Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 82

УДК 82.09 (477) Кошевая И.А..

Достоевские вопрос в романе Владимира Винниченко "Записки курносого Мефистофеля»

"Вы хотите насилия над моей душой, хотите, чтобы я сам разорвал свою волю, свое сердце, свой даже, как хотите, и ум на две половины и заставил их грызть друг друга. Это - аморально. И я этого не сделаю . Плевать мне на то, что кто-то, хотя бы это была самая человечество, человечество считали это неморальным. когда я сам с собой в гармонии, когда и воля, и ум, и сердце все вместе толкают, тянут меня куда-то и то, что я сделаю, одобряю все три, тогда я делаю морально, хотя бы я и убил мужчину ". (Пьеса "Большой Молох")

Достоевские вопрос в творчестве В. Винниченко занимают особое место. "Известно, - напоминал Костюк, - что крылатая фраза В.Ленина о" архипоганого Достоевского ", которую теперь повторяют ученые всего мира, была высказана Лениным после его чтения Винниченко романа" Завещание родителей "[1]. Некоторые исследователи также отмечали присутствие Достоевских мотивов в творчестве В. Винниченко, одни видя в этом положительное, другие - отрицательное.

Данная статья имеет целью рассмотреть вопрос о принципах "новой морали", о неправедную цель, которая кажется "новым людям" такой праведной, что они готовы идти даже на уничтожение человека ради "счастье", вопрос о том, может побеждать принцип, можно разделить людей на "богоизбранных" и "материал", или наказать следствием преступления.

Винниченко был одним из первых, кто нарисовал революционеров изнутри. Он имел революционное прошлое, чувствовал свою "священного", и поэтому в его произведениях появляются темы двойственности в душе человека. Винниченко творил на рубеже эпох, в период больших потрясений, когда достоевские пророчества происходили наяву. Кроме того, Винниченко читал произведения русского романиста, а потому в его собственных произведениях появляются "Достоевский вопрос". Писатель выводит героев, которые своими поступками и словами напоминают Раскольникова. Эти люди похожи между собой: это можи интеллигенты, отрицают старую мораль, которые, "по сути, экспериментируют на себе и близких, стараясь быть честными с собой» [2]. Достоевский нарушает достаточно большую проблему - "двойственности" личности, то есть "поединок человека с самим собой» [3], дисгармонию в душе, борьбу, которая является страшнее любой другой, потому что она несет беспокойство, наказания.

Почему именно Мефистофелем было названо главного героя романа Владимира Винниченко. Противодействие, сочетание несовместимое, противоречия, борьба - все это заложено уже в самом названии произведения и в имени, которым нарекли главного героя. Мефистофель - это сатана, показан как скептик, циник, тот, кто обвиняет род человеческий перед Высшим судьей. И в Библии, и в "Фаусте" Гете Мефистофель хоть и противостоит Богу, но как "ниже создание Бога" он выполняет божий замысел: творит добро, желая людям зла. Яков Васильевич Михайлюк - адвокат, который имел революционное прошлое и взгляды, с которыми он полностью распрощался. Он великий насмешник, сознательный своего "мефистофельства", глубоко понимает психологию человека, особенно слабой, сознание которой можно вернуть в нужное кому-то русло, и пытается экспериментировать.

"Мне приятно завлечь мужчину на гору и спихнуть его вниз. И тот момент, когда в глазах распространенных надеждой и восторгом сверкает ужас, - есть лучший. Приятно, когда ты поворачиваешь его в ту сторону, которая тебе нужен. А он улыбается и думает, что сам идет, "сам идет!" Вот за это можно многое дать "[4].

Таким образом, название "Мефистофель" характеризует отрицательную сторону Михайлюка, но рядом с ней употребляется еще и определение "курносый", что отнюдь не несет негативную окраску, а указывает на что-то приятное, добродушное, вплоть ласковое. Вот как сам Яков объясняет свое прозвище:

"Я - длинный, черный, с продолговатым лицом, острой бородкой и густыми бровями, похожими на две Лохматый гусеницы. Нос у меня не курносый, а утиный, широкий и плосковатые на конце, с длинными ноздрями. За все лицо и фигура меня называют Мефистофелем, а за нос - курносыйим Мефистофелем »[5].

Таким образом, его внешняя маска оказывает на людей впечатление, что "он скрытный, высокомерный, небрежная улыбка - это проявление эгоистического презрения, демонстрации своей оригинальности, актерство [6]. Это указывает на двойственности души главного героя, потому что эта оболочка время дает трещину. Так, Михайлюк носит напускную, фальшивую маску равнодушия, презрения, экспериментирует над другими людьми, но это лишь завеса, и мы это понимаем, углубляясь в роман и анализируя поступки героя. Ведь он заботится о Нечипоренко (ищет для него работу и просит не говорить, х в помог), он, в конце концов, не может убить и Мику, потому что чувствует, что это его ребенок. Так, из-под маски просвечивается человечность. В его душе идет постоянная борьба. Он как бы любит Шапочку, но встречается и с Клавдией Петровной.

"Гадкий, недоделанный курносый Мефистофель! Ни в чем я не могу дойти до конца. Даже во зле не могу дойти до конца. Даже во зле я не то устаю, не может мечусь и останавливаюсь на полпути ... Я прохолоджуюсь и ничего не получается. Но вид имею человека сильного, энергичного, насмешливый. Возможно, что так способствует моя превосходство и высокомерный проявление моего "я" [7].

Таким образом, черты Раскольникова заметны у Якова Михайлюка. В чем же суть теории Раскольникова: студент-юрист пошел убивать процентщицу (которая, по его мнению, не приносит никакой пользы, а только вред), а перед этим создал целую систему оправданий и мотивов. Эта система защищает его и не допускает мысли о преступлении. Родион Раскольников разделил людей на две категории: "обычные" и "необычные", "богоизбранные" и "материал", который первые используют для достижения высших целей, они как бы "препятствие", через которую имеют право переступить "необычные". О чем идет речь? Речь идет о человеческих жизнях, которые могут быть принесены в жертву какой-то большой деле другой категорией людей. Раскольников говорит о том, что главным является гармония, то есть мысли, поступки и чувства должны быть в полном согласии. Если хоть одна "ланка" засумнівається - все! Крах! Найголовніше для нього - перевірити себе: "Вошь ли я, как все, или человек?. Тварь ли я дрожащая или право имею?" [8].

Головне тут - переконати себе. Можна робити злочин, коли думка про нього буде смішною, тобто для тебе це вже буде не злочин. Якщо ж такого переконання нема, то нічого не вийде. І справді, принцип терпить поразку, коли Раскольников розуміє і каже: "Я себя убил, а не старушонку!" [9].

Дослідники помічають у багатьох Винниченкових героїв синдром Раскольникова. Вони намагаються жити за шаблоном, підуть навіть на вбивство власної дитини, але виправлять допущену помилку і знову підведуть життя під потрібну схему. Проте дуже часто їх принцип терпить крах, бо не можна жити за схемою.

С. Єфремов пише: "Бути чесним з собою - та хто ж проти цього хоч слово скаже, але ось де лихо: усе широке життя людське в цю формулу не втулиш, занадто йому там тісно буде, бо людина не живе ізольовано, як Робінзон на безлюдному острові, а тисячами ниток зв'язана з такими ж, як сама, людьми, що складаються в громади й повинні через те не тільки особисту, а й громадську мораль установити. І от скоро. щабель. - оте вузеньке "бути чесним з собою" - мусить тріснути, не вдержавши життєвої ваги, його не досить на те, щоб довести чоловіка до якоїсь путящої мети" [10].

У головного героя "Записок." перешкодою до щастя з коханою дівчиною стала дитина. Він будує план, за яким знову зможе стати вільною людиною і одружитись з Шапочкою. Михайлюк хоче позбутися дитини. Він вважає, що його син не буде щасливий з такою обмеженою "женщиною", як Клава. "Нова мораль" дозволяє обірвати муки ближнього, тільки при цьому треба дуже гарно себе переконати (думки, вчинки і почуття - у цілковитій злагоді). І Михайлюк починає вибудовувати план, за яким спочатку треба застудити Міку, вмочивши у воду і охолодивши, а далі він захворіє і, можливо, . зникне.

"Мені треба перестати бути батьком, і тоді все розв'язується. Я чую, що в мені в цюминуту зародилась и уже живет какая-то мысль; я даже знаю, какая именно, но она такая страшная и нелепая, что я не хочу видеть ее, не хочу замечать и только чувствую, как от его рождения все странно притих во мне,. все разбежалось, затаилось и на пустом месте понемногу движется что-то темное, смутное, жуткое "[11].

Таким образом, возникает план, схема, по которой будет действовать Мтихайлюк. Он провожает Клаву на прогулку, а сам пытается простудить ребенка, подставив под морозный воздух. Первая попытка не удалась, Мика не заболел. Михайлюк снова планирует: ".Надо" его "очень разогреть и тогда подставить под форточку. Сначала бросить в горячую воду, затем под кран водопровода, а потом уже под форточку. Держать надо долго и, если возможно, сделать сквозняк" [12].

Но вдруг происходит то, от чего предостерегал Раскольников: что-то в душе Михайлюка начинает проявлять неповиновение, не идет по плану, вылезает, смотрит, начинает думать вне схеме.

"На мгновение я бы откуда выглядываю и с тяжелым чувством ужаса смотрю на себя, но сейчас же я прячусь и обдумываю дальше, точно, подробно, жестоко" [13].

И мы уже знаем, что ничего не получится. Как и Раскольников, Михайлюк не до конца себя убедил, он не смог в себе победить второе "я», не преодолел в себе человечность. Принцип не победил, схема, выстроенная холодным умом, дала трещину. Победила та большая, могучая сила, которая называется "родная кровь" .Хотилося бы глубже заглянуть в душу Якова Васильевича в эти моменты. Действительно, когда человек оказывается в безвыходной ситуации, когда помочь некому, когда надо сделать выбор, тогда часто появляется паника, ощущение тупика и так хочется, чтобы все это было не с тобой, или само собой решилось; появляются страшные идеи, мысли, хочется действовать по каким-то страшным плану, результата действия которого так до конца и не осознаешь.

Вот какими мыслями завершается план Якова Михайлюка

"Наклоняюсь и осторожно касаюсь пальцем к нежной атласистои щечки. Только бы он без ужаса посмотреля меня !. Я слышу уже, что теперь все кончено: форточка, ужас глазок, это сморщенное искаженное лицо, это моя боль на завсегда прижал меня к ним. Теперь конец, Шапочка! "Не мог и не смогу. Решайте!" [14].

Итак, художественный пример Достоевского дал Винниченко большую свободу в плане освещения человеческой души, над собой экспериментирует. В книге Панченко есть слова В.Вересаева о героях В. Достоевского:

"Каждый превратил свою душу на какую лабораторию, сосредоточено ощупывает свои хотения, измеряет их, сортирует, искажает, непрерывно ставит над ними причудливые опыты, - и понятно, что непосредственное жизни улетает от измученных хотений» [15], но эти слова можно повторить и героям Винниченко.

Итак, Яков Михайлюк боролся сам с собой и проиграл эту битву. Но в конце концов побеждает, потому что исчезает вся ложь, схема, и он приходит к простым и надежных вечных истин, становится просто Человеком. Михайлюк оставил мысль об убийстве собственного ребенка и конец романа говорит об окончании борьбы в душе героя, он определился, и поэтому появляется спокойствие и. печаль. Спокойствие, ибо победа осталась за вечными истинами, по человечности, а печаль, потому что Яков, кажется, хотел совсем другого. Он посвящает себя ребенку, хотя хотел счастья с Шапочкой. У него остается тихий память и ностальгия. Яков рассказывать сыну сказку о "Белую Шапочку", вспоминая времена счастливого безумия любви. А может, ребенок и есть счастье, может, другого и больше нет, может, глазки с колыбели, атласиста щёчка и маленькое тельце, наполненное твоей кровью - это и есть счастье, большего за которое нет и быть не может. Возможно, это единственная истина, к которой так трудно шел Михайлюк и к которой нужно будет прийти каждому, рано или поздно, но обязательно.

Литература

Панченко В. Дом с химерами. - Кировоград, 1989. - С. 79.

Панченко В. Триумф и банкротство принципа // Курьер Кривбасса. - 1998. - С. 138.

Ibidem.

Винниченко В. Записки курносого Мефистофеля // Знамя. - 1998. - Ч. 1. - С. 5.

Ibidem.

Панченко В. Триумф и банкротство принципа. - С. 5.

Винниченко В. Записки курносого Мефистофеля // Знамя. - 1998. - Ч. 2. - С. 30.

Панченко В. Дом с химерами. - С. 87.

Ibidem.

Ibid. - С. 97.

Винниченко В. Записки курносого Мефистофеля // Знамя. - 1998. - Ч. 5. - С. 37.

Ibid. - С. 54.

Ibidem.

Ibidem.

Панченко В. Дом с химерами. - С. 125.

Загрузка...