Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
С

С. А. Наумов

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ В исторической литературе: несоветских ИСТОРИОГРАФИЯ УКРАИНСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1917-1991 ГГ.)

Становление современной украинской политической элиты хронологически уместно связать с ХХ веком, признавая предыдущим, XIX века подавляющее заслугу в формировании необходимых предпосылок. Этот сложный, многоплановый процесс, который по разным причинам оказался затянутым и пунктирным, в первые десятилетия ХХ в. прошел две основные стадии: к государственной и государственную (с разветвлением последней на национальную, несоветское и коммунистическую, советскую). Если на второй стадии происходили становление и самореализация политической элиты как государственной, то первая была связана исключительно с зарождением и формированием прослойки украинских политических деятелей, происходили в рамках национального движения в его политическом этапе. Взаимосвязанность, непрерывность и преемственность этих двух стадий становится очевидной при сравнении их персональной и идеологической составляющей: именно те люди, национальная и политическая идентичность которых сформировалась за имперской эпохи, служили кадровым обеспечением для национально-демократической революции и украинской государственности; именно те идеи, которые определяли лицо украинского политического движения и межпартийные взаимоотношения до 1917 г.., во многом были определяющими и впоследствии, в развертывании процесса государственного, его достижениях и поражениях.

Изучение истории украинского политического движения в Российской империи было начато синхронно с его развертыванием, на рубеже ХIХ-ХХ вв. Однако общие условия, в которых существовал украинское движение и осуществлялись первые шаги для его изучения, а также характерные для того этапа отсутствие научного дискурса и политическая заангажо- ность авторов не оставляли шансов для объективности и действительной научности в их трудах, тем более, что такая задача и не ставилась. Поскольку общественно-политическая и научная конъюнктура имперськой суток невозможным создание полноценной историографии проблемы, это задача откладывалось на будущее. Поэтому важно проанализировать его реализацию на следующих хронологических отрезках, в разных условиях. В данной статье рассматривается несоветский (создана за пределами УССР) литература по истории украинского политического движения (девяностые гг. XIX в. - февраль 1917).

Нельзя сказать, что эта проблема не привлекала внимания исследователей. Вместе с тем уровень ее изучения остается недостаточным. Нынешние историографические публикации обобщающего характера, в том числе и приближенные к проблематике украинской нации [17; и др.], или концептуализирует ее отражение в исторической литературе в общем плане, или же анализируют современный этап историографии, рассматривая его в контексте мировой исторической науки с точки зрения общего состояния, проблематики, методологии, дискурсов и парадигм и тому подобное. Специальные обзоры историографии украинского движения [810; и др.] является частью "как бы между прочим", публикацией результатов диссертационных исследований и отличаются соблюдением соответствующих канонов, далеким от полноты охватом литературы, прагматичностью и осторожностью.

Можно констатировать, что после 1917 г.. Историография проблемы развивалась двумя вполне отличными путями - в советской Украине и за ее пределами. В условиях тоталитарного коммунистического общества возможности для создания объективной научной картины украинского национального движения не было. Зато за пределами советской Украины с самого начала имел место настоящий взрыв интереса к данной тематике. Присутствие в эмиграции значительной части Надднепрянщины интеллигенции, включая провод национальных партий, относительно спокойная (по сравнению с предыдущим периодом войн и революций) обстановка, функционирование в европейских странах украинских политических, научных и культурно-образовательных учреждений, возможность сосредоточиться на научной или научно-педагогической деятельности, отсутствие идеологического диктата и жесткой цензары обеспечили достаточно благоприятное и стабильное основание для серьезных исторических исследований. А необходимость осмыслить пройденный путь, уроки национально-демократической революции и причины ее поражения и в этой связи - оправдаться или найти виновных вызвала к жизни большое количество мемуарных, документальных и исследовательских публикаций, вышедших в 1917-1930-х гг. Из- под пера активных участников национально-освободительной борьбы и заложили концептуальную и фактографическую основу для дальнейших исследований. Кроме того, в контексте вынесенной в заголовок проблемы этот литературный комплекс интересен тем, что по сути воспроизводит видение украинской политической элитой самого себя, на расстоянии времени и в других общественно-политических условиях.

Вместе с тем было немало факторов, которые негативно отразились на характере и качестве несоветских исследований или хотя бы ограничивали их потенциал. Они связаны прежде всего с кругом авторов, характером их деятельности и ресурсом источниковой базы. Ученые европейских стран в течение длительного времени не проявляли интереса к предыстории Украинской революции. Эмигрантском же среду, которое, собственно, и занимались этой проблематикой, было расколото, дойдя в своих межпартийных и межфракционных распрях чуть ли не до антагонизма между представителями различных политических течений, отголоски которых выплескивались на страницы исторических трудов. Кроме того, оно фактически оказалось изолированным, с одной стороны, от западной исторической науки, овладеть методологическими подходами которой смогли бы единицы, а с другой - от большинства документов, сосредоточенных в партийных и личных архивах, а также в жандармских фондах на территории СССР. Как следствие, труда того времени несут на себе яркий отпечаток партийности, субъективизма, базируются главным образом на мемуарах и доступных фрагментах документального комплекса. Почти весь массив этой литературы написан в рамках патриотического дискурса. "Идеальной моделью", по оценке В. Масненко для украинских эмигрантов была "исследовательскаязначительно глубже по уровню осмысления исторического пути партии были работы В. Дорошенко [1920] известного политика и добросовестного, квалифицированного ученого. Сформулированная им концепция развития РУП-УСДРП по сути стала классической. Работы В. Дорошенко вызвали полемику и уточнения со стороны других бывших руповцев [21; 22; и др.]. Над синтетической историей партии работал А. Жук, однако его наследие остался преимущественно в виде рукописных фрагментов (ныне хранятся в его личном фонде в ЦДАВО Украины, ф. 3807). Публикации А. Жука построены, помимо традиционных источников, на материалах партийного архива, которым он занимался, и нередко содержат уникальные сведения [см., Напр .: 23]. В изображении этих авторов РУП-УСДРП выступает как закономерный произведение и главный субъект украинского движения, "плоть от плоти" украинского трудового народа и сосредоточение его лучших сил.

За написание истории своей партии взялись и ведущие деятели различных фракций УПСР. Вышли в свет небольшие общие очерки [24; 25] и содержательная брошюра А. Животка [26], которая, несмотря на искусственное "задавнен- ния" истоков партии до 80-х гг. XIX в., Удачно воспроизводит основные вехи ее становления. Среди публикаций по истории УНП центральное место занимает обобщающая брошюра апологетического характера [27]. ее автор (или авторы) с помощью многочисленных преувеличений и вымыслов пытались представить свою партию влиятельной политической силой с единственно правильной идеологией. Показательно, что в историографии 20-30-х гг. не было специальных работ, посвященных центристской (либеральной) течения - как в целом, так и ее отдельным организационным формам (Общая украинская организация, УДП-УДРП, ОУП). Частично это можно объяснить тогдашним разочарованием в демократических политических режимах, соответствующей идеологии и практике вообще и украинской национал-демократией, ее ролью в 1917-1920 гг., в частности. Но должны быть и другие, более конкретные причины, связанные с ситуацией в эмигрантской среде, выяснение которых еще впереди.

Самую многочисленную тематическую группу вановилы персоналии - как и в советской Украине в двадцатых гг., но качественные различия были впечатляющими. Перечень персонажей был гораздо шире и разнообразнее, включал ведущих деятелей всех без исключения украинских партий - при том, что численное превосходство было, опять-таки, РУП-УСДРП [28-34; и др.]. Характеристика их была существенно более полной и объективной, даже с учетом непременного партийной тенденциозности, а воспроизведение национально-патриотической деятельности было центральной, а не маргинальной линии этих произведений. Литература этой группы, несмотря на очевидную лицеприятие, дает достаточно полное представление о становлении мировоззрения, формирования национального сознания и политических взглядов ведущих деятелей украинского движения, представляя таким образом генетически личностное измерение национальной политической элиты имперской эпохи.

Впервые были предприняты попытки отказаться от фактографично- оценочного подхода и поставить в центр исследования не деятельность партий и их лидеров, а движение политической мысли, отражал уровень национального сознания и политической культуры украинского руководства [35; 36]. Правда, они, несмотря на широко определены хронологические рамки, оказались фрагментарными, касались отдельных эпизодов, в основном связанных с внутрипартийная дискуссия.

С точки зрения полноты и глубины охвата проблематики украинского движения конца XIX - начала ХХ в. вершиной его историографии этого периода можно считать синтетические труда В. Дорошенко [37] и П. Феденко [38]. Партийность авторов (оба принадлежали к УСДРП) не стало препятствием объективности и беспристрастности, а эрудированность ученых обеспечила адекватное воспроизведение в их книгах важнейших явлений и сюжетов национального движения. В этих двух книгах характеристика украинского национального возрождения приобрела целостности, стройности, взвешенности и основательности. К тому же они удачно дополняют друг друга хронологически В. Дорошенко охарактеризовал процесс возрождения от его начала до Первой мировой войны, аП. Феденко - его политический этап, с конца XIX в. до революции 1917-1920 гг. включительно. Эти работы наиболее полно отражают генеза, идеологию и идейно-организационную структуру национальной политической элиты, ее состояние накануне (а у П. Феденко - и в процессе) национально-демократической революции.

Начиная с 40-х гг. ХХ в., Ситуация в диаспорной историографии проблемы испытывает заметных изменений. Частично они связаны с внешними условиями: Вторая мировая война и послевоенные трудности, потеря части научно-образовательных центров, библиотечных и архивных фондов в результате советской оккупации стран Центрально-Восточной Европы и тому подобное. Имели значение и внутренние факторы: постепенный отход эмигрантов от активной деятельности, исчерпания творческого потенциала этого поколения и актуальности его рефлексий времени "национально-освободительной борьбы". Со временем основной категорией исследователей украинского национального движения дореволюционного времени становятся представители младшего поколения украинской диаспоры, непосредственно к нему не причастны. Это сузило исследовательские возможности (даже количественно, так как желающих высказаться по поводу проблемы в этом поколении было несравненно менее е), зато способствовало утолению страстей и прихода людей, получивших европейское образование и подвергшихся воздействию западноевропейских политических идей [39, с. 101].

Как следствие, количество публикаций по данной проблематике сократилась, изменился их характер: они в основном дополняли или уточняли сделанное ранее, заметным явлением стали историософский и историко-политологический дискурс. Такое положение сохранялось без принципиальных изменений до конца 1980-х гг., Что, на наш взгляд, дает основание выделить 40-80-е гг. ХХ в. как отдельный, второй этап развития несоветской историографии проблемы.

В его рамках основные тематические направления исследования истории украинского политического движения в целом сохранились, однако представлены они были значительно беднее. Единственной синтетической трудом по данной проблеме условно, с большими оговорками (поскольки она имела более узкие хронологические рамки, касалась главным образом социал демократического течения, к тому же не была опубликована, и ее влияние на историографический ситуацию был практически незаметным) можно назвать диссертацию Г. Бошика [40]. Научная разработка истории отдельных партий и организаций была минимизирована. А. Жук опубликовал в 1943 в берлинском "Украинский Вестник" небольшую статью о Братство тарасовцев. Ю. Лавриненко плодотворно исследовал деятельность "Украинские социал-демократии» И. Стешенко и, в частности, Леси Украинский в ее составе [41]. Над историей РУП продолжал работать П. Феденко [42-43]. Однако наиболее содержательной была тогдашняя историография УНП, которая преобладала все, что было сделано в изучении этой партии раньше. Она нашла отражение, кроме широких сюжетов в пер- соналиях лидера партии М. Михновского, в специальных публикациях А. Жука [44] и особенно - деятеля ОУН С. Кныша (напечатаны в нью йоркском журнала "Самостоятельная Украина", они впоследствии были переизданы в отдельном сборнике этого автора) [45]. Именно идеологическая активность националистических организаций за рубежом стала причиной повышенного интереса к УНП, которую они считали своей предтечей. Поэтому и среди персоналий полно и интересно была воссоздана дореволюционная деятельность М. Михновськог [46-47; и др.], В целом же персоналистики сузилась до нескольких выдающихся деятелей [48-51; и др.].

Бедность литературы об украинских партиях несколько компенсировалась причастными исследованиями. Появились оригинальные публикаций А. Животка, Ю. Тищенко-серого, В. Янов об украинской периодике с различными тематическими и хронологическими рамками. И. Витанович выдал содержательную монографию об украинской кооперации как составляющую национального движения [52], а М. Богачевская-Хомяк применила тендерный подход [53], подхватив традицию, начатую в тридцатые гг. ХХ в. в журнале "Женщина" статьями С. мерной, Г. Чикаленко-Келлер и др. Таким образом, эти работы расширяли горизонты представлений о масштабах и структуре украинской г.уху, состав его руководства.

На довольно бледном фоне конкретно-исторических исследований 40-80-х гг. ХХ в. особенно ярко выделяются труды И. Лисяка- Рудницкого, которые с точки зрения глубины историософского осмысления общественных процессов в Украине является вершиной всего литературного комплекса, созданного до конца 80-х гг. Они на много лет заложили теоретико-методологическую основу для изучения украинского возрождения, в значительной степени способствовали овладению национальной историографии достижениями социогуманитарных дисциплин на Западе. Наиболее весомыми были концептуальные статьи "Формирование украинского народа и нации (методологические замечания)» (1951 г.), "Интеллектуальные начала новой Украины» (1958 г.), "Структура украинской истории в XIX столетии» (1959 г.), "Роль Украина в новейшей истории "(1963 г.) [54, с. 11-27, 145-202]. Исходя из того, что "центральная проблема в новейшей украинской истории - это возникновение нации", И. Лысяк-Рудницкий отмечал, что "нация проявляется ... отдельной политикой и отдельной высокой культурной творчеством", которую связывал с ведущим слоем, которая является "носителем политического хотения нации". Создание такого слоя является непременным условием возникновения нации, ее уничтожение - это смерть нации, а потеря национальной идентичности - "самоубийство нации" [54, с. 15, 17, 147].

Однако, что касается собственно западных советологов, русистов и славистов, то они, как справедливо подчеркивали Р. Сольчаник и С. Коэн, традиционно пренебрегали изучением нерусских народов Российской империи, в том числе и украинского. Это объясняется, в частности, влиянием русской немарксистской историографии, отрицала право на существование украинской исторической отдельности. По ироничным замечанием американского профессора Р. Суни, западные научные исследования Российской империи развивались так, как будто там проживали одни русские. Левые идеологии и концепции, заметны в работах модернистов 60-70-х гг., Возникновение в 80-х гг. Культурной истории, основанной на достижениях антропологии и литературной теории, привели к существенным изменениям в отношении к украинской истории в западном научной среде [55, с. 45, 90]. Показательным примером игнорирования украинского движения и его роли в общественной жизни Российской империи может служить известная на Западе книга А. Ашера, в которой понятие "Украина", "украинцы" приняты только по разу [56, р. 442].

Вместе с тем в 70-80-х гг. В западной украинистике начались сдвиги, значение которых трудно переоценить. Как отмечала А. Андриев- ская, основания первых Лектур и кафедр украинской истории в университетах США и Канады (Гарвард, Альберта, Торонто) в конечном итоге дало украинским студиям официальный, признанный статус, существенно подняло их престиж, способствовало формированию нового поколения исследователей диаспоры ( г. Бошик, Дж.-П. Химка, С. Когут, П. Магочий, О. Субтельный, Р. Шпорлюк и др.) [57, р. 92]. Они сосредоточили свои усилия на различных аспектах национального строительства, обратившись, в частности, предложенной А. Оглоблин про- блематикы, среди которых была и проблема украинской интеллектуальной элиты [58, с. 14]. Первым отражением этих изменений в литературе можно считать упомянутую диссертацию Г. Бошика и подготовлен в издательстве "Современность" фундаментальный сборник документов "Украинская общественно-политическая мысль в 20 веке" с глубокими комментариями составителей Т. Гунчака и Р. Сольчаник (т. 1, 1983 г.). Однако основные результаты приходятся уже на следующий период.

Таким образом, несоветский историография украинского политического движения внесла свой вклад в изучение проблемы становления национальной политической элиты. Как правило, не концептуализуючы и даже не артикулируя ее, историки эмиграции и диаспоры исследовали эту проблему фактически в конкретно-исторической плоскости, акцентируя свое внимание на социально-политических факторах и социальных источниках формирования украинского политикума, становлении его мировоззрения и национального сознания, идеологии, организационно политической структуре, внутренних взаимоотношениях, сусовместном воздействии, лидерах и тому подобное.

Источники и литература

Радько П. Г. Национальные традиции государства в украинской историографии и политической литературе XIX-XX веков: концепции, идеи, реалии. - М., И999.

Реент А. П. Проблемы истории Украины XIX - начала ХХ в .: Состояние и перспективы научной разработки // Проблемы истории Украины XIX - начала ХХ в. - 2000. - Вып. 1.

Масненко В. Историческая мысль и нации в Украине (конец XIX - первая треть ХХ в.). - К .; Черкассы, 2001.

Грицак Я. История нации: продолжение схемы Грушевского по украинской истории XIX-XX вв. // Михаил Грушевский и украинская историческая наука: Материалы научных конференций, посвященных Михаилу Грушевскому. - Львов, 1999.

Касьянов Г. нациогенеза украинский в современной историографии: версии // Восток - Запад. - Харьков, 2001. - Вып. 3.

Кравченко В. Украина, империя, Россия ... (обзор современной украинской

Загрузка...

Страницы: 1 2