Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 35

УДК 35.01

Н. В. Коваленко

СОВРЕМЕННАЯ ГОСУДАРСТВО КАК КЛЮЧЕВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Обосновывается возрастающая роль государства как ключевого экономического института в контексте эволюции современной теории институционализма.

Main role of state as basic economical institution are argument at the context of modern institutional theory.

Конец ХХ в. свидетельствует об уникальных взаимосвязи между экономической, политической, культурной и социальной сферами в жизнедеятельности отдельных общественных образований (в частности, государств). А это значит, что любую проблему по совершенствованию человеческих отношений (например, рыночных отношений) следует решать на основе комплексного подхода, с учетом определенного множества качественно отличных факторов, которые ее порождают. Убедительным свидетельством этого является современная экономическая теория институцианализму. Ее автор, американский экономист Т. Веблен (1857 - 1929 ГГ.) Справедливо настаивает на включении в экономического исследования и внеэкономических факторов (социальные, политические, психологические и т.д.), отражается в понятии "институт". Подразумевая под этим понятием устойчивые привычки мышления, касается больших человеческих сообществ, и анализируя их инстинкты, привычки, традиции, нормы поведения людей, ученый обращается к обоснованию путей и форм развития институтов [3, с. 43]. Так, на рубеже ХIХ-ХХ вв. появляется новая институционально-эволюционная экономическая теория.

Вместе с тем, в теоретических конструкциях первых институцианалистив устоявшиеся народные традиции, привычки мышления, общепринятые нормы и правила поведения людей, общественные организации, социальные образования и другие институты считаются и начальными сущностными совокупными феноменами, и действенной возможностью научно преодолеть за историчность и отсутствие «броуновского движения» по неоклассического экономического анализа. Не случайно признанный лидер современного институционализма Д. Норт положительно оценивает неоклассическую теорию для ее применения при анализе развитого рынкавых обществ и недостаточной для исследования экономических систем прошлого и современных постсоциалистических трансформационных экономик [4].

В течение прошлого века институционализм испытывает не только распространение как плодотворная экономическая теория, но и определенные изменения. В частности, 60 - 80-е гг. Считаются Рубиконом для так называемого "старого" и "нового" институционализма. Сторонники Т.Веблена углубляют исследования институтов как социально-психологических факторов, акцентируя внимание на эволюционной средствах институциональных изменений и действенных социально-культурных воздействиях на экономическое и технологическое развитие в рыночной среде.

В качестве гносеологического обоснования выступает философия "трансцендентального реализма» (Р. Баскара, Т. Лоусон), что видит в сознании и поведении наличие стереотипной и концептуальной чувственной эмпирической информации, вступает в силу в процессе социализации человека и является своеобразным "решетом "для" просеивания "атакующей ее (человека) любой новой чувственной информации (что признается за истину, то отклоняется и др.)

"Новый" институционализм (Д. Норт, М. Олсон, Р. Познер, О. Уильямсон, Г. Демсец, Р. Нельсон, С. Уинтер, Дж. Бьюкенен и другие), несмотря на концептуальные различия между его создателями стремится совместить неоклассический подход с "старым" институционализмом на вопросы о формировании и функционирования общественных / социальных институтов. Однако, Неоинституционалисты НЕ столько отмечают культурных или психологических феноменах, сколько на правовых нормах и неформальных правилах отношений, жестко направляют экономическое поведение людей и организаций (то есть на так называемых "правилах игры" - Д. Норт).

Следовательно, различия между "старым" и "новым" институционализмом, будто не очевидны, поскольку и традиционный институционализм стремился выявить связи между экономической теорией и правом, политологией, культурологией и тому подобное. Однако, они есть, на что обращают внимание некоторые исследователи институционализма. Например, с однойв стороны, отмечается противоположной направленности исследований от права, политики, социологии к экономике ( "старый" институционализм) и наоборот, анализ политологических, правовых, любых общественно-политических или культурологических проблем средствами неоклассической экономической теории с применением идей современной микроэкономики и теории игр ( "новый" институционализм), а с другой - актуализируются или институты, защищающие (представляемого) интересы индивидов ( "старый" институционализм), или отдельные индивиды, обладающие правом и возможностью ибору институтов для удовлетворения собственных потребностей и интересов ( "новый" институционализм) [5].

Вместе с тем, сегодня "старый" и "новый" институционализм считаются институционально-эволюционной теории, где существенным принципом является природный (обычный) отбор действующих лиц (элементов) в экономических отношениях. В противоположность ему, в другой доминирующей в ХХ в. теории общего экономического равновесия основополагающим принципом является то, что все действующие лица в экономике считаются заданными изначально, то есть их интересы известны. Но в длительном процессе экономической эволюции, безусловно, наблюдают и такие явления, которые не находят объяснения с точки зрения теории общего экономического равновесия (состав экономических субъектов). Следовательно, последняя четверть века современной истории связана для экономической науки с развитием новой так называемой "эволюционной экономики», ключевой идеей которой является естественной (обычный) отбор субъектов экономических отношений (вроде эволюционного подхода Ч. Дарвина, касается "естественной "природы). Основанием для такой переориентации становится выделение в экономике отдельной субстанции - института, является достаточно устойчивой во времени, успешно "кочует" от одних социально-экономических условий в других в отдельных общественных образованиях, вместе с тем, способна к изменениям (усовершенствование, модернизации, развития ). К этому попытка перенести идеи эволюционизма на экономическую подоплеку нельзя признавать кстати.

Эволюционная экономика в лице Й. Шумпетера и сокеология (М. Вебер, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс) свидетельствуют о Homo economics как упрощенную "модель человека". Если Й. Шумпетер подчеркивает наличии в экономике механизмов "конструктивного разрушения", которые создаются в процессе эволюции сами собой (естественно), для постепенного изменения старого новым, то Э. Дюркгейм еще в конце XIX в. обосновывает мнение о "скрытый" характер воздействий общественных норм, человеческих привычек, устоявшихся стереотипов (взглядов, поведения) на социальные и экономические "контракты". Есть такое: и то, что принадлежит к "конструктивному разрушения", и то, что есть достаточно очевидным (нормы, привычки, стереотипы), почти никогда специально не включаются ни в письменных, ни устным соглашений (контрактов), а считаются обычным, понятным без каких-либо объяснений их сопровождением. Э. Дюркгейм по данному делает интересный вывод: всякие отношения между индивидами в развитых обществах строятся на основе "несовершенно сформулированных контрактов». Несовершенство закладывается неявно выраженными социально нанесенными нормами, которые не могут быть (это мнение поддерживает позже и Т. Парсонс) предметом соглашения (контракта). Доверие "скрытым" воздействиям - это доверие согражданам, неожиданный, но мощный, на наш взгляд, фактор цивилизованных общественных отношений.

Итак, институционализм вносит новые цвета в портрет "экономического человека". В отличие от других известных экономических школ и направлений науки он не использует человеческую природу только как данность (человек зла или человек добрый существо), а стремится выявить общее наиболее влиятельное в человеческих отношениях. Еволюционизуючимы он считает не только отдельные экономические системы, но и отношения между людьми в сложных общественных образованиях (здесь государство).

Постепенно государство с исключительно политико-правового института в течение ХХ в. превращается еще и в мощный социально экономический институт. Оказывается, что создание в государстве эффективного, ориентированного на человека рыночного хозяйства невозможно, как свидетельствуют современные социальные практики, без "усутности "государства (государственного управления) в собственном экономическом пространстве.

Какие же существуют границы и формы "присутствия" государства в экономике страны, методы (механизмы) воздействия на нее?

Во-первых, введение основ так называемого "чистого капитализма", классического общества свободной конкуренции в отдельных странах Восточной Европы в 90-х гг. ХХ в. оказалось бесполезным делом, ведь экономические реформы в них не привели, как ожидалось, ни к желаемому (минимального) рост ВВП ( "невидимая рука рынка"), ни к справедливому распределению богатства и доходов (необходимая база для сотрудничества, единения людей как граждан "справедливой "государства) [6, с. 35]. Чисто рыночные механизмы в экономике является абсолютно "равнодушными" к решению чисто человеческих проблем. Во-вторых, так называемый "развитый социализм", как государственная монополия на все виды экономической деятельности, потерпел полный крах. Его причины хорошо известны, хотя еще и требуют более глубокого анализа - это отсутствие конкуренции и какой бы мотивации людей к труду, "фетишизация" контроля (учет и контроль - известный принцип социализма), "обожествление" тотального регулирования (внедрение директивных методов планирования) и культ "ограничений" (формирование "умных" потребностей населения при социализме) [1, с. 46]. Государство "развитого социализма" с совершенно регулируемой экономикой и командно-административным стилем управления оказалась неспособной удовлетворять учебные потребности в собственной жизнеобеспечения граждан. В-третьих, нельзя считать безупречной теорию регулируемого, или планового капитализма (ст. Чейз, Дж. Миллет), что получает распространение в 30-е гг. ХХ в. в США и связана с великой депрессией 1929 - 1933 гг. [2, с. 658]. Понятно, что государство углубляет свое влияние на экономику, с одной стороны, в условиях кризисов, и только таким образом способствует их преодолению, а с другой - в условиях коренных социально-экономических трансформаций [2, с. 659]. Итак, не случайно отдельные сторонники социально-технологчного институционализма (например, Дж. Гелбрейт) разделяют имеющуюся при капитализме экономическую систему на рыночную и плановую. В первой, по мнению Дж. Гэлбрейта, функционируют преимущественно малые предприятия и фирмы, во второй - большие. Их взаимодействие является реальной и эффективной, поскольку малые фирмы считаются "вспомогательными сферой" и способствуют развитию "плановой системы». Что касается собственно плановой системы, то она с точки зрения известного специалиста, существует в тесной взаимосвязи с государством, обеспечивает ее квалифицированными кадрами, гарантированным рынком сбыта части продукции, оплачивает технические разработки (атомная энергетика, вычислительная техника, космическая связь и т.д. ), способна кредитовать крупные корпорации (спасая их от банкротства) дополнительными капитальными вложениями и обеспечить выравнивание доходов [2, с. 659].

Вместе с тем, современный институционализм выводит страну на уровень ключевого экономического института при любых условиях (кризис, модернизация, устойчивое развитие и др.). "Присутствие" государства в экономическом он предлагает рассматривать как участие в рыночных отношениях в двух формах: как непосредственное участие и как опосредованная. Прямая или непосредственное участие может проявляться из-за наличия государственной собственности и, соответственно, государственного сектора в экономике. Сегодня не считается чем-то чрезвычайным национализация отдельных видов транспорта, предприятий и даже целых отраслей промышленности, если это обусловлено экономической выгодой, социальными задачами или национальной стратегией в политической, экономической, военной безопасности. Понятно, что государственный сектор реализуется только в связи с необходимостью защитить национальные интересы, где другой социально-политический институт не может действовать эффективно.

Кроме того, непосредственное участие государства в экономике проявляется еще и в форме экономического партнерства, совладение предприятиями через акционерные общества, а также участия в управлении частной собственностью путем приобретения контрольного пакта акций. Однако, "присутствие" государства и в лице акционера, и в лице управляющейго (контрольным пакетом акций) не предоставляет этим предприятиям никаких преимуществ перед другими экономическими соперниками. Рыночная демократия предполагает открытые формы конкуренции.

Прямое участие государства может диктоваться и определенными обстоятельствами для стабилизации социально-экономической ситуации и может производиться в виде государственного заказа, инвестиций, льготного кредитования, бесплатных займов, непосредственного субсидирования нерентабельных, но социально значимых предприятий или проектов и др. [2, с. 660].

Опосредованное участие государства в экономике включает, по крайней мере, следующие формы:

разработка национальной экономической стратегии развития;

определения приоритетов и внедрение действенных механизмов эффективной научно-технической политики;

координация действий производителей для пропорционального развития страны (внедрение европейских принципов регионализации);

обеспечение правовых основ деятельности экономических субъектов;

содействия развитию кредитно-финансовых отношений в государстве;

обеспечение социальных гарантий гражданам (функция социально государства), развития социальной сферы.

Государственный сектор в экономике развитых европейских стран является относительно незначительным (около 25%), однако он касается не только материального производства, но и непроизводственной сферы (где занято более 60% трудоспособного населения).

Методы государственного воздействия на экономические процессы делятся на собственно экономические и административные. К экономических рычагов можно

отнести:

рациональное обоснование системы налогообложения;

протекционистская таможенная политика и т.

К средствам административного характера относятся:

контроль на рынке ценных бумаг;

регулирования процедур банкротства;

государственный контроль в конфликтных ситуациях;

квоты на импорт и др.

Сегодня государства с развитой рыночной экономикой активно используют программирования, проектный менеджмент и индикативное планирование развития национальнои экономики [2, с. 659]. Так, в Англии координацию программ и прогнозов, касающихся основных секторов экономики, разработки политики ускорения их роста осуществляет Национальный Совет экономического развития. В Италии с этой же целью создана Национальная комиссия по экономическому прогнозированию. Экономика Франции уже более полувека развивается по индикативными планами, при этом используются все возможные формы государственного вмешательства в экономику, если они способствуют достижению спланированных целей.

Таким образом, современный институционализм не только констатирует, а научно обоснованно требует участия государства в экономических процессах, органичного включения государственных механизмов управления, механизмов государственного управления и рыночных механизмов саморегуляции экономики. Рыночная экономика является на самом деле экономикой смешанного типа, в которой должны плодотворно реализоваться: (а) динамизм капитализма; (Б) эффективность рыночного хозяйства; (В) социальная ориентация экономических отношений.

Литература:

1. Бьюкенен Дж. Политологическая экономия государства благосостояния // Мировая экономика и международные отношения. - 1996. - № 5. - С. 46-58.

2. Экономическая энциклопедия: В 3-х т. - Т. 1. / Редкол. : С.

3. Мочерный (отв. Ред.) И др. - М.: Изд. центр "Академия", 2000. - 846 с.

4. Нестеренко А. Современное состояние и основные проблемы институционально-экономической теории // Вопросы экономики. - 1997. - № 3. - С. 42-47.

5. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопросы экономики. - 1997. - № 3. - С. 6-17.

6. Нуреев Р. М. Предпосылки новой экономической парадигмы: Онтология и Гносеология // Вопросы экономики. - 1993. - № 4. - С. 34-41.

7. Стиглиц Дж. Многообразнее инструменты, шире цели: движение к пост-Вашингтонский Конгрессу // Вопросы экономики. - 1998. - № 8. - 19-36.

Загрузка...