Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Злоупотребление правом как угроза нравственности и справедливости регуляторной политики

Злоупотребление правом как угроза нравственности и справедливости регуляторной политики

Сущность злоупотребления правом. Важнейшей угрозой нравственности и справедливости регуляторной политики является злоупотребление властью своим правом. Злоупотребление правом в сфере государственной политики можно классифицировать по субъектам злоупотребление правом со стороны народных депутатов, местной власти, органов (должностных лиц) исполнительной власти, правоохранительных, судебных органов и тому подобное. Кроме того, эти злоупотребления можно систематизировать по их объектами нарушения, видами решений, а также по юридической классификации.

Под злоупотреблением правом по объектам нарушения подразумевается принятие безнравственных, наказуемых регуляторных решений относительно

предмета компетенции соответствующего органа (должностного лица). Например, продажа государственных объектов приватизации с нарушением законодательства о тендерах; уголовное преследование по формальным признакам, с целью получения взятки от преследуемых и тому подобное.

Злоупотребление властью можно классифицировать по видам решений. Решения, содержащие признаки злоупотреблений правом, делятся по:

а) субъектом их принятия (личные и коллективные);

б) функциональной ролью регуляторного акта;

в) по территории действия;

г) форме акта и тому подобное.

По злоупотреблений правом по юридическим классификации целесообразно различать:

а) злоупотребление правом с нарушением норм морали, нравственных основ, которые остаются в рамках закона, не посягая на любые юридические нормы;

б) нарушающие действующее законодательство.

Что касается первых говорится нередко о бюрократизме в управленческой деятельности, в отличие от гражданско-правовых и хозяйственно-правовых отношений является недопустимым.

Анализируя проблему злоупотреблений правом в гражданско-правовых отношениях, профессор И. Покровский приводит такие примеры: "Я могу построить на своем участке огромный дом,что совсем лишит света вашу соседнее здание. Я могу взыскать с вас долг, хотя деньги на данный момент были мне не нужны, а вы в результате взыскания будете совершенно разорены. Таким образом, в сфере гражданского права каждый может действовать, руководствуясь исключительно собственными интересами и не заботясь об интересах других. Эти другие имеют заботиться о себе сами. Нужно только определить, что тот, кто осуществляет свое право, должен оставаться в формальных его пределах. В данном случае должна действовать такая правовая презумпция: кто использует свое право, не затрагивает ничьих прав ( "qui yure suo utitur? Nemini facit injuriam»).

С конца XIX в. злоупотребление правом стало рассматриваться как вопрос о границах поведения субъекта, осуществляющего предоставленное ему законом субъективное право. Правоведы и законодатели работали над поиском четких юридических критериев злоупотребления правом, изучали необходимость законодательного запрета такого злоупотребления. В этой связи И. Покровский рассматривает ряд теоретических проблем по осуществлению субъективного права, о социальных функциях права, соотношения права и морали. Он пишет: "В конечном счете общий контроль судов над осуществлением субъективных прав, если его проводить последовательно, согласно теоретическим содержанием рассматриваемой статьи, привел бы к полному отрицанию субъективных прав". И, действительно, если мы присмотримся поближе, то увидим, что через все аргументы в пользу такого широкого, "объективного" понимания шиканы в конце концов непременно просмотрит мнение о некоторой социальную функцию какого-либо права. Так, например, К. Хьюбер прямо говорит: "Право может быть использовано только в соответствии с направленностью его социальной функции". По словам Д. Поршерота, "я свободен пользоваться моим правом во всем его объеме, но я могу это делать только при условии, что поставленная цель соответствует социальным и экономическим назначением этого права" [135, 113]. Критикуя теоретиков "объективной шиканы", И. Покровский, видимо, зря пренебрегает научным и практическим значением такой категории, как"Социальное назначение (или функция) права". Именно с помощью анализа этой категории можно продвинуться в понимании сущности злоупотребления правом. Ведь даже беглый взгляд на свободу дает возможность увидеть, что, например, регулятивная и охранительная функции права направлены именно на такое урегулирование общественных отношений, при котором возможность злоупотребления правом была бы минимальной.

Несколько упрощенно трактует И. Покровский и юридическую сущность злоупотребления правом. Он считает, что "шиканы есть не что иное, как обычный деликт. То обстоятельство, что средством для причинения вреда здесь является осуществление права, никоим образом не может быть оправданием тому, что права предоставляются для удовлетворения собственных законных интересов, а не для причинения зла другим ". Однако это не всегда бывает именно так, поскольку правонарушения (деликты) преимущественно происходят в случае нарушения правовых запретов, а не осуществления субъективных прав.

Намерение зла, по мнению И. Покровского, является непременным и единственно надежным критерием шиканы. Но шиканы не исчерпывает все случаи злоупотреблений правом. Ученый сам приводит примеры других злоупотреблений: "Мы повсеместно своими действиями причиняем невольно другим вред. Я, например, открываю рядом с вами такой же магазин, как у вас, и своей конкуренцией подрываю вашу торговлю. Я занимаю место, на которое претендентом были вы . Положить во всех подобных случаях мне еще обязанность действовать "разумно" и считать чужие интересы это значит сделать задача совсем непосильным. Возможно, ваши которой люди страдают от моей конкурентной торговли будут для вас неизмеримо чувствительнее, чем для меня сдерживания в откр ТТИ магазина; возможно, место, занятое мной только для времяпрепровождения, было необходимо для существования вас самого или вашей семьи. Все это может быть, но положить на меня обязанность каждый раз согласовываться со сравнительным положением лиц, интересы которых могут быть моими действиями нарушены, "взвешивать" интересы мои и чужие, предусматривать их, это означает на самом деле совсем парализовать возможность быудь всякой человеческой деятельности. Мы можем поздравлять с моральной точки зрения поступки подобного рода, но не можем свести их в юридическую норму, что влечет за собой обязанность имущественной ответственности »[135, 118].

По мнению А. Екимова, субъективное право, использовано во вред обществу, собственно говоря, меняет свой социальный смысл. Фактором, который приводит его в действие, становится узкокорыстным, эгоистический интерес, что отрицает правомерность существования любого другого интереса [176, 90]. В. Витрук считает, что социальное назначение прав и свобод граждан предусматривает требование соблюдения гармоничного сочетания общественных, государственных и личных интересов. Принцип сочетания общественных и личных интересов имеет непосредственное значение и для осознания, понимания проблемы злоупотребления правами и свободами [36, 154, 155].

Таким образом, злоупотребление правом такое осуществления субъективного права, причиняет зло. С позиций христианской доктрины зло это нарушение Духовного закона (космических установок). Человек сочетание двух потенциальных основ добра и зла. Какая из них превалирует в ней зависит от выбора самого человека. И. Ильин отмечал: "Зло есть прежде всего склонность человека, присущая каждому из нас, будто немногое, что живет в нас, страстно тяготение к распущенности зверя; притяжение, которое всегда стремится к расширению своей власти и к полноте захвата. Сталкиваясь с отказами и запретами , устойчивыми прерываниями, поддерживающих духовные и нравственные стороны личного и общественного бытия, оно стремится преодолеть эти преграды, усыпить бдительность совести и правосознания; ослабить силу стыда и отвращения, приобрести приемлемый вид ... "[64, 510, 511].

В юриспруденции под злоупотреблением зависимости от правовой системы страны и конкретной отрасли законодательства понимают вред (ущерб) или убытки, причиняющих другим. Жаль идентифицируется как уничтожение материальных и нематериальных благ. Под убытками следует понимать реальный ущерб, а также упущенную выгоду. Кроме того, злом является нарушитния прав, свобод и интересов субъектов права, а также создание ситуации, в условиях которой их невозможно реализовать. Однако, говоря о злоупотреблении правом, необходимо рассматривать зло не только в правовом, но и в общесоциальном и в общечеловеческом смысле. Злоупотребление правом является не только преступлением или деликтом, но достаточно часто правомерной, хотя и аморальной виной. Некоторые авторы рассматривают злоупотребление правом зло как явление тождественно любой социальной вреде, который наносится общественным отношениям в процессе реализации права [105, 18].

Высшее предназначение права минимизировать возможность причинения зла одним субъектом другому в результате защиты интересов личности, общества, государства, установление равной для всех меры свободы, возведение в закон справедливости. Поэтому, например, в каждой международной конвенции говорится: "Ничто в соответствующей конвенции не может толковаться как противоречащее ее главным целям". Так, в ст. 60 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод" указано: "Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как ограничение или умаление любого из прав человека и основных свобод, должны обеспечиваться законодательством любой которой Высокой Договаривающейся Стороны или любым другим соглашением , участником которой он является. "

В Договоре об учреждении Европейского Экономического Сообщества (Рим, 25 марта 1957) записано: "Для того, чтобы реализация мер торговой политики, принимаемых любым государством-членом в соответствии с этим Договором, не тормозилась отклонением торгового потока, или если различия в таких мероприятиях вызывают экономические трудности в одной или ряде государств-членов, Комиссия будет рекомендовать методы, с помощью которых государства-члены осуществляли необходимо сотрудничество. если это ей не удастся, она санкционирует применение государствами членами необходимых защитных мер, условия и методы которых она определит. По срочной необходимости и в течение переходного периода государства-члены могут сами принимать необхидни мероприятия и сообщать о них другим государствам-членам, а также Комиссии, которая может принимать решение о том, что заинтересованные государства должны изменить или отменить эти меры. Предпочтение должно отдаваться мерам, которые вносит как можно меньше нарушений в функционирование общего рынка и которые исходят из необходимости ускорить, насколько это возможно, введение общего таможенного тарифа "(ст. 115 Договора).

"Применение зла" в право всегда приводит к нарушению каких-либо прав, умаление определенных интересов и в конечном счете к победе несправедливости. Именно поэтому право, по мнению В. Соловьева, и является принудительной требованием реализации минимального добра или порядка, не допускает определенных проявлений зла [147, 518] Конечно, с точки зрения позитивного права, достаточно трудно определить критерий минимального добра или, например, социально приемлемого зла. В данном случае речь должна идти о законодательном запрете крайних проявлений зла.

Социально приемлемое злоупотребления правом разрешено, но из этого не следует, что его причинения перестает быть аморальным неду- ховного, нарушающим космические закономерности. Более того, законодательно не запрещено причинения зла и является злоупотреблением правом в чистом виде. И его нельзя избежать. Право, писал В. Солов- Иов, в интересах свободы позволяет людям быть злыми, не вмешивается в их свободный выбор между добром и злом; оно только в интересах общего блага препятствует злому человеку стать злодеем, опасным для самого существования общества. "Задача права вовсе не в том, чтобы мир, который лежит во зле, вернулся в Царство Божие, а только в том, чтобы он преждевременно не превратился в ад» [147, 523].

Необходимо признать, что субъект, реализуя свое право по своему усмотрению, может выбрать зло, приведет неблагоприятные последствия для других субъектов общественных отношений. Некоторые из субъектов могут иметь юридическую защиту от таких последствий, другие нет. В любом случае вред, причиненный из-за осуществления субъективного права, нужно рассмядаты как одну из обязательных признаков злоупотребления правом.

Что же представляет собой субъективное право, которым можно злоупотреблять? Общеизвестно, что субъективное право это мера дозволенного поведения субъекта. Эта мера предоставляется субъекту объективным правом. А форма ее практической реализации определяется не только законодательством, но и обычаями, царящие в обществе, традициями социальной группы, а также собственными представлениями человека о добре и зле, то есть ее нравственным сознанием.

Что касается нынешнего состояния злоупотребление правом в Украине, то, поскольку современное законодательство ее имеет пробелы, является противоречивым, а господствующая в обществе мораль изменчивой, границы дозволенного поведения (особенно при загальнодозволених типа правового регулирования общественных отношений: "разрешено все, что не запрещено законом", очерченные нечетко, происходит повсеместное злоупотребление правом, особенно в отраслях хозяйствования, регуляторной политики. Это и открытие предприятий-однодневок для перевода средств в наличные, и преступное возврат НДС без фактического вывоза товара за границу, и уклонение от налогов, и невозврат валюты за вывезенный товар, и скупки за бесценок предприятий, заранее, зло умышленно доведены до банкротства и тому подобное. Достаточно широкий простор произвольного усмотрения, предоставленный субъекту в выборе способов реализации своего субъективного права, и составляет природу злоупотреблений.

Что касается регуляторных актов, согласно постоянными правовыми обычаями, существует презумпция их правильности, то есть предполагается, что такой акт принят и издан с соблюдением всех юридических и формальных требований и поэтому он является обязательным для адресата. Этот акт может быть обжалован в судебном порядке [155]. Законность акта управления означает, что его должен принять уполномоченное должностное лицо государственного органа в пределах его полномочий, с соблюдением установленной процедуры его разработки, принятия, издание и государственной регистрации. По содержательного наполнения, то ученые-правоведы указывают лишь на то, что акт управлениния, регуляторный акт должен быть юридически обоснованным, то есть иметь четко определенные задачи и цели, описание способов реализации задач, достижения целей и тому подобное. Однако в рамках данного формального регламентирования возникает риск принятия несправедливых правовых решений, использования правовой формы не по ее призначенням1.

Сформулируем дефиницию: злоупотребление правом такая форма реализации права в противоречии с его назначением, применением которой субъект причиняет вред другим участникам общественных отношений носителям соответствующих прав. Исходя из тезиса о том, что злоупотреблять можно любым субъективным правом и тем более властью, причем очень в широком поле деятельности, круг субъектов злоупотреблений является прак -

чески неограниченным. В области хозяйственного права это, например, злоупотребление предприятием-монополистом доминирующим положением на рынке; в области хозяйственного управления злоупотребление органом высшего уровня своим служебным положением. Субъектами злоупотребления в этом поле могут быть органы государственной власти и их должностные лица.

Формы злоупотребления правом. В зависимости от того, каким общественным отношениям причиняется вред в процессе осуществления права в противоречии с его назначением, случаи злоупотребления правом можно поделить на правомерные (легальные) и противоправные. В основу этого деления может быть возложена как правовая природа общественных отношений, то есть тот факт, находится злоупотребления правом в сфере правового поля, так и юридический критерий оценки ущерба. Если причинения вреда общественным отношениям является противоправным и наказуемым, то есть противоправное злоупотребление правом, если нет, правомерным.

Правомерное злоупотребления правом наносит ущерба неохраняемым законом отношениям, поэтому такие злоупотребления в зависимости от конкретных обстоятельств можно рассматривать как аморальные или нецелесообразны. Субъект действует нецелесообразно, если указанную в законе цель рационально достичь использованием других правовых средств или когда за нарушения, имеет формальные признаки преступления, но не является сусовместно опасным, назначается максимальная мера наказания (нарушение известного в западноевропейской судебной практике принципа пропорциональности).

Примеры правомерных злоупотреблений коллективными правами и общественными свободами приводит французский ученый П. Сандевуар [138, 302-304]. По его мнению, злоупотребление некоторыми работниками право на забастовку усложняет реализацию другими субъектами права на труд и права собственности в случае занятия бастующими служебных помещений (сидячую забастовку, что мешает работать нестрайкуючим сотрудникам) или выставления пикетов (перекрывается проход на рабочее место). Много вреда наносят широкомасштабные забастовки. Вместе с тем не следует бороться с этими общественными явлениями силовыми методами, поскольку забастовки, массовые акты неповиновения это лишь проявление, признаки «болезни» общества. Причинами этой «болезни» чаще всего является социальная несправедливость, представление населения о ней и уверенности в ее нарушения.

Таким образом, аморальное или нецелесообразно осуществления субъектом своего права посредством использования правовых предписаний, если в результате этого был нанесен ущерб другим участникам общественных отношений, необходимо рассматривать как легальное злоупотребления правом. Субъект в данном случае не оказывает правонарушений и не подлежит юридической ответственности.

Другой формой злоупотреблений правом является противоправные деяния, в том числе уголовные преступления. К противоправным принадлежат только такие злоупотребления, совершаемые субъектами, реализующими свои права и властные полномочия. Обычное нарушение правового запрета не- уполномоченным субъектом нельзя рассматривать как злоупотребление правом, поскольку права на нарушение запрета никто не давал. Можно привести множество примеров, когда человек, применяя предоставленные ему права и свободы, нарушает права и свободы других лиц либо создает угрозу национальной безопасности, общественному порядку.

Противоправное злоупотребления правом отличается от правонарушения тем, что (как традиционно считается) субъект в данном случае оказывает противоправное деяние, Реализуя свое субъективное право (правомочие), и первичная стадия его действия находится в рамках закона. Это касается как рядовых граждан, так и должностных лиц. Выходя за пределы правовых регламентов, должностное лицо может совершить такие действия, предусмотренные Уголовным кодексом Украины: "получение

Загрузка...

Страницы: 1 2 3