Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск
Вхід в абонемент


Интернет реклама УБС






древнерусского МЕТОДЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Одним из самых интересных и наименее изученных аспектов истории архитектуры Руси-Украины XI - XII столетий является тогдашний метод проектирования. Как выглядит, этот метод позволял строительном обойтись без масштабных чертежей. Так что "проект" был неотделим от его автора, а все специальные знания оставались неприступными для других, непосвященных участников строительства.

Единственный своеобразное описание построения размеров древнерусского храма подает "Киево-Печерский патерик". Об учреждении 1073 Успенского собора Киево-Печерской лавры в нем сказано, что план этого храма составлен по образу, чудесно явленным варягу Шимону во время бури на море: «И якоже видехомъ, величествомъ и высотою, размеривъ поясомъ темъ златымъ, 20 въ ширину и 30 въ дьлину, а 30 въ высоту, стены съ врехомь 50 "(1). Мерилом был золотой пояс, сделанный Шимоновим отцом Африканом для отделки распятия.

Поскольку других письменных свидетельств нет, то любая попытка исследовать древнерусские методы проектирования не может обойтись без определенной интерпретации этих летописных данных. Результаты последних исследований этого вопроса изложены в ряде фундаментальных статей Николая Холостенко именно на примерах Михайловского и Успенского соборов (2), которые исследователь считал очень подобными своей архитектурой и, очевидно, произведениями одной строительной школы.

Теодолитный обмер остатков открытого раскопками 1994 - 1996 годов Михайловский собор и поточнення его вертикальных размеров дало основание вновь обратиться к исследованию древнерусских методов проектирования.

Здесь мы не будем касаться истории изучения этих методов, так как о них говорится в работах К.Афанасьева и И.Тевельова (3). Отметим только, что в этом деле наметились два принципиально разных подхода.

Согласно первому из них, наиболее полно изложенного К.Афанасьевим (4), размеры сооружений определяли с помощью геометрических построений прямо на строительной площадке. Результаты таких построений могут быть математически выражены лишь иррациональными числами, исключало применение в то время каких-либо вычислений. Такой взгляд основательно раскритиковал И.Тевельов (5).

Другой подход, который сформулировал Б.Рибаков6 и развил И.Шевелев, заключается в том, что древние строители использовали; модуль или систему модулей, благодаря чему рассчитывали проектные размеры. Эта гипотеза не получила пока обоснованных возражений.

Все исследователи Успенского собора, дословно понимая летописные данные о видении образа собора Шимоной, пытались определить длину мерила - золотого пояса и найти в соборе соотношение ширины, длины и высоты, что равнялось бы 20:30:50.

К.Афанасьев, проанализировав мерительные чертежи собора, выполненные И.Моргилевським перед войной, с большой точностью определил, что план сооружения построены с помощью римских футов (29,6 см), а пояс Шимона равен четырем футам (118,4 см ). Вместе с тем он предостерегал, что правильность этого вывода полностью зависит от точности обмерных чертежей, проверить которые тогда (в 1961 г.) было невозможно (7).

Это предостережение было вполне подходящее Когда М.Холостенко, изучая руины сооружения в 1962-1963 годах, сделал новый обмер, оказалось, что сторона подкупольного квадрата, которая, по И.Моргилевським, равна 7,95 м, в действительности была 8, 62 - 8,64 м. На основе анализа нового обмера М.Холостенко пришел к выводу, что исходное мерило при розплавуванни собора, то есть размер пояса Шимона, равно половине "косой сажени" (216:2 = 108 см) (8). Основанием для такого вывода стало то, что внутренние размеры {плана составили 10x15 саженей. Аллеи поскольку в летописи однозначно говорилось наружные размеры, такая "натяжка" была несколько вынужденной. Однако точный обмер не давал других оснований использовать красивое соотношение 20:30.

Культовое назначение золотого пояса Шимона, что символизирует чистоту помыслов как один из основных принципов Нового Завета, очень подробно рассмотрел М.Мур 'янов9. Он выдвинул также мысль, что число 4, которое символизирует количество канонизированных Евангелий, обязательно должен получить отражение в размере пояса Шимона. Поэтому исследователь склоняется к гипотезе К.Афанасьева (4

римские фута), не находя в предложенной М.Холостенко половине косой сажени необходимой, по его мнению, символики. К изучению обмера плана Успенского собора как к методу исследования вопроса М.Мур Лукьянов не прибегал. Никто из не прокомментировал и летописное высоту собора - "... стены съ врехомъ 50", что составляет 50:30 длины, т.е. достигает 60 м и для древнерусского сооружения несколько великовата.

Перед вернуться к рассмотрению древних методов проектирования, остановимся еще на двух важных вопросах - минимально нужном составе "проекта" и строительной точности его воплощения.

Исследователи древней архитектуры, уделяя внимание в основном архитектурно-декоративным (пропорциям, отделке) и чисто технологическим (раствору, кирпичу) качествам сооружения, забывают о большие сложности (даже для современных методов расчета) проектирование сводчатых сооружений и личную ответственность строителя за прочность здания . Отметим, что чисто внешние черты сооружений, как размещение меандров и аркатурный полос, форма лопаток и декоративных ниш, во-первых, совсем не влияют на прочность сооружений, а во-вторых, не могут составлять профессиональной тайны, потому что легко поддаются копированию. < /p>

Итак, минимальные практические задачи "проекта" ХИ-ХП веков состоят в предоставлении сведений, необходимых для строительства техникой "opus-mixtum" сооружения, перекрытого Коробова сводами и сферическим куполом на подбанниках, опирающихся на прямоугольную сетку крестообразных в плане опор. Чтобы свести такое сооружение, нужно определить толщину стен и столбов (1), размеры пролетов сводов (2) и высоту их пяток (3) так, чтобы тримний момент массы стен преобладал усилия распора сводов и обеспечивал определенный запас прочности. Само определение этих трех видов размеров и является главным, нужным для создания проекта знанием, потому ошибка здесь приводит к разрушению сооружения. В тогдашних письменных источниках об этом не упоминается. Очевидно, такие знания передавались только от мастера к ученику и были профессиональной тайной. Другую частности относительно отделки, что не влияет на прочность, закладывать в проект не требуется. Эти моменты можно позаимствовать из другого сооружения (повторное применение проекта), определить на месте (по авторского надзора), в них можно иногда и ошибиться, но сооружение с правильным соотношением конструктивных параметров (1,2, 3) утвердится.

Итак древний строитель, прежде чем возводить сводчатое сооружение, должен разработать определенные характеристики ее формы, оперируя такими параметрами, как толщина стен, размеры пролетов и высота пят сводов. Для этого он должен кое-что знать о соотношении их, которые бы обеспечили прочность сооружения, и составить проект.

В воображении строителя или на немасштабным наброска (возможно "Вавилон", сделанном, скажем, на влажной плинфы) проект должен бесспорно идеальную, то есть геометрическое правильную форму. Поэтому следует остановиться на вопросе строительной точности в XI-XII века: Насколько размеры, заданные автором, соответствовали тем, которые имелись построена сооружение. На примере разницы в размерах тех элементов, которые должны быть одинаковы, видим, что погрешность в 10 -15 см и отклонение от прямого угла на 1-3 градуса


Страницы: 1 2 3