Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
В

В. Ю. Васильев

ДИНАМИКА ДИКТАТУРЕ: ОТНОШЕНИЯ "ЦЕНТР- субцентр власти" В СОВЕТСКОЙ управленческой системы В УССР-УССР (20-30-е гг. ХХ в.)

Процессы глобализации современной цивилизации обусловливают необходимость ускоренного развития эффективных форм политической системы, государственного правления и устройства, опирающихся на глубокие исторические традиции украинского народа, позволяют наладить комплекс взаимоотношений между государством и обществом, задействовать механизмы гражданской активности и контроля за властью. В этом контексте демократические трансформации украинского общества, его государства, приближение к стандартам жизни Европейского сообщества требуют решительного отказа от ментальных структур, идеологических конструкций, организационного строения, практики деятельности государства советского типа.

Актуальность развития демократических процессов и процедур в Украине усугубляется тем, что реформы последних двадцати лет часто имели хаотичный характер, среди политиков, государственных деятелей, в общественный мнению бытуют фрагментарные, в основном идеалистические представления о современной модели политической системы и роли в ней государства, которые мало связаны с реалиями и пониманием своеобразия исторического пути Украины в ХХ-ХХI вв. Такое положение - не случайно, ведь украинское общество имеет незначительный опыт демократических процессов и процедур, а его несколько поколений жили в условиях советской (антидемократической) по своей сути власти. Она, с помощью компартийно-советской конструкции органов управления, применение формально демократических процедур и манипулирования общественным мнением, скрывала тоталитарный, с середины 1950-х гг. - авторитарный политический режим, широко применяла репрессии против различных социальных и национальных групп общества.

Несмотря на значительный задел в мировых и отечественных гуманитарных науках по проблемам природы и механизмов действия советской власти на разных этапах ее существования, характера политических репрессий, управление гдержавним террором в СССР и, в частности в УССР-УССР, интеллектуальный анализ этой проблематики остается одним из приоритетных направлений исторических исследований. В статье делается попытка выявить недостаточно изучены аспекты тех общественных явлений, обозначаемых как "советская власть", "советское государство". Словосочетание приводятся в кавычках не случайно, так как по широко известными и крайне мифологизированными дефинициями скрывалась диктатура компартийной олигархии во главе с вождями - В. Лениным, а потом Сталиным. Это не значит, что советы, как органы власти, не имели широких управленческих полномочий, однако ими руководили комитеты Компартии.

Попутно отметим, - компартийные лидеры не скрывали, что советская власть является "диктатурой пролетариата" или "угнетенных и эксплуатируемых масс", но тщательно избегали намека на собственную диктаторскую власть. Научный анализ этой ужасной диктатуры, опирающейся на широкомасштабный государственный террор, имел свои особенности, которые наложили отпечаток на современное состояние исследования проблем в украинском исторической науке. Сейчас украинские ученые оперируют преимущественно категориальным аппаратом так называемой "тоталитарной школы", которая формировалась в течение 1920-1930-х гг. И получила широкое распространение в период "холодной войны" конца 40-х - начале 80-х гг. ХХ в.

1923г. В Италии впервые появился термин "тоталитаризм", который итальянские фашисты начали использовали в пропаганде "тотального духа, тотальной единства" в рамках "тотальной государства". Так, 1925 г. Бы. Муссолини употреблял термин для характеристики фашистского движения [1, с.55-56]. Немецкие нацисты почти не вспоминали эту дефиницию, ее критиковали итальянские антифашисты, впрочем, она постоянно встречалась в экономических и психологических исследованиях западноевропейских интеллектуалов, которые пытались сравнить фашизм, нацизм и коммунизм.

В течение 1940-х - 1960-х гг. В центре англоязычной историогра- фии-советологии находилось вопрос природы "сталинского государства" и ее взаимоотношений с обществом. старшепоколения историков в те годы придерживалось взглядов "тоталитарной школы" (Х. Арендт, К. Фридрих, З. Бжезинский и др.) [2, 3], что представляла идеологию либеральной демократии, а антисталинские социалисты и марксистские интеллектуалы (Западной Европы, особенно Германии) трактовали события в СССР как дегенерацию / термидор революции. При таких условиях «тоталитаризм» в течение десятилетий служил базой для научного понимания моделей государственности в СССР, нацистской Германии, муссолиниевской Италии, имели существенные отличия по либерально демократических режимов (Великобритания, США).

Сторонники "тоталитарной школы" утверждали - советская тоталитарная система была уникальной формой государственного управления, появилась в ХХ в. В основе их критического отношения к "сталинского тоталитаризма" находился ныне широко известный, так называемый "синдром шести характеристик" З. Бжезинского.

Отдадим должное ученым тех лет, ведь они утверждали, что тоталитаризм - "порождение Европы" во всех своих ипостасях - есть антилиберальной, антидемократической, репрессивной политической практикой, которую широко использовала диктатура, подчинила себе общество. Другими словами - это была наиболее жестокая и ужасная форма государственной власти. Представители разных гуманитарных наук справедливо подчеркивали, что в диктатуре ведущую роль играла тоталитарная идеология, которая придавала ей целостного, системного явления. Интересно, что согласно любой телеологической картины мира, все люди подвержены "высший силе / силам", но земную судьбу выбирают сами, благодаря собственным действиям. По тоталитарных идеологий, то они размещают в центре мира человека, который является самодостаточная и самовластная, что на практике означает - выбранные индивиды, социальные группы и организации способны решать судьбу многих людей.

Философско-идеологические и политические парадоксы идеи "totalitas / totalite" - всеохоплюваности, целостности, единения - состоит в том, что она не имеет негативного ценностного нагрузки, но ее политическая реализация неизбежно сопровождается принуждением и

Эти свойства: идеология, претендующая на общее переулаштуван- ния мира; одна партия, которая часто возглавляется одним человеком; террористическая полиция; монополия на средства свя связи; монополия на вооружение; централизованная плановая экономика. См .: Friedrich C.-J., Brzezinski Z. Указ. труд.

насилием. Поскольку индивиды, граждане, нации, человечество разные, установить социальные равенство, гармонию, единство возможно только с помощью или реализации внутреннего выбора человека в пользу сознательного самоограничения, или насилия, характерного для различных тоталитарных режимов.

Представители "тоталитарной школы" убедительно доказали, что все тоталитарные режимы появлялись из движений, которые стимулировались социальной или национальной пораженностью и / или вдохновлялись идеями пе реулаштування мира или данного общества. В случае Российской империи начала ХХ века. возникла политическая партия нового типа, за время существования ориентирована В. Лениным на универсальное переулаш- вание общественного порядка, мировой революции, вооруженную борьбу, которая несла в себе огромный потенциал реализации харизматических идей насильственными методами в случае прихода к власти. После 1917 г.. Эти методы превращались в сущность политики Компартии - откровенно террористической по отношению к обществу.

Одновременно в мировой историографии публиковались труды Э. Карра, Р. Дэвиса, И. Дойчер, М. Левина [4; 5, 6; 7] и др., Которые рассматривали события в Советском Союзе вне сегментам "тоталитарной школы". Впрочем, эти исследования анализировали события "советской истории" без должного внимания к социальным и национальным проблемам, которые оставались "непаханым полем" для интеллектуальных усилий, хотя позволяли осветить существенные механизмы функционирования феномена, получившего название "сталинская диктатура". Названные выше историки сосредоточились на изменениях в Компартии и ее руководстве после захвата власти в центре России, проблемах установления жизнеспособной системы государственного управния, экономической модернизации, существования СССР в условиях международной изоляции и т.

Начиная с 1960-х гг., В США и Западной Европе новая волна ученых, в частности социальных историков, привлекла внимание к социальным и национальных факторов исторических процессов в СССР, подвергла жесткой критике "тоталитарную школу". Не вдаваясь в детальный анализ научных дискуссий (они продолжались до середины 1990-х гг., А иногда вспыхивают и сейчас), отметим, что так называемые "ревизионисты" доказывали неспособность "тоталитарной концепции" адекватно объяснить советскую историю. Они утверждали, что общество в СССР в межвоенный период не было атомизированным и дезорганизованным под влиянием репрессивного давления государства. Напротив формировались новые социальные иерархии, вертикальные и горизонтальные связи, появилась высокая социальная мобильность. Это свидетельствовало о динамизм советского общества, которое формировалось, не было пассивным объектом политики вождей [8, р.357-373].

По мнению историков - "ревизионистов", "тоталитарный подход" к изучению советской истории, особенно сталинского периода, фокусировал внимание только на Компартии и государству, а общество рассматривалось как результат действий власти. Оно изучалось в рамках категорий "сталинского марксизма", то есть "рабочий класс", "крестьянство", "интеллигенция", что искривляли реальную картину разнообразия и сложности структуры сталинского общества. Обобщая выводы "ревизионистов", подчеркнем принципиально важные моменты их взглядов: режим имел меньший контроль над обществом, чем провозглашал, его действия были скорее импровизацией, чем частью четко очерченного плана, его радикальные решения часто расходились с намерениями местных руководителей и имели многочисленные незапланированные социальные последствия. Такая логика привела впоследствии, например, к радикальным утверждений Г. Риттершпорна, который считал, что политические решения того времени определялись давлением "масс на Сталина", а следовательно чистки 1936-1938 гг. Были вызваны народным недовольством произволом, коррупциейи неэффективностью правящего класса [9].

Но историки П. Кенез, С. Коэн, Р. Конквест не соглашались с таким подходом, указывали, что только политические репрессии и государственный террор предоставляют верный угол зрения на процессы в СССР, следовательно исследования тоталитарного режима были вполне обоснованными [10, р.395-400]. Ученые указывали, что террор организовывался и управлялся государством, разрушая связи между обществом и государством. Он присутствовал в каждом явлении советской жизни по крайней мере до смерти Сталина, так сталинизм - кровавая система.

Срок сталинизм вошел в научный оборот не случайно. 1975 Г. Такер организовал конференцию, на который ученые предпочитали понятию "тоталитаризм", а "сталинизм", как идеологии и политической практике коммунистического режима конца 1920-х - начале 1950-х гг. Обсуждались проблемы соотношения сталинизма с предыдущим ленинским и дореволюционным периодами истории России. Р. Такер указывал, что с конца 20-х гг. ХХ в. сталинизм вступил в решающий этап развития, названный историком "революцией сверху". Интерес привлекла точка зрения Т. Ригби, который считал сталинизм комбинацией тиранической власти и "моноорганизованого общества» [См .: 11].

Анализ дискуссий в мировой историографии свидетельствует, что трудности в изучении советской истории заключаются, прежде всего, в отсутствии адекватных понятий, которые способны описывать своеобразие процессов, происходивших в СССР. Историки применяют категориальный аппарат, произведенный в условиях либерально-демократических режимов, не дает адекватной характеристики советского государства, режима ее функционирования, взаимоотношений с обществом. Что же касается так называемой "кризиса концепции тоталитаризма", о которой много говорилось в последние годы, то она связана не столько с ее статичностью, иде- ологизованистю, сколько с поиском адекватной теоретической основы для описания феномена тоталитаризма.

Поясним эту основополагающую теоретическую проблему исследований следующим образом: в тоталитарном государстве почтиничто не соответствует своему названию. Есть "конституция", заполненная лживыми утверждениями, "парламент", который единогласно принимает законы, выработанные в недрах партийно-государственного аппарата, "партия", которая не является партией в обычном понимании (свободной союзом единомышленников), а государственной машиной, "выборы "с заранее подобранными безальтернативными кандидатами," советская власть ", которой руководят партократы," профсоюзы ", помогающие эксплуатировать людей," суд ", который не устанавливает истину на основе закона, а воплощает установки" партии-государства ".

Новая ситуация в научной среде возникла с распадом СССР, открытием новых архивных источников. Ученые в странах СНГ начали не только освещать "белые пятна" в поисках несколько трансце- дентальной "правды истории», но и попытались найти новые концептуальные подходы к объяснению исторических процессов советской эпохи. Процесс осмысления роли советского государства, его руководства, "отсталости и модернизации" общества, социальных аспектов политической борьбы и экономических трансформаций, настроений и моделей поведения проходил в мировой историографии.

В Украине особая роль в концептуализации истории Украины между двумя мировыми войнами принадлежит С. Кульчицкого [12]. Он выдвинул и обосновал ряд теоретических положений относительно природы советской власти и государственности в Украине, механизмов ее функционирования, которые могут быть развиты в дальнейших научных исследованиях.

Особое значение, по нашему мнению, имеет утверждение ученого о "субцентр власти" ( "харьковский партийно-советский центр») в советской Украине. Несмотря на понятную и корректную характеристику советской власти, как олигархической диктатуры руководства Компартии, термин "субцентр власти" позволяет логически объяснить процесс делегирования властно-управленческих функций коммунистическими вождями в различных партийно-государственных структур и институтов в советский управленческий системе. Этот процесс обуславливался, прежде всего, сложным характером государства и общества.

Новые труда исторыков разных стран мира доказали, что с точки зрения управления природа диктатуры была "поликратичнои" - управленческие функции осуществляли партийные органы разного уровня, правительственный аппарат и советские органы (понятно, что они были сросшиеся в условиях диктатуры), хозяйственный аппарат, руководство ВНК -ОДПУ-НКВД, Красной армии и тому подобное. Однако, в отличие от либерально-демократических режимов, все институты и ступени управления объединялись в высоко централизованной системе управления, которую возглавляли политбюро Компартии, а руководители общегосударственных институтов представляли их интересы в высшем партийно-государственном уровне. С изменением приоритетов в политике руководства Компартии менялась структура и объем управленческих функций партийно-государственных институтов. Но показательно, что лишь в редких случаях советские лидеры в течение 19201930-х гг. Реагировали на общественные настроения и мнение, что является непременным атрибутом функционирования либерально-демократических политических режимов.

Естественно возникает вопрос: как действовали большевики в обществе, если они не имели поддержки, в частности, в украинском селе, украинском интеллектуальной среде? Как происходило выработки политических решений, их осуществления (то, что в политических науках называется "policy-making") в таком случае? Ответ "тоталитарной школы" звучала бы следующим образом: с помощью насилия, что, в принципе, соответствует действительности, но не позволяет углубить научное понимание природы советской власти и государственности. "Ревизионисты" в течение 1990-х гг. Искали каналы давления на власть отдельных социальных групп, формы их взаимодействия с режимом. Продуктивным оказался так называемый "корпоративистское подход", то есть исследования баланса, колебался между центральным руководством и институциональной автономией в каждой специфической сфере политики. Конкретно историческое изучение нюансов такого баланса позволяет преодолеть определенную схоластичность "тоталитарных" и "ревизионистских" подходов.

Понятно, что советское государство, как любая другая, действовала не втоянной олигархии в единоличную диктатуру с элементами тирании (от 19361938 гг.).

Следует учитывать, что Сталин и его сторонники пытались как можно шире использовать передовые на то время достижения западных технологий, построить промышленно развитое, урбанизированный, образованное общество. Это было частью огромного идеологического проекта создания новой социалистической / коммунистической цивилизации. Проблемы на этом пути для них заключались в отсутствии материальных и человеческих ресурсов для реализаций гигантской утопии. 1917-1920- е гг. Стали первой попыткой коммунистического штурма в России и Украине, сопровождавшийся попытками перенести мировую революции в другие страны Европы и Азии. Отступление, начатый в конце 1920-го г., После поражения от польских войск (получил по инициативе В. Ленина название «новая экономическая политика») имел целью объединить ресурсы России и Украины, других советских республик, реинтегрировать их в большую централизованное государство , чтобы вскоре осуществить новый коммунистический штурм.

В конце 1920-х гг. Группа Сталина инициировала "великий перелом" (по словам Р. Такера "сталинскую революцию сверху"), который был второй попыткой коммунистического штурма. Она привела к грандиозному гуманитарной катастрофы - голодомора 1932-1933 гг., Превратила Украину в "полигон сталинских репрессий" [13, с.254-267; 14 с.19-53], - по словам украинского историка Ю. Шаповала.

Ученые из разных стран мир заявляют, что после его смерти только Сталин имел четкое представление о том, каким образом должна быть построена советская система власти и управления [15; 16], реализовывал свои представления кровавыми насильственными методами. Он доминировал в политической жизни СССР от 1924 до 1953 г.., Без понимания его целей и механизмов деятельности мы не можем верно понимать узловые пункты советской истории. Новейшие исследования историков свидетельствуют, что Сталин сыграл решающую роль в принятии решений по коллективизации сельского хозяйства, индустриализации страны, провоцировании широкомасштабного голодомора, "большом терроре" 1936-1938 гг. и т.

Названные выше исторические процессы, инициированные "сверху" высшим политическим руководством СССР и лично Сталиным, дают возможность утверждать, что советскую историю нельзя рассматривать как линейный процесс построения коммунизма. Наоборот, это были вызваны действиями компартийных вождей разрывы в жизни общества, его трансформации, которые происходили по периодам консолидации власти. Однако, общество отнюдь не было глиной, из которой вожди "лепили" по собственному желанию коммунистическое общество и "новую советского человека". Недаром окружения Сталина создавало его культ - символ единения режима с обществом. Это был вынужденный шаг в попытках преодолеть глубокий кризис легитимности власти в обществе.

Другой проблемой является то, что каждая попытка коммунистических лидеров трансформировать общество вызвало изменения в системе управления. Упомянутый выше баланс властных функций и управленческих полномочий между центральным руководством и институциональной автономией (отраслевой и региональной) менялся путем конфликтов.

ли такие рассуждения социологическим теориям, которые объясняют природу феномена власти? Да, но логически корректным будет найти такое понимание власти, которое возможно соотнести с теоретическими представлениями большевистских вождей. Для этого целесообразно использовать несколько продуктивных идей с Поведенческая, реляци- онистських и структурно-Функционалистская концепций власти. Во-первых, власть в тоталитарном государстве можно характеризовать как отношения господства-подчинения, влияния одних политических акторов на других. Во-вторых, такие отношения внутренне напряженные, конфликтные, так как господство

Загрузка...

Страницы: 1 2