Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Д

Д.В.Веденеев, О.Е.Лисенко Веденеев Дмитрий Валерьевич - д-р ист. наук, профессор, заведующий кафедрой оперативного искусства и истории спецслужб Национальной академии Службы безопасности Украины; Лысенко Александр Евгеньевич - д-р ист. наук, профессор, заведующий отделом истории Украины периода Второй мировой войны Института истории Украины НАНУ.

ОРГАНИЗАЦИЯ УКРАИНСКОГО националистов и зарубежных спецслужб (1920-1950-е pp.)

В статье характеризуются контакты ОУН и Бандеры с дипломатическими и специальными службами других государств. Анализируются предпосылки, формы сотрудничества оуновской службы безопасности и спецслужб различных стран в русле реализации военно-политической стратегии украинских самостийницких сил.

В портретной галерее фигур, которые сыграли заметную роль в истории Украины, особое место занимает проводник ОУН Степан Бандера. Вокруг этого контраверсийной фигуры и по сей день идут острые споры, сопровождающиеся разнообразием оценок: от резко негативных до сплошь апологетических. Поскольку еще совсем недавно Бандера был «персоной нон грата» отечественной историографии, настоящее интерес его биографией вполне оправдано.

Вместе с тем современное украинское общество в основной своей массе остается недостаточно готовым к спокойному, незаполитизированная обсуждения таких тем, беспристрастных характеристик, отказа от стереотипов и идеологических ярлыков. Историческая наука оказалась перед необходимостью избрания соответствующих методологических подходов, испытывая при этом значительное давление со стороны различных политических групп. Характеризуя ситуацию в целом, немецкий философ Г.-Г.Гадамер отмечал: «Положение гуманитарных наук в массовую эпоху особенно шаткое, в насквозь организованном обществе каждая группа интересов срабатывает в зависимости от своей экономической и социальной власти. И научное исследование она оценивает по тому, насколько его результаты выгодные вредны ей как власти. Давление интересов экономики и общества - это бремя для науки. Так, наприклад, заинтересованность родины в описании истории может стать особенно современной. Насколько сильно дифференцируется одна и та же историческое событие (курсив наш - Авт.) Среди серьезных исследователей разных национальностей, общеизвестно. Это происходит не через оценку действия, а через внутреннюю принадлежность, которая задает точку зрения. Однако подобные вещи легко меняются, поэтому и стремятся стать на точку зрения, выгодную общественности »1.

Поскольку в украинском обществе существуют различные (часто диаметрально противоположные) оценки феномена украинского освободительного движения в целом и Бандеры в частности, исследователи обречены на то, чтобы, в конце концов, довериться незаангажировано и эмоциональным выводам, а результатам всесторонней, глубокой научной экспертизы. Осознавая, что в ближайшее время эту проблематику не удастся вывести за пределы политического поля, они все же видят возможности и предпосылки для развертывания сугубо научной дискуссии, которая будет вестись в очерченном историко-политологическом дисциплинарном дискурсе. В некоторых предыдущих публикациях авторами предприняты шаги в этом направлении. В данном же материале попробуем раскрыть одну из самых деликатных страниц в деятельности ОУН и выяснить место одного из ее лидеров в контактах с политическими и специальными институтами других государств в 1930-1950-е гг.

Версальский мирный договор 1919 переводил «украинский вопрос» в новую систему координат. Революционные события в Украине, первый опыт создания государства показали не только наличие воли и соответствующих настроений в широких слоях населения, но и его огромный креативный потенциал, максимальной реализации которого повредил крайне неблагоприятное стечение внутренне и внешнеполитических обстоятельств. Решение Совета послов Антанты от 14 марта 1923, которым подтверждался мандат Варшавы на Восточную Галичину, а также установления большевистского режима на «Большой Украине» предельно усложнили борьбу за возрождение суверенного государства.

В этих условиях все, кто оказался за пределами «клуба победителей»,дником посольства этой страны в Париже, кадровым разведчиком Ито и двумя офицерами генштаба Японии. Обсуждались возможности вести разведывательную работу против СССР с позиций украинской диаспоры в Маньчжурии. Результаты консультаций удовлетворили обе сторони7. Отношения между японскими спецслужбами и украинскими националистами в этой стране, где жили более 70 тыс. Политических эмигрантов из бывшей Российской империи, активизировались после выхода в 1927 г.. Меморандума премьер-министра Танаки с рекомендациями по войне против Советского Союза. В начале 1930-х гг. Был разработан план боевых действий Квантунской армии против СССР - «Оцу», который предусматривал широкие разведывательно-подрывные акции.

После создания марионеточного государства Маньчжоу-Го (1931 г..) Р.Ярий отправил туда своих представителей Федорова и таможенников, до 1933 г.. Создали в Харбине «Дальневосточную Сич» и установили контакты с японскими спецслужбами. Третий отдел основанного японцами в 1934-1935 гг. Бюро по делам российских эмигрантов вел учет, подбирал среди остальных кандидатов на разведывательно-диверсионную работу и проводил контрразведывательной деятельности в их среде. «Украинская националистическая община» в Харбине, работая под контролем местного японского разведоргана ( «военной миссии»), отправляла своих членов на специальные курсы с перспективой работы на советской територии8.

В 1934 г.. Японский военный атташе в Стамбуле установил контакт с представителями украинских националистов для сбора информации о СРСР9. Захваченные немцами 1940 документы разведывательного отдела штаба Франции содержали сведения о сотрудничестве со спецслужбами этой страны членов ОУН М.Сциборский и В.Мартинця. В 1935-1937 гг. В ряд европейских стран были командированы представители ОУН (Провода украинских националистов): М.Капустянський (Франция), И.Габрусевич (Италия), Мошинский (Испания), Кентжинський (Финляндия), которые искали взаимопонимание с разведками этих государств, а также Турции и Югославии10.

Накануне Второй мировой войны активизировались усилия спецслужб всех стран, имели собственные интересы в Восточной Европе. Результатом длительных консультаций и сотрудничества разведки ОУН и спецслужб ИИИ рейха стало формирование вооруженных отделов из украинских националистов в составе силовых структур

Германии, а также отработка ими мер по оперативному обеспечению деятельности организации на украинской территории в ходе будущих боевых действий. Полномасштабная подготовка Германии к «похода на Восток» вдохновляла руководство ОУН, которое связывало с началом войны против СССР шанс на завоевание Украиной независимости.

С конца 1930-х гг. Спецслужбы III рейха активизировали работу в контексте будущей войны с СССР. Не последнее место отводилось подготовке благоприятных условий на потенциальном театре военных действий из-за использования тайных методов борьбы. В 1935-1938 гг. Произошло закрепление основных положений разведывательно-подрывной стратегии ( «тотальной войны») нацистской Германии. В частности директива верховного главнокомандования от 7 марта 1938 важную роль в обеспечении боевых действий отводила «невоенным средствам борьбы», масштабным мероприятиям с «внутреннего разложения враждебного народа» без «получение решающей победы над его вооруженными силами». Рекомендовалось активно использовать «националистические и сепаратистские процессы». В сентябре 1939 г.. Создается Главное управление имперской безопасности (РСХА) с управлением внешней разведки. Абвер с октября 1939 разворачивает вдоль границ с Советским Союзом сеть развод органов, половина из которых находилась на их украинскому видтинку11.

разведывательно-подрывная деятельность националистического подполья координировалась с процессом подготовки Германии к войне с СССР. III рейх рассматривался как ведущий союзник, чьи военные успехи создадут предпосылки для построения украинского самостийницкой соборного государства. В июле 1940 Бандера издал указание подполью (изъятую в его курьера Е.СтибАйла) о сборе развод информации в различных регионах Украины и в Литве о вооруженных силах, железнодорожный, автомобильный транспорт для передачи их абвера в обмен на финансовую и военно-техническую пидтримку12. Как заявил арестован советскими органами госбезопасности в 1945 году. Начальник 2-го отдела абвера полковник Е.Штольце, в апреле 1941 г.. Бандера получил 2500000 рейхсмарок на разведывательно-подрывную работу против СССР. При этом была достигнута договоренность об использовании разведывательной сети Организации украинских националистов в интересах немецкого верховного командування13.

Однако ситуация резко изменилась после созыва ОУН (б) 30 июня 1941 во Львове Законодательного собрания западноукраинских земель и провозглашения Акта восстановления Украинского держави14. Это явно не входило в планы Берлина. Директивы частям вермахта по отношению к украинскому населению приписывали воспринимать национальные органы самоуправления лишь как ячейки связи с военной властью. В ответ на акт от 30 июня 1941 и последующие меры ОУН (б) 4 июля немцы арестовали Бандеру. Находясь в заключении в Германии (камера №73 бункера «Целленбаум» концлагеря Заксенхаузен), он в любой момент мог стать жертвой нацистов, как и его братья Александр и Василь15. Однако, осознавая вес этой фигуры в украинском политическом лагере, нацистское руководство решило только изолировать его и не уничтожать физически, поскольку это могло бы привести к негативным последствиям для отношение значительной части украинского населения в Германию.

После отказа удовлетворить требования оккупантов об отмене акта от 30 июня с середины сентября начались массовые аресты сторонников ОУН (б) в Украине и на территории ИИИ рейха (около 1500 человек в октябре 1941). В начале сентября абвер, по указанию В.Канариса, разрывает официальные отношения с бандеровцами, а 16 сентября проходит арест координатора сотрудничества Р.Ярого. Директива полиции безопасности от 25 ноября 1941 предписывает уничтожать Бандеревцив «под видом грабителей». К началу 1942 немцы ликвидировали 15 и бросили в концлагеря 300 руководящих функционеров организации. В 1942-1943 гг. Продолжались репрессии оккупантов против обеих ветвей ОУН как в Украине, так и на территории Германии, Австрии, Польши, Чехословаччини16.

Инструкции подразделений разведки и контрразведки немецких армейских штабов содержали приказы считать «нежелательными лицами украинских политических агентов по движению Бандеры ..., по которым вести наблюдение и в случае проведения политической деятельности арестовывать» 1 ?. 11 июля командование тыла немецкой группы армий «Юг» издало распоряжение о запрете политической деятельности Украинской и направления исключительно в русло «социальной помощи», причем в количественном порядке Украинская полиция не должна была превышать 1% населения, формироваться из проверенных СД лиц и только в исключительных случаях иметь легкое оружие. С 18 сентября немцы окончательно отменили ее, а часть участников, по указанию провода ОУН, перешла к вспомогательной полиции18.

В преследований националистов привлекли и спецслужбы сателлитов Германии - Румынии и Угорщини19. В ответ начался переход бандеровцев к антинемецкого подполье. В начале сентября 1941 вышли указания краевого провода ОУН в Галиции, которые предупреждали об опасности репрессий за участие в провозглашении украинской государственности. Документ призывал к пассивному сопротивлению оккупантам, создание организационной сети, которая бы охватывала все населенные пункты, предприятия, общественные объединения. Сотрудничество с гестапо приравнивалась к «национальной измены» и имела наказываться смертю20.

В дальнейшем вследствие изменения военно-стратегической ситуации в течение 1943-1945 гг. Все большую заинтересованность у немцев и их союзников вызывают военно-организационные и разведывательно-диверсионные возможности антисоветски настроенной Украинской повстанческой армии (УПА). В свою очередь подготовка к масштабному противоборства со сталинским режимом объективно подталкивала провод Организациии дали советские партизаны, «у них беда - нет оружия и боеприпасов». Убийцы готовы были десятки километров преследовать группу партизан, если и имела хотя бы один-два автомата. Случалось, что часть повстанцев вооружалась деревянными макетами винтовок, устройствами, которые имитировали звук пострилив24.

Таким образом, путем сотрудничества с немцами в определенной степени было решено эту насущную проблему. К концу августа 1944 еженедельно в УПА направлялось 3-4 грузовика с оружием и боеприпасами. При отступлении только в лесах Галичины немцы заложили 40 складов вооружения. Отдельные такие хранилища находили по крайней мере до 1949 г.. Всего повстанцы получили (без учета разоружения ими отдельных подразделений вермахта) 10 тыс. Пулеметов, 50 тыс. Автоматов и винтовок, сотни минометов, другое вооружение, а также радиостанции для связи с нимцями25. Для сравнения: среди трофеев советской стороны в противоборстве с ОУН и УПА за 1944-1955 гг. Насчитывалось 595 минометов, 77 огнеметов, 358 противотанковых ружей, 844 станковых и 8327 ручных пулеметов, 26 тыс. Автоматов, 72 тыс. Гвинтивок26.

Правда, приведенные эпизоды нельзя связывать лично с С. Бандерой. Ведь он непосредственно не влияет на руководство повстанческо-подпольным движением в Западной Украине. Другое дело, что спецслужбы III рейха пытались использовать возможности этого движения до последних месяцев и недель своего существования. Радиоигра советской контрразведки с конца 1944 с помощью подставных радиостанций «Тризуб» (Житомир) и «Антенна» (Львов) позволила установить, что немцы не оставляют попыток наладить связь с подпольем УПА и Армии краевой (АК) для дальнейшей совместной работы . На Станиславщине забросили специальную группу под руководством эмиссара провода ОУН (б) Ю.Лопатинського и капитана немецкой разведки Кирни. Вместе с ней был десантирован оружие, взрывчатку и радиостанции. В начале 1945 эмиссары вернулись полученным от Украинской повстанческой армии разведывательными данными. Об их ценности свидетельствовало награждения Кирни лицаРСК крестом с диамантами27.

Другие руководители ОУН (б) - Я.Стецько, В.Стахив, И.Гриньох - также стремились использовать создания гитлеровцами диверсионно-террористической организации «Вервольф» для обустройства материальной базы антисоветской повстанческой борьбы в лесных массивах Баварии и Богемии. Советские спецслужбы перехватили письмо Я.Стецько к командующему УПА Шухевича, в котором отмечалось, что 24 апреля 1945 на западе Чехии под удар советских штурмовиков попала колонна машин с боевиками, оружием и имуществом специального назначения для закладки баз28.

Судя объективно, была обоюдная заинтересованность сторон в таких контактах. С приближением фронта к границам Германии возросла роль стратегии «малой войны» ( «кляйнкриґ»), которая предусматривала активизацию розвидувальнопидривних мероприятий в тылу советских войск. 12 февраля 1944 в составе Главного управления имперской безопасности создается восьмой управления (для организации «пятой колонны» в тылу противника). Задача подрывной деятельности против Красной армии обсуждались на совещании под Берлином в апреле того же года между руководителем тайных операций вермахта О.Скорцени и лидеру Организации украинских националистов С.Бандерой и Я.Стецьком29.

Именно тогда в течение непродолжительного времени освобожден немцами Бандера подключился к контактам между спецслужбами ОУН и Германии. Пленный сотрудник абвера З.Мюллер сообщал: Главное управление имперской безопасности освободило Степана Бандеру, который прибыл в распоряжение абверкоманды-202 в Краков и лично инструктировал подготовленную агентуру, которая направлялась для связи в штаб УПА.

Следует иметь в виду и то обстоятельство, что прагматичный подход к боевым и специальных возможностей Украинской повстанческой армии, попытки использовать их против СССР обнаружили и тогдашние союзники Москвы по антигитлеровской коалиции. Так, член ОУН (м) Я.Кравчук, находясь на связи у одного из руководителей абвера Ю.Лазарека, получил от него задание подыскать авторитетнуючеловека - посредника в переговорах с УПА. Я.Кравчук встретился в Холме с митрополитом Иларионом (И. Огиенко), и тот согласился на это, сообщив, что сотрудничество с Украинской повстанческой армией уже налаживают английские спецслужбы. Повстанцам сбрасывали с самолетов оружие, а представитель Интеллидженс-сервис при главной команде УПА пресвитер Л.Бучак склонял ее командиров к примирению с АК для общей борьбы против СРСР30.

Признавая факты ситуативного сотрудничества националистического движения и лично Бандеры с Германией, стоит задуматься, были такие факты уникальными для эпохи Второй мировой войны, которыми оказались масштабы этого сотрудничества и его последствия на фоне аналогичных процессов указанного периода?

Так, без внимания критиков «предательской политики украинских буржуазных националистов» остается весьма своеобразная позиция, которую занимали ведущие государства Запада в отношениях с гитлеровским режимом в 1933-1940 гг. Вспомним бездействие Франции и Великобритании при вводе немецких войск в Рейнской области ( 1936), аншлюса Австрии (1938 г.), оккупации вполне обороноспособной Чехословакии, которая надеялась на международные гарантии по Мюнхенским соглашением того же года. Не было предоставлено военной помощи и Польши после немецкого нападения на нее. Многими вопросительными знаками обозначена «странная война» 1939-1940 гг., Когда более 100 французских дивизий имели все возможности отбросить 5 немецких, что им противостояли. Ведь остальные войск, все бронетанковые силы и авиация Германии были задействованы в Польщи31.

Ничем, кроме спрямовуванням агрессии на восток, нельзя объяснить и блокировки процессов формирования системы коллективной безопасности в предвоенной Европе, роковое для самих стран Запада игнорирование неоднократных тайных предупреждений со стороны оппозиционных Гитлера руководителей военной разведки (абвера) о предстоящем нападении на Францию, десантную операцию в Норвегии и тому подобное. Показательно, что Великобритания во время тайного согласования позиций союзников перед Нюрнбергскимм процессом отнесла в перечень «неприкасаемых» для обсуждения тем свою довоенную политику и Мюнхенский сговор зокрема32. Достаточно описан в специальных исследованиях огромный объем финансовых вливаний западных корпораций в военно-промышленный комплекс Германии, поставки через третьи страны стратегических материалов на протяжении всей Второй мировой войны.

В отечественной исторической литературе подробно раскрыто и ход «стратегического партнерства» СССР с нацистской Германией в 1939-1941 гг., Включавшее геополитический, экономический, военно-технический аспекты и даже координации усилий спецслужб. Трудно не согласиться, что удельный вес содействие ИИИ рейха со стороны украинских националистов на фоне приведенных обстоятельств жалкая. Тем более, как минимум, лицемерно ставить националистов и персонально Бандеру, забывая о катастрофических для человечества последствия попыток заигрывания или «умиротворения» агрессоров со стороны великих держав.

Кроме того, неправомерно вырывать факты сотрудничества ОУН и УПА из общего контекста действий других тогдашних национально-освободительных или антиколониальных движений. В истории Второй мировой войны были весьма распространенными контакты национал-патриотических и антиколониальных сил стран Азии с агрессивными государствами в целях борьбы против метрополий. Известно о

Загрузка...

Страницы: 1 2 3