Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

архитектурные ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Едва ли в какой-либо области культуры отразились так очевидно и убедительно давние взаимосвязи России и Украины, как в архитектуре. Возникнув из единого источника - Киевской Руси, Россия, Украина и Беларусь пережили века тяжелых испытаний, межвременья феодальной раздробленности, от которых первой оправилась [Московская] Русь, второй Украине, третьей Беларусь. Естественно, что культурные отношения наладились прежде всего между [Московской] Русью и Украиной, где мы уже в ХИУ-Хуи веках видим немало общего, особенно в оборонной архитектуре.

Наиболее тесные и дружеские отношения установились после воссоединения Украины с Россией при Богдане Хмельницком. Целый ряд памятников церковного строительства обнаруживает с того времени

выразительные признаки влияния русского строительства, а одновременно в российскую архитектуру проникают определенные украинские приемы и формы. Среди этих последних прежде всего надо отметить ярусностью, появившаяся на [Московской] Руси во второй половине XVII столетия и нашла здесь свою вторую родину. Пути и точное время проникновения ее с юга на север пока не установлены, но сам факт ее переноса чуть ли подлежит сомнению. Из графических материалов, которые опубликовал еще Буслаев, ярусностью бытовала в Украине с XVI века, когда ее и след простыл на [Московской] Руси.

Конечно, вопрос, перенесших украинские мотивы строители, которые приезжали с юга, или их занесли русские мастера-каменщики, что с тех пор часто наезжали в Украине, ища заработков? Это последнее, пожалуй, вернее, так документы не сохранили нам среди московских строителей украинских имен, за исключением одного Старченко, в 1719 году, тогда как московские мастера в Украине насчитывается десятками. Другой новинкой, пришедшей из Украины и была полюбившаяся в Москве, стала "баня", особая форма церковного купола причудливого барочного очертания, которая прочно; закрепилась на [Московской] и Руси в конце XVII столетия и и предоставила верховые русской церкви) особоивого очарования, удерживая "! протяжении всего XVIII веке].

Этим влияние украинская архитектуры на московское строительство не ограничился, отразившись в строении планов и объемно-композиционных форм. Такая замечательная постройка, как собор Донского монастыря, за всем своим замыслом не могла возникнуть без учета приемов и форм, давно уже произведенных в Украине. Собор, бесспорно, выразительно украинский вещь.

В свою очередь целый ряд архитектурных черт русского строительства наблюдается в XVII веке в украинской архитектуре, в которую они проникали несколькими способами.

частым было прямое приглашение из Москвы опытных строителей, с которыми заключали подрядный договор. Один из таких, очень типичный для того времени, давно уже стал широко известным - договор прославленного московского "каменных дел мастера" (каменщика) Иосифа Старцева, заключенный с гетманом Мазепой в 1693 году. Под скромным определением "каменных дел мастера" в Киев за возведением царя было послано лучшего зодчего тогдашней Москвы, строительного Крутицкого терема. Посольского приказа и Кремлевской церкви Спаса за золотой решеткой. Он построил Мазепе две церкви - в Богоявленском Братском и Никольском монастырях (1).

Второй такой случай был в 1700 году, когда по просьбе Мазепы Петр прислал в Батурин другого выдающегося мастера Д.Аксамитова, названного в его отпускной к гетману "каменных сооружений художником". Договоренность Аксамитова с представителем Мазепы по строительству церкви в Батурине была, пожалуй, раньше, потому что в отпускной грамоте перечисляются многочисленные уже готовые строительные части будущей церкви, которые он с собой везти. Так, он вез с собой "к церковной вещи два каменные резные столбы, две капители, киот ... шесть завершений", а с ним ехал его резчик - "сницар" - со столбы деревянном резным позолоченным и капителью с напивслупом (2).

Церковь в Батурине не сохранилась, разрушена, пожалуй, во время бомбардировки города Меншиковым, но есть свидетельства о работе Аксамитова в Киево-Печерской Лавре, В донесении лавры в Коллегию иностранных дел от 17 июня 1721 отмечается: "... сооружения внутри и вне монастыря ... все то средства монастырским строилось и ежегодно ладилась ... Кроме ограждения каменной с церквями, средства предателя Мазепы сделанными, а монастырским доработанными ... Типография в святой обители еще до предателя Мазепы и передше всех бывших гетманов и старанием справичних архимандритов печерских тиражом набожных князей ... Острожских ... сооружена .... Сумы всей на колокольню от Мазепы предателя, может, было чо ири тысячи рублей, за которую всякий материал: камни, известь и кирпичи в дело пущено. По делание фундамента каменного оплачено мастеру Аксамитов и с ним бывшим рабочим задатки даны, который [мастер] когда скоро умер. Дело начата завакувала, а остаток денег во время пожара сгорел ... "(3)

Из приведенного документа видно, что Аксамитов, видимо, после окончания строительства в Батурине начал сооружение колокольни Киево-Печерской лавры, но закончил только фундаменты ее, затем умер.

В 1721 году Лавра обратилась к Петру I с просьбой прислать архитектора для строительства колокольни и ремонта сгоревшей соборной церкви. Сначала была мысль направить в Киев зодчего Украинский Старченко, о чем ходатайствовала Лавра, но так, что тот умер, послали опытного строителя Федора Васильева с сыном (4).

Старцев возил с собой в сотни специалистов-мастеров, к которым приобщал еще местных людей.

Чтобы получить представление, какими были обстоятельства такого строительства и как оно происходило, достаточно будет ознакомиться с представленным далее основательным контракту, заключенному в 1692 году каменщиком Матвеем Ефимовым на строительство церкви в Глухове.

"Года 1692 месяца октоврия 24 дня. Контракт с каменщиком П.Матвием Ефимовичем, совершенный на сооружение церкви Святого Архистратига Михаила в Глухове. Образ и подобие, как должна муруватись церковь Святого Архистратига Михаила в Глухове. Широта и долгота той церкви, так же середины или копулы, кактоже в алтаре и уделите обеих сторон, такой должна быть и такой подобию, как церковь святителя Христова Николая, новомурована в Стародубе, мастерством сего же мастера сделана, кроме паперти литийной; паперть литийная впереди должно быть в глухивский церкви шире на аршин и длиннее на аршин один и выше на сажень над паперть стародубивськои церкви, и имеет литийной паперти баня ровная быть с аалтарною куполом, а не так, как в Стародубу; высота церкви Святого Архистратига Христова Михаила в Глухове должна быть сама копулы саженью вверх выше от церкви стародубивськои, и должны быть в церкви глухивский в стенах самой середины под окна стародубивськои церкви другие окна круглые, алтарь также выше, что квадруеться к середине или к копулы, удели высотой в два аршина выше от приделов стародубивськои церкви, склеп должен быть в глухивский церкви также в литийний паперти, как и в стародубивський. Контракт на глуховская церковь такой: Матвей Ефимович, мастер стародубивськои церкви, который имеет сооружать в Глухове церковь, должен он своим кирпичом, своей известь, своим железом, своим камнем ставить глуховская церковь и челядью своей и всю ту мастерию своими подводами должен к церкви возить. Извести и кирпич за свой счет и своими дровами курить имеет. За то все средства, как выставит церковь глуховская по описанию этим, дать ему Матвею Ефимовичу готовых денег шестьсот рублей копейками, а пять сот рублей чехами, всей суммы одиннадцать сот рублей. Питание лигоминни дать ему: тридцать осмачок муки ржаной, пять осмачок круп разных, пять пудов сала, шесть пудов соли ... "(5)

М.Холостенко думает, что Матвей Ефимович - или в другом месте Матвей Ефимов - был украинец, а не московитин, но думаю, что это не так. Действительно так, украинские слова, которыми пересыпан местами текст контракта - вещь обычная во всех договорах, заключаемых в Украине с приезжими русскими мастерами, так как их писали на месте украинские писари-грамотеи. Довод, что Ефимова названо "господином", тоже не убедителен, потому, многие строя, онхрамов, сохранившихся такого нет, но нельзя ручаться, без предварительного архитектурно-археологического исследования кладки, не испытал он перестройки в XIX веке. Об этом можно догадываться из наличия на северо главе больших спаренных окон и некоторых деталей.

Еще убедительнее свидетельствует о руке московского мастера портал "Богородичного Назарета".

По всем архитектурным признакам, как о них позволяет сделать вывод сохранена фотография, тот же Устинов построил в Нежине еще одну церковь - Преображенская, в 1721 году. Весь ее архитектурный облик одной природы с "Назаретом" (10) [...]

Не видя большинства упоминавшихся здесь зданий в натуре и не имея их планов и обмерных чертежей я должен опираться только на добро предоставленные мне, по моей просьбе, Академией архитектуры УССР фотографические материалы значительной мере не профессионального, а любительского характера. Мне казалось, что фотографии, сделанные непосредственно с натуры, помогут в определенной степени разобраться в этой огромном количестве приемов и форм и этим облегчат установление крайней мере общих очертаний архитектурных взаимосвязей России и Украины на рубеже ХVП-ХVШ веков. В архитектуре Украины того времени много прекрасного, и надо искренне пожалеть за тем, что до сих пор не хватает больших исследований реставрационно-обмерного характера. Только в новейшее время стали появляться давно вожделенны книги и статьи, прежде всего М.Холостенко и Г.Логвина, которые открывают нам эту красоту, яркие свидетельства древней культурной дружбы двух великих народов. Некоторые приведенные здесь мнения, сопоставления, аналогии могут оказаться не лишними для будущих исследователей.

Ознакомление со всем предоставленным мне материалом убеждает, что подобно российского строительства, украинское - плоть от плоти народной, крестьянской искусства. Так же, как величайшие архитектурные творения Новгорода, Пскова, села Коломенского и Москвы обнаруживают отчетливые признаки трансформации в камне давних деревянных форм, лучшие произведения украинской архитектурры не могли бы быть созданы, если бы прежде не родились в дереве. Это тот самый здоровый процесс перерастания одних форм в другие, мы видим во всей истории античной архитектуры.

Г.Логвин справедливо вспоминает свидетельство о первой дубовую Софию Новгородскую с 13 верхами (11). Не сохранилось ни одной древней деревянной церкви в Украине, и мы можем рассуждать, какой они имели вид, только на основе поздних графических материалов, но в том, что ими когда-то была покрыта вся страна, не может быть сомнения, как это было и на [Московской] Руси. Г.Логвин, не без оснований, видит в Петропавловской церкви Новгорода-Северского один из ранних примеров плодотворного сотрудничества российских и украинских зодчих (12). Точная дата сооружения ее - неизвестна, но она может приходиться еще на первую половину XVII столетия.

С 1638 происходили непрерывные сношения Украине с [Московской] Русью через частые деловые приезды украинский в Москву и установления постоянного переписки. Так, во второй половине июня того года в Москву приезжал игумен Густынского монастыря с жалобой на "гонения за веру", которые вызывают массовый уход из Украины в Россию. 29 октября 1640 Киевский митрополит Петр Могила обратился к царю Михаилу Федоровичу с челобитной, прося о "милостыню на впорядження разоренных униатами церквей", и в ответ получил грамоту "о жалованье на впорядження церквей". Эта благосклонна ответ вызвал ближайшие годы целый поток Суплик десятков монастырей, которые тоже имели успех. Благодаря всему этому было установлены постоянные дружественные связи Украины с Россией задолго до воссоединения их при Богдане Хмельницком. Прошения полны описаний гонений пришлых иезуитов и униатов на православную веру. В письмах чувствуется надежда на воссоединение, и свидетельство его были первые русские зодчие, которые начали восстанавливать разоренные церкви (13). Свидетельство этой помощи мы видим в таких ранних памятниках, как собор Рождества Богородицы в Мовчанской Печерском монастыре Путивля, построенный в 1630-1636 роках (14).

И действительно, достаточно только взглянуть на декоративную отделку стены собора, чтобы не было сомнения, что в его строительстве принимали участие российские мастера. Есть все основания предполагать, что собор - настоящее детище дружественного совместного творчества русского и украинского зодчих. Один русский или один украинец решили бы, как должен выглядеть храм, по-разному. Так, типичная для XVII столетия русская обработка лиштов окон, особенно нижнего окошка, что очень напоминает такие же

Загрузка...

Страницы: 1 2 3