Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск
Вхід в абонемент


Интернет реклама УБС






Архитектурные взаимосвязи Украины с Россией

Чуть ли в какой-либо области культуры сказались так очевидно и убедительно давние взаимосвязи России и Украины, как в архитектуре. Возникнув из единого источника - Киевской Руси, Россия, Украина и Беларусь пережили века тяжелых испытаний, межвременья феодальной раздробленности, от которых первой оправилась [Московская] Русь, второй Украины, третьей Беларусь. Естественно, что культурные отношения наладились прежде всего между [Московской] Русью и Украиной, где мы уже в ХИУ-ХVI веках видим много общего, особенно в оборонной архитектуре.

Наиболее тесные и дружеские отношения установились после воссоединения Украины с Россией при Богдане Хмельницком. Целый ряд памятников церковного строительства обнаруживает с того времени

отчетливые признаки влияния российского строительства, а одновременно в русскую архитектуру проникают определенные украинские приемы и формы. Среди этих последних прежде всего нужно отметить ярусность, появившаяся на [Московской] Руси во второй половине XVII столетия и нашла здесь свою вторую родину. Пути и точное время проникновения ее с юга на север пока не установлены, но сам факт ее переноса едва ли подлежит сомнению. Из графических материалов, которые опубликовал еще Буслаев, ярусность бытовала в Украине с XVI века, когда ее и след на [Московской] Руси.

Конечно, вопрос, перенесли украинские мотивы строители, которые приезжали с юга, или их занесли русские мастера-каменщики, что с тех пор часто наезжали в Украине, ища заработков? Это последнее, пожалуй, вернее, потому документы не сохранили нам среди московских строителей украинских имен, за исключением одного Старченко, в 1719 году, тогда как московские мастера в Украине насчитываются десятками. Другой новинкой, пришедшей из Украины и была полюбившаяся в Москве, стала "баня", особая форма церковного купола причудливого барочного очертания, которая прочно; закрепилась на [Московской] и Руси в конце XVII века и и предоставила верховые русской церкви) особого очарования, удерживая "! течение всего XVIII веке].

Этим влияние Украинской архитектуры на московское строительство не ограничился, отразившись в строении планов и объемно-композиционных форм. Такая замечательная постройка, как собор Донского монастыря, по всему своему замыслу не могла возникнуть без учета приемов и форм, давно уже произведенных в Украине. Собор, несомненно, ясно украинская вещь.

В свою очередь целый ряд архитектурных черт русского строительства наблюдается в XVII веке в украинской архитектуре, в которую они проникали несколькими способами.

частым было прямое приглашение из Москвы опытных строителей, с которыми заключали подрядный договор. Один из таких, очень типичный для того времени, давно уже стал широко - договор прославленного московского "каменных дел мастера" (каменщика) Иосифа Старцева, заключенный с гетманом Мазепой в 1693 году. Во скромным определением "каменных дел мастера" в Киев возведением царя был послан лучшего зодчего тогдашней Москвы, строителя Крутицкого терема. Посольского приказа и Кремлевской церкви Спаса за золотой решеткой. Он построил Мазепе две церкви - в Богоявленском Братском и Никольском монастырях (1).

Второй такой случай был в 1700 году, когда по просьбе Мазепы Петр прислал в Батурин другого выдающегося мастера Д.Аксамитова, названного в его отпускной к гетману "каменных сооружений художником". Договоренность Аксамитова с представителем Мазепы по строительству церкви в Батурине была, пожалуй, раньше, потому что в отпускной грамоте перечисляются многочисленные уже готовые строительные части будущей церкви, которые он имел с собой везти. Так, он вез с собой "в церковной вещи два каменных резные столбы, две капители, киот ... шесть завершений", а с ним ехал его резчик - "сницар" - со сваи деревянном резным позолоченным и капителью с напивслупом (2).

Церковь в Батурине не сохранилась, разрушена, видимо, во время бомбардировки города Меншиковым, но есть свидетельства о работе Аксамитова в Киево-Печерской Лавре, в донесении лавры в Коллегию иностранных дел от 17 июня 1721 отмечается: "... сооружения внутри и вне монастыря ... все то средства монастырским строилось и ежегодно ладилась ... Кроме ограждения каменной с церквями, счет предателя Мазепы сделанными, а монастырским доработанными ... Типография в святой обители еще до изменника Мазепы и передше всех бывших гетманов и стараниям справичних архимандритов печерских тиражом набожных князей ... Острожских ... сооружена .... Сумы всей на колокольню от Мазепы предателя, может, было четыре тысячи рублей, за которую всякий материал: камни, известь и кирпич в дело пущен. По делание фундамента каменного оплачено мастеру Аксамитов и с ним бывшим рабочим задатки дано, который [мастер] коль скоро умер. Дело начата завакувала, а остаток денег во время пожара сгорел ... "(3)

Из приведенного документа видно, что Аксамитов, видимо, после окончания строительства в Батурине начал сооружение колокольни Киево-Печерской лавры, но закончил только фундаменты ее, затем умер.

В 1721 году Лавра обратилась к Петру I с просьбой прислать архитектора для строительства колокольни и ремонта сгоревшей соборной церкви. Сначала была мысль направить в Киев зодчего украинского Старченко, о чем ходатайствовала Лавра, но из-за того, что тот умер, послали опытного строителя Федора Васильева с сыном (4).

Старцев возил с собой в сотни специалистов-мастеров, к которым приобщал еще местных людей.

Чтобы получить представление, какими были обстоятельства такого строительства и как оно происходило, достаточно будет ознакомиться с представленным далее основательным контракту, заключенному в 1692 году каменщиком Матвеем Ефимовым на строительство церкви в Глухове.

"Года 1692 месяца октоврия 24 дня. Контракт с каменщиком П.Матвием Ефимовичем, совершенный на сооружение церкви Святого Архистратига Михаила в Глухове. Образ и подобие, как должно муруватись церковь Святого Архистратига Михаила в Глухове. Широта и долгота той церкви, так же середины или копулы, как тоже в алтаре и уделите краям, такой должна быть и такой подобию, как церковь святителя Христова Николая, новомурована в Стародубе, мастерство сего же мастера сделана, кроме паперти литийной; паперть литийная впереди должно быть в глухивский церкви шире на аршин и длиннее на аршин один и выше на сажень над паперть стародубивськои церкви, и имеет литийной паперти баня ровная быть с аалтарною баней, а не так, как в Стародубу; высота церкви Святого Архистратига Христова Михаила в Глухове должна быть сама копуля саженью вверх выше от церкви стародубивськои, и должны быть в церкви глухивский в стенах самой середины под окна стародубивськои церкви другие окна круглые, алтарь также выше, что квадруеться к середине или к копулы, удели высотой на два аршина выше от пределов стародубивськои церкви, склеп должен быть в глухивский церкви также в литийний паперти, как и в стародубивський. Контракт на глуховская церковь такой: Матвей Ефимович,


Страницы: 1 2 3 4 5