Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Анализ философско-теоретических взглядов на проблему обеспечения справедливости регуляторных решений

Анализ философско-теоретических взглядов на проблему обеспечения справедливости регуляторных решений

Теоретические философский анализ правотворчества. Считаем, что вопрос справедливости, нравственности права, а следовательно и справедливости правовых решений, имеют исследоваться в рамках философии права, которая является самостоятельной (специальной) отраслью юридической науки. Без этого создать теоретически достаточные основы для построения эффективной регуляторной политики невозможно. Предлагаем вместе с философией права рассматривать философию правотворчества, которая является составляющей философии права и изучает только позитивное право правовые акты, принимаемые государственной властью. Целесообразно выделять также философию государства. Эта наука, по нашему мнению, должна изучать философию той части регуляторной политики, которая занимается правовыми актами, касающимися построения (создания и функционирования) органов государственной власти.

На сегодняшний день ни философии правотворчества, ни философии государства как самостоятельных наук нет. Отсутствуют соответствующие разделы в теории права и в юридических отраслевых науках, "ответственные" за регуляторную политику. А это административное и хозяйственное право Украины. Именно поэтому мы вынуждены рассмотреть теоретико-философские вопросы как правотворчества (для формулирования предложений по разработке эффективных регуляторных актов), так и государства (о создании эффективных структур государственной власти). Эти вопросы могли бы составить соответствующие разделы упомянутых выше наук (административное и хозяйственное право Украины). Как отмечает Л. Петрова, по своей сути философия права не может прибегать к изучению того многообразия текучих и изменчивых явлений, которое является объектом исследования именно отраслевой юриспруденции. Но каждая отраслевая наука, руководствуясь общими принципами философии права, должна: "1) развить ее главные принципы относительно своей отрасли; 2) указать средства реализации полученных высновки в определенных условиях места и времени »[133, 77].

В современной украинской юридической литературе в основном рассматривается только проблематика философии права, причем далеко не в конструктивном (практически результативном) аспекте. Философия государства вообще специально не исследовалась, хотя эти вопросы были всегда в центре внимания мировой философской мысли, имели и имеют большое аксиологическая (ценностное) значение1. Целью нашего исследования является учреждение

1) конструктивного философского подхода к правотворчества (построения философских основ регуляторной политики). Это подход, который давал бы возможность применять философские научные основы непосредственно на практике, в процессе законотворческой (правоприменительной) деятельности, формирования и реализации регуляторной политики;

2) философии государства, по возможности, тоже конструктивной, которая позволяла научно обоснованно создавать (проектировать, моделировать) форму государства (правления, государственного устройства, политический режим), построение и функционирование государственной влади2.

Особую актуальность приобретают исследования реализации курса украинского государства, провозглашенного в Конституции относительно человека, его прав. Утверждение и обеспечение этих прав рассматривается как главная обязанность государства (ст. 3 Конституции Украины), а признание международно-правовых договоров, ратифицированных Верховной Радой как части национального законодательства (ст. 9 Конституции), ставит под государственный и внегосударственных (со стороны международных и европейских организаций, международного и европейского судов) контроль соблюдения этого долга, реализации главной обязанности государства в процессе осуществления им регуляторной политики.

В конструктивным философским подходом к государственно-правот- разования понимаем прежде всего философское основание разработки законодательных актов, в частности обеспечение их справедливости, а также критериев выбора политического режима (формы) государства, оптимизации соотношения централизации и децентрализации власти (централизованного госавного управления и местного самоуправления (власти

территориальных общин, негосударственных неправительственных структур). На основе этого философского основания должно осуществляться моделирования (для последующего закрепления в правовых нормах) отношений: человек (население) ^ государство и, наоборот: правительство ^ человек. Эти отношения могут быть либо агрессивными, угрожающими или толерантными. Для обоснованного моделирования необходимо на философском уровне решить проблему соотношения власти государства и суверенитета лица (право на частную жизнь) и др. Без имеющейся конструктивной философской платформы оптимальное решение этих вопросов, а значит политическая или, скажем, административная реформа, эффективно не могут быть осуществлены в принципе. Это касается и права собственности. Как решить вопрос соотношения государственной собственности с другими формами собственности, сохранение государственного суверенитета, национальной культуры и собственных социальных ценностей при вхождении страны в мировые и региональные структуры (ВТО, ЕС, ЕЭП, НАТО и пр.)? Последние вопросы особенно важны в связи с мировыми процессами глобализации и интеграции (нейтрализация возможного негативного влияния на Украину со стороны международных организаций с помощью финансовых рычагов, нейтрализация негативных последствий вступления в упомянутых мировых и региональных структур). Разработка соответствующего философского основания необходимое для создания действительного права, формулировка критериев небюрократических конкурентного правительства и тому подобное.

Итак, проблематика философии государственно-правового строительства (регуляторной политики) не надуманной, а чрезвычайно важной и актуальной. Именно отсутствием методологии государственно-правового строительства, единой идеологии в правовой политике в значительной степени обусловлено много юридических недоразумений, противоречий в праве и тому подобное. Например, из анализа ст. 13 Конституции Украины ( "Земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и другие природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Украины, природные ресурсы ее континентального шельфа, исключительной (мРСК) экономической зоны являются объектами права собственности Украинского народа. От имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах, определенных настоящей Конституцией. Каждый гражданин имеет право пользоваться природными объектами права собственности народа в соответствии с законом ") следует, что земля в Украине не может быть в частной собственности. В ст. 14 этого же документа (" Земля является ос новным национальным богатством, находящимся под особой охраной государства. право собственности на землю гарантируется. Это право приобретается и реализуется гражданами, юридическими лицами и государством исключительно в соответствии с законом ") наоборот, легитимируется частная собственность на землю. Эта неопределенность привела к горячим дебатам в Верховной Раде во время принятия Земельного кодекса.

Отсутствие методологии государственно-правового строительства, регуляторной политики, основанной на самой эффективной философской базе, идеологии (сумме концептуальных идей, доктрин) с учетом национальных традиций и особенностей, приводит к заимствованию правовых моделей западного образца, которые не всегда соответствуют не только высоким ценностям, но и национальным традициям. Ряд законодательных актов вследствие этого можно отнести к таким, которые не соответствуют требованиям морали. Имеются также частые изменения в законодательстве, которые доходят до абсурда, например изменения в утвержденных законодательных актов, которые еще не начали работать на практике, или приостановления действия Семейного, Гражданского и Хозяйственного кодексов и тому подобное. Примером потерь из-за отсутствия собственной философской доктрины государственно-пра- вотворення, четких критериев оценки правовой политики является безнравственность, несовершенство отдельных положений некоторых актов.

В этом разделе мы имели целью не ограничиться только критикой социалистического прошлого, современного состояния философии государственно-пра- вотворення или традиционной постановкой соответствующих задач перед юридической (философско-правовой) наукой, а предложить новую (в плани конструктивизма) философию государственно-правового строительства, его теорию и методологию. При этом не претендуем на их завершенность, а также уникальность предложенного подхода как единственно возможного способа решения соответствующих проблем. Но прежде чем переходить к изложению идей конструктивной теории, рассмотрим кратко накопленные философско-правовые взгляды.

Начнем с определения категории "нравственность", поскольку ряд правовых норм различного уровня требует соблюдения принципов общества. Нравственность, если продолжить Канта, готовность человека подходить не только в соответствии с веление категорического императива требований о бескорыстном отношении к другим, но и относиться к этому другому как к самому себе. Этот императив предполагает соблюдение всех других норм нравственности. Действительно, если относиться к другим, как к самому себе, то нормы "не убий", "не укради" и др. становятся привычными правилами поведения. Можно понимать норму о терпеливое отношение к другим минимально достаточную, что не исключает возможность повышения планки требований к себе. "Благородный человек предъявляет требования к себе, низкий человек предъявляет требования к другим", писал Кон фуций.

Проанализируем философские вопросы, которые можно было бы отнести к философии правотворчества главных ее принципов, которые нужно развить относительно отраслей административного и хозяйственного права. Основным вопросом, который возникает в контексте конструктивного правотворчества, является обеспечение соответствия регуляторных решений требованиям морали, справедливости. В этом аспекте достаточно последовательной есть философская идея делить право на действительное (справедливое, нравственное) и недействительно. В основе этого разделения, по нашему мнению, идея направленности позитивного права на достижение своей цели обеспечение естественных прав человека. Итак, все юридические нормы, которые мы относим к праву, можно разделить на те, что отвечают (действительное право) и не отвечают (псевдоправа, антиправовая) своей цели.

Действительно право самодостаточное, не нуждается для осуществления правозас- тосування каких-либо дополнительных решений. Примером настоящей нормы может быть ч. 2 ст. 8 Конституции Украины, согласно которой "нормы Конституции Украины являются нормами прямого действия. Обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина непосредственно на основании Конституции Украины гарантируется."

Понятие "антиправовые" по Г. Гегелем используется в смысле видимости права. То есть это правовые нормы, направленные на неразумное ограничение прав человека или действуют только вместе с административными решениями. К первым можно отнести, например, разрушительные решения об отрицании частного права, запрета предпринимательской деятельности, свертывания и ограничения деятельности частных подсобных хозяйств граждан и др. Такие решения, как известно, принимались исключительно по политическим мотивам на философско-идеологических принципах Марк- СИЗМ-ленинизма. Примером вторых могут быть нормы права, составляют собой смесь прав и обязанностей гражданско-правового характера с административными принципами (административным распределением по волюнтаристскими решениями). В частности, таковы некоторые положения нынешнего Земельного кодекса, определяющие права на приобретение, владение, использование и распоряжение земельными участками. Для применения соответствующих положений нужны административные решения-разрешения. А это уже и есть "видимость" права (антиправовые). Но, опять же по Гегелю, истина этой видимости заключается в том, что она бесполезна, и право возобновляется посредством отрицания своего возражения. То есть решение об отмене ограничений прав сторон в договорных отношениях составят действительное право.

Действительно право, регуляторная политика направлены на обеспечение естественных прав человека, с позиций рядового гражданина можно считать справедливыми. В то же время в любом случае подвергнут или гражданин обязан, по словам Б. Спинозы, "выполнять приказы государства, хотя бы он и считал их несправедливыми» [148; 301] Только те повеления государства, квалифицируемые як преступные, нельзя выполнять. Согласно ст. 60 Конституции Украины, "никто не обязан выполнять явно преступные распоряжения или приказы. За отдачу и исполнение явно преступного распоряжения или приказа наступает юридическая ответственность".

Результаты исследований трудов дореволюционных и современных теоретиков права свидетельствуют, что до сих пор не только не разработаны философских основ конструктивного право- государства, которое бы обеспечивало построение и функционирование права и государственных институтов как высоконравственных сущностей, но и даже не определено однозначно нет предмета , ни объекта философии права. Так, например, дореволюционный классик-правовед Г. Шершеневич считал, что общая теория права, так же как история философии права и его политика является составляющей философии права [174, 24]. Такое же наполнение этой науки, а следовательно ее предмет и объект, представлял себе и другой выдающийся правовед прошлого Л. Петражицкий: "Под философией права мы понимаем общее учение о праве как с теоретической, так и с политической точки зрения. Иными словами, науку, которая включает в себя теорию и политику права" [132, 5].

Анализ современных исследований позволяет выделить уже другие подходы к интерпретации философии права. Первый это так называемый философский подход, когда под философией права понимают применение основных принципов и категорий философии к праву. По мнению Дж. Кери- речь, к ним относятся категории диалектики или гносеологические категории [75], а по А. Васильевым категории социальной философии [32]. Но такой подход не признает никакой новой дисциплины на грани философии и правоведения. Его авторы не показали возможность применения этих категорий в практической деятельности в правотворчества.

Второй научный подход, в рамках которого под философией права имеют в виду систему общенаучных и специально-научных методов, применяемых к праву (социологический, кибернетический, системный и др.), а также учение об этих методах. Впервые такое представлювопрос о том, чем интересуется философ, сосредоточивает внимание на праве. Ответ выглядит так: философ интересуется сочетанием мысли и волевого акта. Мышление и практическое действие общие понятия, характеризующие человеческое бытие. Философствовать означает свободно размышлять над первоосновами, над собственным мышлением. Практическое действие имеет целью уменьшить разрыв между сущим и должным. Возникает проблема ценности как фундаментального свойства культуры. Право имеет ориентироваться на естественные ценности человека. Так возникает идея естественного права. Положительное право должно соответствовать естественному, Закон Праву. Эта проблема занимает центральное место в философии права (или правовой философии). В целом же, подчеркивает Жаль, "правовая философия призвана понять основы права, коренятся в глубинах культуры. А в более широком смысле понять человека благодаря пониманию права" [175, 41]. Итак, предметом философии права он считает культурные устои права, самого человека, который учится сквозь призму права.

Не вдаваясь в детальный анализ работ по философии права, отметим, что многим из них присущ изложение положений о философии права. Практике же нужны основы самой философии права, которые можно было бы применить в процессе правотворчества, разработка проектов регуляторных актов. Безусловно, положение о философии права имеют определенный познавательный характер. Чтобы выяснить, используются они на практике, нами осуществлен социологическое исследование, в процессе которого опрашивались разработчики законопроектов, представители Комитета Верховной Рады Украины по правовой политике, работники юридического отдела Министерства экономики и по вопросам европейской интеграции. На вопрос: "ли вы в процессе пра- вотворчои работы положение философии права?", Они ответили "нет". Среди причин указывались:

1) отсутствие практической надобности;

2) существующая литература по философии права не вооружает практику положениями, которые могли бы непосредственно использоваться в процЭСИ правотворческой работы.

И, действительно, имеющиеся учебники не содержат определения сущности философии позитивного права, ответы на вопросы какая именно идеология должна быть заложена в основу формирования правовой, регуляторной политики. Многие из авторов прибегают к изложению концепций различных школ, учений, но если это не завершается обоснованием идеологии того, какие именно школа, учение должны быть положены в основу современного правотворчества, то такая работа, учебник ничем не отличаются от работ по истории политических учений или истории и права.

Важным является определение самых высоких общественных ценностей, то есть формулировка критериев, которым должен соответствовать правовая (регуляторная) политика и соответствие или противоречие которым обусловили бы соответствие или несоответствие проекта правового акта правовой политике. А эти критерии не являются очевидными. Например, рассмотрим такие ценностные институты, как демократия, права человека. В одних странах (Запада) эти институты принадлежат к высшим общественных ценностей, в других (Корея, Вьетнам, Сингапур, Тайвань, в определенной степени Япония) внимание акцентируется на приоритете группы над личностью, власти над волей, ответственности за правами.

На самом деле дело тут не в географии, а в религиозных системах, к которым относятся страны. Регионами, в которых демократические институты, права человека имеют небольшую поддержку, является исламский мир, простирающийся от Марокко до Индонезии, а также страны на востоке Азии, в которых преобладает влияние конфуцианства и китайской культуры. Практически все исследователи корреляционной связи между религиями Востока и демократией утверждают, что традиционное конфуцианство является или недемократическим, или антидемократическим. В конфуцианских обществах не направленности на противопоставление прав человека государстве. Это справедливо настолько, что если индивидуальные права и существуют, то они созданы государством. В то же время, скажем, в Британии положительное право, утверждает права человека, происходит от обычного, которым так гордятся англичане. останне глубоко опирается на христианские идеалы и имеет библейские источники, содержит значительно больше прав человека по сравнению с правом писаным. И этих традиций неуклонно соблюдаются. В азиатских же странах приоритет отдается порядка и иерархии. Конфликт идей, групп и партий считается опасным, незаконным.

Очень важно подчеркнуть, что в конфуцианстве общество и государство слиты воедино. Там не признается легитимность автономных социальных институтов, которые сбалансировали бы влияние правительства на национальном уровне. Как отмечает в своей работе "Конфуцианство и модернизация" Ю Шенг Лин, "в традиционном Китае не было понятия разграничения между сакральным и профанного, духовным и светским. Политическая легитимность в конфуцианском Китае опиралась на Мандат Небес, в котором политика определялась в терминах морали" ( цит. по [53, 117]). Не было никаких легитимных оснований ограничивать власть, поскольку власть и мораль были идентичными. Мысль о том, что власть может быть коррумпированной и поэтому нужен институциональный и общественный контроль для ее сбалансирования, была противоречивой в самой ее постановке.

Что касается других восточных религий, в частности, ислама, то термин "исламская демократия" далеко неоднозначен.

Загрузка...

Страницы: 1 2 3