Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
И

И.М.Гридина Гридина Ирина Николаевна - канд. ист. наук, доцент кафедры истории Украины Донецкого национального университета.

E-mail: irina_gridina@mail.ru

Влияние нацистской пропаганды на духовную жизнь НАСЕЛЕНИЯ УКРАИНЫ (ТЕХНОЛОГИИ, МЕХАНИЗМЫ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ)

В статье выясняются результаты влияния на духовную жизнь гражданского населения Украины нацистской пропаганды. Определяются механизмы и средства идеологически-психологической обработки различных категорий украинского народа и его обратная реакция на эти мероприятия. Анализируются причины провала пропагандистских акций нацистской власти.

Пропаганда является основным средством манипулятивного воздействия на массы. К началу Второй мировой войны публицисты и пропагандисты всех стран придерживались одной мысли, что она будет играть в войне решающую роль1. Действительно, именно тогда в борьбе за души советского народа столкнулись две мощные пропагандистские машины - большевистского СССР и нацистской Германии. Победа в этой идеологической борьбе, которая была залогом общей победы, зависела от многих факторов и в первую очередь от человеческого. Населения оккупированной Украины стало объектом целенаправленной идеологически-психологической обработки - гарантии духовного подчинения. Но в целом эта тщательно подготовленная акция провалилась.

Данная проблема уже давно нарушается радянськими2, витчизняними3 и российскими историками4. Но, как правило, исследуются формы и методы агитационно-пропагандистской кампании5. Более детальном и комплексном изучению соответствующей деятельности органов немецкой оккупационной власти среди населения Украины посвящены работы М.В.Михайлюк6. Однако вне поля зрения исследователей остается серьезная проблема - обратная сторона влияния нацистской пропаганды на гражданское население - то есть реакция последнего на нее, особенности ее восприятия различными категориями населения в различных регионах. А именно это является конечной целью, результатом - положительным или отрицательным какой - либо информацийно-психологической войны. Целью данной статьи является особенности восприятия гражданским населением оккупированной Украины гитлеровской пропаганды вообще, ее влияние на отношение людей к «нового порядка» и, в конце концов, на их духовную жизнь.

В начале лета 1942 г.. Нацистам удалось захватить значительную территорию СССР. В их планы входило полное подчинение оккупационной власти местного населения. Важнейшая роль в этом отводилась пропагандистскому аппарату, который должен был показать неотвратимость разгрома Красной армии и гибели СССР, сломить волю к борьбе у советских граждан, фактически превратить их в безмолвную, покорную массу. Гитлеровской пропаганде надо было охватить огромную территорию, где до войны проживало 45% населения Советского Союза, а в период оккупации, даже с учетом широкомасштабной эвакуации, его здесь находилось не менее 70 млн человек.

К началу Второй мировой войны нацистская Германия сделала все возможное, чтобы вести психологическую войну по-новому, не повторяя ошибок прошлого. Гитлеровцы, во-первых, добились высоких результатов в согласовании по времени политических, пропагандистских и военных усилий. Во-вторых, последние широко применяли рекомендации научной психологии для достижения своих целей. В-третьих, они создали хорошо подготовлен и широко разветвленный аппарат для психологических операций, который насчитывал до момента вторжения в СССР 19 рот пропаганды: двенадцатый сухопутных войсках, четвёртый военно-воздушных силах, 3 роты - в военно-морских силах, а, кроме того, 6 взводов военных корреспондентов СС. Для работы с местным советским населением каждая из трех групп армий (Север, Центр, Юг) имела специальный батальон, который занимался изданием газет на языках народов оккупированных территорий, ведением пропаганды через захваченные радиостанции, показом кинофильмов. К апрелю 1943 количество этих подразделений вермахта достигла 15 тыс. Осиб7. Идеологическим фундаментом психологической войны против СССР стали установки Й.Ґеббельса, которые он изложилданный оптимизм, украшение действительности, попытки поддержать довоенные пропагандистские мифы определенной степени дезориентировали общественное сознание. Искажения и умолчания, которые допускали в своих заявлениях высшие руководители, их несоответствие действительности подрывали веру в их непогрешимости и проницательность, порождали слухи, заставляли переосмысливать, казалось бы, незыблемые идеалы, ценности и тому подобное. Так, житель Киева, рабочий О.Лошенцев в начале августа 1941 заявлял: «Вот наступили времена так времена. Все перевернулось вверх дном. Нет ничего ясного, один - в одну сторону, другой - в другую. Само правительство растерялся и подозревает друг друга в измене, а Ворошилов грызется со Сталиным »11. Житель Киева П.Шиндирей с возмущением доказывал: «Нашим газетам верить нельзя. Пишут, что мы наносим крупных поражений немцам, что фронт проходит в белоцерковском направлении. В действительности же немцы под Киевом »12. «Я не верю нашим газетам и радиопередач, освещающих наши победы над врагом, когда немцам сдали крупные города - Смоленск, Кировоград, скоро сдадут Киев и Москву», - заявлял рабочий фабрики «Киев-волокно» В.Левицький13.

Можно утверждать, что в начале войны население, попавшее в трагические реалии, связанные с резким ухудшением уровня жизни, гибелью родных и близких, разрушениями, потерей кормильцев, ушедших на фронт, переживало социальную травму, важной составляющей которой была кризис духа и доверия к советской власти.

Особенной была ситуация на западноукраинских землях, которые были присоединены к УССР только за два года до начала войны, и где советская власть не чувствовала себя достаточно уверенно. Люди, которые проживали на этой территории, привыкли к рыночным отношениям в экономике. В менталитете подавляющего числа населения - крестьянства - преобладали единолично-собственнические настроения, которые стали одной из главных преград на пути к воплощению в жизнь советской модели социализма с ее большими коллективными хозяйствами и национализацией земли. Широкое распространение религиозных взглядовбыло еще одной характерной особенностью духовной жизни западно населения. Итак, советизация, которая часто приобретала грубых форм, нашла здесь много противников. Все это серьезно повлияло на в целом позитивное отношение западноукраинского населения до прихода немецких войск.

При таких условиях широкомасштабные пропагандистские акции гитлеровской Германии в оккупированных регионах в начале войны находили благоприятную почву. Во-первых, эта пропаганда в условиях информационной изолированности оккупированного населения вызвала естественную заинтересованность. Во-вторых, идеологической обработке населения Украины правящие круги Германии придавали особое значение, основания рассчитывая на антисоветские и антибольшевистские настроения. Так, в директиве для вермахта «Об отношении войск в украинском» отмечалось: «Украинцы с их плодородной, богатой полезными ископаемыми землей являются ценными союзниками в борьбе против большевизма. Украинский народ видит в Германии своего освободителя от коммунистического господства и в основной своей массе настроен антисоветски »14. В инструкции для вермахта приводились исторические параллели с Первой мировой войной, «когда немецкая армия, призвана народным правительством, впервые вступила в Украине, чтобы защитить страну от московского империализма» 15. Немецким войскам разъяснялось, что за годы большевистского господства зажиточное украинское крестьянство превратилось в захудалый сельский пролетариат и поэтому большинство местного населения видит в солдате вермахта, «который спустя 23 года после окончания мировой войны вновь вступил на украинскую землю», освободителя от духовной и экономической пригничення16. Такие выводы были небезосновательны. Ведь в начале войны среди украинского населения наряду с патриотическими было достаточно и антисоветских настроений, о чем, например, свидетельствовали спецдонесение УНКВД по Киевской области. «Гитлер победит. Он уничтожит эту красную заразу, с лица земли сотрет. Только нам это терпеть », - уверял некий Нирод, происхождением из дворян17. «Раньше, [если] человек шел на войну, то она защищала свое имущество, выступала за свою веру, за царя, а теперь у человека все отобрали и она должна класть свою голову наших правителей бандитов», - сокрушалась жительница Черкасс И. Грушевська18. «Нет у нашего народа такого настроения, чтобы дать отпор плохом немцу. Много недовольных есть, особенно среди крестьян. Дали бы землю крестьянам в собственность, как раньше, так знал он тогда, что защищать. Я думаю, что здесь наше правительство здорово пропустил », - объяснял ситуацию колхозник Ю.Корсак19.

О призывов к национальным чувствам населения свидетельствовал тот факт, что из 140 новых газет, которые начали выходить в оккупированных советских районах девяти языках, 60 были украинский (на немецком - 7, эстонском - 15 латвийской - 21 литовской - 11 , польской - 1, белорусской - 6, на русском - 18 татарском - 1) 20.

Гитлеровская пропаганда использовала для воздействия на население такие сюжеты - восхваление побед вермахта и немецкого образа жизни, критику советского строя, пропаганду достижений нацистской власти и установленного ею «нового строя». Большое внимание уделялось в частности «еврейском» и национальном вопросом. Так, учитывая то, что население было свидетелем быстрого продвижения немецкой армии и в определенной степени дезориентированное в событиях на фронте, гитлеровцы строили свою пропаганду так, чтобы она поражала и не давала возможности опомниться, вызвала бы панику и уныние в собственных силах. Вражеская пропаганда всячески преподносила первые военные успехи вермахта, убеждала население оккупированных районов в том, что Красной армии уже не существует, советского правительства нет, а это означает. Нацисты официально сообщали о взятии городов, в которых их армия так никогда и не приблизилась, о бегстве Сталина то в Северную Америку, то в Аргентине, о параде немецких войск в Ленинґради, вступление их в Москву тощо21. Подобная пропаганда была рассчитана на «молниеносную войну» - быстрый разгром Красной армии и достижения победы еще в 1941 Гитлеровцы надеялись, что не успеет еще население оккупированных районов опомниться, как война будет уже закончено и завоевателям нечего будет опасаться, что их разоблачат.

В условиях дефицита достоверной информации значительную роль в пропагандистской борьбе играли сплетни, которые распространяли обе стороны. Так, например, в Богуславской районе Киевской области были распространены слухи о том, что во время отступления из Киева Красная армия отравила воду, в связи с чем там бурлит чума. В том же районе разбрасывались листовки, в которых указывалось о сдаче в плен сына И.Сталина. «Если сын Сталина сдался в плен, значит, немцы победят и с ними воевать не следует», - высказывались селяни22.

Однако провал блицкриґу, разгром вермахта под Москвой и наступление Красной армии зимой 1941-1942 гг. Спутали карты нацистских пропагандистов. От попытки повлиять на население наскоком они перешли к своеобразной осады - до методической, ежедневной, упорной обработки мозгов народа. им нужно было убедить население в том, что Красная армия никогда не вернется и победа Германии близка, следовательно, следует воспринимать новый режим. Еще одной задачей пропаганды было расхваливание «нового строя», объяснение временных трудностей и жестоких мер в отношении населения военным положением и нежеланием большевиков прекратить «бессмысленное сопротивление», действиями партизан и т.п.23

Пытаясь убедить население, что «новый порядок» - это просто таки рай на земле, оккупационные радио, газеты, журналы в ярких красках расписывали богатую жизнь немецких рабочих и крестьян, лучшую передовую промышленность и европейское культурное сельское хозяйство, богатые города и села Германии. Все это иллюстрировалось большим количеством фотографий, «утверждениям очевидцев», которые якобы ездили в Германию на специальные экскурсии и др. С этой целью выдавался специальный журнал «Современная Германия» с прекрасными фотографиями и лаконичными подписями под ними24.

массированной пропагандой оккупационная власть преследовала еще одно изавдання - вербовка молодежи на работу в рейха. Известно, что на определенном этапе это сыграло роль - люди ехали туда добровольно. Однако сразу после получения известий о «немецком рай», умело использовала советская контрпропаганда, эти акции превратились в принудительные, став еще одним фактором недоверия к новой власти.

Как уже было отмечено выше, на оккупированных территориях выдавалась большое количество газет на языках народов СССР, был создан ряд издательских центров. Большинство литературы выпускалась в Германии. Главным образом это были брошюры, плакаты, открытки, а также некоторые периодические издания, требовали высокого полиграфического качества (например, иллюстрированные, на хорошей бумаге русскоязычные журналы «Современная Германия», «Новая жизнь») 25. Новые издательские центры были созданы в Риге, Смоленске, Минске, Киеве, Харькове и других городах. Здесь печатались листовки, газеты, брошюры, журналы. Во всех оккупированных бывших республиканских, областных и части районных центров было налажено печать газет26.

Общее количество литературы, которую выдавали гитлеровцы для населения занятых регионов, была чрезвычайно велика. Она распространялась не только в крупных и маленьких городах, но и в селах, старосты которых должны были собирать народ и читать ему сообщение немецкого командования, газеты и тому подобное. Специальные агитфургоны развозили литературу, в городах ее по квартирам разносили активисты национальных рухив27.

На четырех - восьми страницах листовок, как правило, печатались беседы на политические темы - о земле, власть, итоги войны. Беседы проводили нацистские агитаторы или старосты в селах. В городах часто организовывались лекции и доклады «беглецов из Москвы», «невинно осужденных большевиками» 28.

С помощью этих мер нацисты пытались значительные массы населения охватить систематическим воздействием своей пропаганды. Но как гитлеровская Германия просчиталась с планами на молниеносную войну, так и не рассчитала она долговременный идеологический вплыл на оккупирован населения. Постепенно было налажено довольно действенную советскую контрпропаганду, а нацисты оказались в той же ситуации, как когда-то и предыдущая власть, - их слова расходились с делами, пропаганда - с реальной жизнью за «нового строя».

Так, например, за «спасение» Украины от большевиков гитлеровское командование обещало красноармейцам всяческую поддержку. Однако солдаты погибали от голода в плену. Под влиянием нацистской пропаганды крестьяне работали на полях во время жестоких боев. Они верили в обещания реформирования сельского хозяйства, но так и не дождались провозглашения частной собственности. В села не поступали обещанные оккупационными властями товары первой необходимости (ткань, обувь, керосин). На хлеб было установлено настолько низкие цены, не стоило даже собирать урожай - это стоило втрое дороже, чем крестьяне получили бы за зерно. По этой причине, например, осенью 1941 г.. На Волыни весь хлеб осипався29. Рабочие и интеллигенция в городах голодали. Заработная плата была мизерной - от 30 до 80 восточных марок. Тогда, как килограмм масла стоил 30 100 кг картофеля - 100 марок30. Немецкая городская администрация не только не могла обеспечить население продуктами, но даже конфисковывала их при ввозе последнее в город.

Понятно, что при таких условиях резко снизилась эффективность воздействия нацистской пропаганды, особенно в отношении прославления преимуществ «нового строя». К этому добавлялись причины и сугубо организационного характера.

Сами гитлеровцы признавали существенные просчеты в деле манипулирования сознанием и настроениями населения оккупированных районов. Так, они пытались использовать такой эффективный способ распространения информации, как радио. Для этого в Берлине и Белграде, в бюро пропаганды, было создано отдельные отделы. Специально для населения Украины был подготовлен ряд радиопередач на украинском языке. Но быстро выяснилось, что слушать эти передачи невозможно. Советская власть в свое время «позаботилась» о том, чтобы лишить людей можливости свободно слушать радио - радиоприемники у населения изъяли, а настроены только на одну, «советскую», волну радиоточки, несмотря на то, что были фактически в каждой городской квартире, не могли принимать радиопередачи из Берлина и Белграда. Следовательно, в бюро пропаганды этих городов было занято больше людей, чем тех, кто имел возможность слушать их передачи31. Нацисты пытались кое-где восстановить радиотрансляционной сети, установили на рыночных площадях и других людных местах репродукторы. Как сообщали советские спецслужбы, «в Киеве есть радиовещания, большинство передач по радио происходит на немецком языке и несколько украинском. В передачах немцы объявляют об отправке рабочих в Германию, о распространении и опровержения некоторых сплетен. Например, по радио передавали: «Кто будет говорить фронт - расстрел». Передачи очень грустные. Народ их не слушает, а со злобой плюет »32. Оккупационная служба безопасности Киева констатировала в своих отчетах, что радио, как средство пропаганды, не оправдывает надий33.

Признавая печатную продукцию, в частности газеты, наиболее действенным средством воздействия на население, служащие оккупационной администрации, однако, отмечали большие просчеты в этой сфере. Часто, как и во всех оккупационных органах, нацистская власть пыталась использовать для работы в средствах пропаганды бывших советских журналистов, редакторов, деятелей культуры, которые хорошо знали специфику читательской аудитории, владели методами воздействия на нее. К работе в газетах привлекались национальные активисты, которые пытались использовать эту возможность для своей собственной агитации.

Показательна в этом плане история центральной оккупационной киевской газеты «Украинское слово». Привлекая к ее выпуска киевских националистов, оккупационная власть впоследствии об этом пожалела. На страницах издания появились статьи, посвященные организации национального правительства, роли Украины в защите западной культуры от «нашествия азиатских варваров и московских большевиков». Делались выводы, что Украина заслуживает занять должное место в«Новой Европе», а ее жители почти «одной арийской крови и должны идти в ногу с немцами против русских, которые в течение 300 лет угнетали украинский» 34.

Подобную самодеятельность оккупационная власть оценила крайне негативно. Поэтому в феврале 1942 г.. Сотрудников редакции газеты был арестован. За несколько дней она вышла под названием «Новое украинское слово», а в передовице сообщалось о расстреле пятнадцати «жидо-большевиков», которые «проникли» в редакцию старой

Загрузка...

Страницы: 1 2