Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск
Вхід в абонемент


Интернет реклама УБС






Реферат по истории журналистики

"Книгарь" на баррикадах борьбы за шевченко

Шевченко судьба и его художественное самовыражение, а еще больше их публичная интерпретация, собственно, то, что мы называем шевченкознавством, во все времена зависели от социальной и политической природы общества. Имперськошовинистична цензура в дореволюционной России грубо калечила тексты произведений поэта, изымая из них все, что напоминало ей малейший намек на протест против порабощения и угнетения Украины Москвой, осуждение преступлений русских царей и цариц против украинского народа и его культуры. Коммунистическая Россия, собственно, новая (в кор-Донах предшественницы) империя, которой был т. н. "Советский союз", провозгласив с демагогической целью равенство народов, расцвет их культур, а также свободой ду слова и отказ от цензуры, должна прибегать относительно издавна неудобного Шевченко в иезуитской измышление-ности и эквилибристики, чтобы, с одной стороны, создавать впечатление официального почитание Коб-заря, а с другой - продолжать практику издания искаженных "Кобзарей", к тому же в сопровождении лицо-мерно лживых комментариев.

Переход от самодержавной формы правления к коммунистической не случился без катаклизмов. Рево-люция 1917 года в Петрограде стала детонатором социально-политических взрывов во многих регионах подгнившей им-пере, причем в местах компактного проживания инонациональных сообществ эти взрывы сразу приобрели характер национально окрашенных. Украинская национальная революция уже 4 марта 1917 привела к образованию в Киеве Центрального совета под руководством М. Грушевского, В. Винниченко, Петлюры, Ефремова и др., которая возглавила национально-освободительное движение украинского народа. В июне 1917 года было создано первое украинское правительство - Генеральный секретариат, а 7 письмом топада того же года первым универсалом Центральной Рады была провозглашена Украинская Народная Республика. Так началась суровая эпопея Национального возродит-ния Украины, в жестоких битвах т.н. "Общест-мадянськои войны", а на самом деле в боях национально сознательной украинской населения с войсками бело-гвардейских реставраторов империи и оккупационными ордами московского большевистского режима продолжалась вплоть до первой половины 1920 года.

Вполне естественно, что борьба украинского народа за собственную государственность и независимое существует ния позвала к активной деятельности лучшие силы нацио-нально сознательной интеллигенции. При тяжелых условиях пер-манентного военного положения, экономической разрухи, других бедствий возникают десятки периодических-дань, ча-сом недолговечных, но страстно патриотический, нацеленных на консолидацию сил нации в борьбе за суверенную демократическую Украину. И ве-лике и почетное место на страницах этих изданий предоставлялось мате-риала, что в разных аспектах ин-терпретувалы проб-лемы Шевченко феномена, понимая, что именно в его жизни и творчестве нация может черпать вдохновение для постижения своей великой цели.

Одним из самых заметных изданий этого периода был критико-библиографический журнал "Книгарь" (Ли-топись украинской литературы), из неверо-верными труд - нощамы выходил ежемесячно в течение всех лет украинской революции (1917-1920) в киевском вы- давництви общества "Время". В пер-вом номере этого журнала, вышедший в сентябре 1917 года, редакционная статья вдохновляла своих читателей такими оптимистичными строками: "Сейчас, когда уже прошли те тяжелые времена и - хотим верить - прошли навсегда, когда Украина начинает жить полной национальной жизнью, - естественно, и наша издательская продукция, как наиболее выразительный указатель той жизни, набирает небывало широкого масштаба. Ежедневно рождаются новые периодические издания, появляются новые специальные вы-давництва, общественные и правительственные учреждения выдают книги на украинском языке, появляется сила при-ватных - авторских - изданий "[1].

Однако уже в феврале следующего 1918 года, в условиях большевистской оккупации Киева, свой очередной, шестой, номер редакция вынуждена была, прибегая к эзоповского языка, открыть таким обращением к читателям: "Необычные события последнего времени решительно выбивают из колеи людей умственного труда и не позволяют им выполнять творческую работу. С другой стороны - временное прекращение книгопечатания, беспорядок во всех других учреждениях и сферах, так или иначе тор-каются издательства - все это образует слишком нес-приятливи условия для литературной и издательской деятельности. Поэтому и выход, а также отчасти и самый смысл этого числа "Книжник" не вполне соответствуют желанию и намерениям редакции и издателей, и просим наших уважаемых подписчиков и по-купцов учесть "[2].

Что это были за "необычные события", также-ней лю-дыни, хотя бы поверхностно знакомому в истории украин-ской ре-волюции, было известно, ведь именно Напе-редодни вы-хода в свет февральского номера журнала, 26 января 1918 года в Киев ворвались - "пришли на помощь" участникам антиукраинского январского восстания ни много, ни мало "... советов, войска под командованием

Ю.М.Коцюбинського, отряд работ-ников Донбасса во главе с Д. П. Жлобы, красногвардейцы Москвы и ПЭТ-рограда, 12-й и 13-й Тур Туркестанского полка, 1-й гвард. Кексгольмский полк, отряд матросов-чер-но-морцив, возглавляемый А.В.Полу-Господа "[3], уста-выв в Киеве в январе - феврале 1918 года режим анти-украинской большевистского террора.

Так, как на Орел, еще не раз придется работникам редакции и Автуры журнала переходить из обычного языка на эзопов, а потом снова на человеческую. Однако на каждом таком этапе журнал оставался самим собой; вынужденно уступая одижжю вы-сло-ву, прибегая при неблагоприятных об-ставин к ино-вещания, никогда не уступал прин - ципами. Каждой статье, рецензией, библио-игра-фич-ной Связать заметку-кой демонстрировал верность нацио-нальной идеи, интересам развития национальной литературы и культуры.

И, вполне естественно, что практически в каждом номере журнала, как бессмертный символ борьбы за Украину, присутствовал незабываемый Шевченко, если не статьей о нем или рецензией на очередное издание или публикацию его произведений, то по крайней мере боб-лио-графической заметкой т.д.. Наиболее актив-ными популяризаторами Шевченко гения в "Кни-гари", добросовестными аналитиками всех тогдашних шев-ле-кознавчих публикаций были Сергей Ефремов - опре-начни публицист, литературовед, критик, общест-мад-ско-политический деятель (член Центральной ра- ди, зас-топ-ник ее Председателя, генеральный секретарь по междуна-национальных дел), автор более трех тысяч опубликования леченных статей и рецензий в более двух десят-ках периодических изданий, целого ряда грунта-тов-ных монографий о писателях преимущественно Хих сто-летия, капитальной "Истории украинской пись-мен-ства" и др.; Павел Зайцев - публицист, ли-ра-туро-знаток и критик, политический деятель (член Цен-траль-ной совета), автор многих исследований, предпочтительно в га-ла-со шевченковедения и др..

Во времена своего сотрудничества в "Книжники" во-ни, естественно, не знали, какая драматическая (для П.Зай-цева) и даже ужасно трагическая (для С.Еф-ремов) судьба ждет их вскоре: П. Зайцев вынужден был навсегда покинуть родину, и с 1921 года более сорока лет провел в эмиграции; Ефремова же при-лось стать главным обви-на-ваченим в сфаб-ры-кова-ном карательными орга-нами коммунистического ре-жима процессе СВУ (Союз Виз-волення Украина), го-ловой которой он якобы был, что привело к осуждению его к смертной казни, замененной на десятилетнее увяз-ния и гибели в политизолятор России в 1939 году. Конечно же, такому трагическому финалу при-страстной идейного бойца, каким был С. Ефремов, способствует-ло и то, что


Страницы: 1 2