. Первыми мерами ее были: введение комендантского часа, требование к населению сдать огнестрельное оружие, запрет самовольно занимать помещения. Впоследствии появилось обращение к бойцам УПА с требованием сдаться. Подразделения НКВД изначально направили усилия против поляков, проведя несколько акций против украинского подполья на основании польских доносов (для их поощрения при соответствующих комиссариатах были установлены специальные почтовые ящики) 38. Все это указывало на то, что второе возвращение советской власти не будет временным.

В первые послевоенные годы львовяне жили в ожидании новой войны. Такие настроения преобладали тогда не только среди украинских, но и приезжих русскоязычных жителей, даже военных. На смену этому ожиданию, которое истощало психологически, пришла равнодушие, затем - убеждение в нецелесообразности дальнейшей конфронтации с советской властью. В этом сложном выборе одни отказывались от убеждений, идя на откровенное сотрудничество с ней, другие стали частью системы для сохранения себя и своих близких. Однако привить симпатию к новой власти и советских обычаев этим людям так и не удалось. Они замыкались в домашней обстановке, культивируя там язык и традиции края, тем самым отвергая неоднократные попытки превратить возрастающее количество украиноязычных львовян в русифицированных советский народ39.

Главным фактором определения нового социального лицо Львова было изменение структуры городской производственной сферы. До прихода советской власти социальный характер города определяли административные функции. Пытаясь изменить характер его из города чиновников на город рабочих, новая власть начала широкомасштабную индустриализацию. Пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг. Предусматривал «превратить м. Львов в крупный индустриальный центр Украины» 40. Однако воплощение этого плана началось на несколько лет раньше. Еще в 1944 и 1945 в городе произошло укрупнение предприятий и увеличение количества работающих. Если на середину 1944 во Львове насчитывалось 180 промышленных предприятий, на которых работали 7738 робитникив41, то по состоянию на 20 июня 1945 в городе действовало только 130 предприятий, на которых работало 12 372 рабочих и 3974 служащие. Кроме того, в городе работало 91 промышленно-кооперативное предприятие, где были задействованы 3304 рабочих и 748 служащих.

Уже вскоре, согласно отчету секретаря обкома КП (б) У Ф.Горбаня «О преобразовании Львова в крупный индустриальный центр советской Украины», в апреле 1947 в городе насчитывалось 40 150 рабочих. В 1949 г.. Соответствующее население города достигло 46 500 осиб42.

Однако точные масштабы роста численности рабочих в Львове установить трудно, поскольку для советского делопроизводства и статистики были характерны значительные приписки. Пример их четко прослеживается по следующей таблице (заключена по сборнику «Советский Львов ...». - с.341). Динамика роста рабочего населения города, по данным Центрального статистического управления СССР (см. Табл.), Вдвое меньше, чем в упомянутом отчете Ф.Горбаня.

Индустриализация не только меняла этнический состав населения Львова, но и стала весомым фактором его русификации. На работу в город массово направлялись русские или русскоязычные специалисты, которые постепенно меняли лицо Львова. В 1944-1945 гг. Ежемесячно населения города росло за счет приезжих из востока в среднем на 7374 осиб43. 13 апреля 1945 СНК СССР издал постановление «О восстановлении и развитии промышленности, транспорта и городского хозяйства города Львова». Она обязывала частности мобилизовать только в первом полугодии 1945 16 тыс. Человек из числа неработающего населения Украины для работы в промышленности города. Ответственными за выполнение постановления был назначен Н.Шверник (Комитет по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР) и Хрущева (СНК УССР) 44.

В 1946 грамм. Лишь из тогоритории РСФСР во Львовскую прибыли 38780 человек, 1947 - 22470 человек, в 1948 - 12 595 человек. Больше всего россиян прибыло из Москвы, Ленинграда, Курской и Воронежской областей. Кроме этого, во Львов направлялись переселенцы из Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Грузии, Молдовы. Отдельную группу мигрантов составляли выходцы из востока Украины и украинцы-переселенцы из Польщи45.

О концентрацию россиян во Львове свидетельствуют заявления рабочих завода №647 телефонно-телеграфной аппаратуры с требованием не отправлять им украиноязычных газет в связи с незнанием украинского языка. Такие же заявления поступили с заводов паровозоремонтного и №8746. В январе 1951 доля россиян в городе составляла 30,8% по сравнению с 5,5% в 1944 году. Как привилегированная часть общества они работали в сфере судопроизводства, торговли, культуры, транспорта, отчасти промышленности. Но особенно велико было их сосредоточения в области управления. Они имели решающее влияние на формирование кадровой политики47.

В 1946 г.. Русские и евреи составляли более 37% руководителей предприятий и учреждений города, а в 1949 г.. Этот показатель превысил 60% 48. В 1948 г.. Львовская областная партийная организация на 49,1% состояла из русских. Украинцы составляли в ней 37,5%, представители других национальностей - 13,4%. Только в конце 1953 доли украинских и русских сравнялись: первые - 43,4%, другие - 42%, другие - 14,6% 49. Квалифицированные местные кадры оставались незадействованными в области образования. Суммарное количество преподавателей высших учебных заведений Львова на 25 декабря 1944 составила 635 человек, из них - только 122 местные; учителей - 894, из них 252 украинцы (125 галичан). Из всех преподавателей только 460 имели высшее освиту50. Представителей местного населения крайне неохотно привлекали к работе на руководящих должностях.

На предприятиях и в промышленно-кооперативных артелях Львова работали 189 человек из местного населения, из них - только 57 Украинских: 24 директора предприятий, 8 главных инженеров, 5 начальников отдела кадров, 14 голов артелей, 6 свидуючих виробництвом51. Украинцы-галичане фактически занимали руководящих должностей, о чем отмечалось даже в сводках ЦК КП (б) У52. В 1945 г.. В Львовский городской совет, Сталинскую, Железнодорожная, Шевченковской и Красноармейскую районные советы было принято на работу 96 человек из местного населения, из которых только 41 украинец. Все они заняли второстепенные должности инструкторов и инспекторов (87 человек), максимум - заведующих отделами секторив53. Как вспоминал В.Заведнюк, во всех учреждениях, куда он обращался в поисках работы, ему отказывали как представителю местного населения. Отделами кадров в них руководили росияни54. Уже в начале 1950-х гг. Преимущество русского языка в официальной жизни города стала столь значительной, что иногда даже разговор украинском в транспорте расценивалась как провокация55.

Большинство прибывших во Львов характеризовал низкий уровень образования. С 31 секретаря райкома КП (б) У (без городских) только 7 имели высшее освиту56. С востока во Львов переселялись преимущественно малоимущие лица, благодаря переезду и политической конъюнктуре стремились улучшить собственный материальное положение. Образ прибывших отражал письмо ректора Львовского университета И.Билякевича к голове Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР С.Кафтанова с просьбой оказать материальную помощь преподавателям и студентам. Большинство из них (520 человек) были выходцами из восточных областей Украины (местных - только 260). Ректор отмечал, что приезжие студенты и преподаватели отличаются от местных непривлекательным внешним видом и поэтому нуждаются в немедленной помощи. К письму прилагался список из 27 наиболее нуждающихся преподавателей. В список был включен сам ректор, проректоры и заведующие кафедр. Подобное письмо И.Билякевич прислал и заместителю председателя СНК УССР Л.Корнийцю 10 февраля 1945, где уже прямо требовал 1000 комплектов одежды и взуття57. О.Нестайко, тогда студент сельскохозяйственного института, вспоминал, что «... восточники имели в наряде элементы военной одежды, женщины же одевались безвкусно, испистовувалы излишне косметику ... »58.

Как свидетельствуют материалы подполья ОУН, большинство приезжих декларировали себя Украинской, но пользовались, особенно по делам, только на русском языке. Они и заняли руководство предприятиями. Галичан здесь называли «бандитами» и при первой возможности звильняли59. Приезжие были сосредоточены в городах и городках, что становилось весомым фактором влияния на

Загрузка...

Страницы: 1 2 3