Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Совершенствование международной системы регулирования мировых финансов

Совершенствование международной системы регулирования мировых финансов

План

1. Экономические предпосылки и последствия роста нестабильности международных финансов

2. Совершенствование деятельности международных валютно-финансовых институтов

3. Парижский и Лондонский клубы

Экономические предпосылки и последствия роста нестабильности международных финансов

Глобализация экономики набирает силу с 70-х годов, в наше время стала характерной чертой современности.

Глобализация это качественно новое состояние интернационализации, который отличается от первых послевоенных десятилетий чрезвычайной интенсификацией и масштабностью зарубежной деятельности ТНК, институциональных инвесторов и кредиторов, формированием автономных еврорынков. Наиболее характерен этот процесс для мировых валютно-финансовых потоков.

Хотя международная торговля продолжает опережать рост мирового ВВП (в 1960 в 1,5 раза, в 1987 1998 в 1,8 1,9 раза), все же сегодня она уступила лидерство в общем процессе глобализации в пользу мировых валютно-кредитных и финансовых связей.

Если сопоставить объемы мирового валютного рынка с объемами международной торговли и перемещением долгов, то можно сделать вывод, что рынок иностранной валюты не зависит напрямую от них. Если отобразить десятки миллиардов долларов ежедневных операций в конкретных торговых сделках, то получим в 10 раз больше, чем этого требуют реальные условия торговли и инвестиций. Иными словами, на каждую реальную торговое соглашение приходится девять спекулятивных.

Дневной оборот на трех крупнейших рынках (Лондон, Нью-Йорк, Токио) составил 20 30 млрд. Долл. США в 1973 г.., 60 млрд. & Mdash; в 1983г., 1300000000000 в 1995 году. и 1500000000000 долл. США в 1998

За последние 15 лет в мире сформировались грандиозные потоки "горячих денег", которые являются проявлением потребностей выизводства, торговли, инвестирования или потребления. Главным их лозунгом является "торговля деньгами". Эти "мировые деньги" уже не выполняют экономических функций хозяйствования, а потому не подлежат действия объективных экономических законов. Они перестали быть мерилом стоимости, средством обмена или воплощением богатства.

Спекуляция на мировом валютном рынке, то есть рискованный обмен валют ради выгоды, является наиболее характерной чертой современности.

Первопричиной современной мировой валютно-финансового кризиса принято считать нефтяные шоки, которые начались с 1970 г.. И привели к перерастанию задолженности отдельных стран, главным образом, развивающихся, в глобальный кризис задолженности.

Первый нефтяной шок 1970 вызвал резкое увеличение дефицитов текущих платежных балансов всех стран импортеров нефти. А это, в свою очередь, привело к большим заимствований на международном рынке капиталов.

Начался современный этап глобализации и финансовой интеграции.

Второй нефтяной шок с 1979 по 1981 г.. Еще больше усложнил ситуацию. За 1974 1981 совокупное отрицательное сальдо по текущим счетам промышленно развитых стран достигло 154 200 000 000. Долл .; развивающихся стран, 330 млрд. В то же время совокупное положительное сальдо стран ОПЕК составил 393 млрд. Долл. США.

Третьим, решающим, толчком к глобальной валютно-финансового кризиса стал мировой экономический кризис начала 80-х годов, одновременно начала и современную международный кризис внешней задолженности.

В этих условиях даже страны члены ОПЕК имели дефицит по текущим статьям платежного баланса с 1982 по 1989

Первым симптомом современной глобальной валютно-финансового кризиса как продукта новой мировой финансовой системы стал кризис в Мексике в 1995г., Которая практически свела на нет шесть лет тяжелого труда мексиканского народа. Мексика стояла перед угрозой коллапса всей экономики, что должно разрушительное воздействие на весь Американский континент. Надо было принимать терминових мероприятий. И президент США принял решение по своему усмотрению, поскольку для поддержания Конгресса нужен был определенное время, а медлить было нельзя. Мексике было предоставлено 20 млрд. Долл. США из Фонда валютной стабилизации, 25 млрд. & Mdash; из специального пула для поддержки американского доллара, 18 млрд. от МВФ, 10 млрд. выделили центральные банки индустриальных стран через Банк международных расчетов в Базеле и 3 млрд. поступило от коммерческих банков, вместе 76 млрд. Долл. США. Мексику удалось удержать на поверхности.

Что касается последствий банковских кризисов, охвативших другие страны Латинской Америки, то Чили, например, понесла потери в связи с банковским кризисом, учитывая все косвенные расходы, которые превысили 30% ВВП, банковский кризис в Венесуэле подобные потери составили более 20% ВВП.

Однако такой колоссальный валютно-финансовый обвал, как всегда, никого ничему не научил. Среди политиков, ученых, практиков вплоть до 1997 г.. Царили покой, самодовольство и самоуверенность.

Кризис сначала поразила Японию, однако эта могучая страна, хоть и с определенными потерями (падение ВВП в 1998 году. Составило более 2%), все же смогла выдержать ее удар.

Однако в феврале 1998 г.. Стало очевидным, что сначала Таиланд, впоследствии Индонезия, Малайзия, Филиппины, Южная Корея подобного удара не выдержат. И это несмотря на то, что экономика этих стран за последние 30 лет росла темпами в пять и более процентов ВВП на одного жителя. В Индонезии, например, норма бедности уменьшилась с 64% в 1975 до 11% в 1995

Экономики стран Юго-Восточной Азии не устояли перед бурей пессимизма, паники, потери доверия и отчаяния, хотя инфляция здесь непосредственно накануне кризиса, по-прежнему была незначительной. Произошло небывалое расстройство частного сектора, несмотря на относительную мощь государственных финансов большинства стран Юго-Восточной Азии.

Показатели фондовых рынков в названных странах по сравнению с 1996 1997 упали более чем на 50%, а в некотороех случаях на 75%. Валюты стран Юго-Восточной Азии обесценились по отношению к американскому доллару на 40 72% в зависимости от страны, существенные потери понесла реальная экономика этих стран, особенно пострадал частный сектор.

Падение ВВП на душу населения в 1998 по сравнению с 1996 (когда этот показатель достиг максимального уровня) составил: в Индонезии почти 73%, Таиланде 40, Южной Кореи 43, Малайзии 30%. Последняя отказалась от помощи МВФ, обвинив во всех бедах мировых финансовых спекулянтов и ограничив их доступ на малазийский рынок.

По прогнозам, экономики стран Юго-Восточной Азии могут достичь докризисного уровня в лучшем случае лишь в первом десятилетии XXI в.

Сначала считалось, что валютно-финансовый кризис будет иметь исключительно региональный азиатский характер. Однако вскоре, в августе 1998 г.., Она достигла России, впоследствии Украины и других государств СНГ. По данным тогдашнего председателя Правления Национального банка Украины Виктора Ющенко, российские банки потеряли в результате кризиса 10 млрд. Новых рублей, Украинская 650 млн. Долл. США.

К концу 1998 г.. Кризис нашла отклик в той стране Латиноамериканского континента, о которой еще в начале 70-х годов тогдашний президент США Ричард Никсон сказал: "Куда пойдет Бразилия, туда направляться и вся Латинская Америка".

Первой реакцией валютного рынка Бразилии было удешевление реала на 27%. Однако, чтобы предотвратить дальнейшие, более разрушительные последствия валютно-финансового кризиса, глава государства Фернанду Энрике Кардозу, бывший министр финансов Бразилии, предложил Центральному банку существенно увеличить процентные ставки. Однако, как утверждает мировая практика, такой тактики можно придерживаться очень недолго, после чего, как правило, должен наступить серьезный спад в экономике.

Кроме того, правительство Бразилии держал цены под контролем, а также снизил тарифы на импорт некоторых товаров, чтобы не допустить их подорожания. Сенат, в свою очередь, одобрил конституцийну поправку, согласно которой на три года продолжался и одновременно увеличивался налог на финансовые операции, заработные платы и пенсии. Благодаря этому уже в начале XXI в. было запланировано достичь превышения доходов государственного бюджета над расходами.

Однако, по мнению бразильских предпринимателей, мелкие фирмы (и не только мелкие) просто не готовы к такому повышению налогов и в будущем они либо существенно сократят, свой штат и объем финансовых операций, либо вынуждены будут объявить себя банкротами.

После провозглашения плановой девальвации бразильского реала на 9% массовый отток капитала, начался осенью 1998 г.., Превратился в неконтролируемый. В некоторые дни бегство инвесторов достигала 1 млрд. Долл. США ежедневно.

И хотя сегодня разрушительные последствия мирового валютно-финансового кризиса еще не до конца осознанные, а глобализированный характер международных финансов как уникальное явление еще недостаточно изучен, все же можно сделать определенные выводы.

Во-первых, как показывает мировой опыт, страны, привлекают значительные объемы частного капитала, более уязвимы в случае неожиданного изменения уровня доверия инвесторов.

Именно Азия до поры до времени была наглядным примером преимуществ глобализации. Только в 1996г., Например, приток частного капитала в развивающиеся страны и в страны с переходной экономикой достиг рекордно высокого уровня 235 млрд. Долл. США, причем почти половина этой суммы приходилась на Азию.

Однако дальнейшие события показали, что часть этих средств была инвестирована непродуманно.

Во-вторых, по аналогии с Великой депрессией 1929 1933 мировой финансовый кризис связан с перепроизводством.

Диспропорция, сформировавшаяся в течение двух последних десятилетий между возможностями наращивания производства постоянно растут, и несоответствующей ему базой потребления, обернулась невероятным увеличением объемов "горячих денег".

Именно благодаря этому новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии, создав наиболее динамичний производственный потенциал, могли в течение длительного времени абсорбировать в свои экономики столько денег, сколько это было необходимо с точки зрения потребностей инвестиционного развития.

Это позволило этим странам загрузить мировые рынки дешевой товарной массой, по объемам существенно превышала масштабы мирового платежеспособного спроса.

И, в-третьих, по нашему мнению, самое существенное заключается в том, что мировой финансовый кризис по каким-то причинам ударила прежде всего по основным конкурентам США (имеется в виду Япония).

Следствием кризиса стало то, что и нужно было ожидать: мир повернулся лицом в Америку, куда начали стекаться растущие потоки мировых финансов.

Совершенствование деятельности международных валютно-финансовых институтов

Одной из главных функций международных валютно-финансовых структур является недопущение кризисных потрясений в международных валютных отношениях.

Как ни странно, но реальные шаги международных валютно-финансовых структур удивительно стереотипны. Как и в случае с Мексикой, во время валютно-финансового обвала в Юго-Восточной Азии Международный валютный фонд выделил 97 млрд. Долл. США наиболее пострадавшим от кризиса странам (Таиланд 17 млрд. Долл .; Индонезии 23 млрд .; Южной Корее 57 млрд. Долл.). Когда кризис достиг Бразилии, МВФ сразу утвердил программу кредитования на общую сумму 18100000000. Долл. США.

Как и раньше, и МВФ, и Всемирный банк (ВБ) продолжают выдвигать стереотипные стандартные требования ко всем без исключения стран мира, которые пользуются их кредитами, и соответствующее стереотипное объяснение неэффективности использования странами этих кредитов.

Известно, что МВФ и ВБ были созданы для решения задач мира, где царил фиксированный режим валютного курса и контроль за движением капиталов. Сегодня появился совсем другой мир глобальных финансов, когда есть общая конвертируемость валют текущих счетов, свободное движение капиталов в условиях плавающих валютных курсов. В этих условиях координирующих функцийия МВФ для развитых рыночных экономик оказывается вообще ненужной. Вместе с тем концентрация усилий МВФ на развивающихся странах и странах с переходной экономикой (так называемых транзитных странах) также оказывается малоэффективной.

Стандартные требования к развивающихся стран, разработанные в ответ на структурный кризис в Латинской Америке в 80-х годах, согласованные между МВФ, ВБ и Казначейством США и известные как "Вашингтонская соглашение", со временем стали своеобразной экономической доктриной. Эта доктрина основывается на таких требованиях:

повышение процентных ставок;

осуществления жесткой монетарной и фискальной политики;

либерализация цен, движения капиталов, открытость экономики;

приватизация и макроэкономическая стабилизация путем сокращения инфляции и бюджетного дефицита.

Подгоняя всех под одну мерку во внутренне-экономических вопросах, международные организации фактически проигнорировали бесконтрольное движение капитала в мировых масштабах, предоставив возможность самому рыночные его регулировать. Что он и сделал, и в результате паники из Юго-Восточной Азии ушло более 100 млрд. Долл. США.

Главной составляющей кризиса в этом регионе стало падение доверия инвесторов, для борьбы с которой у МВФ есть хорошо известные лекарства повышение процентных ставок, что дало шанс неплохо заработать мировым финансовым спекулянтам, которые, никем не контролируемые, в конце концов своим массовым выходом развалили нестабильные рынки.

Отдельный вопрос переходные экономики Украины, России, других стран СНГ. Рекомендации МВФ предусматривают наличие до начала реформирования хотя бы зачаточных рыночных процессов и структур, как это имело место в постсоциалистических странах Центральной Европы и Балтии.

В условиях постсоветского пространства такая база отсутствует, поэтому ситуация требует радикальной переоценки стратегии МВФ и ВБ.

Пытаясь во что защитить неэффективные действия МВФ в условиях современной мировой валютно-финансового кризиса, его директор-распорядитель Камдессю намагаеться переложить бремя ответственности на сами страны, наиболее пострадавших от нее. Так, выступая в июне 1998г. На международной конференции, посвященной пятой годовщине введения киргизской национальной валюты сома, он отметил, что по сути внутренние институты этих стран оказались недостаточно сильными, а внутренняя политика недостаточно гибкой, чтобы выполнять все более жесткие требования для обеспечения экономического успеха.

После этого М. Камдессю остановился на трех группах причин, которые, по его мнению, привели к кризису.

Первая группа недостатки, которые оказались в разных сферах, в частности в непринятии мер, направленных на сдерживание "перегрева" экономики и недостаточной гибкости валюты, в сочетании с гарантиями поддержки банковских корпораций привело к чрезвычайно большого объема внешних займов, часто с коротким сроком погашения и значительным валютным риском .

Вторая группа высокая степень неоправданного государственного вмешательства в экономику, в том числе в форме предоставления кредита на основе личных связей и указаний правительства, следствием чего были неэффективны инвестиции и ухудшение качества банковских балансов в условиях недостаточного банковского надзора.

Третья группа недостаток данных о проблемах, которые переживают эти страны "причем не только от всего мира, но и от них самих, что породило самоуспокоенность власти и ложное чувство безопасности у иностранных инвесторов, вызвало панику на рынке

В свою очередь, президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон не нашел ничего лучшего, как высказать мнение, что финансовый кризис в Азии закончилась. Коснувшись этой темы в выступлении на пресс-конференции в Париже, он заявил: "Конечно, будущее предсказать невозможно, но я твердо убежден, что все, что могло произойти, уже произошло".

Не снимая существенной доли вины из самых стран, пострадавших от кризиса, следует однозначно подтвердить недостаточную эффективность поведения в кризисных условиях как Международного валютного фонда, так иой части экономических и политических кругов Украины. Но наиболее последовательно деятельность МВФ критикует западная пресса, в которой нередко встречаются материалы, где МВФ объявляется виновником как недавних финансовых проблем международного рынка, так и искажения экономических процессов в ряде стран, которые активно пользуются поддержкой, а точнее кредитам, Международного валютного фонда.

Критика кредитной политики МВФ основывается преимущественно на том, что при отсутствии реальных положительных сдвигов в экономическом положении страны-заемщицы она фактически попадает в зависимость от кредитора, диктует не всегда оправданные условия. Многие государства, остро нуждаясь финансовой поддержки, вынуждены соглашаться с волей кредитора.

На сегодняшний день наиболее актуальным является вопрос, как достичь расчетливой поведения не только заемщиков, но и кредиторов.

Асимметрия в отношениях между кредиторами и заемщиками являются главным источником нестабильности глобальной рыночной системы и должна быть исправлена. Такое мнение высказал Джордж Сорос в книге "Кризис глобального капитализма", презентация которой с участием автора состоялась в 1999 году. В Институте международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко.

Однако, учитывая собственный интерес этого финансиста в организации международного страхования капитала, все же следует отметить, что и кредиторы в условиях жесткой конкуренции пытаются реализовать свои ожидания при любых условиях, несмотря на кризисную ситуацию в странах-заемщиках.

Для того чтобы решить проблему долгового кризиса, МВФ выдвигает жесткие требования к стране-заемщицы, но не применяет никаких взысканий к кредиторам. Поэтому есть заявления работников МВФ о том, что его роль должна меняться. Важно поставить в равные условия и кредиторов, и заемщиков, чтобы избежать истощения

Загрузка...

Страницы: 1 2