Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 821

УДК 821.134.2-31.09

Романова Светлана Владимировна, аспирантка кафедры теории и истории мировой литературы Киевского национального лингвистического университета.

РОЛЬ ТЕЛА В ритуале ПЕРЕХОДА В романе РОСЫ Монтеро «ИСТОРИЯ Прозрачный КОРОЛЯ»

Особенностью стиля романа «« История прозрачного короля »современной испанской писательницы Росы Монтеро является широкая парадигма использования метафоры тела в применении к обществу, сознания, творчества, художественного произведения и тому подобное. На пути самосовершенствования героиня романа проходит ряд ритуалов перехода, невод 'емким участником которых выступает тело как универсальный инструмент взаимодействия с миром. Опыт осознания собственного тела не только как средства самозащиты и выживания, но и как инструмента формирования своей идентичности позволил одинокий крепостной крестьянке не просто выжить в безжалостную средневековую эпоху, но и превратиться в учителя, философа, писательницу. Ритуалы перехода делают движение героини через социальные слои, которые выписаны в тексте сквозь призму метафоры тела.

The wide paradigm of the usage of the body as metaphor regarding society, consciousness, creativity and works of art is the stylistic peculiarity of the novel The History of the Transparent King by Rosa Montero, a modern Spanish writer. On the way to self-improvement the main character of the novel undergoes a number of transition rituals where the body becomes an important instrument of the intercourse between the world and the person. The realization of the fact that the body is not only a means of self-defense and surviving but also an instrument of the identity formation helped this lonely serf not only to survive in a ruthless medieval epoch but also to turn into the teacher, the philosopher and the writer. The rituals of transition make possible the movement of the heroine through different social layers which are described in the text through the metaphor of the body.Актуальнисть данной разведки определяется необхиднисть заполнить лакуны научно-информационного поля украинского литературоведения, обусловленные недостатком критического анализа произведений современных испанских писательниц. Данная статья является частью нашего диссертационного исследования, один из разделов которого будет посвящен анализу ритуалов инициации в прозе выдающейся испанской романистки Росы Монтеро.

Роса Монтеро родилась в Мадриде в 1951 году, имеет журналистскую и психологическое образование. Ее журналистская и литературная деятельность отмечена 12 премиями, среди которых Национальная премия по журналистике 1980 года, премия Родригес Сантамария за выдающиеся достижения в профессиональной деятельности 2005 года, Весенняя литературная премия 1997 году за роман «Дочь людоеда» (La hija del cambal, 1997), премия за лучший роман 2004 года «Местная сумасшедшая» (La loca de la casa, 1993) и другие. Кроме девяти романов, Роса Монтеро является автором шести сборников рассказов, четырех сборников сказок и рассказов для детей, восьми сборников публицистических работ и двух сценариев (один из которых был отмечен телевизионной премией Аргентины 1988 как лучший иностранный сериал). «Широко известная в журналистской и литературной мире, Роса Монтеро плодотворная писательница, способна смущать и смешить своей отборной, стильной, полифонической прозой» [8, с. 1], пишет о ней канадская исследовательница современной испанской литературы Мириам Осорио. Свое последнее исследование Осорио посвятила изучению динамики категорий пола и рода, их связи, взаимозависимости и необычной изменчивости в повседневной жизни героини последнего романа Росы Монтеро «История прозрачного короля».

Именно это произведение продолжает предыдущий успех писательницы. Роман «История прозрачного короля» (Historia del Rey Transparente, 2005) получил широкое признание, за год был переиздан второй раз, отмечен премией «Лучший роман года» 2006 и третий год подряд возглавляет списки самых популярных книг Испании. В нем Монтеро умело сочетает историю со средневековой традицией приключенческих романов о короле Артуре, используюили свое мастерство, чтобы создать захватывающую смесь исторического, фантастического, философского и бытового романа. Особенностью стиля Росы Монтеро является широкая парадигма использования метафоры тела в применении к обществу, сознания, творчества, художественного произведения и т.

Произведения Росы Монтеро переведены на английский, французский, немецкий и итальянский языки. В 2006 году появился первый перевод на русский язык романа «Дочь людоеда» (La hija del canibal). К сожалению, ни один из романов этой популярной писательницы ни был переведен на украинский язык. Именно поэтому целью нашего исследования является введение в отечественный научный оборот основных концепций последнего романа этой испанской писательницы. При отсутствии альтернативы, все цитаты из текста романа подаются в нашем переводе.

Действие романа разворачивается в Средневековье (ориентировочно XI-XII вв.), Однако реальные исторические события (два Христовы походы 1095 и 1212, героическая блокада крепости Монтсегур 1244) и целая плеяда исторических лиц (Ричард Львиное Сердце, королева Леонор, Мария Французская, Абеляр и Элоиза и другие) описаны в романе в анахроничный порядке, признает сам автор в послесловии к роману. Целесообразность такого приема Роса Монтеро объясняет желанием очень убедительно передать атмосферу «непрерывного бурной смуты, кочевала путями средневековой Европы» [6, с. 589]. События почти двух веков помещаются в двадцатипятилетний срок путешествия героини. Книга наполнена темпоральными прыжками, в ней встречаются люди, которые имели разницу в возрасте почти 200 лет назад нельзя считать это произведение сугубо историческим романом. Средневековья удачно использовано автором в качестве фона для освещения общечеловеческих и общих исторических проблем.

В своих комментариях писательница признается, что всегда увлекалась историей, и Средневековья интересовало ее больше всего. Среди ведущих медиевистов, идеи которых Монтеро разворачивает в художественных метафорах в своих произведениях, она называет Жана Маркал, Анн Бренон, Андреа ароматики, Жоржебе свой обычный «старый» одежду, или смыть грязь со своего тела, срезать / сбрить волосы. Могут быть проведены манипуляции с жертвенными предметами или животными или следования объ объекта инициации в ритуальной процессии от начального до конечного пункта. Таким образом, после совершения ритуальных действий первого этапа, человек переходит в промежуточное состояние, оказывается вне социальным статусом, вне времени. Она перестает принадлежать к одной признанной категории. Период маргинального существования «вне времени», выполняющий роль второго этапа ритуала преобразования, может длиться от одного мгновения до нескольких месяцев или даже лет (пустынное жизни монаха перед возложением рук). На героя могут быть наложены ограничения в пище (пост), в одежде (траур вдовы), в возможности передвижения и общения с другими людьми (уединения). Наконец, на третьем этапе ритуала преобразования, объект инициации приобщается к своему новому «нормальной» жизни. Манипуляции добавления часто воспроизводят действия первого этапа ритуала перехода в обратном порядке. Таким образом, ритуал перехода несет в себе неприкрытую символику серии смертей / рождений, имеющих не линейный (конечный), а циклический (бесконечный) характер.

Роман «История прозрачного короля» начинается и завершается рядом бинарных оппозиций. «Я женщина и я пишу. Я плебейка и я умею читать. Я родилась рабыней и я свободна. Я видела чудеса в своей жизни. Я делала чудеса в своей жизни »[6, с. 9] заявляет Леола в первых и последних строках своей повествования. Две оппозиционные триады женщина-плебейка-рабыня в ^. пишу - умею читать - свободная определяют основной философский замысел романа. Чтобы пересечь пропасть, которая отделяет первый указанный статус другого, героиня движется тернистым путем изменений, преобразований, смертей и новых инициаций. Препятствия, затрудняющие продвижение героини к сакральному центру ее пути, продуцируемых реалиями средневекового мира и особенностями средневекового сознания девушки, и поэтому могут быть преодолены только с помощью чуда. На пути дв свободе, к своему Грааля, Леола отрекается женского тела так освобождается от бремени нечеловеческой физического труда, зависимости от мужчины, подчиненного положения - и одновременно теряет возможность реализовать свою материнскую роль. Ее несбывшейся материнство замещается возможностью приобщиться к творчеству как момента экзистенциальной свободы: «Я пишу. Это самая большая моя победа, мое завоевание, дар, которым я горжусь больше всего ... сегодня это моя единственная оружие »[6, с. 9]. Познание истины сделало героиню свободной.

Проходя обряды инициации Леола ступенька за ступенькой, продвигается к конечной цели своего пути, которая «выраженная предметно (дом - храм или дом - другое царство) или через изменение статуса персонажа, достиг конца пути, нередко и его внешнего вида» [ 5, с. 353]. Символично конец большого пути героини, который в романе не совпадает с его сакральным центром. Леола принимает ядовитый эликсир со вкусом материнского молока, запахом цветов и цветом пламени (символами возрождения), чтобы проснуться в Авалоне, мистической стране гармонии и счастья. На последней ступеньке своего путешествия женщина чувствует себя довольной «в своем женском наряде и вполне расписанном шрамами теле» [6, с. 568].

Направление жизненного пути ЛЕОЛ определяется вертикальным вектором, ведет ее через социальные страты средневекового общества. Метафора тела в применении к обществу начала использоваться в эпоху античности и была переосмыслена в эпоху средневековья. Некоторые части тела и органы приобретали новых символических значений, или совсем теряли их [2, с. 28]. Героиня начинает свой путь с уровня ног метафорического тела общества, символизирующие земледельцев, которые находятся ближе к земле в самом низком положении, но составляют сопротивления и обеспечивают движение всему телу общества. На следующем этапе своего пути девушка вынуждена спасаться от смерти, переодевшись в рыцарский одежду. Символично то, что первыми она обувает сапоги (начинает с ног), затем покрывает латами грудь, плечи и руки, что в метафорическом смысле означает следующий слой средневекового общества - воинов, тех кто защищает и поддерживает животворные силы организма - голову и сердце. В последние Леола надевает перчатки рыцаря - переодевает руки, символизирует самое ценное ее достижения - изменение орудия труда - ига на оружие, а оружия на перо и чернила. На своем жизненном пути девушке приходится присоединиться к королевскому двору (в метафорическом смысле сердца тела). И даже побывать в библиотеке монастыря (метафорических глаз тела) - городе исключительно для избранных, тех кто молится, олицетворяя голову метафорического тела общества. Именно библиотека становится центром сакрального пути ЛЕОЛ, ведь здесь она находит ковчег с тремя наиболее значимыми книгами в своей жизни.

Первые воспоминания ЛЕОЛ охватывают тот период жизни, когда она, 15-летняя крепостная крестьянка, вместе со своим отцом и братом выпахивают высушенную жарой землю, пытаясь прокормиться и выжить в условиях постоянной междоусобной войны. Их жизнь и труд подобные труда домашних животных. Символично то, что на одном поле занял граничит с битвой. Сквозь призму средневекового сознания закономерным представляется амбивалентно восприятие земли как утробы, что рождает плоды и как могилы, вмещающий прах умерших и впитывает кровь, служит для «прятать и то же время засевать и снимать урожай» по М. Бахтину [1, с. 208]. Именно в таком смысле Леола вспоминает времена своей юности «день за днем, пока мы скребет неблагодарную кожу земли, они (воины) поливают соседнее поле своей кровью» [6, с. 11]. Этот первый период жизни девушки определим как начало ее пути, как ее первичный (естественный) состояние.

Страх смерти от рук разъяренных побежденных воинов или счастливых победителей заставляет земледельцев покинуть непаханое поле. Леола использует неожиданные минуты отдыха в жаркий летний день для встречи со своим женихом на берегу пруда. Важной составной частью первоначального состояния героини мы считаем ее тело «здоровое, молодое и девственное» [6, с. 16]. тело гОвик забрали в солдаты. Леола была выброшена из своего мира - одинокая, бездомная, безвольное, растерянная, лишена всякой надежды на выживание. Этот второй этап ритуала перехода, «период вне времени», продолжается для героини несколько дней. Средневековая девушка переживает момент полной оторванности от сообщества, ее пугает беззащитность и уязвимость, а также «отсутствие настоящего момента (времени), одиночество такая абсолютная и обнаженная посреди ночи ...» [6, с. 22] Сама героиня признает, что лес мог бы предоставить ей лучшего убежища, однако не решается войти в «эту отвратительную тьму, которая угрожает своими древними тайнами» [6, с. 22]. Лес, как и поле, играл важную роль в жизни средневекового человека. В эпоху раннего средневековья на территории Средиземноморья культура местных земледельцев противостояла, а впоследствии была ассимилирована с культурой варварских (германских) племен. Ж. Ле Гофф отмечает, что «пространством земледельцев выступало поле, пространством варваров - лес» [2, с. 132]. Моделью питания земледельцев, которая впоследствии получила христианской сакральности, была триада: злаки, виноградное вино и оливковое масло. В отличие от земледельцев варвары предпочитали мясу и ячменной пиву, вскоре стало символом варварской цивилизации. Так и Леола в беде пьет пиво, символически возвращаясь к варварскому животного состояния, регрессирует в приобщены к цивилизации. Таким образом, как показывает автор романа, лес в сознании средневекового человека несет парадоксальное амбивалентное значение: с одной стороны, он обогащает рацион земледельцев, с другой - в их представлении - он «центром древних варварских и языческих верований» [2, с. 132]. На границе леса и поля Леола встречает знаковую животное - дикого кабана, «он стал почти равным Великой Матери Земли, ей покланялись средиземноморские народы» [2, с. 132]. Животный ужас, который вызывает в девушке близкое присутствие этого хищного зверя, заставляет ее умереть для существования «вне времени» «думаю я умерла, хочу умереть» (игра испанских слов сгео ^ ииего) [6, с. 23] и возродиться для жизни в новом статусе. Неслучайно символика смерти повторяется дважды: пламени я истребляет внешний мир прошлого девушки, а адский ужас выжигает прошлое из ее сердца, с ее идентичной сущности «страх может истреблять страх» [6, с. 23].

Выполняя обряд третьего этапа ритуала перехода, девушка впитывается в доспехи одного из убитых рыцарей и полностью отрекается от своей женской природы, срезав свои волосы как «смертельно раненого зверя» [6, с. 26]. Аллюзия на жертвоприношения через ритуальное убийство животного, подчеркивает необратимость преобразования.

Решение ЛЕОЛ скрываться в рыцарских латах делает ее беспрепятственное передвижение в пространстве, но не предоставляет героини чувство защищенности и уверенности, которых она нуждается. Мужская одежда, как маркер ее свободного статуса, выполняет роль раковины для ее слабого тела. Только овладение искусством боя заставляет героиню осознать свое тело как средство, которое позволяет ей научиться управляться с оружием, и от которого полностью зависит ее выживание.

Храбрая девушка подвергается смертельной опасности - быть сожженной, как ведьма, за то что носит мужскую одежду. В средневековой господствующей идеологии маски, грим и переодевания связаны с проявлением одержимости нечистыми силами и осуждались. Тело в эпоху Средневековья осмыслялось парадоксально: с одной стороны концептуальная зна ковисть тела человека была отрицательной, с другой - образ страждущего Тела Христова популяризируется. Статус тела был очень низким, человек должен воспринимать свое тело как врага, как «отвратительное вместилище души» по словам Папы Григория Великого [2, с. 132] и направлять все свои усилия на его усмирение. Именно физическая несовершенство женского тела стала фундаментом для идеологического обоснования ее подчиненного статуса в средневековом обществе. Женщина как существо физически слабее мужчины, который имел несовершенное тело, могла только повиноваться мужу. Такой физиологический проявление женского тела, как кровотечение способствовал тому, что безжалостное августаедньовичне общество не любило крови. Проливать кровь считалось греховным. С целью предотвращения греха кровопролитие был даже установлен регламент ведения войны, что отражено в одном из эпизодов романа «История прозрачного короля». Монахи не могли брать оружие в руки. Именно поэтому тело монаха, в отличие от тела воина быть здоров, не искалеченным, без шрамов. В связи с тем, что в эпоху масштабных кровопролитных войн, страшных болезней и эпидемий, тяжелого физического труда и одновременного недостаточного питания крестьян, составлявших примерно 80-90% всего населения, больше шансов достичь почетного возраста имели монахи, жившие в монастырях и вели более или менее спокойный и здоровый образ жизни, и могли рассчитывать на медицинскую помощь. Именно поэтому образ старика равна в средневековом сознании образа мудрого, опытного монаха, который вызывает уважение и доверие. Что касается старой женщины, то ее седые волосы и морщинистое лицо вызывают негативные ассоциации. Женщина, которая уже потеряла свою биологическую ценность для продолжения рода и каким образом смогла спастись от смертельных проблем тогодення, вырисовывалась в терминах «уеШИа» - маленькая старая, всегда приносит несчастье. Их всегда подозревали в связях с нечистой силой, а затем откровенно стали считать их мощными колдуньями (отсюда родной с детства образ Бабы-Яги).

Ритуалы перехода делают движение героини через социальные слои «соответствующие церемонии имеют двойную функцию: они свидетельствуют изменение статуса и магическим путем реализуют это изменение» [3, с. 17]. Интересна аналогия путешествия ЛЕОЛ с путем цивилизации, проходит средневековая Европа: от земледелия, через военное дело к формированию и освоения аристократических манер.

В финале своего пути, основываясь на осведомленности в античной философии, литературе и языках героиня сама становится учителем, художником, писателем (пишет свое

Загрузка...

Страницы: 1 2