Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
В

О.О.Мельникова Мельникова Елена Александровна - д-р ист. наук, профессор, иностранный член Шведской академии имени короля Густава Адольфа, руководитель центра «Восточная Европа в древности и средневековье» Института всеобщей истории Российской академии наук (Москва, Российская Федерация).

РЕНЕССАНС СРЕДНЕВЕКОВЬЯ? РАЗМЫШЛЕНИЯ О мифотворчество В современной исторической науке

Опровергаются наиболее популярные в современной исторической науке и в среде дилетантов мифы. Речь идет о поисках Туром Хейердалом родины норвежцев на Дону, «новую хронологию» А.Фоменко, «Велесовой книге», попытки сделать скандинавов-варягов никому неизвестными славянами из Прибалтики и др. Автор выясняет причины активизации мифотворчества в последнее двадцатилетие.

Удивительное дело - одержимость! С одной стороны, без нее не осуществлялись бы открытие, коренным образом меняли жизнь человечества - от каменного века и до наших дней. Без нее не может быть и настоящего ученого, а также замечательный, но равнодушен ко всему профессионал может остаться всего-навсего ремесленником. С другой стороны, одержимость какой-либо идеей, пусть даже в определенных рамках плодотворной, способна поколебать высокий профессионализм, заставить ученого искренне не видеть фактов, ставящих под сомнение его гипотезу, а в особых случаях - и сознательно замалчивать или искажать их. Что же уже тогда говорить о дилетантов или людей недостаточно знакомых с научной сущностью дела (которая нередко находятся за пределами их собственной профессии), которой они посвящают свои физические силы и энергию. И совсем грустно, когда одержимость идеей, возможно, поначалу и искренняя, поддерживается идеологическими, политическими или и другими конъюнктурными соображениями.

Каждое научное сообщество сталкивается с подобными явлениями и вынуждено так или иначе реагировать на них. Во второй половине 1990-х гг. Историки, филологи, археологи Норвегии были очень обеспокоены Тур Хейердал, знаменитый норвежский путешественник и национальный герой сначала предположил, дальше начал искать емув общественное сознание и вызвало тревогу специалистов, тем более, что среди тех, кто уверовал в «азовской прародину», оказались и чиновники от образования, которые, несмотря на протесты (устные и письменные) ученых, начали обсуждение вопроса, не стоит открытия Т .Хейердала донести до детей, включив соответствующий пассаж в школьные учебники. Проблема была решена естественным образом: Т.Хейердал умер, и ажиотаж быстро утих.

История с «азовской прародиной» норвежцев есть поучительной во многих отношениях. Поиски прародины своего народа - достойное научная задача, и оно может быть поставлен по скандинавских народив7. Однако обращение к ним требует специальных знаний, которыми Т.Хейердал, который не имел ни исторической, ни филологического образования, не обладал. Более того, ему были чужды и методы чисто научного исследования, поэтому, например, различное происхождение слов «ас», «Азия» и «Азов» им просто игнорировалось. Очевидность, простота аргументации воспринимались им и публикой как доказанности, «научность» аргументации. Однако в науке очевидное далеко не всегда бывает истинным. Сколько-нибудь сложная аргументация требует знания предмета, и чем она глубже, тем фундаментальных должны быть знания. Наивное сопоставление созвучных слов (по принципу «народной этимологии»), так характерное для средневековой науки - один из самых очевидных «аргументов». Не случайно, что именно он лег в основу построения Т.Хейердала. Более того, одержимость этой идеей, глубокая и вполне искренняя уверенность в ее справедливости сделали Т.Хейердала совсем глух к доводам своих противников, которым он забрасывал некомпетентность, стремление опорочить его лично и другие злые умыслах.

Подобные ситуации возникают и в шведской, и в американской, и в английском исторической науке. Не исключение и наша страна. Достаточно вспомнить «новую хронологию» А.Т.Фоменко или «Велесовой книге» 8, поколебать веру в которых не могут никакие научные аргументы. Ситуация с «новой хронологии» удивительным образом напоминает«Азовской прародину» Т.Хейердала. Известный математик и, вероятно, любитель истории, А.Т.Фоменко еще в 1970-х гг. Осознал «трагическую ошибку» всех историков (бывших и современных): принято в исторической науке датировки событий античности и средневековья категорически неправильно. По его расчетам, в письменных источниках, которые историки относят к античности, средних веков и нового времени, упоминаются те же астрономические явления: затмения, прохождения комет и др. Итак, хронологическая шкала истории человечества должна быть «свернута», словно складной метр, вследствие чего исторические лица и события разных эпох сливаются воедино. Письменная история человечества, как оказывается, охватывает не 15 000 лет, а всего несколько веков.

Рукопись почти в полторы тысячи страниц с подробным изложением этой теории (мне пришлось его прочитать) был представлен еще в 1970-е годы на суд ученых, категорически осудили и отвергли його9. И только после отмены цензуры "исторические произведения» А.Т.Фоменко и Г.В.Носовського заполонили полки книжных магазинов. Нет сомнений в том, что создателю «новой хронологии» присуща та же одержимость идеей, что и Т.Хейердалови. Он так же искренне верует (по крайней мере, верил в создании своей «теории») в истинность своих выкладок и так же твердо убежден (или был убежден) в некомпетентности или зависти своих оппонентов, которые не смогли увидеть такое очевидное для него, А.Т .Фоменка.

Однако в условиях массового тиражирования "новой хронологии» оказались новые тенденции, существенно изменили характер этого явления. С одной стороны, произошла очевидная коммерциализация идеи, а сама она превратилась в бренд, позволяет многократную «дупликаций» (термин самого А.Т.Фоменко) изданий. С другой, - «новая хронология» идеологизувалася: она начала служить обоснованием приоритета славянских народов, а точнее, русского народа в цивилизационном развитии человечества. Если другие создатели "истинной истории» достигали этого, представляя славянское или русское прошлое более древним, чемоно было на самом деле (например, до вавилонского столпотворения), то наложение хронологических слоев позволило, наоборот, омолодить всемирную историю таким образом, чтобы славянский этногенез совпал по времени с древнейшими цивилизациями мира.

Как и Т.Хейердал, А.Т.Фоменко нашел понимание не у специалистов, а у широкой читательской аудитории. Легкость восприятия и популярность идеи Т.Хейердала во многом объясняются его славой и авторитетом. Но они отражали одну важную и распространенную особенность общественного сознания: определенную недоверчивость и подозрительность не слишком образованного, непривычной к абстрактному мышлению, пусть и компетентной в своей области человека, к высокой науке и к профессиональным ученых, которые образуют определенную эзотерическую касту и говорят не совсем понятной языке. Как и многие другие, Т.Хейердал, обращаясь к массам, противопоставлял их небольшой кучке «консервативных», «неспособных воспринять новые открытия» ученых, обхаживали непосвященных читателей или слушателей, - ведь, принимая предложенную идею, они чувствовали себя причастными к передовым веяниям в науке. Этот же эффект апелляции к широкому читателю, который якобы быстрее разберется в проблеме, чем закосневшие в своих кельях ученые, использовал и А.Т.Фоменко. Но в нашей стране действенность подобной методы несравненно выше, чем в Норвегии: время добровольное и даже исполненное энтузиазма, время вынужденное, неосознанное следование идеологически заданным схемам и догмам советских историков породило в обществе недоверие к отечественной исторической науки уже в советское время, а огульное ее поношение в 1990-е годы привело к ее окончательной дискредитации в глазах значительной части читателей. Последствия не замедлили сказаться: чрезвычайно многочисленны и дилетантские "новые истории" стали невероятно, просто-таки грустно популярными в нашей краини10. И подчеркну еще раз, что «одержимость идеей» как Т.Хейердала, так и А.Т.Фоменко, по крайней мере в начале их «исторических путей», как мне представляется, не был обременена «позаидейнимы» соображениями, - тв были идеи ради идеи в чистом виде.

Другое дело - «Велесова книга» 11. Уже само изготовление фальсификата было актом сознательным, что имел определенные цели. Они четко проявляются в самом содержании фальсификата, выдаваемого за древнейшее документальное свидетельство самой ранней истории и верований восточных славян. Его создатель хотел «исправить», улучшить, сделать более древней истории своего народа, то есть создать некую конструкцию, отличную от той, что возникает на страницах источников, которые дошли до нас. Очевидно, что прошлое восточнославянского мира в том виде, в котором оно отразилось в аутентичных источниках, не устраивало создателя «Велесовой книги», так же, как не устраивает оно и современных ее адептов. Каким же, по мнению создателя фальсификата и его последователей, должен быть начало нашей истории?

Во-первых, героическим. Какие-то мелкие стычки между полянами, древлянами, хазарами и другими варягами - это ли достойное начало Руси ?! Ее история должна начинаться с космических по своему значению событий и вселенских побед.

Во-вторых, моноэтническим. Издавна Русь - это славяне-русичи, которые с незапамятных (мифологических) времен отстаивают свою свободу от враждебного окружения.

Вот оно! В противоположность Т.Хейердалу, создатель «Велесовой книги» заботился не об науку (другое дело, что принципы научного знания, в отличие от обычного, были Т.Хейердалу малознакомые): он преследовал совсем другую, ненаучных цель и был захвачен идеей совсем иного рода - идеологической. Ее можно назвать наивным патриотизмом, к которому (в условиях отрыва от Родины) тяготело много русских эмигрантов.

Патриотические мотивы, сознательно или подсознательно, доминируют и в возрожденном в двухтысячном года антинорманизми, как доминировали они в XVIII в. в полемике Ломоносова с немецкими историками, в середине XIX в. в контексте подъема славянофильства, в середине ХХ в. в условиях сталинской борьбы с космополитизмом. Как возникновения, так и последующие «всплески» антинорманизма были тесно свяни с поворотными моментами в развитии (или насаждении) национального самосознания. Аналогичный идеологический контекст породил борьбу со скандинавами в нашей истории и сейчас.

После распада СССР и разрушения идеологической системы, в рамках которой была сформирована национальное самосознание, опиравшейся на чувства своей (государственной) преимущества и особенности (что было прекрасно выражено в словах: «в советских - собственная гордость»), эти принципы упали , гордиться стало нечем, комплекс победителя изменился комплексом побежденного, старая система ценностей оказалась ложной. Социопсихологическая кризис породил ряд негативных явлений в обществе (типа движения скинхедов) и требовала компенсации на идеологическом уровне. Одним из ответов на это требование стало активное мифотворчество в области ранней истории и распространение этногенетических построений, в которых своему народу предоставлялись функции героического первопроходца, его прошлое превозносилось за счет унижения соседних народов, обозначался внешний враг, чьи происки обусловили нынешнее печальное состояние суспильства13. Компенсаторный характер такого рода мифов делает их привлекательными для масс и прибыльными для их авторов.

Привлекательным оказалось и возрождение анти норманизм - в его «гедеонивському» варианти14, причем не только для широкого читателя, но и для главных идеологов страны, которые пытались найти или создать «национальную идею» в условиях идеологического кризиса. Именно благодаря высокому покровительству задуманная как сугубо научная конференция «Рюриковичи и российская государственность», проведенная в Калининграде в 2002г., Превратилась в начало широкой кампании рекламы антинорманизма в средствах массовой информации15. Эта кампания продолжилась публикациями сборника «Русского исторического общества», монографии В.В.Фомин и статей, иногда в научных, чаще в популярных виданнях16.

Современный «антинорманизм» показывает себя как «единственно верный» научное направление, сам наводит на размышления: «единственно верным» было сталинское учение о языке, Лысенкоское - в биологии и др. В исторической же науке (да и во всех других), как правило, сосуществуют разные взгляды на то же явище17, его различные интерпретации. Если же пристально посмотреть на методы работы «антинорманистов», то оказываются удивительные (и весьма показательны) черты типологического сходства с построениями Т.Хейердала, А.Т.Фоменко, А.Асова и многих других.

Профессионализм исторического и вообще любого научного исследования определяется рядом факторов - неписаных, но общепринятых правил, которые строго придерживаются в научном сообществе, правил, следование которым часто определяется как «наличие школы». Во-первых, исследования всегда основывается на определенной совокупности релевантных источников (исследовательских данных, наблюдений). Репрезентативность и полнота источниковой базы, особенно в тех случаях, когда она (как для ранней истории Древней Руси) очень бедная, является непременным условием профессионального исторического исследования. Во-вторых, «настоящее время, когда почти нельзя ожидать открытия новых первоисточников, роль основного орудия в углублении изучения древней русской истории выпала на долю источниковедческих исследований» 18. Интерпретация источников является одним из важнейших в настоящее время методов получения новой информации, и она должна учитывать всю совокупность текстологичних и содержательных особенностей этих источников. Таким образом, источники и их толкование является непременным и обязательным основой, на которой строится любое научное исследование. В-третьих, любое утверждение требует адекватных доказательств, а конечная построение теории производится с помощью жесткой системы доказательств, в которых невозможны априорные или неаргументированные суждения. Это азы, они известны каждому студенту исторических факультетов.

Обращусь прежде всего к основе основ - к источникам и их интерпретации. Следует отметить, что источники сильно мешают как Т.Хейердалу и А.Т.Фоменко, так и «антинорманисты». А.Т.Фоменко освобождается от них простым образом: объявляет античные и средневековые тексты фальсификатами. А с фальсификатами и роо других древнерусские источники, кроме «Повести временных лет», хотя варяги упоминаются и в Правде Ярослава, и в Киево-Печерском патерике, и в «вопрошания» Кирика ... Поэтому результатом труда автора стала избирательность в привлечении источников, то есть не репрезентативность источников базы.

Автор обращается к «Повести временных лет». Однако и здесь анализа полной выборки упоминаний о варягах (единственно возможный метод в современном исследовании) нет: цитируются в качестве аргумента отдельные пассажи, время происхождения которых, их источники, место в структуре произведения никогда не устанавливаются. Ведь «Повесть временных лет» чрезвычайно сложная по происхождению и составу достопримечательность. Более того, автор полностью игнорирует источниковедческие исследования «Повести» 23, благодаря чему раздел открывается сомнительным утверждением, что «сводчик (sic!) ПВЛ» работал над ней «со второй половины X в начале XII в.» 24 со ссылкой на мнение А. Г.Кузьмин, не была поддержана литописознавцямы и уже поэтому требовала бы дополнительной аргументации. Вступительная же часть ПВЛ почему отнесена к концу X ст.25, хотя ее очевидное позднее происхождение не вызывает сомнений ни у кого из специалистов. Другой вопрос, когда именно она была составлена: в конце XI или в начале XII в., Интенсивно обсуждается литописознавцямы в последние годы.

Впрочем, «Повесть временных лет» не занимает большого места в В.В.Фомин - ей посвящено всего две страницы. Самое важное и главное источник сведений о Руси X - XI вв. для автора - это произведения преимущественно XVI - XVIII вв. (Например, коронографом »С.Кубасова 1626, Белоцерковский универсал Богдана Хмельницкого 1648 и многое другое, вплоть до« Синопсиса »ГГизеля 1674), как исключение - XV вв. Вот здесь он и находит главные аргументы своей концепции. Удивленный читатель может логически спросить: каким образом писатели даже XV, не говоря уже о XVII в., Могли больше и точнее знать о событиях X в., Чем современники тех событий или их ближайшие потомки? У них были ранние источники? Какие? Какого времени? На это дается очень простая и универсальныа ответ: у них в руках была «традиция, освященная временем, имевшая широкое распространение» 26. - Вам понятно, читатель? Но в профессиональном исследовании нужно было бы доказательно обосновать, а не постулировать существование такой традиции (очень и очень сомнительной), а уже потом апеллировать к ней.

Итак, вопрос относительно круга используемых современными «антинорманистами» источников и способов труда с ними представляется ясным: анализ полного корпуса древнейших свидетельств подменяется цитированием отдельных мест очень ограниченного количества ранних текстов, тогда как поздние, вторичные источники априорно принимаются за достоверные и также цитируются без выяснения происхождения и содержания, взятых с них сведений.

антинорманисты во все времена не утруждали себя сложными поисками подобного рода пояснень27. Написано, например, в С.Герберштейна (первая половина XVI в.), Что варяги это и есть вагры - вот и добре28. Это именно то, что нужно поборнику балтийского происхождения варягов. А вот откуда и почему возникло такое представление (что, кстати, опирается на «народную этимологию"), не подлежит обсуждению, так как сразу стало бы понятным «книжное», возникшее в рамках «ренессансных» европейских историографических концепций, основу легенди29. Впрочем, и ученое, и позднее происхождение легенд, например, «августианськои» (как называет ее В.В.Фомин) в «Сказание о князьях Владимирских» 30, не смущает «анти-норманистами»: «существуют факты, подтверждающие такое мнение »(о древности представлений о происхождении из балтийских славян) 31 - вот и все. Таким фактом (единственным!) Называется появление легенды о Гостомысла в летописных сводах 1490-х годов. Но было бы хорошо сначала доказать, что а) легенда о Гостомысла является архаичной (в чем есть большие сомнения), б) она была изначально связана с легендой о приглашении Рюрика и в) если это соединение произошло позже - то когда и почему?

В.В.Фомин показывает, что в XVI-XVII вв. в части представителей отечественной и зарубежной историографии существовало представление о происхождении Рюрика (и варягив) от рода Августа через его потомка Пруса (основано на созвучии рус - прус), который переселился в Прибалтику. Анализ происхождения и бытования этой легенды полезен для характеристики исторической мысли того времени, но никоим образом не может пролить свет

Загрузка...

Страницы: 1 2