Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Критерии оценки государственно-политических решений

Критерии оценки государственно-политических решений

Одним из важнейших результатов конструктивной философии права Украины, согласно предложенному подходом, должно быть формулировка критериев, шкалы ценностей для оценки проектов правовых решений. По нашему мнению, ни один из таких критериев, как национальные интересы, права человека, экономическое развитие, государственность, направленность на реформирование, развитие культуры, не может быть принят как главный. Таким критерием оценки проектов правовых решений должен быть уровень их духовности, в которой имеем в виду соответствие вышеуказанным вечным истинам, космическим закономерностям. Другие критерии могут рассматриваться только как подчиненные, вспомогательные.

Вечные истины, космические закономерности являются ценностями, которые сформированы вне общества и даже вне человеческой общности. Но они проверены всем человеческим опытом, а поэтому игнорирование их только через трансцендентальное их происхождение было бы неправильным, противоречащим логике самой науки. Для обоснования такого вывода обратимся к аналогичным вопросов, рассмотренных в работе российского философа И. Ильина "Путь к очевидности» [63; 758]. Автор подчеркивает, что она содержит ответы по важнейших ценностей для человека, но ответа для тех, кто сомневается творческим вопросом. Таким вопросом задавались когда-то и выдающиеся личности прошлого: Сократ, Аристотель, ок. Августин, Гегель, Декарт и др. Этот вопрос логично оказался в познании и признании Истины и освобождении от сомнений. Как сказано в Библии "И познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоанн, 8:32). Человек верит в то, что она воспринимает и чувствует как самое главное для себя: "Скажи мне, что для тебя является важным в жизни, и я скажу во что ты веришь». "Один современный философ, подчеркивает М. Бубер, имея в виду Макса Шеллера, считает, что каждый человек обязательно верит или в Бога, или в" идолов ", то есть в какое-нибудь ограниченное благо свою нацию , свое исецтво, силу, знания, обогащения, все новые победы на женщин, благо, что для нее превратилось в абсолютную ценность и стало между ней и Богом "[29; 457]. Душа человека стремится к тому, во что он верит, к предмету своей веры, он становится источником ее радости и остается им даже тогда, когда его не хватает, а если речь идет о власти или о деньгах их не хватает никогда. Большинство верит именно в деньги и власть (монизм), значительная часть людей предметом своей веры имеют чувственные наслаждения (гедонизм), некоторые стремятся к тому, чтобы постоянную работу, равное с другими зарплату и необходимые социальные блага, то есть, быть одинаково счастливыми (социализм). Другие стремятся к тому, чтобы в имущих все забрать, завладеть всеми земными благами, заставить всех работать на единого монопольного работодателя и покорить все их "единственно" правильной идеологии (большевизм, коммунизм).

Очень четко высказался по поводу атеизма Н. Бердяев. Изучая источники и смысл русского коммунизма, он заявил, что не верит в существование "чистых атеистов". Человек является религиозным существом, и когда она отрицает всего, единого истинного Бога, она создает себе ложных богов, идолов и кумиров и поклоняется им [21; 412]. Если бы удалось однажды, отмечает И. Ильин, пронзить все человеческие сердца без исключения таинственным лучом света, так чтобы во всех выступила и оказалась главная ценность жизни, составляет предмет веры, то вполне вероятно, мы все просто ужаснулись бы, поскольку окажется, что большинство людей верит в нечто такое, что не только не обещает им ни блага, ни спасения, но и прямо ведет их к гибели. Вот ключ к пониманию современной духовного кризиса, который охватил все наше общество, человечество. Этот кризис проявляется во всех действиях, поступках, в том числе и в осуществлении регуляторной политики, ее несправедливости, направленности на потребление, эгоистические интересы самого субъекта регуляторной деятельности. А отсюда и все те бедствия, угрожающие обществу, человечеству: голод, болезни, разрушения окружающей среды, всеся их некоторое параллелизм, но в идеале поступки должны быть как закономерными так и моральными. Кант видел нравственное обоснование права в том, что этическая установка справедливости является нормативным принципом для всего правопорядка [161; 137].

Абсолютизация естественных прав человека не всегда моральной. Некоторые права, выделяемых в литературе как личностные ( "соматические") права человека, с позиций христианского учения являются аморальными. Это права, основанные на мировоззренческой уверенности в "правые" человека самостоятельно распоряжаться своим телом: осуществлять его "модернизацию" и даже коренную реконструкцию, трансплантацию органов. Сюда же относят право на эвтаназию, смену пола, гомосексуализм, употребление наркотиков и психотропных средств, право на искусственное оплодотворение, репродуцирования, стерилизацию, прерывание беременности, клонирование, а в недалеком будущем и на виртуальное моделирование как полноправное утверждения (дублирование) себя в неметрические форме объективного существования.

Гуманизм, как считал Н. Бердяев, поставил человека в центр Вселенной, дал волю творческому развитию человека, удалив ее от внутреннего смысла жизни и оторвав от божественного центра. Поэтому, по мнению философа, гуманизм не только утверждал самонадеянность человека, подносил ее, но и унижал, поскольку человек перестает считаться существом высшим, Божественного происхождения. Пройдя определенные этапы своего развития, гуманизм в эпоху Реформации метафизически уже отрицал свободу вообще и свободу самого человека. И это доказала Великая французская революция, что побуждений пафосом прав человека и гражданина, свободы, привела лишь к тирании. Мыслитель приходит к выводу, что революция, онтологически укрепляет права человека, но забывает о правах Бога, истребляет сама себе1.

Последний период, в котором остро встает проблема поглощения человека автономными сферами, определялся Н. Бердяевым как конец XIX начало XX в. Это время характеризуется мировыми ка таклизмамы (войны, революции, смена государств иполитических режимов), появлением новой, всепоглощающей сферы человеческой деятельности машины. Здесь каждая автономная часть человека претендует на нее, и человек становится рабом своих автономных сфер. Из сказанного следует: если мы (как за- конотворци) действительно заботимся о человеке, его права, хотим сделать ей лучше, то должны осуществлять это непосредственно в "лоб", а за убеждения соблюдения им своих духовных обязанностей. Иначе вместо добра человеку мы принесем ей беда. Так же, если мы (как хозяева, предприниматели) стремимся улучшить свое материальное положение, удовлетворить собственные материальные потребности, то должны делать это не напрямую, путем насильственного или обманчивого отъема денег у других, а через удовлетворение их потребностей, то есть через предпринимательство и тому подобное. В противном случае вместо получения благ мы будем наказаны.

Можно понять крен в политических курсах, государственной регуляторной политике в сторону либеральных, гуманистических направлений как своего рода ответ на недавнее тоталитарное прошлое нашей страны. Но

же абсолютизация прав человека это тоже своего рода проявления тоталитаризма. Оригинальное глубокая критика тоталитаризма содержится в творчестве русского философа, общественного деятеля, публициста М. Бер- дяева, который видел в нем не столько форму государства или политического режима, сколько проявление исконных основ власти, с одной стороны, и проявление в разные исторические эпохи религиозного инстинкта человека, его потребности в целостном отношении к жизни с другой. При этом мыслитель исходил из того, что человек, "рожденная свободой и своей свободой отошла от Бога», постепенно «дегуманизирует", теряет целостность таким образом, что у нее остается один путь спасения от гибели, угрожающей ей, достичь целостности в тоталитарной системе организации всей жизни. Автономизация различных сфер человеческой активности, потеря «духовного центра" приводят, по мнению философа, к тому, что "частичное претендует на тоталитарность, целостность". На тоталитарность претендуют наука, политикаЭкономика, техника, война, коллективы и тому подобное. "Этот исторический период находится под знаком отпущения на свободу творческих сил человека, духовной децентрализации, отрыва от духовного центра, дифференциации всех сфер общественной и культурной жизни, когда все сферы человеческой культуры становятся автономными: наука, искусство, государственная жизнь, экономическая жизнь, вся общественность и вся культура. Этот процесс дифференциации и автономизации и есть то, что называется секуляризацией человеческой культуры "[22, 102]. Не могут быть главным критерием оценки регуляторных решений национально-государственные интересы, суверенитет народа. М. Бер- дяев доказывает, что фашизм является одним из результатов учения Ж. Руссо о суверенитете народа. "Руссо верил, что общая воля суверенного народа безгрешный и праздники; об этом был созданный им миф, аналогичный мифу Маркса о святости и безгрешности свободы пролетариата" [23, 338]. И последний довод в пользу духовных законов извечных истин добра, справедливости, составляющих сущность духовности, нравственности. Они могут и должны использоваться в законотворческой деятельности, в принятии ДПР.

Исследуя вопрос философии регуляторной политики, проблему взаимоотношений в сообщении "человек государство", остановимся подробнее на нашей тезисе об использовании приведенных выше истин в регуляторной политике Для этого следует обратиться к содержанию некоторых из них, в частности в духовных законов по отношению к государства, власти, государственного аппарата (по Библии к "власти человеческой").

Из Библии следует, что покорность и добросовестный покорность, которые нужно проявлять по отношению к власти, не должны переходить в поклонение и раболепия (жертвоприношения). Важной является тезис Духовного закона: запрещается поклонение идоловклониння любому (или любой почему), в том числе начальству, руководителям. Идол это то, перед чем склоняются, из чего делают кумира, фетиш. Идоловкло- Нинни физические (жертвоприношения), а также моральные (жертвование собственными принципами в угодув начальству и т.д.) проклятие человека. Сюда же следует отнести и подъем подарков (в современной терминологии коррупция, дача взятки). Возникает вопрос: не является взяточничество в России, Украине отголоском древней традиции язычества: принесение человеческих и моральных жертв в угоду обожаемым идолам? Интересно, что взяточничество гораздо больше распространено в странах Восточной Европы, где преобладают такие направления христианства, как православие, католицизм, сохраняющие в явном виде традиции и обычаи языческой веры.

В соответствии с христианской доктрины невыполнения властью предписанных Богом обязанностей является протестом против него, служение другим идолам: деньгам, карьере, вышестоящему начальству, из которого его подчиненные создают себе идолов. Рассматривая отношения человека с властью, стоит обратить внимание на два существенных аспекта: с одной стороны, духовные законы требуют покорности (безропотного выполнения воли власти), а с другой власть должна действительно заботиться о людях, делать добро людям. Рассмотрим эти аспекты.

Первый аспект. Человеческие власти Богом установлены: "Потому что нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены" (Рим. 13: 1). "Потому что Им создано все, что на небе и на земле, видимое и не видимое: престолы ли, господства ли начальства, или власти ..." (Кол. 1:16); "Всякая душа да будет покорна высшим властям" (Рим. 13: 1). "И поэтому нужно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести" (Рим. 13: 5). Итак, в Библии определяется природа власти, ее естественный характер, соответствие власти как явления космическим законам. С тезиса о покорности и добросовестный покорность власти следует, что бунты, революции не от Бога, противные Богу: "Блаженны миротворцы, говорит Иисус Христос в Нагорной проповеди, потому что они будут наречены сынами Божиими" (Мф. 5: 9). Сатана, будучи бунтарем, как подчеркивается в теологическом комментарии к этому стихотворению, есть зачинщик всякого бунта. А если это так, то бунты, революции не несут блага ни людям, ни их автомобилейОрам. И те, и другие обречены на большие страдания. Эта космическая закономерность, которая оказалась еще с момента первородного греха (бунта человека, спровоцированного сатаной, против Бога), усвоена как классической литературой, так и научной мыслью. Так, осуждение насилия содержит изложение положений христианской морали в формуле Достоевского, вложенной в уста Ивана Карамазова: "Высшая гармония не стоим слезинки хотя бы одного только замученного ребенка". Именно об этом писал также В. Белинский в своем знаменитом письме И. Боткину: «Судьба субъекта, индивидуума, личности, важнее судеб всего мира ... то есть, гегелевский Allgemeinheit". Белинский утверждал, что никакая мировая гармония не удовлетворит его, если он не сможет разделить ее с каждым из его "братьев по крови"; что даже достигнув "верхней ступеньки лестницы развития", он потребует отчета "во всех жертвах истории" или иначе бросится вниз головой с этой "верхней ступеньки".

Научное осмысление неумолимости действия указанной закономерности относительно наказуемости бунтов содержится в ряде работ историков, философов, в том числе таких известных фигур, как Дж. Тойнби, С. Франк и др. В частности, С. Франк проследил путь многих политических движений, основанных на насилии, начиная от религиозно-реформаторских (чешские "табориты", немецкая реформация, крестьянская война, движение Томаса Мюнцера, анабаптизм, которые были замыслу принудительного общественного осуществления евангелистской совершенства) и заканчивая якобинским и социалистическим. Все они завершились крахом под влиянием неумолимой и неотвратимой закономерности. Через все творчество С. Франка проходит мысль, что вопреки начальном замыслу насилие всегда приводило фактически не к добру (Божией), а ко злу. Оно не спасало, а разрушало жизни (людей, общества). Поражает и то, что на этом пути сами "спасители человечества" превращались в кровожадных тиранов, настоящих бесов, на руках которых кровь десятков миллионов человеческих жертв. Таковы известные нам вожди революций. Пидтвердженням такой метаморфозы может быть и перевоплощения Белинского. Выше приводился его письмо, написанное в тот период, когда он, порвав с гегельянством, был охвачен пафосом скорби о земной ложь и стремлением к моральному оздоровлению общественной жизни ( "высшая гармония не стоим слезинки хотя бы одного только замученного ребенка»). Впоследствии, когда Белинский станет страстным сторонником социализма, он при- где к ужасающей формулы, совсем отвергает первоначальную его устремленность к моральных устоев: "Если для утверждения социальности (т.е. социализма) нужна тысяча голов, & mdash, я требую тысячи голов" (цит. по [158а, 39]).

Сказанное имеет непосредственное значение для формирования философии правовой политики, закрепление в регуляторных актах (прежде всего в Конституции) действительных ценностей. Теоретически конструктивные выводы о необходимости сохранения, поддержки существующей власти и ее эволюционного развития содержатся в работах ученых, начиная с древних времен и заканчивая современными исследованиями в области политического реформирования. Если же проанализировать духовные законы, космические закономерности, то им тоже наибольшей степени соответствует консерватизм как политический режим. Именно он является наиболее благоприятным для выживания человека. Не случайно наиболее стабильные, развитые страны это те, где есть политические партии именно консерваторов.

Второй аспект. В Библии сформулировано также цели и задачи власти в государстве, которые целесообразно рассмотреть как философские основы регуляторной политики. Это, в частности, такие ее цели и функции, как благотворительность, обеспечения мира (жизнь тихого), порядка, безопасности, выживания людей. "Цари господствуют над народами, и обладая ими благодетелями называются" (Лк. 22:25). "Власти установленные для поддержания в людях беззаботной жизни, порядка и защиты от насилия". "Прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения ... за царей и за всех начальствующих, чтобы проводить нам жизнь тихую и безмятежную» (Тим. 2: 1-2). Господство власти подкрепляется мечом (насилием)."Если же делаешь зло, бойся, ибо он не зря носит меч" (Рим. 13: 4). Этот тезис Духовного закона оправдывает (утверждает необходимость) наказания (угрозы, санкции), установленные государственной властью.

Следующий тезис Духовного закона "Надо покоряться власти во благо", устанавливая обязанность народа соблюдать действующие законы велений власти (в современном праве есть адекватный долг в законодательстве всех стран мира), оправдывает подчинение власти только во имя добрых дел. "Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству для Господа: царю или как верховной власти, или правителям, которые от него ссылаются для наказания преступников и для поощрения тех, кто делает добро" (Петр. 2: 13-14). "Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело" (Тит. 3: 1). "Потому что начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти, делай добро и получишь похвалу от нее" (Рим. 13: 3). "Потому что начальник есть Божий слуга тебе на добро".

В рамках проблемы "человек государство" достаточно важен и другой ее аспект отношение государства к человеку. Государство, с одной стороны, должна формировать у людей иждивенческие настроения, а с другой запрещать или безосновательно вмешиваться в хозяйственную деятельность. Она не должна давать своим чиновникам преимущества в приватизации, эксплуатации наиболее "лакомых" объектов. Не должно быть льготных налогооблагаемых, обогащение за счет других, за счет всего общества и тому подобное. Все должны быть в равных условиях и работать добросовестно. Этот постулат следует из реформаторсько- кальвинистскому толкования призвание людей быть "прежде всего, общностью завета" (Presbyterian Church USA, minutes of the GENERAL assembly. & Mdash; & amp;

Загрузка...

Страницы: 1 2 3