Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Реферат на тему

Метод экологического проектирования. Архитектурное поектування

В рамках системы «среда-человек» (по В.Л.Антоновим)

План

1. Системность как характеристика целостности в архитектуре

2. Язык и речь архитектуры как средство выражения архитектурной композиции

Литература

1. Системность как характеристика целостности в архитектуре

Понятие и специфика архитектурной системы.

Проблема архитектурной композиции в рамках системы "среда-человек".

Эстетическое воздействие среды.

Учитывая определяющее влияние среды на человека и его восприятие любого объекта в этой среде, методологической проблемой архитектурной композиции становится природа восприятия человека, его реакции на воздействие среды.

В таком случае методическая проблема формулируется как отношение проекта к эстетического воздействия среды. Античная и средневековая архитектура формировалась в натуру, и архитектор, входя в реальность, неизбежно ставил себя в позицию будущего потребителя. Но если сегодня проект является средством прогнозирования реальности, то автор, как и бывший архитектор, должен воссоздать эту позицию; то есть воссоздать в своем проекте влияние среды на жителя.

Как добиться такой адекватности в проектном процессе?

Архитектурная теория определяет композицию как ЦЕЛОСТНОСТЬ, взаимосвязь частей. В этом качестве она соотносится с философскими и кибернетическими понятиями системы. Сущность архитектуры отвечает трактовке систем, "не могут быть разложены на простые составляющие". В городской среде, более чем где-то, оказывается структурная иерархичность системы: переход одного качества в другое: дома - в ансамбль, а ансамбля - в градостроительный контекст. Городская среда служит образцом системы не только за масштабными признаками, но и с точки зрения целостности. Эта целостность городской среды - результат взаимодействия двух подсистем: одной, отражает материальную деятельность, и другой - духовной, Эмоционально-эстетической.

В этом смысле городскую среду соотносится с миром эмоций человека. Эмоционально-эстетическое воздействие городской среды определяется дуализмом человеческого "Я": различием между социальными и личностными качествами человека. Итак, архитектурная система - это не просто объект, а результат взаимодействия объекта и человека.

Такую взаимодействие демонстрирует А.В.Бунин при описании Чандигарха: "Словно обращаясь к стране от имени горного мира, Корбюзье направил архитектурную энергию Чандигарха к большой индийской равнины, куда несут свои воды многочисленные притоки Инда и Ганга". Не менее поэтично обозначает Ле Корбюзье пространства Бретани: "Тогда раскрывается безграничная глубина, раздвигаются стены, исчезает все случайное - происходит чудо, что оказывается несказанным пространством ... Мне неизвестно чудо веры, но я не раз переживал чудо эстетического наслаждения, что создает несказанный пространство ".

Таким образом, основная проблема архитектурной композиции может быть сформулирована как невозможность познать композицию города вне личности человека, действует в городской среде и воспринимает ее как ЦЕЛОСТНОСТЬ в рамках своих "сущностных сил", их социального и родового аспектов.

Эстетическое воздействие среды это, во-первых, переданная ею информация, влияние ее физических параметров на наши органы чувств.

Во-вторых, это составление в целостность в чувственной сознания отдельных сигналов среды. В реальной среде ежедневные мозаичные впечатление - от города и районов в комнату в доме - в одних случаях состоят в целое, в других - ощущаются хаосом.

Возникает вопрос, как формируется образное единство городской среды?

2. Язык и речь архитектуры как средство выражения архитектурной композиции

Понятие архитектурного языка. Пространство и время как главные составляющие архитектурного языка. Архетипические основы архитектурного языка. Речь как пространственно-временное "развертывания" архитектурного текста. Архитектурный катарсис. Временные сочленения как категория архитектурного речи.

В науке понятие языка и речи (рус. языка и речи) появляются как средство контакта автора и адресата (в архитектуре этот контакт осуществляется через архитектурный объект).

Архитектурные формы, наделены речевой функцией, должны обладать следующими качествами:

- удовлетворять потребности материальной основы: организации городской деятельности;

- вызвать наиболее сильную эмоциональную реакцию в воспринимающего человека (адресата);

- владеть временной и масштабной устойчивостью: хранить функции языка для любых эпох, масштабов среды, производствах работ, материалах, стилях, модах, вкусах и т.д.

Как известно, в архитектуре выделяют три формы: пространственную, объемную и цветовую, причем главенствующей ролью наделяют две первые. Именно они берутся в основу языковых приоритетов.

Наука многих эпох выделяла как определяющие пространственно-временные параметры. Идеи "одухотворенности" пространств, их "вибрации" и дыхания проходят от Аристотеля до Эйнштейна как обязательная черта "всех ощущений любой модальности, интенсивности, продолжительности". Человек оценивает их по сравнению со "своими пространственными признаками" и отвергает при невозможности таких сравнений (как это часто происходит в районах массовой застройки). Наука о пространстве проксемика распространяет влияние пространств на социальное поведение людей и констатирует национальные различия в ощущении пространственных дистанций и координат. Существует и зависимость между дистанцией обзора, ощущением глубины и света.

Не меньшую роль играет свет. Во-первых, попадая на контур зрачка, оно вызывает "корневой толчок", что усиливает реальные контрасты; возникает то, что в искусстве принято называть "обратным эффектом". Во-вторых, в зависимости от световой развитости, сигналы проникают на разную глубину в кору головного мозга а более глубокое проникновение вызывает более глубокую эмоциональную реакцию.

Пространство и свет имеют глубинные, архетипический основы, образно отражены в мифопоетици. Так, мифопоэтическая модель античного космоса предстанебом и темной ячейкой перед его самоубийством в романе Ф.Достоевского "Преступление и наказание"; в I Франко в рассказе "Нефтяник", напротив, вспышки во мраке ночи предшествуют светлой финальной кульминации как метафоре духовного очищения героя;

- отношение человека к миру меняется в зависимости от впитывающей световой интеграции или четкого расчленения светового потока. Так, готическим соборам с «непостижимым» излучением и капелле в Роншане с шаткими тенями противопоставлены палаццо раннего Возрождения с упорядоченными световыми отношениями.

Но эти качества пространства и света как архитектурного ЯЗЫКА (рус. Языка), является, аналогично вербальной языке, только статической основой в информационном процессе. Так же, как вербальная информация, архитектурная информация реализуется при сочленении языковых фрагментов в временное развертки РЕЧИ (рус. Речи).

Влияние пространства и света зависит от ритмов их сочленений во временном ряду. Человек чувствует эти изменения в процессе своего движения. Если эти внешние ритмы совпадают с ритмом дыхания человека, она чувствует гармонию со средой; при несовпадении возникает ощущение дискомфорта.

Этот информационный временной процесс определяется лингвистикой как "синтагматический", а теорией информации - как "развертки сообщений". "Развертки" основаны на "способности приемника угадывать ... исходя из переданных элементов, элемент сообщения пойдет дальше". На первом уровне экстраполяции - физиологическом, "перцептивному" - срабатывает мгновенная, т.н. оперативная память: "послесвечение" (продолжение действия) сиюминутных восприятий. Оно основано на сохранении "следа от предыдущего раздражения (зрачка) в виде так называемого последовательного образа ... При следующем воздействии на глаз нового раздражителя глаз будет реагировать уже не так, как ... как предыдущей расходы светочувствительного вещества не было".

Психофизиология определяет такое "развертки" понятием "апперцепция" - зависимостью каждого отдельного восприятия от предыдущего и последующего.

С цими пространственно-временными категориями неразрывно связан эффект катарсиса. Он возникает при преодолении препятствий; как утверждал Гераклит - при переходе от темноты к свету. Многочисленные трактовки катарсиса объединяет то, что в каждом из них присутствует фактор "преодоления", развернутый во времени и пространстве. Процесс "преодоления" состоит из нарастание впечатлений, какой-то момент как "спотыкается" о порог, - у человека "стесняют дыхание", - и потом наступает "выдох" - физиологическая основа "морального очищения", называемого катарсисом.

В плане художественно-образного воздействия, связанного с катарсисом, интересную трактовку О.Ф.Лосевим процесса ощущения "разрушение" и "восстановление" возбужденного единства (О.Ф.Лосев, с.741-747]. Эта тема отсылает к архетипических моделей, в частности к мифоритуальнои темы преодоления "тяжелого пути". В процессе "пути" мифопоэтической герой неоднократно сталкивается с препятствиями-порогами, он переживает их преодоления как умирание и рождение ( "разрушение" и "восстановление"). умирание понимается как погружение во тьму-хаос, когда "умная (целостная) сущность е дается во власть тьмы ... и саморазрушения »[О.Ф.Лосев, с.747]. Герой (мир) переживает преодоления как ритуальная жертва, он умирает, чтобы возродиться в новом космизованому статусе. Знаком такого статуса является" ценность " (ею может быть ценная вещь, или полученная стабильность мира), ради завоевания которой герой преодолел "трудный путь".

Категории пространства и света действуют здесь очень ярко. В важный момент мифопоэтической "путь" прерывается темным узким пространством, после которого открывается свет "другого царства" [В.Н.Топоров, т.2, с.352]. Прохождение через узкий и затемненный пространство несет на уровне архетипа семантику умирания и рождения. Это пространство-время, где герой (мир) борется со смертью и после погружения в прастихию хаоса (поглощение его хаосом) выходит светлым победителем. Так восходит солнце после "погружения в бездну". Борьба динамичная и напряженная, и пространственно-световая динамика выражает семантику этой борьбы. Загрузкадьяки борьбе и победе происходит "героизация" человека, приобщение к определенным сакральных ценностей. Теперь, получив новый статус, она может "прикоснуться" к миру богов, мифопоэтической универсума.

Таким образом, архитектурный катарсис возникает в реальной среде при завершающем столкновении внутренних и внешних пространств, тьмы и света. Здесь реализуется и концепция Гераклита о гармонии как единство противоположностей вообще, и теория О.Ф.Лосева о выражении как о сопоставление внешних и внутренних категорий. Эти противоположности - необходимое антитеза, без которой композиция теряет смысл. Его архитектурным содержанием выход к внешним пространств и света как к композиционного завершения, то есть архитектурный КАТАРСИС.

Внешнее (как принцип, внешний мир) в разные эпохи стоял в разных видах. Оно материализовалось в пространственных вскрытиях в период барокко и в современной архитектуре, метафорически отражалось в интерьере, как в древнем Египте и в готическом храме; мало промежуточный характер (между человеком и Космосом), как в Элладе.

Было и принципиальное различие в характере преодоления перед выходом к внешнему: плавное, гармоничное в одних случаях и напряженное, спонтанное - в других. Так, резкое изменение дистанции и световых отношений - внезапные появления помех вблизи и контрастные изменения темноты и света создают ощущение напряженности, неуравновешенности, дисгармонии, экстаза. Этот прием характерен для эпох социальных экзальтаций. Он действует принципиально аналогично при выходе к обелиску в Карнакский храм, к колонне Траяна на форуме в Риме, к готического храма. В периоды социального оптимизма архитектура создала гармоничные переходы (афинский Акрополь эпохи Перикла, Воспитательный дом Брунеллески, мемориал в Ульяновске). Даже на небольшом временном интервале - от Екатерининского дворца в Камеронову галереи в Царскосильскому ансамбли - различные сочленения пространств и света рожали различные метафоры; такие же разные, как идеалы эпох, соседствующих: космогонических протистоянь барокко и натурфилософии Руссо.

Таким образом, временные сочленения архитектурных языковых единиц - пространственных дистанций и световых отношений - является категорией АРХИТЕКТУРНОГО РЕЧИ.

Литература

1.Антонов В.Л., Шубович С.А .. Архитектурная композиция как система "среда-человек". - М .: НИИТИАГ, 1999. - 72 с.

2.Антонов В.Л., Криворучко Н.И., Чепелюк Ю.В., Шубович С.А. Эксперимент «Сквозной учебный архитектурный процесс». - М .: НИИТИАГ, 2000. 39 с.

3.Анциферов Н.П. Душа Петербурга Образ города. Петербург Достоевского. Быль и миф Петербурга. М .: Наука, 1991.- 103 с.

4.Бархин Б. Город. Структура и композиция. - М .: Наука, 1986. - 264 с.

6.Выготский Л.С. Психология искусства. - М .: Педагогика, 1987. - 344 с.

8.Иконников А.В. Функция, форма, образ в архитектуре. - М .: Стройиздат, 1986. - 288 с.

9.Линч К. Совершенная форма в градостроительства. - М .: Стройиздат, 1986. - 264 с.

10.Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х тт. / Гл. ред. С.А. Токарев. - М .: Сов. энциклопедия, 1991. - Т.1. - 671 с. Т.2. - 719 с.

11.Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в области мифопоэтического. М

Загрузка...

Страницы: 1 2