Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
инущости времени. О жизни и творчестве Г. Грасса "Ф. Нойхаузен и многочисленные статьи свидетельствуют о большом интересе к творчеству этого великого писателя. Такие украинские литературоведы и исследователи, как Д. Затонский, К. Шахова и Н. Сняданко, рассматривают в своих критических статьях основные мировоззренческие , поэтико-стилевые, жанровые особенности творчества писателя, а также акцентируют внимание на своеобразии художественного метода и стиля Г. Грасса. Хотя следует заметить, что специального исследования, посвященного анализу повести "Встреча в Тельзити", еще не было представлен в украинском критике. Однако тематика и проблематика, которые возбуждены в произведении писателя, актуальны и интересны как для европейского, так и для украинского читателя.

Повесть "Встреча в Тельзити" Гюнтер Грасс приурочил к семидесятилетнего юбилея Ганса Вернера Рихтера, который считается отцом немецкого литературного "Группы 47". Толчком к написанию произведения, по словам автора, стали размышления о грядущую времен: "Что было завтра, то будет и вчера. Не от нашего времени те истории, которые случаются сейчас. Эта вот началась более трехсот лет назад. Как и многие другие. таким уж глубоким есть корни всего, что происходит в Германии. О том, что когда-то затиялося в Тельзити, я пишу именно сейчас потому, что один мой приятель, сплотил вокруг себя коллег в сорок седьмом году нашего века, намерен праздновать семидесятилетний юбилей; но на самом деле он старше, намного старше, мы, сегодняшние его друзья, совсем не первый седой и становимся старыми вместе с ним "[3, с. 7]. Сначала повесть должна была состоять только из 20-30-ти страниц, но она росла и охватила наконец всю немецкую барокко литературу, ведь тот комплекс вопросов и проблем, который поставил перед собой Г. Грасс, невозможно было изложить в меньшем объеме. Его произведение является очередной попыткой найти ответы, определенные основания, принципы в немецком прошлом, чтобы объяснить современность.

Писатель пытается воспроизвести в повести современную действительность через призму прошлого, вты, сказать свое слово: "в году сорок седьмой, когда после двадцати девяти лет войны все еще не были оговорены условия мира, между Мюнстером и Оснабрю- ком должна состояться встреча - хотя бы для того, чтобы предоставить новой ценности последний цитадели, скреплявшая немецкое общество, - немецком языке, или хотя бы только для того, чтобы, конечно, с дальнего конца стола, но все же провозгласить и свое политическое слово. Ведь, в конце концов, что-то значили они. Там, где все превратилось в прах, сохранило блеск только слово. Там, где было уничтожено князей, - возвеличились поэты. Им, а не чиновникам, обеспечено бессмертие »[3; с. 19]. Поэтому писатель пытается благодаря своим героям высказать также своей позиции, ведь Г. Грасс считает, что писатели благодаря своему профессиональные определенной степени обязаны фиксировать исторические события на бумаге, чтобы таким образом избежать ложных, ошибочных исторических фактов, к которым может прибегать власть по тех или иных обстоятельств. Автор очень рано понял, что литература тоже имеет свой значительное влияние на человечество и способна вызвать различную реакцию, от восхищения до гнева: "я, еще достаточно молодой писатель, рано познал то, что книги могут вызвать возмущение, будить ярость и ненависть» [1 ; с. 763].

В "Встречи в Тельзити" автор затрагивает чрезвычайно болезненных для него тем, связанных с политической ситуацией в его стране. Г. Грасс занимает некоторое время активную социальную позицию в Германии и стремится реально влиять на ее политику. Он иронически говорит о раздробленности страны, признавая ее или не постоянной ментальной признаком немцев, которым раздробленность необходима как толчок к преодолению трудных ситуаций: "Мы, немцы, пережили очень много судьбоносных разрывов. Мы привыкли жить в состоянии разобщенности и раскола. Быть разрубленными на куски - не позднее со времен Тридцатилетней войны - было для нас нормальным состоянием. Эта раздробленность, внутренний разлад - это, так сказать, гамлетовский начало, который был всегда нам присущ, поэтому мы так постоянно и стремились к единству, хоча большей частью бесполезно или по чрезмерно высокой цене "[4, с. 562]. Г. Грасс считает, что это своего рода судьба немецкой нации - постоянно жить в состоянии расстройства, даже на подсознательном уровне. А потому, описывая современное ему ХХ в., о различных аспектах бытия, то социальные, то моральные, автор недаром обращается именно к XVII в., которое было самым показательным для немцев в этом смысле. Писатель утверждает, что знание истории являются ключевыми в любой профессии, а особенно в политике. А по писателей, освещающих исторические события в своих произведениях, то они должны мифы хорошо "обманывать", поскольку иногда "авторский обман" является правдивым за историческую правду: "Более или менее хорошо обманывать может каждый, но обманывать правдоподобно является сложным искусством. Что бы мы знали о 30-летнюю войну, как она в действительности происходила без Гриммельсгаузенового Симп- лицисимуса, который тоже содержит ложные истории? Поэтому я пришел к выводу, что необходимо придумывать документы, которые являются правдивыми тех, что нам предлагают "[6, с. 237]. Г. Грасс хорошо понимает, что политика является изменчивой по своей сути, а потому считает, что писатели обладают чрезвычайным даром, а именно - умением интуитивно предвидеть правдивость отдельных исторических фактов.

Организатором встречи в Тельзити выступает один из крупнейших поэтов Кенигсбергского кружка Симон Дах, которого автор наделяет многими чертами своего друга и "литературного отца" Ганса Вернера Рихтера [6; с. 254]. Г. Грасс неоднократно высказывается о Г. В. Рихтера с большим уважением и почтительным трепетом: "Меня, молодого автора, заботился только о себе, он учил толерантности, именно у него я учился внимательно слушать; индивидуалисту, кем я был, он прививал коллективизм. Он побуждал меня в писателю давать слово и гражданину, и не только во время предвыборных кампаний "[2;

с. 774]. В. Рихтер при создании "Группы 47" высказал свои соображения по чрезвычайно влиятельной роли литературы человечество: "Мы были убеждены в том, что человека можно изменитьс помощью слова, то есть литературы »[6, с. 102]. Председательствовать в таком обществе было очень сложно, ведь каждый хотел высказать свое мнение или контраргумент, не прислушиваясь к другому. Автор с любовью и уважением высказывается о Симо- на Даха : "никому, однако, даже опеке, не удалось бы сплотить таких разнородных поэтов - только Крыша с его широкой душой смог объединить и строптивого Грефлингера, который держался в стороне, и дворянина Гофмансвальдау, который поражал своей любезностью, и далекого от подобных встреч Гергхарда »[3, с. 18]. Симон Дах к никто другой понимает важность такого собрания, прежде всего для самих поэтов в такое сложное для страны и для интеллектуалов время. Поэтому он уже в начале произведения высказывает свои соображения относительно тех задач, которые они ставят перед собой: "собравшись якобы под крышей, под покровом имени моего - поскольку я созвал вас, - чтобы в сорок седьмом году многострадального века нашего прозвучал более надоедливой болтовней о мире и под несмолкающий рев кровавых событий и наш давно приглушенный голос; и пусть будет то, что должны мы сказать не обезьяньим эхом Романца, но - из глубин нашего языка: зачем, Германия, в крови ты тонешь тридцать лет сама себя угнетает? »[3, с. 19-20]. Таким образом , автор считает, что писательская деятельность заключается не только в умении хорошо писать стихи или романы, но и в отстаивании своих позиций, убеждений.

Г. Грасс, будучи не только талантливым писателем, но и художником, сам иллюстрирует все свои книги, предоставляя таким образом читатель определенные подсказки, направления размышлений, ведь многие его рисунков имеют свои подтексты, свою эмблематику и символику и являются своеобразными кодами его литературных работ. На титульном листе этой повести Г. Грасс изобразил кисть с ручкой, которая проталкивается, а, возможно, прорастает сквозь груду камней, могло бы символизировать писательское слово, которое способно пробиться сквозь любые препятствия. В повести Симон Дах в своей заключительной речи подчеркивает важность письменницькои деятельности: "Нет один князь не сравнится с ними. Их богатство невозможно купить за деньги. Пусть даже они захлебнутся ненавистью неотесанных, пусть побьют их камнями - из-под этой грудь все равно протянется к миру рука, которая сжимает перо. Только им другом на вечное хранение дано то, что можно назвать немецким: "да пусть пребудет в веках всякий стих, который согласовывается с жизнью, друзья мои, - к этому и мы будем стремиться, пока отпущено нам короткий век земного бытия" ... " [3; с. 111-112]. Устами героя Г. Грасс выражает свое видение назначения писателя, по его выдающейся роли в общественной жизни.

В произведении автор выступает прежде всего неоспоримым патриотом и использует свое право, как он сам утверждает, "выдумывать точные факты, чем те, которые нам предлагаются якобы аутентично» [6; с. 267]. Одновременно Г. Грасс называет себя "бродягой без родины» [4; с. 558], поскольку он родился в свободном городе Данциг, который сегодня не найдешь на карте (переименован в Гданьск), писатель остается постоянно на распутье, с одной стороны, он немного немец, а с другой - не поляк, он кашуб, хотя родился в Польше, но всю свою зрелое жизни прожил в Германии. Эта страна является для писателя постоянным камнем преткновения: "Как я не хотел отпускать от себя эту страну. И как я все же ее потерял. Этого мне не хватает, и с отсутствием этого мне трудно смириться» [4; с. 568]. Но, несмотря на это, автор выступает за целостную и неделимую родину, в то время как политики ее разрывают и разбазаривают. В своих публицистических статьях и публичных выступлениях Г. Грасс неоднократно произносит резкие и недвусмысленные заявления о современной политике, которая приводит лишь к разрушению и потерь, а не к целостности и непобедимости. Соответственно, большинство его критических утверждений воспринимались, отрицались современными политиками. "То, что стоял с любви к родной стране, воспринималось как гнусностями собственного гнезда. С тех пор меня считают фигурой противоречивой» [1; с. 763]. Писатель считает, что для того, чтобы чувствовать себя немцем, необязательно жить на этой земле, нужно бороться за свои убеждения, хотя иногда они никому не нужны: "мой патриотизм, для которого важна не страна, а ее конституция, оказался нежелательным" [4; с. 569], иронично отмечает Г. Грасс. А по родины, то писатель признает: "моей родиной является немецкий язык с ее большими возможностями» [6; с. 64], а писательская деятельность позволяет Г. Грасса в произведениях наверстывать то, что потеряно в жизни.

Немецкая действительность XVII века., Как и начале ХХ в., Была беспорядочной, хаотичной и безнадежной, но, несмотря на это, когорта писателей пытается своей деятельностью усовершенствовать немецкий язык, в XVII в. состояла все еще с различных диалектов, говоров, и поднять до европейского уровня немецкую литературу. Симон Дах поставил перед заседателями задачи по языковому вопросу, они должны выяснить: "Какие правила стихосложения устарели, а какие остаются неизменными. Как обогатить понятие языка естественной, чтобы вырастить из него основной язык, что вообще считать языком ученым и какую роль отвести местным диалектам. Поскольку какими бы образованными и многоязычными они не были, но все же на местный манер кремсалы и мягкие яли, мололи, толкли, молотили, тянули и прокатывали свою родную немецкую "[3, с. 22]. Встреча поэтов и писателей происходит по аналогии до того, как подобные встречи проходили в "Группы 47": заседатели читали фрагменты своих новых и старых произведений, стихи, пьесы, выражали свои мысли и не без сопротивления воспринимали критику. Понятно, что это собрание имело целью не только просто поболтать , но и внедрить свои то манифесты, то реформы в жи тя, или хотя бы зафиксировать все это на бумаге. Г. Грасс по собственному опыту знает, что литература никогда не имела и не будет иметь существенного политического веса и писатель в борьбе с властью всегда остается слабым, но все же он убежден, что задачей писателей является фиксирование исторических фактов на бумаге, поскольку политическая ситуация, то система имеет способность меняться, и довольно часто вполне кардинально. То, что вчера еще было ложным, сегодня истинно, что было униженным, сегодня - возвеличено, а потому Г. Грасс считает, что писательское слово, которое сегодня рассматривается как фантазия, выдумка, уже завтра может быть объективным исторической правды. Единственная разница заключается в том, что литература требует длительного времени, чем политика: "Если литература стремится к изменениям, то это длительный и очень умеренный процесс. Если вы ожидаете, что литература способна что-то изменить с сегодня на завтра, тогда это называется обратно в агитационно - пропагандистской литературы »[6; с. 178], отмечает Г. Грасс в одном из интервью.

Возможно, представители "Группы 47" немного изменили в политической жизни страны, но все же они стремились и пытались это сделать, такая же параллель прослеживается и в произведении, писатели своей встречей Тельзити существенно не повлияли ни на политический, ни на литературный мир, они даже забыли свой мирный манифест в трактире, который кто-то поджег. Итак, автор не позволил своим героям завершить встречу в атмосфере спокойствия и праздничного самочувствие. Г. Грасс никогда не был романтиком, скорее пессимистично настроенным оптимистом, а потому вполне логичным является его фраза, по написанного манифеста: "да и осталось не провозглашенным то, что все равно никто бы не услышал" [3, с. 113]. Выражаясь так о замысле писателей Г. Грасс имеет больше всего право, ведь он сам неоднократно оказывался в такой ситуации: "говорить в пустоту стало для меня привычным делом» [4; с. 569], - иронизирует автор. Очевидно, завершая именно так свою повесть, писатель

Литература

Выступление Гюнтера Грасса по случаю вручения Нобелевской премии "Продолжение следует ..." / Грасс Г. Жестяной барабан. - М .: Юниверс, 2005. - 778 с.

Грасс Г. Выступление на банкете по случаю вручения Нобелевской премии / Грасс Г. Жестяной барабан. - М .: Юниверс, 2005. - 778 с.

Грасс Г. Встреча в Тельгте. Собрание сочинений в четырех томах. Т.4. - Харьков: Фолио, 1997. - 592 с.

делает это сознательно, поскольку знает по собственному опыту, как это больно говорить, когда тебя не хотят слышать, таким образом он якобы защищает своих героев от будущих разочарований, которые пережил сам.

Для того, чтобы воплотить свой замысел относительно написания этой повести, Г. Грасс вынужден был досконально изучить не только немецкую литературу XVII в., Но и проникнуться той эпохой. Автор совершенно продумывал каждого персонажа, под маской которого можно было разгадать, расшифровать того или иного представителя "Группы 47", то есть писателя ХХ в. Его произведение перенасыщен диалектами той эпохи, архаизмами, хотя, несмотря на сложность стиля, прослеживается довольно простая архитектура прозы.

Завершается повесть такими словами: "Но в этом столетии в Тельзити или каком-то другом городе собраться нам так и не пришлось. Я знаю, как не хватает нам дальнейших встреч. Знаю, кем я был тогда. Знаю много всего. Но вот кто поджег корчму, не знаю. Не знаю ... "[3, с. 45]. Г. Грасс понимает, что довольно трудно найти однозначное решение сложных политических ситуаций, которое бы удовлетворило всех, поскольку всегда существуют вопросы, на которые сложно найти ответ писателям, эта роль отведена политикам, историкам, социологам. Но наряду с этим писатели не должны оставаться в стороне или равнодушными к социально-политическим вопросам, поскольку выразительные средства литературы - это тоже весомая оружие на влияние массового сознания. Как отметил Г. Грасс в одном из интервью: "Тот инфернальный смех, который можно вызвать средствами литературы, - ведь это тоже одна из форм протеста против наших социальных условий" [5; с. 45]. Поэтому роль писателей в обществе намного важнее, чем кажется на первый взгляд, они способны воспроизводить, переводить историю так, как они ее видят изнутри, с внутренней стороны, предоставляя слово не только победителям, но и побежденным. "Однако самой большой виной писателей было и остается то, что в своих книгах они не хотят становиться на сторону того илитого победителя в историческом процессе, а скорее любят побродить там, где обочины исторического процесса оказываются побеждены, которые не имеют возможности взять слово, хотя могли бы рассказать многое. Ибо тот, кто предоставляет им слово, ставит под вопрос саму победу "[1, с. 765], провозглашает Г. Грасс в своей Нобелевской речи.

Грасс Г. Речь о потерях. Собрание сочинений в четырех томах. Т. 4. - Харьков: "Фолио", 1997. - 592 с.

Alles seitenverkehrt. - Die Zeit №49, 2.12.1999. - S. 45-47.

Jьrgs

Загрузка...

Страницы: 1 2