Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Реферат на тему:

Архитектура и строительство 13-15 вв. в Украине

Градостроительные программы XIII в. Определяющим моментом в развитии архитектуры и строительства второй половины XIII первой половины XV в. было присуще средневековой культуре доминирования ансамбля, находило свое выражение как в крупных градостроительных программах, так и в малых ансамблях отдельных сооружений или комплексов сооружений. В общем, указанный период в истории архитектуры и строительства на украинских землях известен, фактически, лишь в отдельных своих проявлениях, поскольку тогдашних аутентичных памяти достопримечательностей сохранилось мало, а прежние археологические и историко-архитектурные исследования перестроенных или утраченных сооружений не всегда дают достаточно весомый материал для их обоснованной историко-архитектурного реконструкции. Рассматриваемый период очень скромно обеспечен письменными источниками, за исключением самого начала, где ситуацию в определенной степени исправляют летописные данные. Сведения в истории архитектуры достаточно неравномерно распределены и в географическом плане как и во всей культуре украинских земель соответствующего периода, здесь однозначно доминируют западноукраинские территории. С пред конца XIII в. для большинства регионов развития украинской художественной традиции документальные свидетельства практически полностью отсутствуют.

Развитие тогдашней архитектуры, естественно, д связан прежде всего с городами. Их планировка была свободным, определялось прежде особенностями рельефа местности, лучше всего видно на примере Кременца или Кам Каменца. Элементы регулярной планировки городов с появляются на украинских землях только с середины XIV в. с началом распространения в западно регионе городских поселений, имели Магдебургское право. Однако даже в таких городах регулярно планировалось только центр города, тогда как застройка пригородов сохраняла свободный характер. Поэтому даже эти города демонстрируют смешанный тип планировочной структуры, усиливающийся еще и тем обстоятельством, что регулярная Гока сеть всегда возникала на месте уже существующего поселения, которое неизбежно так или иначе накладывало свой отпечаток на строящиеся город.

Начала рассматриваемого периода эт связанные с последним веком княжества в истории украинских земель, что придавало соответствующей окраски архитектурном творчестве. Она развивалась под опекой представителей княжеской элиты, в значительной мере определяло более общий характер тогдашнего строительства, так и целый ряд специфических особенностей его эволюции и функционирования. При тогдашних условиях основным направлением его развития, естественно, выступает продолжение общих тенденций, произведенных на местной почве перед серединой XIII в. Деятельность князей Галицко-Волынского династии, в которой на первый план отчетливо выдвигается лучше заверенная летописи градостроительный программа Даниила Галицкого (соответствующее направление активности его брата Василька на Волыни зафиксирован лишь лаконичным летописной упоминанием, что, однако, дает основания догадываться о так же хорошо осмысленный характер) выступает центральным явлением в истории западно архитектуры и градостроительства этого века. Утвердившись на престоле в напряженной борьбе, Даниил Галицкий от 1230-х гг. Развернул широкую государственную деятельность в разных направлениях, одним из важных аспектов которой стало закладки городов. Поэтому, несмотря на естественную развитие уже существующих городских поселений, для середины второй половины

XIII в. особое значение вступило основания новых городов, в значительной степени определено основанной еще в период правления Романа Мстиславича политикой, направленной на развитие территории княжества в северо-западном направлении. Очевидно, новые города возникали прежде всего как укрепленные пункты, необходимые ввиду централизаторскую политику Даниила в рамках его напряженной борьбы против боярской оппозиции за укрепление княжеской власти, непрерывных княжеских междоусобиц и постоянной внешней угрозы со стороны литовцев, поляков и венгров. От 1241, когда в Галицко-Волынского княжества докатилась монголо-татарское нашествие, города набирают также функции укрепленных пунктов против ордынцев. В 1259 летописец прямо указывает на такое назначение новозасновуваних укрепленных поселений, отмечая, что Даниил закладывал новые "огороды" "против безбожных татар".

Одной из характерных особенностей градостроительной политики Даниила Галицкого рядом с понятной вниманием к историческим территорий Галицкого княжества было акцентирование веса северо-западной территории русско-польско-литовского пограничья, целью которого было не только освоение этих земель, но и их укрепления в перспективе неизбежных пограничных конфликтов, поскольку существующая здесь система обороны была явно недостаточной характер. Направляя свои интересы в северо-западном направлении, Даниил, вполне очевидно, продолжал соответствующее направление политики отца Романа Мстиславича, оборванный его безвременной кончиной. На этой преемственности летописец прямо подчеркивает под 1251

По летописным данным, в древнейших городов фонда будущего галицкого короля принадлежал названный его именем Данилов. Время его основания летопись не фиксирует, однако отмечает, что во время монголо-татарского нашествия 1241 наездники вместе с Кременцом не смогли его взять, как, впрочем, не захватили они и только недавно построенного Холма. Это указывает на место Данилова в оборонной системе Галицко-Волынской Руси середины XIII в. Среди новых городов следует отметить также Стожок, который 1259 вместе с Даниловом, Львовом и Кременцом "разметали" по требованию хана Бурундая тогда только Холм уцелел благодаря подробно перечислены на страницах летописи хитрости князя Владимира Васильковича.

Регулярные татарские требования уничтожения укрепленных городов и их разрушение ордынцами свидетельствуют, что татарская сторона понимала главную направленность градостроительных мероприятий галицко-волынских князей.

Из городов, возникших на северо-западных территориях, летопись прежде фиксирует Угровск, в котором сразу же основано епископскую кафедру,что указывает на особые планы Данила Галицкого к нему. Однако новоучрежденном городу выпала короткая судьба оно уступило место новому "фавориту" будущего короля Холму, основанном, по свидетельству летописи, на пустом месте и наделенному особой опекой Даниила Галицкого, который вскоре перенес к нему свою столицу. В 1248 летопись отмечает, что 1234 Холма еще не было, а при монголо-татарском нашествии 1241 он стал одним из немногих городов Галицко-Волынской Руси, которые выстояли и не были захвачены. Вследствие активной политики князя в город стекалось разнородное население, в том числе и, как отмечает летописец, ремесленники из стран немецкого круга, что позволило за короткое время превратить Холм в настоящий центр государства, переживающей период очередного подъема.

По характеру застройки Холм относится к городам с укрепленной княжеской резиденцией на природном возвышении и демонстрирует тип городской застройки, известный также по другим градостроительных фондов Даниила Галицкого, прежде всего Львов. Важным элементом его фортификаций была сооружена в центре укреплений башня, предназначенная, по словам летописца, для обстрела "Снизу возведена из камня п пятнадцать локтей в высоту, а самая совершенная из тесаного дерева, и отбеленная". Она сгорела во время известной пожара города и дальше не восстанавливалась, поскольку, по утверждению летописца, Даниил был занят сооружением других укрепленных пунктов против татар. Однако, пожалуй, с развитием города башня потеряла определенные функции своего первоначального назначения, и именно это стало главной причиной отказа от ее восстановления. По происхождению и типу это, бесспорно, был западноевропейский донжон, однако сочетание в нем камня и дерева дает пример очень своеобразной интерпретации европейской идеи в местной почве. Одновременно такое сочетание указывает, видимо, также на первоначальный характер соответствующего направления деятельности, поскольку все позднейшие известные галицко-волынские оборонительные башни строились только из камня. при спорудженни башен Даниил, конечно, ориентировался не только на европейскую практику, а прежде всего на местные аналогичные сооружения, впервые с появились на территории княжества во времена его отца пожалуй, именно к его непродолжительного правления относится ранняя среди башен XIII в. в столб (со второй половины XVI в. столп е) вблизи Холма. Кроме утраченной еще при жизни Даниила Холмского башни, он свел также башню в Билавини вблизи Холма (ныне на территории города), остатки которой были уничтожены во время последней войны.

Кроме того, кам яна башня в двенадцать локтей, по свидетельству летописи, была возведена "за поприще от Холма" и увенчанная скульптурным изображением орла. В последнее время найдены фундаменты башни в Угровске. Сохраненную до нашего времени башню в Кам янци, вероятно, построен по приказу князя Владимира Васильковича после основания этого города. С территории Волыни известна также утрачена башня, которую, по данным летописи, князь Мстислав Данилович построил в Черторийску в самом начале своего правления (1289). Эта поздняя среди зафиксированных летописи волынских башен и завершает столетнюю историю этого рода страницы оборонного строительства, основанной князем Романом Мстиславичем на рубеже XII XIII в.

Памятник достопримечательностью этой группы за пределами Волыни была потеряна башня Спасского монастыря близ Старого Самбора фонда, вероятно, Льва Даниловича. К ней же относится также круглая башня во дворе й замка в Люблине.

На общем фоне оборонного строительства Галицко-Волынского княжества башни-донжоны выступают как довольно своеобразное и довольно мало распространенное явление, что, очевидно, в определенной степени д связано со значительными расходами на их сооружение, но прежде всего с применением в них камня, не было вообще присущим оборонном строительству Галицко-Волынской Руси. Пожалуй, именно отсюда первая достоверная попытка Даниила Галицкого в этом направлении холмская башня была наполовину деревьев яной. Несмотря на свою жидкиеснисть, галицко-волынские донжоны остаются интересными и характерными памяти лотками оборонного строительства и еще одним вне белок пьяными храмами важным свидетельством наличия элементов европейской ориентации в галицко-волынской оборонной архитектуре.

Кроме менее исследованного, и поэтому вне летописи малоизвестного Холма, характерным примером городов Даниила Галицкого выступает Львов. В отличие от Холма, построенного, как подчеркивает летописец, на пустом месте, он возник на месте не зафиксированного историческими источниками и открытого только во время археологических исследований развитую городского поселения с развитой инфраструктурой, на которую, в частности, указывает ряд мощеных деревом улиц, небольшой участок которой открыта на заболоченной низменной территории на правом берегу Полтвы. Город Даниила продлило своего анонимного предшественника, развив уже существующую городскую структуру. Кроме бесследно утраченного княжеского замка, ее определяющими элементами выступают древнейшие храмы. Центральное место среди них занимает Николаевская церковь, которая, учитывая подтвержден летописью развит лично князем культ св. Николая Мирликийского, может быть признана его фондом. Посредственным подтверждением в пользу такого предположения является наличие в Холме церкви св. Николая у подножия Замковой горы (так же слева от дороги к замку!) И присутствие ротонды св. Николая справа от дороги к замку в Перемышле (под поздним латинским кафедральным костелом). Очевидно, по трем указанным памяти лотками стоит общая традиция, которую, учитывая наличие в перечисленные группы львовской и холмской сооружений, есть основания эт связывать с Даниилом Галицким.

Княжеской фондом Данилова преемника Льва, пожалуй, является временем коренным образом перестроен монастырский комплекс св. Онуфрия. К княжескому периода, очевидно, принадлежит основания П Пятницкий церкви и латинского приходского храма Марии Снежной на окраине княжеского города. Первоначально он, МАБут, был деревьев пьяным или фахверковым по крайней мере Мартин Груневег, который находился во Львове в 1582 1602, свидетельствует, что только в его времена костел построен в камне.

Очевидно, кроме исторического ядра города у северо-западного склона Замкового холма, на территории которого сохранились древнейшие львовские храмы, уже в княжеские времена застройка заняла также низкую часть склона у западного подножия Замковой горы, где впоследствии, во второй половине XIV в. , развился центр "магдебургского" Львова. По традиции, новый центр города основал князь Лев Данилович 1270, а версия происхождения львовского центра города только со второй половины XIV в. утвердилась лишь в поздней литературе. Изменения в развитии планировочной структуры центра города подтверждает различие мерной системы планировки застройки отдельных участков территории "города в стенах".

Хотя вследствие особенностей исторической судьбы Львов выступает как характерный пример градостроительной фонда Даниила Галицкого, он не демонстрирует ситуации уникальной. Его своеобразным старшим идейным двойником, вероятно, был упоминавшийся Данилов, который, однако, не сохранился как город. Правдоподобно, фонд городов в честь Даниила Галицкого и наследника престола указывает на определенную широкую программу, отражение которой

Загрузка...

Страницы: 1 2 3 4