Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Реферат

на тему

Наука как феномен культуры

Вступление

Это учебное пособие рассчитано на студентов и аспирантов, уже прослушали базовый курс философии. Содержательно материал раздела "Наука как феномен культуры" должен быть знакомым большинству из них. Однако есть одно важное дидактическая отличие: раздел ориентирован на формирование определенных методологических установок, которые должны помочь в изучении философии науки. Необходимость такого подхода равной степени детерминируется как особенностями изучаемой дисциплины, так и спецификой "познающего субъекта". Они определяют требования к процедуре интерпретации, которые должны обеспечить соответствующий уровень понимания.

Философия науки, видно уже из названия, является философской дисциплиной, и поэтому в процессе создания ее концепций и теорий обязательно использовались рефлексивные процедуры. Процессуальность философии сводит историчность философского знания до абсолюта: философская теория с необходимостью включает в себя историю собственного становления и апеллирует к истории философии. Наука также явление историческое. Любая философская рефлексия над наукой - всегда историческая рефлексия, то есть соответствует конкретному этапу развития науки и создана в конкретной системе представлений о науке. В рамках философии науки рефлексии над наукой доведены до уровня теории, поэтому такие модели науки и научного знания в большинстве случаев претендующих на всеобщность, а иногда и на абсолютность.

В этих условиях интуитивное понимание таких моделей, а также их рациональная интерпретация через призму собственных представлений о науке, не гарантирует адекватного результата. При интуитивном понимании теряется историчность, а вместе с ней и возможность рефлексивной реконструкции мировоззренческих и методологических оснований, базовых предположений, в пределах которых были созданы конкретные версии философии науки. Возможности рациональной интерпретации сталкиваются с проблемой ограниченности личных образов науки. Среднестатистический аспирант не испытывает потребы в самооценке собственных представлений о науке, поскольку наука превращается в сферу его повседневной деятельности. Непосредственность "вхождение в науку" гарантирует ощущение достоверности профессионального образа науки, который экстраполируется на науку вообще. Поэтому сомнений в адекватности собственных представлений о науке в обычных условиях не возникает.

Преодоление проблематичности в рамках познавательной ситуации "учебник по философии науки - читатель" требует от последнего серьезных рефлексивных усилий для создания своего рода "методологии понимания". Поскольку в учебнике представлен анализ философских рефлексий над наукой, которые были реализованы в нескольких традициях на протяжении более ста лет, существует множество возможных вариантов "методологии понимания". Можно говорить о ситуативных модели понимания, в которых в той или иной степени, выполняется ряд методологических процедур, связанных с постоянным контролем над моделью интерпретации, анализом базовых установок на науку в данной исторической или предметной проекции, оценке роли личных целевых и мотивационных установок и т.п. .

Содержание и структура раздела "Наука как феномен культуры" организованы таким образом, чтобы обеспечить читателю возможность самооценки личных представлений о науке и создать условия для реконструкции того образа науки, в рамках которого была создана та или иная концепция философии науки. Следует также обратить внимание на то, что значение такого рода рефлексивной деятельности не исчерпывается интересами освоения данной учебной дисциплины. В ее процессе формируются обобщенные личные модели понимания учебного материала, в частности модели перехода от старого к новому знанию, методики процесса самообразования и т.д. Рефлексивная деятельность также существенно влияет на процесс мотивационного обоснования стратегии личного поведения в системе образования, играет важную роль в становлении самосознания ученого.

2. Реальная наука и система представлений (знаний) о науке.

Базовый принцип анализа науки как феномена культуры заключается в четком разрезныеЭнни реальной науки и системы представлений о науке. С одной стороны, в мире человеческой культуры существует сложное мегаутворення, которое включает в себя огромное количество элементов и которое по традиции называется наукой. Относительно современной науки можно говорить о том, что она находится в промежутке между целостным функционированием в качестве единой системы и распадом на элементы, самостоятельно развиваются.

С другой стороны, существует три уровня, на которых формируется система представлений (знаний) о науке. Культура, как традиция, внутри себя воспроизводит набор стереотипных представлений о том, что такое наука для обыденного сознания, то есть это массовые образы науки. Они тиражируются как через средства массовой информации, так и на уровне непосредственного общения. Научное сообщество рефлексирует относительно целей, содержания и результатов собственной деятельности и создает профессиональные образы науки, которые транслируются через все многообразие форм научного общения: система образования, "лабораторное жизни", конференции и тому подобное. И в конечном итоге, наука выступает объектом познания, исследует через своеобразие своих предметов и методов целый ряд дисциплин: социологии науки, историю науки, психологию науки, методологию науки, философию науки. Таким образом, многообразие образов науки (массовых и профессиональных) дополняется бесконечными спорами о точном "определение" (дефиниции) науки, о границах между научным и ненаучным, которые ведутся во всех формах теоретических рефлексий над наукой от аморфного науковедения в философии науки.

Существование большого количества теоретических моделей науки и еще большего разнообразия образов науки объективно обусловлено. Наука - очень сложное явление, которое постоянно развивается, его невозможно охватить как на уровне непосредственного личного опыта и основанной на нем индивидуальной познавательной действия, так и на уровне конечного числа моделей. Но любая модель науки всегда содержит в себе момент обобщения относительно науки вообще. Поэтому обращение к истории познания науки должно учитывать момент перехода от фрагментарности к целостности по каждому теоретического описания науки.

На уровне индивидуального сознания совокупность знаний и представлений о науке также достраивается к целостности, чаще всего в форме образа науки, реже - в виде концептуальной модели. Важным здесь является тот факт, что любой субъект познавательной деятельности, а также субъект любой другой деятельности, тем или иным образом связана с наукой, осуществляя конкретные действия, руководствуется собственными представлениями о науке. При этом интуитивно предполагается, что они адекватно отвечают реальной науке. То есть, не только на уровне познавательной (учебной) деятельности, но и в сфере практической деятельности, рефлексия над личным образом науки играет важную роль. Она позволяет избегать ряда ошибок, прежде всего, ошибки экстраполяции или чрезмерного обобщения.

Многообразие теоретических моделей науки делает проблемным возможность изложения определенного инварианта знаний о науке, который максимально соответствует реальной науке и позволяет использовать его как основание для решения проблемы корректной интерпретации исторических форм философии науки. В связи с этим, в тексте раздела большая внимание уделяется не описания науки как феномена культуры, а фиксации принципов, с помощью которых возможен такого рода описание.

В наиболее общем виде описание науки как феномена культуры включает в себя два подхода: внешний и внутренний. В первом случае наука рассматривается как целостный феномен относительно мира культуры. Во втором случае, наука предстает как сложный, структурированный объект, каждая из частей которого может быть рассмотрена как самостоятельный объект.

3. Наука в мире культуры.

3.1. Границы науки.

Рассмотрение науки по отношению к миру культуры может осуществляться в нескольких возможных проекциях. Наиболее простой является пространственная проекция: наука занимает определенное место в мире культуры, то есть имеет предела. Для того, чтобы очертить контуры науки в первом приближении, можно абстрагироваться от точного определения того, что таке наука, и полагаться на совокупность устоявшихся представлений. Их достаточно для того, чтобы зафиксировать две формы установление предела: внешняя и внутренняя демаркации - но при более детальном рассмотрении использоваться понятие, рассмотрены в пункте 4 "Наука как система".

Наружная демаркация науки устанавливается преимущественно нормативным путем. Элементы культуры, выполняют нормотворческую функцию, прежде всего право, создают набор положений, соблюдение которых в данном обществе и является признание статуса научности. При этом единого принципа классификации не существует. Набор атрибутивных свойств научности существенно различается о том, что является объектом регулирования: вид деятельности, характер учреждения, специфика исследования и т.д. Вариабельность нормативного определения науки и научности также связана с тем фактом, что право как явление, прежде всего связано с конкретным государством.

Второй формой внешней демаркации науки является набор доминирующих в обществе социальных представлений о науке. Этот набор отличается еще большей вариабельностью, поскольку содержит в себе специфику идеологического, религиозного, этнического, профессионального отношения к науке. Границы науки, прописанные в массовом сознании, объективно не совпадают с нормативно-правовыми пределами, но именно они предопределяют особенности восприятия науки у большинства людей. Массовые образы науки влияют и на формирование профессиональных образов науки: через систему среднего образования и средства массовой информации.

Внутренняя демаркация науки также осуществляется через нормативность и систему представлений. Наука как социальный институт, имеет законное право нормотворчества, результаты которой фиксируются в совокупности регулятивных документов. Писаное внутришньонаукове право устанавливает нормы, регулирующие социальные отношения внутри науки, например, процедуры получения статуса: ученой степени, звания и тому подобное. Вторая задача - создание и поддержка внутришньонаукових стандартов: от эталонов измерения с требованиями по оформлению текста.

Собственно нормы и идеалы самого процесса научного познания объективно формируются внутри конкретных научных дисциплин. При этом нормативность познания имеет несколько форм реализации, связанных с уровнем их осознание и обязательности применения. Можно выделить следующие варианты: стереотипные нормы, каноны, конвенции, принципы и тому подобное. Содержательная эволюция нормативности познавательного процесса будет подробно рассмотрена в соответствующих разделах книги.

Формализм и отсталость правовых норм (развитие общества обычно опережает развитие правовой базы) в социуме, динамично развивается, достаточно часто создает ситуацию, когда внешняя и внутренняя демаркация науки принципиально не совпадают. В этих условиях возникают так называемые пограничные феномены, реальный статус которых не определен. Некоторые из них могут признаваться научными в системе нормативности отдельно взятых государств. Например, в России уфология признана наука и есть соответствующий код специальности, а в Украине - нет.

Региональные различия в решении проблемы демаркации "наука - не наука" позволяют сразу перейти к другому пространственного измерения науки - географического распространения науки. Научное описание пространственных границ науки должен быть жестко связанным с определением системы координат, но в случае с географией такой необходимости нет. Карта распространения науки проецируется на набор уже существующих карт: политических, культурных, исторических и других.

Географический ареал обитания науки представляет собой сложную мозаичную картину. Воображаемая научная карта планеты частично совпадает с политическим, культурным и территориальным делением, так как концентрация научных учреждений, научных, эффективность их труда на конкретной территории напрямую связаны с культурной традицией, с научной политикой государства, состоянием системы образования, финансовыми и другими ресурсными возможностями регионов.

Но в отличие от политики и культуры, наука претендует на статус универсальной деятельности и, как явление подошла ближе к идеалу глобальной целостности, чем другие феномены культуры. Поэтому можлива другая проекция географической карты науки, организованная по принципу отраслевой и функциональной специализации, а также учитывающая устойчивость и объемы информационных потоков. Так можно выделить территории с узкоспециализированным развитием отдельных отраслей, регионы, являются экспортерами или импортерами "умов" и тд.

Границы науки можно рассматривать еще как минимум в двух пространственных срезах: социальном и духовном. Но специфика этих моделей заключается в том, что исследовать науку в терминах "предел" и "распространенность" очень сложно. Здесь необходимо использовать другие принципы структурирования пространства, основанные на другой категориальности: "взаимодействие", "функции" и другие.

2. Наука и другие феномены культуры

Место науки в мире культуры может быть установлено через набор относительных систем координат, то есть относительно других феноменов культуры. При этом главным объектом анализа является характер и способ взаимодействия между наукой и философией, наукой и религией, наукой и правом и т.п.

В рамках учебника по философии науки отношение между наукой и философией представляют особый интерес. История взаимоотношений этих двух явлений духовной культуры прошли фактически через все логически возможные формы. Были времена, когда наука фактически была частью философского знания, и были времена, когда философия претерпела принудительного онаучування. Кроме этих двух крайних форм возможна большое количество переходных вариантов. Часть из них уже реализовалась исторически.

Главной проблемой последнего столетия было установление того, где именно проходит граница между наукой и философией. Сложность этого различия связана с целым рядом факторов. Во-первых, с исторической традицией, где доминировала идея научной философии. Во-вторых, со сходством форм представления результатов научного и философского исследования: теоретически организована система знаний. В-третьих, с наличием такого явления как философские науки.

В последние десятилетия полемика вокруг проблемы взаимоотношений между наукой и философией стала менее острою. Это связано и с изменением условий общения в мировом информационном пространстве - плюрализм постепенно превращается в норму. Но достоверно, что главной причиной стало резкое сужение социальной базы теоретического конфликта. С одной стороны Советский Союз, оплот научной философии с четкой идеологической платформой, уже стал историей. С другой стороны, философия и наука превратились в высокоспециализированные профессиональные сферы деятельности, и людей, которые одинаково усвоили оба вида деятельности, немного. Это привело к тому, что философия науки превратилась в достаточно самостоятельный культурный феномен, куда открыт вход с обеих сторон. Кроме этого, в мире возникли новые проблемы, решение которых требует интегративной участия как ученых, так и философов, например, проблемы экологии. В этих условиях степень компетентности философии и науки устанавливается не в общем уровне, а в отношении конкретного предмета, ситуативно.

История взаимоотношений между наукой и религией в европейской культурной традиции также далеко неоднозначна, хотя, начиная с эпохи Просвещения, между ними установилась четкая субординация. Наука основана на "знании", религия - на "вере". Слово "ученый" становится почти синонимом слова "атеист". Существенные изменения начали происходить во второй половине XX века. Обе стороны сделали существенные шаги навстречу друг другу. Однако в этом процессе четко видно асимметрию мотивов и целей.

Развитие науки требует постоянного изменения религиозной картины мира и церковь со времен Фомы Аквинского выработала приемы более или менее безболезненного включения в нее нового знания. В техногенном мире значительное количество людей ориентирована на науку, а конкурентная борьба за "души верующих" между конфессиями христианства, а также между христианством и другими мировыми религиями в 60-е годы резко обострилась. Включение в религиозную пропаганду научной аргументации имело большое значение в этой борьбе. Кроме этого большинство религиозных объединений были против целого ряда направлений научных исследований. чтобы влиятьна науку, нужно быть ближе к науке.

Поэтому со стороны религии главными инициаторами изменений выступили религиозные организации, в первую очередь католическая церковь. С их стороны это был принципиальный шаг, так как при этом были пересмотрены некоторые пункты официальной доктрины. Основной упор делался на снятие противопоставления науки и религии с точки зрения проблемы истины, восстановление исторической справедливости в отношениях и т.п. В результате религиозные организации начали проводить активную политику и в отношении официальной науки, и по научного сообщества. Эта политика, например, включает целый комплекс мер по формированию нового имиджа религиозного знания. В этот комплекс входят как мероприятия пропагандистского характера, например, признание того, что Г.Галилей был прав, а церковь не права; так и финансирование соответствующих проектов, например, сравнительного анализа современных научных и библейских знаний об истории древней Иудеи. Церковь привлекает к своим проектам многих известных ученых, используя их авторитет для продвижения собственных идей.

Однако религиозные конфессии реально не признают право науки на самостоятельное существование. Ни одна церковь не пошла на принципиальные изменения в своих доктринах по целому ряду научных изысканий. Более того, религиозные деятели и организации активно лоббируют принятие на государственном уровне законодательных запретов на научную деятельность, противоречащая догматам церкви, например, на клонирование. Предпринимаются попытки размыть границу между научным и религиозным знанием за счет науки. В массовой религиозной литературе научное знание представляется как принципиально неточное, а значит неверно, как знание, которое, также как и религиозное, основанное на вере, как знание, которое просто опасно для человечества.

Движение в противоположном направлении, от науки к религии, в большинстве случаев связан с деятельностью ученых, которые, оказавшись в ситуации мировоззренческого кризиса, выбрали религию средством решения собственных, а иногда и научных, проблем. Они во многом повторяют аргументы представителяхв религии, но в практической деятельности обычно четко различают, где заканчивается вера и начинается знания. С их точки зрения религия и наука не противоречат друг другу, поскольку функционируют в различных сферах. Поэтому религиозность ученого не мешает ему заниматься наукой, а наоборот, может помочь там, где наука бессильна, например, в области морали и политики, там, где решается, целесообразно риск научного эксперимента, какое применение могут найти результаты науки и другое.

На грани науки

Загрузка...

Страницы: 1 2