Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 821

УДК 821.161.2.09 «04/14»

Руссова Владлена Николаевна, преподаватель кафедры украинской филологии и мировой литературы Николаевского государственного гуманитарного университета имени Петра Могилы.

духовных и телесных КАК ОППОЗИЦИЯ В Старокиевской ЛИТЕРАТУРЕ

В статье анализируется украинская литература Х-XIII веков с позиции воспроизведения в ней телесности и духовности. Рассмотрена проблема с учетом достижений современной философии и литературной медиевистики на материале «Повести временных лет», житийных произведений о Борисе и Глебе, князей Владимира Святославича, княгини Ольги, «Слова о полку Игореве», «Притчи о человеческой душе и теле» Кирилла Туровского, произведений Даниила Заточника и «Поучение детям» Владимира Мономаха. Отмечается оппозиционное существование идеалов христианской духовности и образов телесности. В то же время учитывается, что тело одушевленное противостоит греховной соблазну.

The article is devoted to the analysis of Ukrainian literature of the 10-13 ^ h centuries from the point of depicting of bodility and spirituality in it. The issue is considered on the basis of modern philosophy and literary medievistics attainments. «The Tale of Bygone Years», lives of Boris and Glib, prince Volodymyr Svyatoslavych, princess Olga, «The Saga of Igor's Folk», Kirill of Turov's parable, Daniel Zatochnyk's works and Grand Prince Volodymyr Monomakh's «Instruction to His Children» are analyzed . The oppositional existence of spiritual Christian ideals and bodily images is accented. Concurrently, it is taken into account that the inspired body withstands to the spiritual temptation.Литература времен Киевской Руси (Х-ХIII века) в последние два десятилетия перепрочитуеться с разных позиций. Во-первых, речь идет о национальной литературе и ее истоки в широком смысле. Во-вторых, религия - уже не «опиум для народа», а часть его духовности. В-третьих, в результате интенсивного развития таких наук, как история Украины, философия, литературоведение та языкознание, появились новые возможности в текстологичних анализах источников, в герменевтических исследованиях старокиевской литературы.

Учитывая, что украинская литература Х-ХIII вв. развивалась при доминирующей роли христианской церкви и была (особенно агиография) аскетические идеалы, попробуем рассмотреть проявления не обобществленной части культуры - телесности в художественных текстах этого периода.

Ориентиром для нас труды философов, в частности Ольги Гомилко [2], Вилена Горского [3], труд известного медиевиста архиепископа Игоря Исиченко [1] и исследования Карла Юнга [11]. Игорь Исиченко, в частности, в разделе «Духовная борьба» обращается к произведению Кирилла Туровского «Притча о человеческой душе и теле», где акцентируется оппозиция духовного человека и телесности. А. Гомилко подчеркивает, что «по распространенному и почти общепринятым религиозно-мировоззренческим стереотипом тело воспринимается как антитеза духа» [2, с. 161]. А Карл Юнг в своей студии «Нераскрытое самость» отметил, что «отчужденность цивилизованного человека от своей инстинктивной природы неизбежно погружает его в конфликт между сознанием и бессознательным, духом и природой, знанием и верой» [10, с. 119].

Обратимся к самой известной книги времен Киевской Руси - «Повести временных лет». Одна из повестей о княжеских распрях в ней передает подробную картину жестокого уродования молодого и здорового князя Василька. Автор умышленно, чтобы подчеркнуть греховность этой крамолы, описывает силу Василька, которого два конюхи не сразу смогли распахнуть на земле, чтобы выколоть глаза. Только при помощи еще двух человек и положенной сверху на князя доски из печи удалось злоумышленникам подавить его, и Василькове грудь затрещали. Далее еще страшнее - слуга Святополка Беренда выколол сначала глаз, порезав щеку Василькове, а затем ударил ножом в другой глаз, вынув зрачок. Кровавая расправа ужаснула самых воров и они отдали загрязненную рубашку постирать попадье, которая уже оплакивала князя, думала, что он умер. Этот эпизод издевательства и калечить людськогидчуття боли от ран своего мужа, вспоминая сильное, закаленное в походах его тело. Учтем, что Игорь отправился в поход только взяв брак с Ефросинья Ярославна. И она - молоденькая жена не могла дождаться мужа, ласки которого ей еще мерещились в одинокие ночи.

В общем древнерусские авторы прославляют ум, красоту души и тела женщины только в связи с ии обязанностями как жены. Показательны в этом плане цитирование Соломоновых притч о осуждения прелюбодейц, «потому злом есть женская прелесть». А трудящийся жена, не возлагает руки на благо в доме, а потому «в силу и в красоту облеклась она» [5, с. 349].

А в «Наставлении детям» Владимира Мономаха является совет женщину любить, но не давать ей над собой власти [4, с. 53]. Эти советы характерны были и для произведений христианской переводной литературы и для оригинальной литературы старокиевских времен. В частности, в «Моление Даниила Заточника» (конец ХII веках) отмечается: "Не муж в мужех, иже кем своя жена владеет; НЕ жена в женах, иже от своего мужа блядеть; не работа в работах под женку повоз возить »[4, с. 121]. Таким образом, авторы времен Киевской Руси телесные утехи осуждали, если они не вписывались в супружеские обязанности вязки, что соответствовало библейским заповедям. Даниил Заточник замечает, что «девица так погубляет красоту свою бляднею, а муж свое мужество татбы» [4, с. 120]. И в «Наставлении детям» Владимира Мономаха является установка беречься грешных телесных утех: «Лже блюдися и пьянства и блуда, в том ибо душа погыбает и тело» [4, с. 53]. Наставляет он, уберегая молодежь во время похода от пьянки и блуда, лучше пусть заблуждаются одной, а не со многими. А также, чтобы не было интимных отношений «с мужеской женою» (то есть не доводи до греха чужую жену) [9, с. 207].

Автор «Повести временных лет» осуждает интимные отношения древних русичей-язычников, которые умыкали девиц, живя с ними без закона, как звери. Осуждению подлежат и обычаи кривичей иметь по несколько жен. Но это взгляд монаха, который стремится утвердить христианскую этику в противовес язычныхицьким устоям и к тому же стоит на позициях борьбы с телесной вожделением.

В общем произведения старокиевской литературы хи XIII веков доносят до нас картины противостояния духовного и телесного, которое утверждает бытие человека на земле как счастье чувствовать добро и зло, любовь и ненависть, красивое и уродливое и в духовных мирах, и в материальных воплощениях. Весомую роль в этом играют библейские заповеди и гуманное отношение в народе к естественным потребностям человека в обществе, в ее назначении на земле продлевать жизнь.

В дальнейшей работе над обозначенной в статье проблемой целесообразно будет проанализировать генезис темы телесности в произведениях Хуи-XVIII вв., В частности - в историографической прозе, драматургии, поэзии. Особенно это касается наследия украинских вагантив.ЛИТЕРАТУРА

Архиепископ Игорь Исиченко. Аскетическая литература Киевской Руси. - Харьков: Акта, 2007. - Серия «Харьковская школа». - 398 с.

Гомилко А. Метафизика телесности концепт тела в философском дискурсе. - М .: Наукова думка, 2001. - 340 с.

Горский В.С. Святые Древней Руси. - М .: Абрис, 1994. - 176 с.

Древняя русская литература. Хрестоматия / Сост. проф. Н.И. Прокофьев. - М .: Просвещение, 1988. - 480 с.

Крисаченко В.С. Украина на страницах Священного писания и выдержки из первоисточников, удостоверяющих процесс распространения христианства на территории Украины от апостола Андрея к князю Владимиру. - М .: Наукова думка, 2000. - 488 с.

Летопись русский. - М .: Днепр, 1990. - 590 с.

проложного житие св. Ольги // Хроника 2000. - Вып. 67-68. - М .: Фонд содействия развитию искусств, 2007. - С. 389-390.

Слипушко А. София киевская. Украинская литература Средневековья: эпоха Киевской Руси (Х-ХIII век). - М .: Аконит, 2002. - 400 с.

Сулима М. М. Грехи розмаитиы: епитимийни дела XVII-XVIII ст. - М .: Феникс, 2005. - 256 с.

Убийство князей Бориса и Глеба: Рассказы по национальной истории. - М .: Радуга, 1992. - 88 с.

Юнг К. Нераскрытая самость //Юнг Карл. Избранное. - Минск: Попурри, 1998. - С. 65-139.

Загрузка...