Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Реферат на тему:

Ономасиологична нормотвирнисть соматических эвфемизмов в истории английского языка

ономасиологичнои заменитель табуированной соматической лексики крайне редко попадают в поле зрения авторов нормативных лексикологи. Однако нарушение етикетности в сигнификат ее прямых соответствий является своеобразным толчком к возникновению интересных номинативных н связей в соматических эвфемизмах. В западной лингвистике соматическим эвфемизмам уделяется определенное внимание [4, 5, 7, 11], однако труда в основном посвящены исследованию их лексико-семантических особенностей. Поскольку появление эвфемизмов определенного лексико-семантического разряда социально и исторически обусловлена, в этой статье попробуем изучить социолингвальни факторы вивникнення и приемлемости соматических эвфемизмов в разные периоды развития английского языка.

Основную часть лексико-семантического разряда соматических эвфемизмов составляют эвфемизмы половой сферы. Мотивы их употребления в любом историческом периоде невозможно сформулировать однозначно. Многие исследователи придерживаются психоаналитического объяснения употребления эвфемистической субститутов понятий половой жизни, которое заключается в том, что люди стесняются своих чувств по отношению к сексу, и употребление в речи прямых наименований понятий, д связанных с этой сферой, вызывает гнев окружающих [7; 15]. В словаре табу и эвфемизмов эвфемизмы половой сферы, в эмоциональной основе образования которых лежит чувство стыда, с являются в более поздние исторические эпохи. Но было бы ошибкой утверждать, что у первобытных народов вербальные запреты на наименование физиологических актов, предметов туалета и всего, что эт связано с половыми отношениями, полностью отсутствуют. В известной степени эмоциональная основа табу и эвфемизмов же включает чувство стыда еще на своей начальной стадии. Доказательством этого есть некоторые факты в языках современных, отставших в своем развитии, народов [1, 27]. С.И.Надель пишет, что в языке одного из индейских племен (НЬЮПИ) «на прямое упоминание секса и определенных частей человеческогоого тела или физиологических процессов накладывается полный запрет ». В частности, эти индейцы вместо слова «беременна» употребляют выражение «она наелась бобов», что является намеком на состояние женщины. Для обозначения некоторых частей тела употребляется слово широкой семантики enya, что соответствует английскому thing, или yetta (in front of) [8; 265].

Применение первых соматических эвфемизмов относят к периоду англо-саксонского общества. Хотя оно характеризовалось относительной языковой свободой и употреблением неевфемистичних четырехбуквенный слов (cunt, fuck, arse), говорящие в тот исторический период большое внимание уделялось тому, чтобы не обидеть как политических или религиозных лидеров, так и божеств. Тогда существовали эвфемистические выражения для обозначения проституции, плодовитости, деторождения, успешного искусства соблазна, частей тела: ears, ears-endu, setl (arse) ears-perl (anus) lim, teors (penis) [3, 20-22].

После Нормандского завоевания 1066р. и в эпоху Дж.Чосера (14 в.) очистки языка с помощью субститутов терминов табу физиологии человека продолжалось: anus (asshole), coillons (testicles), to plow (to have sex with), tail (arse). Хотя эпоха правления Елизаветы характеризовалась относительной либеральностью, во времена Шекспира изящная игра слов, намеки и словесные каламбуры были своеобразным интеллектуальным соревнованием. Поэтому, даже если употребление прямых соответствий слов-табу и разрешалось, преимущество все же предоставлялась эвфемизмам часто были заимствованиями из французского, а в эпоху Возрождения с латинского, как. Уильяму Шекспиру удавалось поместить большое количество сексуальных намеков в каждый драматический эпизод или сонет: в своих п пьесах Шекспир использовал 45 синонимов к лексемы penis, 68 до vagina и 275 до copulation: the act of darkness (copulation) to bed, to play the virginals, to embrace (to have sex with) dildo, will, thing (penis) lap (vagina).

В первой половине 17 в. секс еще не рассматривали как серьезную сферу вербального табу, но в 1660г. количество эвфемизмов для познания половых сроков имела тенденцию к росту из-за попытки пуритан «очистить» церковь Англии от обрядов, а язык - от богохульства и непристойностей. Общество накладывало серьезные социальные условности относительно ухаживания и любых контактов между мужчиной и женщиной. Лица противоположного пола общались в больших группах, на приемах или во время танца, который считался единственным видом физического контакта между мужчиной и женщиной [7; 28]. Женщина тогдашнего общества воспринималась не как половой партнер, а как жена, мать, хранительница домашнего очага [9; 746].

После Пуританской революции в 1660г., Которая возобновила аристократически настроенного монарха Чарльза II, ограничения по открытой разговоры на тему секса были ослаблены. Языковые новшества и большое количество новых колоритных терминов для обозначения частей тела и сексуальных интриг звучали на сцене и были разрешены в новой литературе.

Хотя викторианцев постоянно ассоциируют с педантизмом и ханжеством, кампания по нравственному очищению началась задолго до того, как королева Виктория заняла трон в 1837 году. Эта кампания вызвала возникновение большого количества эвфемизмов половой сферы. Начало периода передвикторианськои благопристойности, как и большинства языковых явлений, определить трудно. Специфическое, конкретное значение слова или фразы можно понять только на основе цитаты из книги, п ты, стихотворения, журнала или иного издания. Но нет гарантий, что составителю словаря эвфемизмов удалось найти древнейший пример. Также много слов, преимущественно сленговых, могут очень долго, веками использоваться в неофициальной обстановке перед тем, как они зафиксируются на письме. Поэтому можно лишь предполагать, что изящество в языке начала распространяться с 1750 года и получила большой размах на рубеже веков. Одним из первых признаков благопристойности было все чаще употребления пропусков на письме: f_ _ _, p_ _ _, s_ _ _, d _ _ _, a _ _ _. Рост благопристойности оказывалось также в возникновении новых слов и употреблении старых в новых, эвфемизованих значениях. Древнейшее известное употребление термина drumstick в значении leg встречаем в 1764 году; первое употребление rooster (во избежание cock) в 1772 году, а donkey (чтобы не произносить arse (ass)) - в 1785 году. По мнению Х.Роусона, передвикторианську лексическую революцию в англоязычном мире вызвали религиозное возрождение, индустриализация, возникновение среднего класса, увеличение количества грамотных людей и улучшение социального положения женщин [11; 10]. Исходными мотивам были: первый в англоязычном обществе судебный процесс в н связи с употреблением непристойностей (Эдмунд Керл, 1727, за переиздание книги, которую в 1683 печатали свободно) Большое Пробуждение (the Great Awakening), религиозное возрождение, всколыхнуло Новую Англию в конце 1730-х гг. И быстро распространилось на остальные колоний; развитие методистской церкви в Англии; Британский Закон о Брак 1753, запрещающий половую жизнь до брака; прокламация Георга ИИИ против «недостатков и аморальностей» в 1787 году, где он приказывал своим подчиненным «to suppress all loose and licentious prints, books and publications», что привело к образованию в 1802 году «The Society for the Suppression of Vice» ( « Общество борьбы с пороками »), которое преследовало за публикации откровенно сексуального материала; Индустриальная революция, повлекшая урбанизации и появление заводов и фабрик, что, в свою очередь, породило тип жены-домохозяйки, отгороженной от жестокого мира индустриализма, с глубоко укоренившимся менталитетом о том, что принято, а что не принято обсуждать; дух эгалитаризма (особенно в США), распространился на женщин и влияние на язык, который мужчины употребляли в присутствии женского пола [11; 10].

В двух значительными событиями в литературе передвикторианського периода были издания «The Family Shakespeare» Томаса и Марии Баудлерив и интерпретация Библии Ноем Вебстером «с языковыми поправками» [11; 9].

Без сомнения, передвикторианська лексическая революция подготовила благоприятную почву для развития и обогащения эвфемистической традиции в викторианскую эпоху. Некоторая информация по идеологии викторианского периода содержится в так называемых «conduct books» (книгах о правилах поведения) и «novels of manners» (романах о правилах хорошего тона), в которых говорится о модели вежливости и приемлемого поведения для женщин и мужчин. С явился своеобразный викторианский лексикон среднего класса, чтобы отразить тот шок, который испытывало население, столкнувшись с темами, которые ранее никогда не выдвигались на широкую общественность.

В викторианскую эпоху евфемизувалися все понятия, которые прямо или косвенно касались физиологии человека: conjugal relations, connubial rites (половые отношения в браке); affair, romance (внебрачные половые отношения) in an interesting (certain) condition, in a delicate state of health, in the family way, expecting, in the pudding way, low-windowed, enceinte (беременная) accouchment, lying-in confinement (рода). Викторианцы являются авторами большого количества синонимических эвфемизмов для обозначения табуированных частей тела: understanding, nether limb, limb, bender, underpinner, crural appendage, (lower) extremity (нога) the bosom, chest, bust, contours, the upper part of the body, charms, twin towers of ivory, sheaves of new wheat, buds of beauty, nature s founts, orbs of snow, dual hemispheres, Cupid s kettledrums (грудь ) private parts, parts of shame, parts, lower regions (половые органы); the seat, the posterior, the fundament, the deriere, the promontories, the fleshy part of the thigh, sit-upon (ягодицы) the abdomen, stomach, tummy (живот).

С тех пор лексика для обозначения половых реалий изменилась, которые описаны в работе М.Фаукольт «The History of Sexuality» [5]. Философ концентрирует свое внимание в основном на так называемой репрессивной гипотезе ( «repressive hypothesis»), которая заключается в том, что общество было вынуждено принять языковые ограничения по половой сферы в обмен на определенные экономические достижения. Однако, как утверждает Фаукольт, эти ограничения вызвали совершенно противоположный эффект: сфера секса превратилась в "великую тайну", что сделало ее более мощной и привело к образованию специальной вуалитивнои языка ( "screen discourse"), которой о сексе говорят гораздо больше, чем в предыдущие эпохи [5; 33].

В 20 в. эвфемизмы для обозначения реалий половой жизни вызвали значительное расширение лексикона результате сексуальной революции. Благодаря сексуальной революции (the sexual revolution) и движения женщин за освобождение (the women s liberation movement), значительное количество эвфемизмов вышла из употребления, уступая место эвфемизмам-неологизмы: лексема mistress сменилась room-mate, а shacking up - на living together [4; 60].

С одной стороны, в современном обществе определенные круги говорящих имеют тенденцию к снятию вербального табу на денотат половой сферы и ухода их эвфемистической субституции, о чем свидетельствует употребление прямых номинаций секса в теле- и радиотрансляциях (dick, boobs, pussy, fucking) , а в фильме «Магнолия» (2000) с Томом Крузом в главной роли часто употребляется лексема cunt. Как утверждает Вернон Ноубл, все чаще в активной лексике говорящих наблюдаем лексему fuck, которая была зафиксирована в словарях английского языка в конце 16в., Но впоследствии вытеснен из употребления в культурных кругах эвфемизмами-заменителями [10; 10].

Однако, с другой стороны, границы денотатов эвфемизмов половой сферы, остаются достаточно широкими и охватывают, кроме номинаций самого полового акта и его видов, номинации понятий, д связанных с гениталиями, половой ориентацией, половыми извращениями, проституцией, бельем и др. Фактически, если размеры выборки эвфемизмов определяют размеры табу, то сфера табу секса является большей, чем любая другая. Allen и Burridge [2, 96] считают, что степень синонимии среди номинаций гениталий, полового акта и лексемы whore (проститутка) является самым высоким в английском лексиконе. Эти авторы насчитывают около 1200 терминов для лексемы vagina, 1000 для penis, 800 дляcopulation и около 2000 для whore. Это огромное количество синонимов вызывает проблемное для языка явление, которое Halliday называет «over-lexicalization» ( «перелексикализация») [6; 165]. Высокий уровень циркуляции эвфемизмов половой сферы, вызывает такие большие накопления лексических единиц, свидетельствует о том, что секс был и остается о объектом неугасающий интерес. Он постоянно находится в центре внимания говорящих и является предметной областью евфемичних неологизмов.

Закономерности динамизма евфемичнои лексики интересным о Объектом исследования. Исчезновение и приток эвфемизмов в языке, и соматических эвфемизмов в частности, по мнению Роусон, происходят по двум основным правилам: языковым законом Грешема (Gresham s Law of Language) и законом последовательности (Law of Succession) [11; 5].

В теории монетаризма, где возник закон Грешема, его можно суммировать следующим образом: "bad money drives out good", то есть обесцененные деньги вытесняют из обращения деньги высокой стоимости, потому что люди будут пытаться делать запасы последних. В лексике английского языка этот закон проявляется в вытеснении из употребления положительных значений слов отрицательными значениями и ассоциациями: лексемы coition, copulation и intercourse когда имели значение coming together, coupling и communication, но после того, как они начали функционировать как субституты понятий половой сферы, их сексуальные значение доминируют, полностью вытеснив другие семи; лексема gay потеряла свое первоначальное значение happy and full of fun и употребляется в современном английском языке как стертый эвфемизм для срока homosexual [11; 5-6]. Некоторые языковеды называют этот процесс «заражением»: под влиянием одного из своих значений целое слово становится как бы зараженным «бациллой» неприличия. Это последнее значение влияет на слово вообще, заставляет воздержаться от его употребления в речи: слово широкой семантики affair (справа) ассоциируется теперь преимущественно с половыми отношениями, mistress (хозяйка дома) является стертым эвфемизмом для понятия "любовница". В таких случаяхах все сильнее н & lsquo; Обязанности слова с денотатом в сфере табу делают неудобным использование его в других значениях. В конце концов, слово закрепляется только за табуированным денотатом, оно теряет ассоциативные н связки с другими денотатами, превращаясь в свой антипод [1, 63-64].

Некоторые эвфемистические субституты быстро теряют свои субститутивни свойства, ассоциируясь в сознании говорящих с обозначаемым понятием. Через многократное использование эвфемизмы избавляются способности выполнять свое предназначение, то есть ослаблять, нейтрализовать реакцию на слово [1, 41]. Частота использования субститута говорящими ведет к укреплению ассоциативных н связей между новым наименованием и старым значением и постепенной энантиосемии. Когда эвфемизм приобретает негативной коннотации, возникает необходимость заменить его от негативных ассоциаций эвфемизмом-неологизмом, который либо сразу вытесняет предыдущий эвфемизм по употреблению, или в течение некоторого времени функционирует параллельно со старым субститутом. Этот процесс можно продемонстрировать на примере эвфемистической цепей (срок Х.Роусона). Эвфемистической цепью считать ряд эвфемизмов одного и того же стигматические денотата, расположенных в хронологической последовательности замены одного эвфемизма другим из-за потери предыдущим его эвфемистической свойств (определение В.Тхир): arse ass a_ _, a_ _ e, _ _ _ - seat, posterior, backside, behind - butt, behind (в этом эвфемистической цепи эвфемизмы-синонимы, употреблялись примерно в одно и то же хронологический период времени, подаются через запятую, а переход от употребление одного эвфемизма или группы эвфемизмов к другому через тире). Процесс такого вида замены Х.Роусон называет законом последовательности [11; 5-6]. Особенностью эвфемизмов половой сферы является то, что эвфемистические цепи невозможно четко определить, поскольку многие старые эвфемизмов и дальше часто используются говорящими параллельно с новыми субститутами в различных коммуникативных ситуациях: в современном английском языке, наприклад, далее наблюдается употребление лексем behind, backside, seat и др.

Итак, в статье была сделана попытка изучить социолингвистические факторы возникновения и функционирования соматических эвфемизмов в разные исторические периоды. Был сделан анализ основных прагматических тенденций возникновения соматических эвфемизмов и продемонстрированы результаты функционирования в эволюции эвфемии языкового закона Грешема и закона последовательности. Поскольку основное внимание в статье сосредоточено на соматических эвфемизмах половой сферы, которые чаще всего подлежат эвфемистической субституции, в будущем целесообразно было бы исследовать прагматические особенности возникновения и функционирования эвфемистической субститутов частей тела и физиологических процессов человека, не эт связанные с половой сферой.

Литература: Кацев А.М. Языковые табу и эвфемия. Л., ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1988. 80с.

Allen K. And Burridge K. Euphemism and Dysphemism: language used as shield and weapon. Oxford: Oxford University Press. 1991 263p.

Burchfield R. An outline history of euphemisms in English, in Enright D. J. (Ed.) Fair of Speech: the uses of euphemism. Oxford: Oxford University Press. 1985 pp.13-31.

Epstein J. Sex and Euphemism, in Enright D. J. (Ed.) Fair of Speech: the uses of euphemism. Oxford: Oxford University Press. 1985 pp.56-72.

Foucault M. The History of Sexuality. Volume 1: An Introduction. New York: Random House, Inc. 1978 168p.

Halliday M.A.K. Language as Social Semiotic. London: Edward Arnold. 1978 254p.

Ham K. The Linguistics of Euphemism: A diachronic study of euphemism use and formation. University of Surrey. 2001 67p.

Language in

Загрузка...

Страницы: 1 2