Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 323

УДК 323.174: 316.64 (477)

Е.В. МАМОНТОВА

ФОРМИРОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО ОБРАЗА КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ процессах

Рассмотрено влияние регионального фактора на современную политическую ситуацию в Украине. Освещены символическую составляющую региональных отношений в Украине. Показан механизм формирования регионального образа и его роль в процессах нации. Обоснована необходимость внедрения инновационных моделей имиджевых региональных стратегий.

The influence of regional factor on the modern political situation in Ukraine are considered in the article. The symbolic component of the regional relationship in Ukraine it is showed. The mechanism of formation of the regional image and his role in the nationalbuilding's processes it is showed. The necessity of implementation of the innovation models of regional image strategies is proved.

Траектория и содержание современного этапа государственного строительства в Украине наряду со становлением государственного аппарата и совершенствованием механизмов государственного управления, демократизацией общества и формированием гражданской нации определяется и региональным фактором. Политические события последних лет доказывают, что региональная специфика, которая существует в любой стране мира, в Украине выходит за пределы геокультурного поля и становится источником политических спекуляций, в результате чего объективные локальные различия превращаются в противоречие идеологического и мировоззренческого характера. Все это приводит к углублению процесса поляризации украинского общества по региональному признаку, ставит под угрозу территориальную целостность государства. Итак, в ситуации, когда территориальный фактор в жизни современной Украины играет дестабилизирующую роль, проблема гармонизации региональных отношений приобретает стратегический характер.

По нашему мнению, одна из причин описанного положения спрятана в плоскости нации. По объективным причинам (длительное пребывание украинских территорий в составе разных империй, отсутствие непрерывнойгосударственной традиции, опыт тоталитаризма, полиетничннисть, билингвизм, культурная неоднородность населения, внешний экзистенциальный влияние и т.п.) в Украине на 70-м году независимости все еще продолжается процесс формирования политической нации.

На пути обретения общей гражданской идентичности конструктивную роль может сыграть государственная политика, направленная на развитие символического пространства государства, включая иерархию атрибутов национальной самоидентификации. Наряду с национальным языком, национальными кодами и символами, историческим мифом и героическим Олимпом нации, отдельное место в государственной символосферы принадлежит целостному образу страны.

Все вышесказанное актуализирует обращение к изучению пространственных геосимволичних образов и определения их государственно потенциала. Ведь в ситуации, когда геокультурная региональная специфика превращается в фактор общественного раскола, "политика организации символического пространства государства является одним из практических путей к формированию сообщества" [2, с. 151].

Сегодня проблема становления государственной символической сферы преодолевает присущую ей публицистичность и постепенно занимает подобающее место в научном дискурсе. Социальная природа символа, его способность объединять в единое целое объективное и субъективное, рациональное и иррациональное обусловила рост научного интереса к феномену символотворення в наше время. Опираясь на теоретические наработки философского (И. Ильин, А. Лосев, Г. Сковорода, П. Флоренский и др.), Культурологического (М. Бахтин, М. Элиаде, Э. Кассирер, О. Шпенглер и др.), Социологического ( Э. Дюркгейм, П. Сорокин, Ю. Хабермас и др.), семиотического (Р. Барт, Ю. Лотман, Ф. Соссюр, Ч. Пирс и др.), психологического (З. Фрейд, К. Юнг и др. ) направлений социального знания современные западные (П. Бурдье, А. Гелен, М. Эдельман, Дж. Кауфман, М. Майя, Т. Мейер и др.), русские (Б. Дубин, В. Иванов, Д. Мисюров, в . Попов, В. Поцелуев, А. Соловьев и др.) и отечественные (В. Бурлачук, В. По Купянска, Г. Почепцов и др.) специалистыпытаются преодолевать общекультурный подход в интерпретации символа и символического, рассматривая их в социально-политическом контексте, в частности как составляющую медиатизации социального пространства, где последняя определяется как признак информационного общества, поскольку условием и содержанием символизации выступает социально-политическая коммуникация.

Появление в последние годы массива публикаций, посвященных природе и закономерностям возникновения и формирования массовых пространственных представлений, указывает на отделение исследовательского направления, предметом которого является образ территории (города, страны, геополитического региона, мира) как инструмент социального управления. Теоретико-методологический фундамент данного направления могут составить работы таких зарубежных исследователей, как В. Бочаров, М. Годелье, Д.-Ж. До зоны, А. Ковачев, М. Лукер, В. Тернер, М. Тостер и др. Работы Д. Барнса, Б. Дубина, Ю. Левады, А. Киселева, Д. Колосова, Д. Замятина и др. содержат попытки разработать методологию изучения пространственной картины мира и ее функций в социально-политической жизни общества. Технологиям конструирования образа территории в вербальном и визуальном коммуникационном пространстве посвящены публикации Г. Ванштейна, А. Ливена, В. Легойда, В. Малкин, Д. Мисюров, М. Малья, П. Родькин, В. Шаповалова, М. Эпштейна и др.

Обзор отечественной литературы свидетельствует, что в исследованиях отечественных ученых по данной проблематике доминирует маркетинговый подход. Имидж государства как составляющая экономического потенциала исследуется в трудах Б. гуннского, А. Мозгового, В. Рокочая, А. Плотникова, А. Черемис и др. Ряд исследователей (А. Белоус, М. Гордеева, О.Зарубинский, А. Лукьяненко, Т. Цыганкова и др.) Видят главное назначение геосимволичного образа страны в ее позиционировании на международной арене и обеспечении конкурентоспособности в эпоху глобализации. В. Бали, А. Бутик, Н. Васильева, А. Гриценко, Е. Дзюба, А. Зубик, А. Леонов, Т. Пашукова и другие исследуют прикладные вопросы международного брендинга Украины.

Вкремо можно выделить работы, в которых вопросы формирования положительного образа страны рассматривается как составляющая етнодержавотворчих процессов (А. Мироненко, Ю. Рымаренко, И. Усенко, В. Чехович и др.).

Место и роль имиджа страны в системе приоритетов государственного управления, а также механизмы формирования бренда территории освещены в публикациях таких авторов, как С. Вдовенко, Т. Гребнева, Л. Губерский, В. Лупаций, Л. Мисюра, А. Райков , С. Саханенко, М. Свирин, А. Стеченко, В. Тарнавский и тому подобное.

В целом, интересы отечественных ученых при исследовании процессов и механизмов формирования образа государства фокусируются на международном аспекте проблемы. Иными словами, образ (имидж) страны рассматривается прежде всего как составляющая внешнеполитической государственной стратегии. Однако, учитывая неструктурированность и несбалансированность внутреннего геосимволичного пространства Украины, стихийность и непредсказуемость его формирования, отсутствие целостного образа страны в массовых представлениях населения разных регионов и т.д., внимания со стороны специалистов требует и вопрос внутреннего территориального брендинга. Ведь конструирования целостного позитивного образа страны невозможно без учета региональной геокультурной специфики, выявление символического капитала территорий и формирования их образа в общегосударственном контексте.

Цель данной работы заключается в определении принципов формирования регионального образа и его особенностей как фактора государственного строительства в Украине.

При исследовании природы регионального образа и определении его государственно потенциала необходимо помнить: место региона в геосимволичний карте страны определяется не только его ролью в экономическом и социально-политической жизни страны, но и вкладом в формирование общего культурного образа государства и весом символического капитала.

Исходя из этого, процесс формирования регионального образа предлагаем рассматривать в рамках модели, которая включает три уровня. На первом (локальном) - формируется автообраз региона. на другомв (общегосударственном) - регионы превращаются в субъекты символического доминирования и используют свой имиджевый ресурс в конкурентной борьбе за право определять государственно стратегии страны в целом. Третий (международный) уровень позволяет региона выступать на внешнем поле и в качестве самостоятельной символической доминанты, и в роли объекта, полностью подчинен стратегии позиционирования страны в мире.

В предлагаемой схеме базовым и определяющим является ниже (локальный) уровень, где главным субъектом формирования регионального образа выступает индивид.

Механизм формирования представлений о своем "региональный дом" базируется на процессе идентификации человека через символическое знаковое усвоения окружающей пространственной среды. При этом масштаб территории, которую человек пытается семантически структурировать, может варьироваться от планетарного измерения до малого поселения сельского типа. В свою очередь, это сказывается и на разных уровнях индивидуальной пространственной идентификации: глобальном ( "гражданином мира"), цивилизационном ( "европеец"), государственному ( "гражданин Украины"), региональном ( "крымчанин", "галичанин") и локальном ( "севастополец", "львовянин»).

Однако в целом, несмотря на фактор глобализации, способствует распространению процессов унификации, современный человек все еще не в состоянии выйти за пределы привычной иерархизированной системы координат. Пространственное самосознания индивида всегда происходит в контексте конкретизированных оппозиции "свой - чужой", "Восток - Запад", "Юг - Север", "центр - периферия", "малый - большой" и другие. При этом человек всегда будет стремиться к локализации своего пространственного существования из-за уменьшения территориальных масштабов идентификации.

Не является исключением из данного правила и современная Украина. Так, по данным исследования Социологической службы Центра Разумкова, локальная идентичность, то есть привязка к месту жительства, к малой родине, характерная для 44% граждан Украины, а уровень всеукраинской идентичности уменьшается с запада на восток к Югу (от 40 до 26%) [5, с. 3]. Однако, в отличие от большинства европейских стран, где наличие территориальных различий вызванная историческими, этническими, религиозными, геокультурными и геополитическими факторами, в Украине отмечается их четко очерчена географическая локализация. В результате того, что существующие в Украине субкультуры аккумулируют исторический опыт территорий, в украинском обществе сформировались и конкурируют разные видения модели государства.

Таким образом, кризис гражданской идентичности сказывается на структуре геосимволичного пространства Украины. Но в то же время присущие ему хаотичность, фрагментарность, асимметричность, доминирование локальных характеристик создают почву для бесконтрольного и безответственного использования региональных образов и мифов в качестве материала для политических спекуляций, что тормозит процессы становления политической нации в Украине.

С целью преодоления деструктивных последствий объективно существующей геокультурной специфики различных регионов Украины следует выяснить сущность и природу формирования массовых региональных представлений.

Регион всегда выступает носителем определенного образа в массовом сознании своих субъектов. Как сложное и многогранное явление образ региона имеет двойную природу. Наряду с устойчивыми традиционными элементами являются универсальными, многозначимое в амплитуде дальнейших культурно-исторических интерпретаций [4, с. 152 - 154], он содержит неустойчивы, периферийные по значимости компоненты, которые диахронные меняются в зависимости от ситуативного контекста.

Фактор региональной субкультурности Украины дает основания рассмотреть проблему становления и формирования территориальных образов в ракурсе воспроизведения геокультурной и символической индивидуальности региона, которое происходит через механизмы символического взаимообмена. Последние включают уборки (усвоения) одних и отталкивания других (принципиально чужих, а возможно, и разрушительных) символов, знаков и культурных образцов. это стосуеться и проблемы взаимодействия официальной культурной политики, определяющей содержание и критерии организации государственной символосферы, и исторически сложившейся местной автохтонной культурной системы.

С особой остротой отличие этих культурных потоков ощущается в сутки системных изменений. Процессы государства в постсоветской Украине вызвали не только необходимость в создании качественно новой системы государственного управления, формировании рыночных экономических устоев, утверждении новых социально-политических приоритетов и идейных ориентиров, но и потребность в их соответствующем символическом обеспечении.

Следует отметить, что в подходах к решению этой проблемы, решение которой было положено на гуманитарную политику государства, во многих постсоветских странах до сих пор доминирует прикладной аспект. Он проявляется в попытках административного руководства процессами формирования нового культурно-символического поля в целом, в мифологизации национальной истории, в поисках историософских основ для моделирования национального культурного идеи и национального символического пространства. Некоторые исследователи видят в этом проявление "культурного национализма", который стремится совместить культуру и государство, обеспечить культуру собственным политическим крышей, при этом не более чем одним [1, 3].

История знает немало примеров переформатирования символического пространства государства в соответствии с господствующих политических парадигм, прямым следствием чего становится новое прочтение региональных образов. Метаморфозы в малых региональных локусах осуществляются через механизмы "культурных революций", в основу которых положены перемещения в соответствии с новым социально-исторического контекста основных культурных архетипов, мифологем и символов, которые приобретают актуальное идеологического звучания.

Однако в целом, независимо от временных отклонений, региональный образ формируется естественным путем из-за постепенного знаковое структурирования геокультурного символического пространства, через отделения "сильных" (сакральных) и "слабых" мымирования государственной региональной имиджевой стратегии. Субъектами реализации должны стать центральные органы государственного управления; представительные и исполнительные органы областного (регионального) уровня; органы местного самоуправления; партии, организации; общественно-политические движения и организации, бизнес-структуры, учреждения культуры и образования и т.

Во-вторых, региональная имиджевая стратегия может переформировывать, перерабатывать региональный автообраз только при условии сохранения и уважительного отношения к региональной историко-культурной памяти. Именно понимание объективно существующей взаимообусловленности природного и социодуховного начал является тем основанием, что обеспечивает непрерывную связь прошлого и настоящего.

В-третьих, сохраняя устойчивые признаки и черты собственной специфики в виде образов идентичности (то есть субъективных представлений общества о себе, особенностях своей судьбы и "исторической миссии", которые маркируют его культурные черты и т.д.), региональный имидж одновременно должен быть открытым для вхождения внешних культурных элементов. При этом следует помнить, что осмысление региональных геосимволичних и культурных различий не несет угрозы процесса создания нового общенационального символического поля. Напротив, разнообразие и багатобичнисть делает его полифоническим, способным к взаимопроникновению и взаимообогащению, а значит, более устойчивым и жизнеспособным.

В-четвертых, имиджевая стратегия региона не должна сосредотачиваться на узком круге местных символических маркеров, а строиться на всесторонней взаимодействия с другими регионами и государством в целом по принципу содержательно-структурного взаимосвязи региональной политики с политикой формирования целостного имиджа государства. А это предполагает при разработке региональных имиджевых стратегий учета объективных и субъективных факторов: потенциала каждого отдельного региона и его вклад в символический капитал государства, его роль в обеспечении конкурентоспособности нации и стране в мировых символических соревнованиях.

На практике это означает, что имидж региона должен строиться на региональном автообраз при учете его символического капитала. Таким образом, возрастает необходимость в изучении процесса формирования символического капитала региона, определении критериев его оценки и поиска путей по конструктивного использования символического капитала регионов и их образов для усиления общенациональной прочности государства и повышение ее рейтинга на международной арене.

Литература:

1. Ионин Л.Г. Социология культуры: Путь в новое тысячелетие. - М .: Логос, 2000.

2. Кольев А.Н. Политическая мифология: реализация социального опыта. - М .: Логос, 2003.

3. Почепцов Г.Г. Имиджелогия. - М .: Ваклер, 2000.

4. Флиер А.Я. Культурология для культурологов. - М .: Академ.

5. проект, 2000.

6. 5. Шангина Л. В стране, государстве и граждане в переходный возрасте // Зеркало недели. - № 31. - 19 августа. - 2006. - С. 1 - 3.

Загрузка...