Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
сичного и неклассического идеалов рациональности по М. Мамардашвили. Следует отметить, что хотя отечественные философы науки и считаются с эпистемологические, методологические и логические достижения англо-американской философии науки, их выходные философские ориентиры связаны с континентальной философской традиции, особенно с немецкой, и ее развитием в ХХ веке. В этом разделе будут освещены проблему становления системы философских основ постнеклассической науки, то есть постнекласичного типа научной рациональности.

Научная рациональность и цели науки

Сравнивая философию науки 30х-50х годов (а именно, логический эмпиризм и попперовской критический рационализм) с так называемой "новой волной" в философии науки 70х-80х (Кун, Лакатос, Фейерабенд), Л.Лаудан отметил, что центральные проблемы , на которых сосредотачиваются методологи сравниваемых поколений разные. Первые считают центральной проблему согласия (консенсуса) в науке, другие сосредотачиваются на проблеме разногласий (диссенсусу) между учеными. Лаудан считает, что для решения обеих проблем сразу пояснительной мощности не хватает в одной из методологических концепций. Создание методологической концепции, достаточно мощной для того, чтобы рациональным образом объяснять поведение ученых и о создании консенсуса между ними, и по его нарушение, Л.Лаудан и ставит своей целью.

Проследим кратко вместе с ним ход мысли сторонников консенсуса как обычного состояния науки и аргументацию философов, акцент на диссенсуси. Философы 30х-40х годов опирались на уже выработан к ним так называемый лейбницианський идеал. "Коротко говоря, лейбницианський идеал заключается в том, что все дебаты относительно фактического положения дел могут быть неупередженно решены привлечением соответствующих правил доказывания. ... То, что философы верили в него, было непосредственно связано с их точкой зрения на консенсус в науке, ибо наука рассматривалась как состоящая полностью из утверждений о фактическом. ... Разногласия о фактах могут возникнуть между рациолан людьми только тогда, когда свидетельства об этих фактах есть .. неполными. В итоге философы проповедовали, что наука является деятельностью, в которой достигается консенсус, поскольку ученые неявно, а иногда и явно оформляют свои верования в соответствии с общепризнанными канонами методологии науки ... и эти каноны мыслились как более чем достаточны, чтобы решить любую действительную разногласие относительно фактического. "Именно поэтому такие выдающиеся философы того периода, как Р.Карнапа, Г.Рейхенбах, К. Поппер, видели свою задачу в том, чтобы выразить явным образом методологические правила, ученые неявно применяют, выбирая между теориями.

Можно выделить четыре направления аргументации, которая показала ограниченность взгляда на науку с точки зрения консенсуса: 1) распространение дискуссий; 2) тезис о несоизмеримости теорий; 3) тезис о недоопределенность теорий; 4) феномен успешной контрнормальнои поведения. Коротко просмотрим эти направления, ссылаясь на представителей "новой волны", которые отстаивали.

Распространенность дискуссий.

История науки знает много примеров дискуссий, которые продолжались в течение десятилетий, а иногда и веков: Коперник versus Птолемей, волновая - корпускулярная теории света, униформизм versus катастрофизм в геологии, Пристли versus Лавуазье в химии, Эйнштейн versus Бор в квантовой механике, креационизм versus эволюционизм в биологии и т.д. Исходя из модели консенсуса понять наличие революций в науке невозможно. Кун пишет по этому поводу, что возникновение новых идей "требует процесса решения, который допускает разногласия среди рациональных людей, а тот алгоритм, который обычно представляли себе философы, должен отводить науку от этих разногласий»

Тезис о несоизмеримость.

Несоизмеримость парадигм по Куну связана как с разным содержанием, которое вкладывают в определенные сроки сторонники разных парадигм, так и с их приверженностью к различным методологических стандартов и познавательных ценностей.

недоопределенность теории эмпирическими данными.

Научные правила не позволяют отнозначно отдавать предпочтение одной теории по сравнению с ее конкурентами, ссылаясь на эмпирические данные. Есть разные пути к этому утверждению. Мы приведем здесь лишь тезис Дюгема-Куайна. В формулировке И.Лакатоса "согласно этому тезису, любая теория может быть спасена от опровержения, если ввести соответствующую подгонку, манипулируя фоновым знанием, с которым связана эта теория"; в слабой интерпретации этот тезис "отрицает только возможность опровержения какого-либо изолированного фрагмента теоретической системы. При сильной интерпретации тезис Дюгема-Куайна исключает любое правило выбора из теоретических альтернатив".

Контрнормальна поведение.

Как показал П.Фейерабенд, многие из ученых нарушали нормы, которые традиционно считались научными, но имели большие научные достижения. Фейерабенд делал из этого достаточно сильный вывод о том, что в методологическом плане "все позволено". Но как минимум, можно предположить, что нормы, нарушались (например, нормы индуктивизму), не есть правильно определенными как нормы, управляющие научной практикой.

Таким образом, философы науки 70х-80х годов завоевали место для разногласий в своих методологических концепциях. Однако, было потеряно возможность объяснить согласие между учеными. Так, Кун не имеет удовлетворительного объяснения перехода от революции к нормальной науки, его модель не выдвигает рациональных оснований для согласия между сторонниками новой парадигмы. Лакатос, подчеркивая роль конвенций в поддержке той или иной научно-исследовательской программы, считает рациональными различные варианты поведения ученого и не может определить рациональные критерии выбора между ними. А Фейерабенд со своим методологическим анархизмом вообще не считает нужным достижения консенсуса между учеными.

Пытаясь найти методологическую модель, в которой объяснялся бы и консенсус, и диссенсус, Л.Лаудан реконструирует иерархическую структуру научных дебатов (которой придерживались такие авторитетные философы науки, как Поппер, Гемпель, Рейхенбах) с тем, чтобы выяснить ее объяснительные Возможности по установлению согласия между учеными и по удержанию оснований для определенных разногласий. При этом он выделяет три уровня возможных разногласий: фактуального, методологический, аксиологический. Соответствующие решения для достижения согласия при иерархической структуре научных дебатов могут быть получены при переходе на более высокий уровень дебатов. Так, для достижения фактуального консенсуса, следует апеллировать к методологическому уровня, чтобы применять определенные правила для решения проблем разногласия в эмпирических данных или их теоретического объяснения. Для разногласий по методологических правил, решающей может быть апелляция относительно целей науки, определенных соответствующими ценностями, то есть выход на аксиологический уровень. Недоопределенность выбора вариантов определенного уровня правилам более высокого уровня иерархии удерживает место для диссенсусу в этой стандартной иерархической структуре научных дебатов. Так, возможны методологические разногласия в установках до поисков на фактуального уровне. Например, Поппер ориентирует на поиски предсказаний, способных опровергнуть теорию и считает высоковероятной гипотезы неспособными к объяснению широкого класса явлений, а Карнап настаивает на восприимчивости теорий, является высоковероятной за счет многих подтверждений и даже при отсутствии новых предсказаний.

Однако, если ученые установят, что их разногласия есть аксиологическими, то есть определяются различными ценностными установками, иерархическая структура научных дебатов не предоставляет возможностей для рациональной критики, поскольку более высокий, чем аксиологический, уровень обсуждения в ней отсутствует. Поппер, например, считал, что принятие или изменение познавательных целей является делом эмоциональной и субъективной и не может рационально обсуждаться. Он противопоставлял свою точку зрения на цель науки (Епистемична реализм: цель - истина) другим взглядам: инструментализма, конвенционализма, прагматизма, которые в соответствии провозглашали в качестве целей науки экономность, простоту и предсказательную точность.

Для изобретение иной модели науковых дебатов, способной включить цели и ценности к обсуждению, Л.Лаудан критикует то, что он называет обманчивой ковариантность между определенными познавательными целями и методологическими правилами как средствами (или инструментами) их достижения. Если исходить из такой ковариантности и считать разницу в целях Необсуждаемые, то мы и получим ту несоизмеримость парадигм, на которой настаивает Кун, и невозможность рациональных дискуссий.

Однако, одни и те же наборы методологических правил могут использоваться для достижения различных целей. Так, реалисты, которые рассматривают научные теории как приближение к истине, и инструменталисты, которые видят в научных теориях лишь средство для предсказания явлений, могут исповедовать тождественны методологические стандарты. Так, оба лагере считают с нужным для достижения своих различных целей (истинное познание и успешное предсказание) требовать от теорий эмпирической подтверждаемости, описания широкого круга явлений и наличии предсказаний.

Таким образом, аксиологические разногласия не исключают методологической и фактуальной согласия. Кроме того, ценности являются Необсуждаемые, только если мы придерживаемся иерархической модели научных дебатов. Если же считать, что обсуждение целей может происходить со ссылкой на методологию и фактуального состояние дел, то есть отказаться от иерархии в пользу модели с более равноправным пониманием отношений между уровнями обсуждения, рациональная критика целей становится возможной. Л.Лаудан предлагает две основные стратегии такой критики: 1) показать утопичность целей, 2) показать их несоответствие неявным ценностям научной практики.

Утопичность целей можно покритиковать, продемонстрировав их а) стратегический утопизм, б) семантический утопизм, в) Епистемична утопизм.

Так, продемонстрировали свою стратегическую утопичность поиски философского камня, попытки создания вечного двигателя, построения социального устройства, который бы обеспечивал общее счастье. Среди познавательных ценностей стратегически утопической оказалась требование к научности знания какк его доказанности на эмпирических началах, поскольку универсальные утверждения типа научных законов требовали бы для своей приемлемости бесконечного количества проверок их последствий.

Семантическую утопичность демонстрируют такие часто произносимые познавательные цели, как красота и элегантность теорий. Значение терминов, которые кажутся интуитивно ясными, не являются определенными, поэтому невозможно объективно определить, достигнуты они или нет.

Может оказаться Епистемична утопической такая познавательная ценность, как истинность теории, даже если значение понятия истины удовлетворительно определено (например, Тарским). Это может иметь место, когда неопределенные критерии реализуемости такой цели.

Приведенный способ критики действительно используется в дискуссиях между сторонниками различных научных целей: редукционистамы и холисты, телеологамы - сторонниками поисков действующей причины, инструменталистами - реалистами.

Выявление расхождение явных и неявных целей когнитивной практики также может быть основанием для критики. "Сами результаты действий агента целеполагания (даже если они не фигурируют среди его явных целей) могут обоснование считаться его неявные цели. ... Опасаясь обвинений в непоследовательности, рациональный человек, столкнувшись с конфликтом между ценностями, которые он провозглашает, и ценностями, о которые свидетельствуют его действия, пытаться упорядочить те и другие ". Предпочтение отдается той группе целей, после обнаружения их противоречия, соответствующей некоторой приемлемой ценности, в отношении которого существует согласие. Так, в конце XVIII - начале XIX веков научное сообщество отказалось от установки ограничения науки исключительно наблюдаемыми сущностями, поскольку использование таких гипотетических сущностей чрезвычайно расширяло объяснительные возможности научных теорий при условии их перевирюваности.

Сетчатая модель научной рациональности.

Ларри Лаудан предлагает собственную модель взаимных рациональных обоснований между научными теориями, методами и целями, которую он называет сетчатой. "Ячейка" такой "сетки" образует треугольник, в вершинах которого находится то, что в структуре иерархических дебатов рассматривалось как определенные уровни, то есть фактуального знания: теории с соответствующим эмпирическим основанием; методологические правила; цели науки, которые определяются познавательными ценностями. Аксиология, методология и фактуального утверждение взаимно обосновывают равно другое, и ни один уровень нельзя считать более или менее фундаментальным. Так, цели обосновывают набор методологических правил, который в свою очередь демонстрирует реализовнисть целей, а следовательно их приемлемость. Методологические правила обосновывают приемлемость теорий, а прогресс или задержка в росте фактуального знания показывает, какие правила являются эффективными, то есть формирует требования к методологии. А состояние дел в отрасли фактуального знания и цели, выдвигает научное сообщество, гармонизируют друг друга соответственно уровню развития научных методов. Поскольку все эти взаимоопределения не является слишком жесткими, эта модель способна объяснить и расхождения между учеными и согласие между ними в пределах их рационального поведения.

Сетчатая модель научной рациональности Ларри Лаудан позволяет расширить границы рационального выбора в науке, однако, как уже было отмечено, делается это за счет отказа от реализма. Действительно, истина рассматривается здесь лишь как одна из возможных (и равноправных) целей познавательной практики, и в ситуации, когда критерии ее достижения становятся размытыми, может быть признана Епистемична утопической как познавательная ценность. А создание подобных ситуаций является вполне реальным в период научной революции, мы именно и переживаем.

Другой выбор сделал известный американский философ Патнэм. Он всегда определял свою позицию как "твердый" реализм, но достаточно творчески относился к тому, как должна пониматься эта позиция. Для того, чтобы сохранить в эпистемологических основе науки и реализм и рациональность, он считает нужным скорректировать понимание и того и другого. Рассмотрим из первых, как критический обзор предыдущих методологических концепций приводит его к идее некритериальнои рациональности.

Загрузка...