Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
/ P>

Т.Бульба. Когда-то, слышали вы, наша земля красовалась и гордилась всем людям на чудо. Знали нас и по Царьград, и в Яссах, и по Кракову; были у нас свои православные князья, а не недоверки. Но увы! Все пропало, все разрушили басурмане и католики; тут-то на помощь и семье, и вере появления лось наше общество большое, и не святой ври, как наша, братья-господа ... Пусть беда тяжелое посыпьте нашу никак ньку, пусть и в середине заводится тля, и не удастся Вороженькам, не удастся: общество наше казацкое на страже станет родному краю. И если на то пойдет, что надо будет ВМИ-рати, то никто так не умирать, как мы!

Все. Никто, никто!

5-й казак. Правда, отец, спасибо, за слово!

6-й казак.

Ну-ка, ребята, восстанем

Хватит палачам на поругание

Себя отдавать!

Так стыдно на свет ясный

На тех людей беспризорных

Что негде диться ...

7-й казак.

Ну-ка, ребята, кто ружье

Кто пистолет, кто вилы ...

Не бойтесь, люди, смерти

Душа не пропадет

По, такое большое дело

Вперед мы смело.

Все. По Сечь! За край родной! Всех христиан! За веру!

Казаки исполняют песню «Эй на горе, -там жнецы жнут» или звучит фонограмма этой песни и казаки покидать ют сцену. Кобзарь остается на авансцене, у одной из сторожевых башен. Свет на сцене полутемное. Луч света высвечивает Кобзаря.

Кобзарь. Загрустила Украина, нигде ся девать

вытоптали орда и лошадьми дрибненькии дети

Ой мелкие истоптали, а больших забрала

Назад руки связала, под хана погнала.

(Играет на бандуре и поет).

Что на Черном море, на камне беленьком

Там стояла темница камьяная

Что в той то темнице пробовало семьсот казаков

Бедных невольников.

Это уже тридцать лет в неволе пребывают

Божьего мира, солнца праведного в глаза себе не выдают.

Там девушка-пленница

Маруся, поповна Богуславка, приходжае,

Словами говорит.

На сцену выходит Маруся Богус-лавка, луч света гаснет.

М.Богуславка.

Как надоела эта золотая тюрьма!

Ни искренности, ни честного человека

Ни свободных дум, ничего ...

Шесть лет, как день, прошло, уплыло

В каком сне причудливые, в пьяном угаре,

Какие меня врасплох окутали ...

Там, действительно Нуд, печаль забыть надо:

Я корнем в турецкой уже земли.

Любовь здесь, и найлюбиша радость

И лакомство, роскоши и гордость ...

А там во мгле по темно-синим морем,

По ковром степей ... там уже нет

Ни батенька, ни матери, ни брата,

Там только народ любимый и церкви,

Но дорога, певучая родной язык

Но ... Ох, пусть все то будет сном

В моей душе, роскошным сном, ярким

И мечтой моих девичьих лет!

Да, да!

развейся ты маревом, прошлое,

не вернешься ...

с настоящим мая жить ....

Время и пора турчанкой становиться ...

Прощай, прощай! (Задумывается).

Тихо звучит мелодия восточного тан-это. На сцене появляется Гирей, подхо-дить к Марусе.

Гирей. А ты, моя звезда, счастлива?

Маруся. Я? Когда тебя я вижу

И голубята пестует, все время

Втишаеться и воспоминания, и боли ...

Гирей. Только тогда? (Зитха).

Я рад и за это.

Но скажи, моя райская утешение

Чего к нам душой НЕ лежишь

И сердцем чураешься? И до сих пор

В прошлом Не хочешь ли ты забыть? ..

Маруся. О, не спрашивай ...

Мой отец умер ...

И мамочка, вероятно тоже

Без дочери не жить ей, я знаю,

Невольництва моего ей не снести ...

Гирей. Невольництва?!

Маруся. Для нее все же я пленница

Единственный брат ... и, видимо и то ...

Гирей. А я?

Неужели моя любовь неукротимое

не вместо и на каплю род?

Маруся. И бишь одно

а что-то другое, второе ...

Счастливая я с тобой и детьми ...

Гирей. Какая тебе неволя?

Маруся. Что же, мой орел

В капризах здесь я свободна;

в стенах этих

Как птичка, я в клетке, на привязи ...

продолжается! Тебя не имею я корит

Ибо сам ты раб своих тяжелых обычаев;

У вас женщины рабыни, а у нас

Они в первых

с казачеством почти равны;

У нас жена, или мать, или сестра,

По всему свету гуляет, ходит свободно

На беседах с юношеством, на ральцях

На свадьбах

на советах даже время ...

А в семье то иметь голова ...

Гирей. У нас того Коран не позво-ляет.

Маруся. Ибо вы сами нас

есть за цац.

спрятанных для тихи потайной,

Не за людей ...

Ох, бедная Украина!

Никто тебя не защитит, никто.

А всякий чека, чтобы бедствием досадить.

Издалека слышно казацкую песню «Стоит явор». Услышав песню, Мару-ся вздрогнула и как остолбенела, а далее вплоть потянулась невидимой силой за дорогими звуками.

Маруся. Казачий пение? ..

С моего края святых?!

Ох, сердце рвет!

проснулось все снова! Ах! Кто там, кто?

Мой мозг загорелся .. Послышался мне любимый

кровный голос ... Ой! Боже мой!

Какой поет то группа?

Гирей. Невольники ... Гирей со злостью покидает сцену.

Маруся. Невольники?!

Свой кровный народ

свой народ крещен, милый,

возлюбленного вещь наша, громкая

И волшебная, печально-слышала песня

В родной край! Ох, как болит тут

И сил нет ...

Клянусь тебе

этим небом пресвятым

Клянусь судом

клянусь своим покволом

Украина покоем я клянусь

И славой сынов ее упорных

Клянусь отцом, что освобожу всех

не допущу уже более

к издевательства

Я вымолю слезами в паши ..

А если нет, ключи у него украду

опьянения, усыпят ...

зарежу, задушу ...

А волюшки братьям моим добуду

И местью за муки плакать

М.Богуславка решительно покидает сцену

Опять лучсвета высвечивает кобзаря, который играет и поет.

Кобзарь. Тогда девушка-пленница

Маруся, поповна Богуславка

Хорошо работает, в темницу приходжае

Темницу открывает

Всех казаков бедных невольников

На волю выпускает

И словами говорит:

«Ой избавь Бог

нас всех, бедных невольников

С тяжелой неволе

веры басурманской

На ясные звезды, на тихие воды

В конец веселый, в край крестный!

Услышь, Боже, в просьбах искренних

В несчастных молитвах

Нас, бедных невольников!

На последних аккордах мелодии к коб-заря подходят казаки и внимательно слушают его думу.

1-й казак. Эх, песня эта рвет душу ...

Кобзарь. Это не песня, а стон ваш ...

2-й казак. Но придет время, расплаты-мось!

3-й казак. Нам умирать? Только! Сто-надцать куч чертей всем врагам в зу-бы!

4-й казак (полураздетый, кри-чит). Подождите же, чертовы татары, дайте только совершу шаровары!

5-й казак (обращается к напивроз-дягнутого). И тише ты! Скажи мне, пожалуйста, небораче, а что ты там за юбку шьешь?

4-й казак. Сшиваю посередине, чтобы штаны вышли ...

6-й казак. Ну и голова! Вот пройди-мир, сорванец!

7-й казак. А свои где?

4-й казак. Свои? (Свистит). О пил!

5-й казак. Пропил штаны ?! И скиньмось хоть по шагу и выкупа в шинкарки штаны рыцарю.

(Все казаки смеются).

4-й казак. И подавитесь вы, греч-косой, своими штанами! У меня и без вашей ласки вышли штаны, еще и ловко. (Встает и показывает). Вон!

Все. Посмотрите, братцы! Вот мудрая-гель! (Все смеются).

Один из казаков кладет на бочку кала-м, бумага, гусиные перья и обращается к полкового благодарность Гавриила, который знает-ходится среди казаков. В руках у дя-ка большой крест, а за поясом пистолет и сабля.

1-й казак. Садись, дьяк, писать бу-деш.

2-й казак (ставит ведро водки на бочку, достает из широких брюк тара-ню и нюхает). Выпьем по одной и начнем. хорошая ираня. Шкодагорилкы мало ... (зачерпнул кружкой из ведра). Пей, дьяк ... "

Дьяк (перекрестил кружку). Во здравие Господа нашего. (Выпил, по-нюхал тарань и зачерпнул из ведра еще одну кружку). Во здравие девы не по-рочнои ... (Выпил, понюхал тарань и снова хочет зачерпнуть, но казак проц-ет ведро).

2-й казак. Подожди, дьяк. Ты что же, на свадьбу пришел, что ли? Видишь, водки мало, а тарани много.

Дьяк. Грешник ты, казак. Дай вы-пить во здравие апостолов святых, потому что в раю не дадут мне ни капли водки.

3-й казак. А разве тебя в рай пус-тять?

Дьяк. Меня, раба Божия, в рай возьмут, а вас, грешников, в ад. В раю же водки не дадут, там только ангелы поют.

4-й казак. Вот незадача.

Дьяк. Вы отправитесь сначала в ад и будете котлы со смолой ухаживать, дрова носить, смотреть, чтобы кипела хорошо смола и сера в котлах. А в них вариться будут иезуиты, шляхта ... А чтобы не угорели вы у котлов в вони, черти водку вам носить-муть ... Так лет сто у котлов бу-дете. А потом Господь наш .милосты ный в рай вас возьмет ...

5-й казак. Лет сто?

6-й казак. Вот уже попьем водки!

Дьяк. Во здравие апостолов святых! (Зачерпнул кружку).

6-й казак. И тех чертей, что носить-муть водку.

Все смеются, а казак пьет из ведра.

Дьяк. Аминь! (Берет ведро и п 'есть).

Из-за кулис к группе подходит несколько казаков.

7-й казак. Лбом вам, казаки! При-ймайте беглецов из неволи шляхетской.

1-й казак. Ну, покажите руки.

Беглецы показывают руки.

2-й казак. Наши!

Дьяк. К унии не приставали? Веру христианскую не изменяли?

Беглецы. Нет, господин отец.

Дьяк. «Отче наш» знаете?

Беглецы. Знаем.

Дьяк. Горшке пьете

Беглецы. Пьем.

Дьяк. Истинно христианские души. Эти-луйте крест, рабы Божии.

Беглецы крестятся и целуют крест. Один из казаков обращается к крепкого беглеца.

3-й казак. Это в руке у тебя?

Беглец. Це баба, обитые железом. Не могу подобрать сабли. Которую возьму легковат ...

3-й казак. А сколько твоя баба весит, сынок?

Беглец. Пуд или два ...

4-й казак. Ну, махни ней ...

Беглец взмахнул дубиной, как шаб-лей, все отскакивают.

4-й казак. Постой, постой. Отныне молотом ты будешь прозываться, так и запишем тебя в курень. (Обращает ется к другим). Вот казак! А вы что умеете делать? Неужели только водку пить? Ну, покажите свою казацкую мастерство!

Играют музыки, казаки забавлять ются.

предлагает несколько казацких забавах:

- группа или несколько казаков май-руль бьются на саблях;

- кто меткий двое казаков держат на вытянутой руке саблю, другие должны из шагов 7-Ю шапкой попасть в саблю или нужно прежде чем-нуть шапку на саблю;

- кто сильнее на бочке соревнования ются на руках или кто больше поднимет бочку;

- кто более ловкий соревнуются две команды: двое шаровар, в каждую штанину влезает по два казаков и бегут эстафету;

- кто кого перетянет соревнуются две команды: двое становятся друг к од-ного лицом, берутся за руки, другие цепляются за ними и кто кого пере-тянет;

- один держит на вытянутой руке (на высоте пояса) саблю, а другие ска-чуть через саблю. Кто не переско-чить, с того смеются.

На сцену к казакам выходит Бог дан Хмельницкий.

Хмельницкий. Казачества

преславному рыцарству

Украина бьет к земле лбом!

(Низко кланяется).

Она теперь, словно подбитая чайка

К матери на грудь придется ...

1-й казак. Хмель-отец здесь!

2-й казак. Здоровый был, Богдан!

Хмельницкий. Казачество! К-извольте вещь держать!

Все. Держи! Держи! Мы слушать то-бе рады!

Хмельницкий.

Уже десять лет в неволе мы вполне

И Маслов Став погреб права нам.

С тех пор нас враг опряга

И затягивает ярмо на нашей шее,

А вот теперь такое у нас завелось

Какого из рода вы есте не слышали

попраны Последние являются права

Зганеблена святая наша вера.

Все. За веру смерть!

Хмельницкий. Да! Иезуит развел Там унию к шуму, к разбою: Грабят везде в благочесно все; Граничит лях общественные наши земли; Суда не обнаружено; отменен закон; Насилует господин, гадит наши семьи ... Все. К бою все!

3-й казак. Пусть нас ведет на врага Богдан!

4-й казак. Он, как орел, на Шуляк ударит!

Все (бросают шапки вверх). Богдан Хмельницкий! Гетман наш! Хвала!

5-й казак. О, задрожит теперь

вся черная несправедливость

креститься земля в ее крови!

Хмельницкий. Спасибо вам, братья,

По долг эту (кланяется).

Растет и крепнет наша сила!

И подниму бунчук за родной народ,

И все живое восстанет везде за мной,

Поднимется, как волна навесная,

И врагов-захватчиков потопит.

Все. За веру! Нашего край!

Выполняется хореографическая комп-ция «Казацкая победная». Казаки покидают сцену.

Кобзарь. И лежало то поле после кризиса-вавои сечи почерневшей пустотой, никем не пахоту, никем не засеянное ...

(Играет на бандуре и поет, или зову чить печальная мелодия, на фоне которой читается текст).

«Отчего ты почернело

Зеленое поле? »

«Почернело я от крови

По вольную волю

Круг городка Берестечко

На четыре мили

Меня славные запорожцы

Своим трупом укрыли

Да еще меня грачи

укрыли с севера ...

Клюют глаза казацкие

А труппу не хотят.

Почернело я, зеленые.

Но за вашу волю ...

Загрузка...

Страницы: 1 2