Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Реферат по журналистике:

НАЧАЛА барочной АССИМИЛЯЦИИ УКРАИНСКАЯ публицистики

Люблинская уния 1569 вызвала головокружительную сквозняк на заприлих украинской территории, чтобы почувствовать освежающий дыхание современности, приобщиться к благам европейской цивилизации, самоидентифицироваться как полноценная нация.

Заостренная кризис в Великом княжестве Литовском с половины ХVI в. достигла критической точки в связи с политическими притязаниями Московского царства. Оккупировав северские земли с Черниговом и Стародубом, Москва втягивает княжество в изнурительную войну. Поляки готовы были оказать помощь, но пригласили высокую цену. Главным условием они выдвинули политическое объединение. Поднят поляками вопрос об окончательном слиянии поддержала масса среднего и мелкого украинского-литовского дворянства, надеясь реально получить (именно для себя, а не для детей и внуков) льготы и привилегии, которыми уже пользовалась вся польская шляхта. Обеспечена аристократия Великого княжества опасалась потерять свое высокое господствующее положение и навлечь католическую экспансию. Еще страшнее перспектива московского или оттоманского ига снимала с размышлений проблему суверенности и склонила историческую судьбу Украины в сторону Речи Посполитой. Едва ли не впервые украинской оказались в ранге негосударственной нации, а следовательно - этнической общности.

Ветер из Европы развеял пелену застоя, реформировал социально-политический статус украинских земель, принес к ним побудители рыночной экономики. Духовную доминанту нового образа жизни стал определять всеевропейский культурный стиль Барокко. Политические условия, обусловленные, с одной стороны, протекторатством автоматически провоцировало явление ассимиляции украинской господствующей нацией, а с другой - отсутствием тоталитаризма, общественного страха, что легимитивно способствовало консолидации украинства, позволили в пределах одного государства сосуществованию нескольких национальных культур с продуктивным взаимовлияния [1 ].

"Растолстевшая" от украинских земель Польша заняла в Европе больше места. Инициированный королем Сигизмундом Августом (которому, кстати, в своих публицистических посланиях давал заочные уроки демократии знаменитый Перемышлянский гуманист Станислав Ореховский-Роксолан) общий сейм сравнял православную шляхту с католической, позволив ей занимать все государственные должности к сенатору включительно. Особенно важно относился король к Волыни, где сидели влиятельные украинские магнаты, вернее в местные черноземов. Волынские земли уравнивались в правах с коронными, получив привилегии на независимое самоуправления. В очередь к королю за бесплатными наделами выстроилась польская шляхта с надвислянських суглинков. Накатила первая волна колонизации, своеобразный волынский Клондайк.

Потомки удельных князей и боярства, около 100 династических украинских семей сходили с политической арены, со щемящей болью в сердце позволяя себя сосватать Безродная компании нуворишей и создавая шляхте общий имидж титулованости.

Они вовсе не желали терять закоренелый статус автономности своих необозримых земельных латифундий, в которых представляли последнюю инстанцию, стремились сохранить аморфную структуру Великого княжества и продолжать сидеть на родовых гнездах, никого не допуская к "золотым яиц". Такая "самостоятельность" Украина на фоне массового бесправия и нищеты во знаменем аскетического православия их вполне устраивала. Поэтому магнаты сначала лоббиювалы политическую унию и только под давлением шляхты сели за стол переговоров. Почувствовав королевскую лояльность относительно права собственности, они не требовали особых привилегий, а хватались за свои "свободные экономические зоны" и ради полновластного господства готовы были пойти на измену дедовской веры и собственной нации. Старая украинская элита все больше отрывалась от народа, самочинно снимая с себя ответственность за его судьбу, поздние "домашние" войны сделали это пропасть непреодолимым. Русичи осиротели и озлобились.

Распыленная суверенность облегчала польское влияние. Иезуитская идеология формировала общественное мнение о украинском как о темных провинциальных иноверцев, неучей и невежд [2]. И свои книжники били в колокола тревогу. Автор "Предостережения" отчаянно вздыхает, что княжеские роды лоска наделали, монастырей намурувалы, церкви золотом-серебром украсили, а "что было найпотребнийшое, школ посполитых, НЕ фундувалалы". По тем потомки благочестивых князей русских, наукам не обучены, искушенные светскими красотами, взяли большую охоту к господству. Так "неизвестности и глупо" затягивает наши земли "грубость поганськая". Действенной национальной политики аристократия произвести не смогла, угасала ее одержимость под напором "настоящего возраста". Повторялась ситуация, связанная с выбором веры. Но на этот раз нового Владимира не нашлось.

В "Треноси" (1610), шедевре барочного стиля, за покупку которого король наложил стоимостью пять тысяч злотых, Мелетий Смотрицкий делает насильственную передачу виленских церквей униатам только через тяжелую потерю последнего столба православия князя Константина Острожского, дом которого светил "блеском светлости стародавние веры своей", как солнце между звездами. А дальше "знаменитый сын знаменитого отца" (Возняк) серией риторических вопросов навешивает знатные русские роды, сапфиры и бриллианты, на ряд измены - "княжата Слуцкие, Заславские, Збаражские, Вишневецкие, Сангушки, Чарторыйские, Пронск, Ружинские, Соломирецкого, Головчинский , Крошинськи, Масальские, Горски, Соколинский, Лукомский, Пузини ... " Это так перекликается с однотипными рядами саркастических неологизмов И.Вишенского во внутреннем диалоге с читателем: "ты еще кровоид, мясоед, волоид, худобоид, звироид, свиноедов, куроид, гускоид, птицеед, ситоид, ласоид, маслоид, пирогоид ... "

Вера составляла основу тогдашнего мировоззрения, ментальную признак нации на пути к самоутверждению [3]. Именно поэтому реформационное движение не охватил широких слоев украинского общества, которые по своей консервативной сути в православной вере и старой церкви видели отличительную черту своей народности. "Русская вера" волей-неволей стала клейнодом нации в борьбе за место в Европе. Находясь в глубоком кризисе, украинская церковь не могла достойно выполнить ту историческую миссию, которая выпала на ее долю после потери собственной государственности: питать духовную традицию, образование, литература, тем самым сохраняя и консолидируя сообщество.

В этот критический момент на гражданскую арену выходит социальный слой, что до сих пор находилась на второстепенных ролях, - мещанство. Оно "национализировало" идеологию и возглавило обновления общественной жизни. Своей активностью ему удалось убедить общество "преградиша красными щиты" от нашествия папистов. Организованные в своеобразный православный церковный орден, братья бросились спасать веру и украинство, ассимилируя из католицизма иезуитскую опорную силу в пользу традиционной древности [4].

Украинская православная церковь с восстановлением митрополичьей кафедры в Киеве формирует собственную доктрину, приобретает характер политической альтернативы с одной стороны государственной религии, католическом прозелитизма, с другой - мессианской идеи "третьего Рима" восточных единоверцев. С бездействующего состояния "немой и обиженной" она переходит к целому комплексу решительные меры: сакрализации столицы, ее монастырей, священных реликвий, популяризации культа старокиевских подвижников, пропаганды идеи украинского патриархата.

Идеологи Киево-Печерской лавры, почувствовав острую потребность в печатном слове - носители социальной информации, основали мощную типографию. Архимандрит Елисей Плетенецкий, "первый сподвижник книжной дела в Киеве при его возрождении" (М. Максимович), "ценою сребла" братии выкупил у галицких Балабанов "пылью припавшую" Стрятинской типографию, а заодно переманил к Печерской обители ученых земляков - Иова Борецкого, будущего митрополита, Захарию Копистенского, своего преемника, "главных тружеников" Памву Беринду и Тарасия Земка. Киевское

Загрузка...

Страницы: 1 2 3 4