Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
В

В. В. Задунайский

боевую выучку красной конницы 1920-1930-х годов И КАЗАЦКАЯ НАСЛЕДИЕ

Вооруженные силы любой страны состоят из различных родов войск, в условиях взаимодействия обеспечивают выполнение возложенных на них задач. Определяющую роль среди них в течение нескольких веков играла конница. В новейшее время боевое значение кавалерии быстро снижается, но и при таких условиях она сохраняется до Второй мировой войны. Это, в первую очередь, касается Советского Союза, имел в межвоенные времена наибольшую конницу в Европе. Этот факт является общеизвестным, однако, без внимания остается содержание боевой подготовки этого рода оружия. В то время, как в выучке закладываются основы боеспособности отдельного воина и войска в целом. Поэтому научный анализ этой сферы военной жизни является чрезвычайно важным для военно-исторических исследований. Наряду с этим, для отечественной военной истории важным будет сравнить обучение красной кавалерии с казацкой конницей Кубани, Дона и Терека, где потомки украинских казацких формирований сохраняли традиции национального боевого и военного искусства. Именно казацкая конница во времена революции и гражданской войны в большинстве столкновений с красной конницей и пехотой выходила победительницей. Поэтому интересно будет исследовать, смогла красная конница позаимствовать и должным образом развить сильные стороны казацкого боевого подготовки. В этом контексте следует отметить, что для конницы всегда главным было умение кавалериста использовать скорость и подвижность лошади и индивидуальное умение применять личное оружие (преимущественно холодную).

К сожалению, вопрос военной подготовки (особенно индивидуального владения холодным оружием) в советских конных формированиях историографией не исследовался. Это во многом касается и соответствующего подготовки конных казачьих формирований накануне революционных потрясений 1917-1920 гг. Так, украинский зарубежная историография межвоенных времен рассматривает общевойсковую проблематику рейового подготовки Красной кавалерии в виде боевых уставов, учебных пособий и наставлений Красной армии и соответствующие материалы по подготовки казачьих формирований Российской империи. Эти материалы были почерпнуты из архивных фондов Украины (ЦДАВО Украины и Государственный архив Донецкой области) и России (Государственный архив Ростовской области и Государственный архив Краснодарского края).

Что касается боевой выучки конницы в Красной Армии следует, прежде всего, отметить попытки политического руководства СССР создать массовую красную конницу. В этом процессе замечаем попытки использовать и опыт казацкого боевого подготовки и принципы его осуществления.

Так, кроме кадровых кавалерийских частей значительное внимание было уделено развитию территориальных военных формирований и подготовки красного кавалериста, пропагандируя это в обществе. Такие подходы и принципы в определенной степени перекликаются с принципами казацкого боевого подготовки и функционированием соответствующих структур накануне революционных сдвигов 1917 1920

Наиболее заметным является и факт использования конницей Красной Армии шашек двух образцов от 1927, изготовленные на основе казачьих прототипов 1910 и 1909 для степных войск [18]. Еще одним прямым внешним заимствованиям является использование для кавалерийских территориальных частей и кружков "Ворошиловский кавалеристов" седла казацкого образца [19].

Однако это была лишь внешнее сходство, лишена реальной почвы. Этим реальным почвой было существование привилегированной казацкой военной слои, базировалась на специфических принципах общественной жизни и соответствующей военной наследстве. Существование же такого слоя для советского общества было недопустимым, а сама слой, в основном, была уничтожена. Именно поэтому советская система пыталась использовать отдельные составляющие казацкого боевого подготовки, одновременно отказываясь признать даже такой формальный связь.

Начнем тест-сопоставления с начал боевой выучки. Так, для козакив он имел место уже в детском возрасте в отношении владения лошадью и отдельных приемов использования оружия. Самым ярким примером этого является скачки для казачат 10-15 лет, у которых часто победителями выступали молодые, получая в награду холодную боевое оружие и элементы казацкого военной формы [20]. Так, в 1904 году. В скачках в станице Абинський Кубанского Казачьего Войска первое место занял Г. Лузан (10 лет), получив боевую шашку [21-Ф.418.-Оп.1.-Спр.5893.- Арк.48 ].

Такого советская система позволить себе не могла, потому что не было военной слои, еще и владение оружием для жителей СССР было существенно ограничено.

Следующим этапом казацкого подготовки была подготовка тех, кто имел в ближайшее время идти на действительную службу. Этот обучение осуществлялось на уровне станиц и отделов (округов) соответствующих казачьих войск [21-Ф.669.-Оп.1.-Спр.22.-Арк.2-5].

Этот вид подготовки стал основой для формирования общесоюзного движения "Ворошиловский кавалеристов" [22]. Это движение предусматривал обучение основам кавалерийской военной службы допризывников. Соответствии с этими потребностями существовали кружки и клубы с кавалерийского подготовки I и II степеней [23]. Но клубы не творили специфического военного среды.

Отдельно следует остановиться на существовании в Красной армии двух основных видов военных формирований: кадровых и территориальных. Это касается и конницы. Особенно интересным считаю сопоставление подготовки территориальных кавалерийских частей с системой казацких вишкильних ежегодных лагерей. Главное отличие заключалось в том, что казацкие воспитательные лагеря были основой для постоянного совершенствования и сохранения навыков казацкого боевого и военного искусства для тех казаков, прошедших срочную строевую службу в полках I очереди [24]. Наряду с этим в указанных лагерях вишколювались те казаки, которые имели льготы на отсрочку или избежания строевой службы или только готовились к ней.

Тогда как для территориальных формирований Красной Армии нахония в лагерях заменяло боевой и военную подготовку срочной службы в кадровых частях.

Общим был принцип периодичности и лагерного характера подготовки, заимствованный советской системой в казаков. Казацкий обучение проходил в лагере один месяц, что имело место и для территориальных войск, но после начального 3-месячного подготовки [25-С.3]. К тому же, бойцы территориальных формирований прибывали в учебных лагерей только в течение определенного срока службы (2 года), тогда как казаки вишколювались у них и до, и после срочной до - 33 лет [24-С.2455; 26].

Сравнивая содержание и форму лагерной выучки казаков и территориальных бойцов, следует отметить наличие как подобного, так и отличного во время этого выучки. Подобными основные боевые дисциплины и средства их достижения (владение лошадью, использование оружия, строевые занятия, сторожевая и патрульная служба, уставы, физическая подготовка и т. Д., Что достигалось путем занятий на плацу или в поле).

Основное отличие подготовки заключалась в определении его приоритетов. Эти приоритеты четко фиксируются количеством времени, отводился на овладение соответствующей дисциплины. Так, казаки-конники во время лагерной выучки преимущественное внимание уделяли овладению (сохранению) основ индивидуального боевого искусства (владения холодным оружием в пешем и конном положениях составляло более 33% времени общих учений, владение лошадью, джигитовка, стрелковая подготовка) и коллективным действиям военного искусства (отработка тактико-оперативных действий соответствующим подразделением или частью) [24-С.2458-2460]. При таких обстоятельствах обеспечивался высокий индивидуальный уровень казацкого боевого искусства (преимущественно с помощью холодного оружия) и способность вести коллективные военные действия.

В отличие от казаков, территориальные бойцы в лагерях львиную долю времени, шел на обучение, уделяли политзанятия. Так, во время начальных 3-месячных сборов на политзанятия отводилось 72 часа, а на владение лошадью и обучение исльзова- нием холодного оружия - вместе 55 часов в сабельных эскадронах (в пулеметных еще меньше) [25-С.68]. Во время месячных сборов в дальнейшем отработки индивидуального искусства владения пикой и шашкой вообще не предусматривалось, тогда как на политзанятия выделялось 20 часов (не считая изучения уставов) [25-С.80].

Для сравнения, в казачьих лагерях за один месяц на изучение уставов и идеологическую "обработку" выделялось вместе с 9:00, а на владение шашкой и пикой - 58-62 часа [24-С.2492- 2495].

Кстати, указанные приоритеты территориального боевой выучки Красной армии не были исключением, а четко соответствовали требованиям соответствующего обучения в кадровых частях. Такие принципы четко определялись соответствующими нормативными актами, требовали за время лагерной выучки овладеть те навыки, которые за год службы овладевали кадровые кавалеристы. Следовательно, указанные приоритеты в сторону ни боевого, а идеологического "зомбирование" военнослужащих имели место во всех частях Красной армии в 30-е годы ХХ в.

Это четко подтверждается "Руководством по боевой подготовке РККА" за 1930 год.

Так, за один год службы в кадровых частях по планам из общего расчета в 1225 часов выделялось: на политзанятия - 191 час; строевую - 73 ч., стрелковое - 199 ч., владение холодным оружием - 14 часов, вольтижировка - 8:00 [25-С.60-61]. На второй год из общего количества 617 часов выделялось на: политзанятия - 128 ч., Строевую - 28 ч., Стрелковое - 95 ч., Холодное оружие - 6:00 [25-С.61].

Итак, указанные приоритеты подготовки четко подтверждают, что главное внимание в СССР уделяли идеологической обработке молодого поколения во время пребывания в Красной армии вместо обучение военному делу. Знание коммунистических постулатов были важными для сталинской верхушки от владения оружием. Абсурд, который был реальностью.

Однако, учитывая общественно-политическую ситуацию, сложившуюся в Советском Союзе в конце 20-х - начале30-х годов, такие приоритеты коммунистической власти становятся понятными. Дело заключалось в том, что советский режим в это время как раз завершал ликвидацию основ нэпа в промышленности и проводил политику сплошной коллективизации на селе. Наряду с этим начиналась кампания свертывания политики коренизации. Все это сопровождалось активизацией репрессивных мер режима. Поэтому становится понятным стремление коммунистической верхушки использовать время пребывания молодого поколения на срочной (кадровой) или временной (территориальной) военной службе для овладения его психики через "промывания" мозгов и формирования выгодных режима идеологических стереотипов и установок.

Такие приоритеты советского военного жизни оговаривали невозможность подражания и сохранения достижений казацкой военной наследия. Это, в первую очередь, касается казацкого боевого искусства, встал в родовом казацком среде на основе примата военного дела в повседневной жизни военной общины. Основным проявлением этого искусства было владение профильным холодным оружием, что на протяжении всей жизни постоянно оттачивалось, и минимальный (обязательный для всех казаков) уровень которого четко фиксировался и сохранялся казацкими военными формированиями при должной поддержке и санкционирование государством.

Несмотря на то, что красные конники в обязательном порядке овладевали основными приемами боя холодным оружием (4 удара и отбивы шашкой, 5 уколов и ударов и отбивки пикой) [27; 28], которые были присущи и казацком боевому искусству, говорить о сохранении этого искусства или творения чего-то подобного нет оснований. Во-первых, времени на отработку этих приемов выделялось мало, и после прохождения кратковременного военного обучения в кадровых или территориальных формированиях потребностей и условий постоянно сохранять и совершенствовать эти умения не существовало. Во-вторых, не хватало родового военно-казацкой среды, где бы постоянной была потребность должным образом подтверждать свой бойоный талант и благодаря этому сохранять авторитет и уважение. К этому же следует добавить и соответствующую потерю родовой военной наследия, имела формотворческий содержание не только для общественной организации и ее военной нацеленности, но и на сохранение определенных особенностей искусства индивидуального боя.

Итак, в условиях ликвидации казацкого военного положения и соответствующих принципов его военного и боевого искусства происходит разрушение казацкой военной наследия. Красная конница не имела оснований следовать и хранить эти достижения, привлечения касается кавалерийских частей потомков казацких родов только замедляло разрушительные процессы в этой области.

Таким образом, несмотря на формальное использование отдельных составляющих казацкой военной наследия, уровень подготовки красного кавалериста был низким и уступал казацком по всем признакам. В условиях разрушения казачьего сословия претерпело разрушения и соответствующее боевое искусство, которое невозможно было сохранить среди красной конницы. Доминирование идеологического догматизма в СССР, отразилось в 30-е годы и в боевой подготовке конницы и целой Красной армии, так как главное внимание было уделяется не военно-профильном подготовки, а насаждению комунистично- советского сознания среди молодого поколения. Такое положение вещей явно сказался и на низкой боеспособности Красной армии в начале Второй мировой войны.

Источники и литература

Доценко А. Зимний поход. - Варшава, 1935.

Капустянський М. Поход украинской армии на Киев-Одессу в 1919 г.. - Мюнхен, 1946. - Кн. I.

Левченко С. Победный бой отдельной конной дивизии под городком Снытко 10 ноября 1920 // По Государственность. - № 10.

Монкевич Б. Черные запорожцы. Зимний поход и последняя кампания Черных запорожцев. - Львов, 1929.

Петров В. Военно-исторические труды. Воспоминания. - М., 2002.

Елисеев Ф. Казаки на Кавказском фронте 1914-1917. - М., 2001.

Краснов П. Всевеликое войско Донское // Белое дело. Дон и добровольческая армия. - М., 1992.

Дубинский И., Шевчук Г. Червоное казачество. - М., 1987.

Патяк А. Красные казаки. - Харьков, 1932.

Радин А. Советские конники. - Ростов-на-Дону, 1938.

Гриневич В. Военное строительство в Советской Украине (конец 30-х - 80-е годы ХХ в.) // История украинского войска. 1917-1995. - Львов, 1996.

Гриневич Л. Военное строительство в Советской Украине (1917 - начало 30-х годов ХХ в.) / История украинской армии. 1917-1995. - Львов, 1996.

Матвеев А. Военное дело // Очерки традиционной культуры казачеств России. - Москва; Краснодар, 2002. - Т. 1.

Соклакова А. Комплектование Казачья формирований и порядок службы казаков Российской империи в XIX - начале ХХ в .: Автореф. дисс ... канд. истор. наук. - М., 2004.

Задунайский В. Использование казацких воинских традиций в легионе "Украинские Сечевые Стрельцы" // Наука. Религия. Общество. (Донецкий государственный институт искусственного интеллекта). - 2003. - № 1.

Задунайский В. Влияние казачьих воинских традиций на становление Вооруженных Сил Украинского государства Гетьмана Скоропадского // Исторические и политологические исследования (исторического факультета Донецкого национального университета). - 2003. - № 3/4.

Задунайский В. рангов-должностная система и ее обозначение на военной униформе Украинских Вооруженных Сил (1917-1920 гг.): Сочетание исторической казацкой наследия с новейшими воздействиями немецкой и австро-венгерской систем // Материалы международной научной конференции "Немцы Приазовья и Причерноморья: история и современность ". - Донецк, 2003.

Отечественное холодное оружие. - М., 1978.

Строевой устав конницы РККА. - М., 1933.

Государственный архив Ростовской области. - Ф. 706. - Оп. 1. - Спр. 2. - Арк. 4.

Государственный архив Краснодарского края (ДАКК).

Ворошиловский кавалерист. - М., 1936.

Устав в воинской повинности. - СПб., 1915.

Наставление для ведения занятий с казаками в учебных сборах // Собрание узаконений и распоряжений правительства. - СПб., 1911. - От. 1.

Руководство по боевой подготовке Конницы РККА. - М., 1930.

Устав о воинской повинности. - СПб., 1915.

Боевой устав Конницы РККА. - М.; Л., 1928.

Курс полковых школ конницы РККА. - М.; Л., 1927

Загрузка...