Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 821

УДК 821.161.2-311.6.09

Подопригора С.В., аспирантка Николаевского государственного университета им. В.А. Сухомлинского

Романный триптих "Огненные столбы" Р. Иванычука от авторского жанрового определения к содержанию

В статье рассматривается своеобразие авторских жанровых определений романного триптиха "Огненные столбы" Р. Иваничука, а именно: романный триптих, легенда, притча, реквием. Отмечается их повязкам связанность со смысловым наполнением и поэтикой произведений. Оригинальные авторские жанровые определения произведения и его частей выполняют роль своеобразных смысловых ориентиров, которые способствуют лучшему пониманию авторской концепции, направленной на подчеркивание важную роль Украинской Повстанческой Армии в дальнейшем получении Украиной независимости.

The paper considers originality of the author's genre definitions of the novelistic triptych Flame-coloured poles by R.Ivanychuk namely: "novelistic triptych", "legend", "parable", "requiem". Their connection with semantic meaning and the poetics of the work is studied. The original author's genre definitions of the work fulfill the role of special semantic reference points, which promote better understanding of the author's conception, directed to the accentuation of the important role of Ukrainian Rebellious Army in following independence of Ukraine.Серед наследия писателей - создателей отечественного исторического романа - стоит выделить доработок Р. Иваничука. Творчество художника как исторического романиста началась в конце 60-х годов ХХ века, когда исторический роман переживал существенные преобразования и "на смену романа панорамном, эпическом, который раскрывал классовые коллизии общества прошлых эпох, - говорит Чумак, - приходит роман аналитико психологический, философский, с подключением самых жанрово-стилистических решений - миф, притча, исповедь, легенда, травестия "[19; 15]. Указанные жанрово-стилистические решения, а также использование авторами художественной параболы, аллегории, сказки течениеують обогащать формы повествования современной исторической прозы и способствуют появлению таких жанровых определений как роман-миф, роман-притча, роман-парабола и т.

В цикле исторических произведений "Меч и мысль" Г. Иванычука среди авторских жанровых определений встречается роман-баллада "Мальвы" (1968); роман-псалом "Орда" (1991); триптих повестей "Смерть Иуды" (1997), в который входят апокриф или апокрифическое роман "Евангелие от Фомы", повесть-студия "Ренегат", повесть-образ "Смерть Иуды"; причудливый роман "Через перевал" (2004); романтическая повесть "Воры и Апостолы" (2005).

Исследователи, анализируя произведения Романа Ивановича, обращали внимание на сочетание условных и реалистичных форм художественного отражения действительности, своеобразную притчевость повествования, символизм, философскую и интеллектуальную направленность и на оригинальные авторские жанровые определения произведений, которые определенным образом говорят о содержании, особенности поэтики и стилистики (С.Андрусив, М.Ильницкий, А.Кравченко, Г.Насимчук, М.Слабошпицкий).

Романный триптих "Огненные столбы" (2002) - это следующий шаг писателя на пути модификации жанра исторического романа, как в плане выбора материала, так и в художественном воплощении замысла. Триптих "Огненные столбы" вмещает первые художественные произведения в независимой Украине о героической истории Украинской Повстанческой Армии. Произведение состоит из трех частей, соединенных общим идейным содержанием и мотивами: "Рев оленей нарозвидни", "Огненные столбы", "Космацкий гердан". Используя особые жанровые модели романов - легенда, притча, реквием, автор апеллирует к истокам национального сознания, корней нации.

Изучение особенностей построения и идейной направленности художественного материала в романе-легенде "Рев оленей нарозвидни" встречается в исследовательской статье М.Дубины "Осмысливая правду прошедшей войны" [6]. Исследователь отмечает, что прошлое и настоящее "подается в неразрывной связи. Даже мифы тысячелетней давности осознаются в новом прочтении" [2, 6]. По притче "Огненные столбы", то

М.Ильницкий обращает внимание на ее мифологическую наполненность и вариативность развертывания сюжета [6], что, по нашему мнению, характеризует авторское признание произведения притчей.

В предлагаемой статье мы ставим цель показать родство авторских жанровых определений (романный триптих, легенда, притча, реквием) с содержательным наполнением и поэтикой произведений.

В отличие от традиционного определения, которое применяется к трем прозаических произведений одного автора, связаны между собой единством замысла и персонажами - трилогия, Р. Иваничук использует термин "триптих", который может использоваться в произведений живописи, графики, скульптуры и поэзии [10; 218]. Избранное для обозначения прозаического произведения понятие указывает на лирическую качество романного полотна, предусматривает наличие субъектно эмоционального струи.

Прозаическое форма произведения и указание на широкий охват жизненных событий, глубокое раскрытие истории формирования характеров многих персонажей выражается через определение "романный". Признание триптиха "романным" предусматривает единство трех романов, объединенных содержанием.

Притчу же "Огненные столбы" М. Ильницкий [6] называет повестью. Она действительно не включает все характерные признаки романа, которые, кстати, не всегда обязательны: 1) наличие не менее трех-четырех сюжетных линий, среди которых одна имеет любовный характер; 2) объем, равный примерно двумстам страницам текста и более; 3) наличие романного характера, способного к эволюции; 4) способность жанра глубинному и масштабного анализа психологических, социальных и политических проблем [13; 116]. Из приведенных признаков в притче имеющиеся последние две, которые, на наш взгляд, и предоставляют притчи, которая по объему является повестью, романной качества.

Понятие "триптих" традиционно входит в церковно-обрядовой лексики. Так, Н.Пуряева в "Словаре церковно-обрядовой терминологии" выделяет два значения триптиха - "1. То же, что помьяник 2. составленный из трех образов" [14; 131]. Особый смысл приобретает первое значение - "книжечка, тетрадь или запска, в которую вписывают имена живых и умерших для поминовения на Литургии, а также умерших - для поминовения на панихиде и т.д. "[14; 102]. То есть речь пойдет о произведении из трех частей, которые описывают трагические события с целью чествования памяти ' памяти умерших, напоминание о них живым. В.Шевченко характеризует триптих как икону, состоящий из трех частей [20; 363], икона - это живописное изображение святых, богов. На основе этого определения мы можем сделать вывод, что в художественном мире произведения действия положительных персонажей, а таковыми являются жители села Боднаровка, бойцы УПА, приравниваются к деяниям святых.

В "Словаре искусств" триптих также признается алтарным образом [16; 12], центральным. Отсюда выводим утверждение, что история Украинской Повстанческой Армии художественно трактуется автором как одна из центральных для судьбы Украины.

Рассматривая особенности поэтики частей триптиха (легенда, сказка, реквием), следует выделить наличие лирико-романтической тональности, заложенной в авторских жанровых определениях, которые программируют определенное восприятие произведений. Лири- ко-романтическая тональность проявляется в героизации истории, художественном отображении антонимии и непрерывной борьбы противоположных сил и начал, ареной которых служит объективно мир и душа человека, обращении к поискам человеческого идеала, находится в духовности, нравственной превосходства.

Жанровое определение роман-легенда придает произведению загадочной тональности, "ощутимой историко-философской глубины, а героям удивительной монументальности" [11; 347].

Легенда, как известно, - это литературный и фольклорный жанр. Различают мифологические, апокрифические (христианские), ономатологични, исторические легенды [12; 58]. Роман-легенда "Рев оленей нарозвидни" объединяет элементы различных типов легенд, что сказывается на внешний и внутренний организации произведения. Христианские и исторические легенды (переводы) условно составляют основной план повествования, мифологические служат своеобразным фоном, который иногда может выходить на первый план. выдаетться целесообразным остановиться на главных чертах каждой разновидности легенд и их отражении в романном триптиха.

Сюжетной доминантой легенд есть странное и фантастическое, характерные признаки поэтики - фантазия, метаморфоза, гипербола, которые определяют структуру и систему образов. Установка на легенду позволяет автору использовать факты, не подтвержденные документами, дополняя своим воображением, сочетать их с известными ему легендарными мотивами, что может привести уход или исчезновение реальной основы, приобретает характер необычного [17; 171].

Апокрифическая легенда - это отрывки "житий", "страстей" святых, зачитывались во время церковной службы или монастырской трапезы в дни посвящались этим святым [8]. Через привлечение элементов апокрифической легенды автор отмечает сакральности описываемых событий освободительной борьбы и людей, принимавших в них участие.

Обращением к христианского мироощущения является завязка событий и части триптиха "Рев оленей нарозвидни" на идеи первородного греха и его искупление, мотив жертвенности и восприятия реальных событий через апокалиптические видения.

Отметим, что восстановление положительной оценки религиозности началось с 60-х годов ХХ века и стало результатом духовных поисков деятелей культуры в рамках национально-культурной традиции [3, 7]. Особое звучание религиозные, христианские мотивы в творчестве Р. Иваничука приобретают в 90-х годах ( "Орда", "Смерть Иуды"), ознаменовуючы эпоху "переоценки ценностей", когда духовные поиски личности не могут обойти мировоззренческие вопросы, которые приобретают особое значение.

Исторические легенды ХХ в., Значительный массив которых начали составлять приказ о действиях УПА, нашли свое художественное выражение в структуре не только романа-легенды, а всего текста произведения. В.Сокил, анализируя фольклорные материалы Карпат, относит к "легендарных" мотивы наполнения колодцев телами убитых повстанцев [18; 111] и депортации в Казахстан, Сибирь отдельных семей и сел за участие в национально-освободительном движенииили симпатии к нему [18; 113] - это отдельные ключевые моменты, на которых акцентировано внимание автора в триптихе. Но в целом вся истории УПА признается легендарной, подтверждение чему находим на страницах произведения ( "Имеешь современный фольклор, народ уже воспевает новейших повстанцев, а этот Андрусяк скоро обрастет легендами, как Довбуш" [4, 327], "Слишком высокой цене творится легенда" [ 4, 331]), "легенда" считается творила государственность Украины ( "... не романтическая легенда создавалась во времена боев УПА, а независимое украинское государство, которое, моцуючись извечной силой, становится сегодня на ноги и просвечивается памятью , в пройденных веках рожденной. »[4, 338]).

Ирреальный художественный мир триптиха творится на основе мифологических легенд. Авторская оценка поражений героев также совпадает с имеющейся в мифологических легендах. Так, в легенде фактическое поражение героя, борющегося со злом, отмечает В.Давидюк, "оборачивается в конце концов его победой и в композиционном, и в эмоциональном плане» [1; 158]. В легендах образы добротво- рцив имеют высокий этический смысл и освещаются с сочувствием и уважением. В романном триптиха подчеркивается высокий моральный императив чина УПА, поражения не уменьшают.

Мифологические легенды отличаются особой поэтичностью, подчеркивают вечность жизни, рассказывают о чудодейственном превращении людей на растения, животных, птиц (девушка становится тополем, вдова чайкой, невестка - кукушкой, человек - кленом, дубом, камнем) - в чем находят отражение элементы языческого мироощущения.

Эмоции людей олицетворяют природу. Вдова Мария, утешая больного туберкулезом дочь, говорит: "И ты не думай, дочка, что тот десен. Ни был когда-то статным парнем, а стройные березы. То ни девушки., А вот Опрышко орлом стал, разлучница кукушкой, а ноготки невиновными детьми были; и олени - это бывшие люди, а потому нельзя их убивать; живут в наших лесах прериз- ни добрые и злые привидения, то только так кажется, что человек умирает, на самом деле она живет вечно, поэтому и вечное наше село »[ 4,95], ибо "все живое вечное, только видом сменяется" [4, 140]. По пуще ходит, ища жертвы, упырица баба Лесная, прячется среди деревьев и поет свадебных песен билокоса Оксана, повесилась на собственной косе из-за несчастной любви, в Язвиному урочище живет знахарь Иван, который умеет заговаривать злого Черногора, со своей дочерью Софией, которую в селе называли ведьмой.

В произведении иллюзионный мир граничит с реальным, взаимодействует с ним, здесь находят помощь добрые души и наказание злые. В него переходят и ищут покой после смерти, "становится продолжением вечного течения жизни» [4; 265], Наталья Слободская, София Маланючка, дядя Миронюк, знахарь Иван, дед Федор, глупый Юзьо, осуждается на скитания душа Иосифа Кобацького, своей злой волей превращенного в оборотня.

Кроме вмещения в произведение легенды о Чернобога и Белобога, антропоморфных образов, демонических сил элементы художественной реконструкции языческого Славянск и праславянского мифа прослеживаются в своеобразии отобранных писателем художественных средств в пределах всего триптиха. Особую роль играет сравнения определенных предметов, явлений с образами, взятыми из мира животных и растений, природными явлениями: «упрямая и надоедливая, как Успенский муха, мнение" [4, 83], "радость переполнила дом, словно подойник свежим молоком» [4; 105], "застоявшемся, словно вода в речной пойме, жизни» [4; 129], "извивалась, словно оса в жару» [4; 133], «любовь буйное, как горный ветер" [4, 294], "деликатная, как шерстяная пряжа" [4, 305], "большую, как горох, слезы» [4; 314].

Большое количество пейзажных зарисовок для описания галицкой природы, которая воспринимается как живое существо, которое может реагировать на исторические события в унисон или контрастировать с психологическими переживаниями людей, приближает творческую манеру автора к фольклорной. Так, отступление мадьяр в начале произведения сопровождается мрачным пейзажем, который соответствует тому следу, который оставили после себя завоеватели в душах людей: "Перемешанная сапогами, копытами и пушечными колесамиозимые цеплялась размокшую на мартовском тали почвы побелевшими от холода пучками и оживала между протоптамы, что ползли с пахотных обочин на гору и там сливались в черную дорогу, которая обессиленно распласталась на позвоночнике, словно изнасилована женщина, и никому больше не было ни одного до нее дела, потому что село из страха сдвинулось в глубокие видолины и там запалося под землю "[4, 10].

Также пейзаж в произведении может контрастировать с историческим ходом событий: буйство весны, от- родження жизни - господство захватчиков, смерти в деревне: "Весна буйно расщедрилась на тепло и цвет: не успел на последнем холоде видкипиты молочной шумо поприще, обозначивший плотной живой изгородью границу между Боднаровка и Кривобро- дамы вдоль Сталащукового опушки, как выбросила бахромой серьги черемуха и вздохнула из-за тернового Колюччо на село тяжелым запахом, и в нем, как ряска в тепл воде, поделились мгновенно на лепестки розовые бутоны яблонь, груш и с См; цветущие за один день сады заплавалы белыми островками на зеленом озере села, и по ним можно было теперь распознать, где притаились боднаривськи двора ". [4; 59]. Напряженную атмосферу в селе автор намекает лишь словом "притаились".

Пейзаж в триптихе, Иллюстрируя мифологич- ность мышления писателя в персонификации явлений природы, играет важную роль. Он изображает место и определяет время, определяет настроение и переживания персонажей, как в плане сопоставления, так и противопоставление, воспроизводит исторический и национальный колорит.

В романе-легенде "Рев оленей нарозвидни" и частично в текстовой структуре всего триптиха сплетения легенд исторических, апокрифических, мифологических способствует отражению деятельности Украинской Повстанческой Армии в сакральном измерении. Мир людей и мир мифических существ воспринимаются как параллельно существующие и взаимодействующие, взаимозависимые друг от друга. Мифы, легенды, символы, описания чудес, видения и волшебные превращения служат своеобразным фундаментом течении исторических событий, поступков действующих лиц.

Определение II-й частини триптиха как «притчи» роднит ее с библейскими притчами, которые широко применяются в Евангелии, выражая в аллегорической форме духовные наставления [9; 573]. Перцепция читателя настраивается на дидактично- морализаторский строй и на морально-философский, который является более популярным в новейшей европейской литературе. Притча, поучительная рассказ, обращается к морали, дидактики, она является "одним из средств выражения морально философских размышлений писателя", "освещает явление художественного осмысления в философско-эстетическом аспекте" [9; 575], то есть речь идет об определенной нравственную идею, которая изображена на основе принципа художественной параболы. Причем притча остается без морали. Писатель как бы продолжает разговор с читателем дальше на страницах, моделируя ситуацию, помогает найти ответ. Таким образом, притча является открытой структурой, требует домысливания.

Изучая жанровые особенности притчи "Огненные столбы", мы берем за основу выводы О.Колодий, которая классифицирует притчу как идейный центр произведения [7; 163], основными признаками которого являются двуплановость и дидактизм.

Черты, присущие притчевой прозе, можем проследить во всех произведениях Р. Иваничука. В притче "Огненные столбы" они сконденсированные и раскрываются наиболее полно. Попутно обратим внимание на тот факт, что в основу притчи возложена автобиографическая событие, также сыграло свою роль в оригинальной построении.

Своеобразная двуплановость предусматривает в произведении наличие жизнеподобного и аллегорического планов, которые творят художественную параболу и, соответственно, в контексте художественного отражения деятельности УПА, осмысление идеи нации в историческом и метафизическом измерениях.

Первый план в притче "Огненные столбы" базируется на раскрытии социальной, психологической, бытовой ситуации - в Иорданскую ночь к крестьянской избы, где находятся два человека с сыном, врывается советский офицер Шпола без шинели и кобуры револьвер, сбежав от сельской женщины , дом которой окружили бойцы УПА. Он просит парня принести револьвер.

Автор не предлагает читателям простого, однозначного решения психологической коллизии, пытается понять и объективно представить позицию каждой из сторон изучаемого конфликта, причем это предполагает представление нескольких противоположных версий развития событий. Так, отступничество Шполы от своих родителей в одном варианте является вынужденным, а в другом - добровольным. Дважды начинается завязка, но приход офицера сначала освещается через восприятие Ивана, Марии и Василия, а затем - самого офицера. Структурное построение произведения осложняется и имеющимися тремя вариантами окончания действия, каждый из которых выдается логично мотивированным и возможным.

Загрузка...

Страницы: 1 2