Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Прокофьева ев Сергей Сергеевич - творчество
(1891 1953)

"Красота простота, красивость - разноцветье я ". К художественных основ музыкального языка лучших тв. к-ра очень точно подходят сл. Белинского: "... Простота есть необходимое условие худ. соч., по своей сути отвергая всяческие общ. украшения, всякую изысканность. Простота есть красота истины ".

По сути Прокофьева ев развивал известную мысль о том, что история не должна быть такой, что каждый шаг ее можно было предвидеть. Так начал выкристаллизовываться в тяжелых творческих экспериментах его компенсации сложного простым. В этом присутствовали одна из важных причин популярности многих сложных творений П.

Прокофьева евське новаторство это не только использование новых средств и небывалых приемов, но и - в еще большей степени новизна самого использования старых средств и традиционных приемов, обновление самих жанров, а кое-где новить форме, то есть синтез традиций и новаторства в области языка. Таким, например есть переинтонування Прокофьева евим знакомых интонаций, образующей смещение привычных паровых опор. Иногда даже простое перегруппировки или чуть политическое переакцентирования устарев средств выразительности ств. Его музыке ощущение новизны, не обременяя восприятия. Именно принцип "обновления традиций" дает ключ к пониманию того, почему его "плавание" с неожиданно широкими, смелыми скачками органично и естественно сосуществуют с элементарным, необыкновенно доступным приемом и ясным опридиленим кадансування.

Следует вспомнить в его произведениях сопоставления типично колористических эффектов гармонии (эффектов более х-ных именно для музыки конца XIX и начала ХХ в.) С простыми кадансом, время элементарно-традиционными, даже схематичными и ясными. Гармоничная сторона ГОСТ сложная, смелая, даже капризная. Во многих монументальных произведениях Прокофьева ева в форт. жанре, казалось бы плавная и десны мел. линия, которая нередко базируется на простых опорах мажорного и минорного трезвучий, як в классицизме XVIII в.

Таким также содержание и сопоставление его новаторской гармонии с классически ясной форме / Например, в сонатах с их четким розрганиченням партий и разделов и традиционной последовательностью частей сонатного цикла в целом. Кстати, классическую сонатную форму Прокофьева ев еще в 1918 г.. Назвал в одном интервью ю "самой гибкой формой в музыке".

Однако сопоставление сложного с простым, характерное Прокофьева Еву уже в самом начале его творческого пути не приводило к механическому суммирования разностильных приемов выражения, а создавало их новое качество. Так, в результате органического синтезирования, взаимопроникновение, казалось бы в разностилевых элементов создавалась новая стилистика, новая система выразительности.

Вся музыка Прокофьева ева насыщенная оптимизмом. Имеется в виду активное волевое стремление фортепианной музыки Прокофьева ева к светлой радости, солнечной юности как писал в книге фортепианные сонаты П. Г. Орджоникидзе "Трагический конфликт между старым и новым, и лишь немногие сумел с сумерек, катастроф и, потрясений, насилия и переоценки ценностей вырваться на встречу градуча ".

Не случайно Прокофьева ев так охотно воплощал в своем творчестве образы детства; весенне-радостные, гармоничное видение мира детьми было близко его художественный натуре.

Такое здоровое, светлое, радостное восприятие мира и жизни, звучало в музыке П., обусловило и оптимистичные концепции его монументальных произведений для фортепиано-сонат и концертов, в первую очередь, активный, энергичный характер финалов его циклических произведений.

Прокофьева евська творчество в том числе и сам характер и тип его дарования, неисчерпаемый источник света. "... Прокофьева ев сильный и мужественный, светлый и радостный художник-исполнитель и композитор ... В нем поет стихия света и тепла, в нем превратилась солнечная энергия и звучит непокоренная тяга к жизни и борьбы за него. Таков Прокофьева ев-композитор и таким же является Прокофьева ева-виконавецью по сути это два направления одного источника. И разделить их нелегко ".

Курс взят четко и прямо пишет В.Каратигин. Направление Прокофьева евських устремлений к солнцу, к полноте жизни, к праздничной радости.

Вспоминаются и взволнованные слова Давида Ойстраха "... самое главное это какой-то по-особенному светлый, мажорный колорит всей музыки, как залитый солнцем пейзаж ". И шутливое высказывание Артура Рубинштейна: "Вы, мой дорогой Прокофьев ев, могли бы сказать:" Солнце это я ".

В этом сопоставлении его дарования имеет точки соприкосновения с гением Моцарта. Простота ... Молодой Прокофьев ев не мог понять, "как можно любить Моцарта с его простыми гармониями». Он искал новых гармоний, необычным. Хотя, безусловно, "моцартовское начало", в широком смысле этого понятия, занимает видны позиции в творчестве Прокофьева ева на всех этапах его развития. Но особенно закрепилось и углубилось оно на конечном этапе "весеннего обновления" его музы и чрезвычайно просветленного всего колорита его произведений.

Черты моцартовского лиричности / чистоты ее выражения / нетрудно заметить и в лирической стороне пианизма Прокофьева Ева его скромной привлекательности и простоте свежести и чистосердечности.

Обостренная поэтика контраста, принцип компенсации сложного простым и глубокая, далеко нацелена оптимистичность таков три важнейших эстетичны основы музыкального языка Прокофьева ева общем и особенности его фортепианных произведений. Эти основные принципы наложили отпечаток на творчество композитора, со всей его своеобразием, образностью, присутствует в характере ее афористичность, лаконизм, стверджувальнисть, а также гармоничность, в отношении традиций и новаторства, в подходе к элементам полутональная, в специфических приемах письма, особенностях пианизма.

Наряду с этим выдающимся фортепианным произведением композитора характерна классичность. Таков пидчиннення второстепенного главному, абсоФевральские необходимость всех элементов, логическая последовательность в развитии образа, способность отбора необходимых средств музыкальной школы.

Умение выразить новое по-своему, смело и свежо, не теряя указанных рис классичности чрезвычайное средство ряда фортепианных произведений Прокофьева ева. Чтобы все это почувствовать, по моему мнению, необходимо не только анализировать, но и несколько "удалиться" от них, как бы охватить эти произведения единственным глазом как архитектурное сооружение; нужно памяти закладку, что: Лицом к лицу

Лица не угледиты

Величественный видится только на расстоянии ...

На протяжении почти всей своей жизни Прокофьева ев пишет фортепианные п ты в различных жанрах и формах. Он создает музыку программную объявленным и иногда необычными названиями ( "Призрак", "Отчаяние", "Вещи в себе", "Пейзаж", "Мысли" и другие); музыку в традиционных формах этюда, или прелюдии, марша, или токкаты, скерцо, или каприччио, а также в старинных танцевальных жанрах XVII i XVIII в. (Бурре, гавот, ригодон, Аллеманда, менуэт, контрданс, пасп е) и более новых XIX века (мазурка, вальс) эт связанные с единством замысла оригинальные циклы (п ять "Сарказмов", двадцать "Мгновений", четыре "Сказки старой бабушки", двенадцать п ес "Детской музыки" и о соединены балетным сюжетом сюиты десять п ес " Ромео и Джульетта ", дев пятнадцать п объем" Золушка ").

Летом 1909 Прокофьев ев написал, а весной 1910 впервые выполнил свои ранние фортепианные произведения Сонату, ф.1. и Четыре этюды, ф.2. Произведения эти принципиально разные и соответственно занимают разное место в фортепианном творчестве композитора. Соната творения эпигонское; этюды, зато произведения новаторские, самобытны. Впоследствии сам Прокофьев ев отдал себе в этом ясный вывод, заметив это в своей «Автобиографии», что соната "завершила предыдущий период", а с этюдов началось "новое". Под этим «новым» следует понимать, прежде всего, напористо-динамический, импульсивно-акцентированный Прокофьева евський пианизм, с его присущей, энергичной токатнистю и размашисто острым, угловым движением и скачками. Этот пианизм воплощал жизнелюбие, упорную юношескую радость, постепенно выкристаллизовывалась все больше и больше в его фортепианной творчества. В этюдах зарождалась самобытная фортепианная фактура энергичного письма многих разделов его первых трех концертов с оркестром и Второй, Третьей и Четвертой Сонатой. В истоках новации этого полного неутомимых сил, стихийного бурного виртуозного фортепианного стиля легко заметить скрещивания двух линий: оркестрово-мощной широты фортепианного письма кучкистив, основным образом "Картинки с выставки" Мусоргского, и специфически волевой импульсивности в отношении Прокофьева евського виртуозно-фортепианного письма.

Непосредственными предшественниками этюдов и сонаты следует считать его детские виртуозно-пассажные "Песенки" для фортепиано, особенно те из них, в которых разрабатывались Триольный-тарантельни ритмы.

В 1923 году Прокофьев ев создает П пятую сонату произведение, открывает новый этап фортепианного творчества композитора. Прокофьева ев отмечает в "Автобиографии", что эта соната написана "в совершенно ином, более изысканном стиле ... Собственно П пятая соната, Квинтет и Вторая симфония, продолжая линию от" Сарказмов "за" Скифская сюита "и" Семь их "представляют собой самых хроматических из моих произведений. Здесь было не без влияния атмосферы Париж, где не боялись ни трудностей, ни диссонансов, тем сами как бы санкционируя мою склонность мыслить сложно ".

После П пятой сонаты Прокофьева ев п пять лет ничего не пишет для своего любимого инструмента. Следующие две фортепианные п ты "Вещи в себе" ф.45 снова приводят композитора к трехлетней перерыва в фортепианной творчества.

Весь этот период, взятый целиком больше десятилетия, за который были написаны кроме П пятой сонаты и некоторые другие фортепианные произведения, еще Четвертый и П пятый концерты, три сонаты и ряд менш значительных п ес, заслуживающие серьезного рассмотрения. Он раскрывает остроту противоречий в эстетическом мышлении композитора, показывает не только напряженность, но и погруженность его стилистических поисков. Произведения "парижского" периода постепенно нашли своих исполнителей, вызывая интерес у слушателей. Сущий протяжный время в нашей практике и музиковеденни, нигилистичне отношение к фортепианных произведений этих лет по меньшей мере примитивно.

Фортепианные произведения Прокофьева ева того времени имеют свое характерное лицо. В основном это очень своеобразный, достаточно камерный, время изящно изысканный, сонатный стиль, за редким исключением с мало проявляя национальным началом.

Ему не характерна раздражительность образов раннего периода творчества. Настойчивые поиски "новой простоты" порой приводят к экспериментальному графического выражения, к повышенной суб объективности образного мышления. Кое-что есть эт связанным с тенденциями неоклассицизма, что играют значительную роль в искусстве Парижа тех лет. Несомненным достоинством многих произведений того времени является благородная скромность и серьезность пианизма. Произведения этих лет нуждаются в более дифференцированного подхода, известной переоценки; в отношении к ним необходимо освободиться от бремени односторонности.

Одновременно с симфонией Прокофьева ев работал над двумя достаточно крупными произведениями для фортепиано, в которых он углублялся не только в музыке, но и в самого себя, мало интересуясь содержанием формы, но которые с полного размаха заходят в сознание слушателей.

Загрузка...