Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 821

УДК 821.111.09 (73) + 791.43Горелова А. В.

ОДИНОКИЙ КОВБОЙ, Тонто И ДЫМОВЫЕ сигналы: БОРЬБА со стереотипами В ЛИТЕРАТУРЕ И КИНО американских индейцев

Статья посвящена освещению стереотипов об американских индейцев, которые были созданы доминирующим евро-американским обществом, в сборнике Шермана Алекси «Одинокий ковбой и Тонто сражаются на небесах» и фильме «Дымовые сигналы», сценарий к которому был написан по мотивам рассказов сборки. В статье рассматривается характер рассказов, преимущества и недостатки сочетание просмотра фильма с чтением книги, а также особенности названия сборника связанные с развенчанием стереотипа «white man's Indian» .Стаття также обращает внимание на характерные черты литературы американских индейцев, понимание которых важно для адекватного восприятие текстов.

Ключевые слова: американо-индейский нарратив, «индеец белого человека», процесс рассказы, представление, поп культура, циркулярнисть нарратива, церемония.

Статья посвящена освещению стереотипов о американских индейцами, Которые были созданы доминирующим евро-американским обществом, в сборнике Шермана Алекси «Одинокий ковбой и Тонто бьются на небесах» и фильме «дымовые сигналы», сценарий к которому был написан по мотивам рассказов книги. В статье рассматривается характер рассказов, преимущества и недостатки объединения просмотра фильма с чтением книги, а также особенности названия сборника, связанные с развенчание стереотипа «white man's Indian». Статья также направляет внимание на характерные особенности литературы американских индейцев, понимание которых является важным для адекватного восприятия текстов.

Ключевые слова: американско-индейски нарратив, «индеец белого человека», рассказывания, представление, поп культура, циркулярность нарратива, церемония.

The article speaks about the uncovering of stereotypes about the American Indians, which were created by the dominant Euro-American society, in the book by Sherman Alexie «The Lone Ranger и Tonto Fistfight in Heaven »и в фильме« Smoke Signals », снятом после книги. Кроме того, в статье рассматриваются основные характеристики историй книги, а также плюсы и минусы просмотра фильма наряду с чтением книги. В нем также рассматривается идея названия книги и намерение демонтировать стереотип «Индийского белого человека».

Ключевые слова: индейский индейский рассказ, индийский индиан, рассказчивость, выступление, поп-культура, кругооборот повествования, церемония.Питер Бюргер в «Теорії Авангарду» відзначив, що мистецтво і художні твори відбивають час та місце, или історію тих культур , до яких належать [8, с. 123]. Таким чином, розгортання об'єкту пов'язане із розвитком категорій. Література і мистецтво є не тільки віддзеркаленням суспільства та його тенденцій, але і його продовженням, що, за Вольфгангом Ізером, надає можність дізнаватися та вивчати світ, коли література стає інструмента дослідження, таким чином здорожуючи літературну антропологію. Важливо розуміти, що література не є відокремленою сферою життя, чимось недоторканним. Вона є переплетінням абсолютно всіх аспектів життя, наукових, соціальних і особливо художніх. Вона пов'язує ті світи, про які ми вже маємо знання, з тими, до яких ми прагнемо, з тими, що ми створюємо, завдяки цьому прагненню.

Літературна культура корінного населениня Америки має особливий характер. Вона поєднує в соб то багато традицій, як американско-індіанського наративу, так і якостей європейської літератури. З одного боку вона є писемним продовженням усної традиції американських індіанців, але з іншого боку, вона запозиує формы и приоми, кульминация культуры и т. Д., Щоб вирватись з колоніального кола и донести свою точку зор до представіі інших культур, що не спровоцировать зрозуміти «інше», якщо воно не набуває образу «свого». Літературна культура корінного населениня Америки є перфор- мативною (тобто базованою на грі та виставі), яка продукуєТСК теории вне сюрреализмом и абсурдностью, и уж наверняка вне классицизмом. Книга является как помесью иронии, стилизации, коллажа и поп-культур [8, с. 123]. американские индейцы, герои Шермана Алекси, путешествуют коллажем урбанистических и резерва- ных знаков и символов. Постмодернизм выступает средством коммуникации, так же как и средством выживания в симулированной мире, напоминающем штат Вашингтон, в котором пытаются существовать герои Алекси. Однако, под поверхностью текста и симулякры находится настоящий человеческий голос [8, с. 124].

Как уже было отмечено, произведение Шермана Алекси имеет форму сборки, состоит из двадцати двух рассказов, каждый из которых является отдельной историей, но вместе они составляют общую историю резервации Спокан. Рассказ - как будто отрывки и воспоминания из жизни, соединенные героями, чувствами и социальными проблемы, благодаря которым они становятся романом. И хотя с одной стороны, сборке характерна фрагментарность и непоследовательность событий (что является одной из черт американо-индейской литературы), с другой стороны в ней есть и целостность, достигается благодаря тому, что рассказы объединены идеей опровержения стереотипа «white man's Indian »(индеец белого человека). С одной стороны мир, который создал Алекси чрезвычайно реальным, но с другой стороны ирония, сарказм и преувеличения создают симулякр. Образы различных, так называемых, культурных героев, которыми пронизан текст, перемешиваются и формируют фон настоящих и реальных людей. Они, работая в воображении читателя, создают пейзаж конца двадцатого века как пронизан насквозь средствами массовой информации и развлекательной культурой. Некоторыми из культурных «идолов», появляющиеся в сборнике, является Джими Хендрикс, Иисус Христос и Одинокий ковбой, который фигурирует в названии книги. Но самым важным является то, что текст имеет и начинается с точек понимания / согласия между рассказчика и читателем - стереотипов в отношении американских индейцев. Согласно Католина Кэрролл, герои Алекси, что черпают из унаследованной традиции рассказы, берут за основу неформальную, часто базовую язык, что «говорит» к каждому. Рассказчик перенимают точку зрения «white man's Indian» (образа индейца, каким его представляют белые) как стиль повествования, и этот прием выводит на поверхность внутренние понятия и представления читателя, тем самым заставляя их встретиться лицом с социальными настроениями [2, с. 74]. Переплетение текста с поп-культурой является важным приемом сталкивание читателя со стереотипами. Читатель, в свою очередь, пытается противостоять дискомфорта, испытывает при сталкивания, тем, что утверждает, что цикличность (circularity), сюжет с открытой концовкой и среднее мнение чрезвычайно тяжелыми для восприятия, не имеют никакого смысла, плохо написаны, и ничего не доводят [2, с. 74]. Подобная реакция чрезвычайно часто встречается у студентов, в которых излагается этот литературное произведение. К сожалению, сегодня существует обоснованное беспокойство о неспособности читателя (слушателя или критика) сделать шаг за пределы собственной культуры для того, чтобы успешно начать диалог с другой культурной традиции. Одной из педагогических хитростей, применяемых при преподавании этого произведения Алекси является показ фильма «Дымовые сигналы», сценарий к которому был написан Шерманом Алекси по мотивам одного из рассказов из сборника «Одинокий ковбой и Тонто сражаются на небесах». Тогда как сборник ставит студенческие внутренние навыки чтения в тупик, основная сюжетная линия фильма удовлетворяет их ожидания, потому что подчиняется линейной нарративной структуре, к которой они привыкли. Но, надо быть очень осторожными при дополнении чтения сборника опытом фильма, ведь, хотя фильм предлагает тематическую логичность и плавность, он может разрушить понимание особенностей американо индейской литературы, потому что он заимствует прозападный подход к повествованию, то есть важный аспект «другого», который характеризует литературу коренных жителей Америки, отсутствует. Фильм фокусируется на индивидуальной идентичности, а не племенной, и покоряет и делает второстепенными цикличность структуры времени и места, что является неотъемлемой в обрядов, церемониальной наследству, из которой черпают Алекси и другие американо индейские писатели [2, с. 74].

Церемония (ритуальность) и представление являются центральными для американо-индейских культур. Таким образом, подход к текстам основан на принципах представления может предоставить читателю более аутентичный путь к пониманию Американо-индейской литературы, ведь он объясняет, как американо-индейские писатели пытаются привлечь своих читателей в процесс развенчания традиционных стереотипов и воспроизведения альтернативных форм сознания. Изучение книги «Одинокий ковбой и Тонто сражаются на небесах» Шермана Алекси с помощью этого подхода предполагает, что привлечение читателей к искусству американо-индейского рассказы (storytelling), а также использование этого опыта как средства анализа, каким образом писатели используют церемониальные традиции для введение устных форм письменным, является новым альтернативным путем ознакомления читателя с творчеством Алекси и других американо-индейских писателей.

Лучше начать анализ текста Алекси из названия: кто одинокий ковбой, кем является Тонто, и почему они борются? Даже для рядового американца, знакомый с телесериалами середины 20 века, это название будет понятна. С 1949 по 1957 годы популярное телевизионное шоу «Одинокий ковбой» в жанре вестерна, что сначала получалось как радио шоу с 1933 года, принесло борьбу за закон и порядок на Западе в гостиных американцев. Одинокий ковбой, главный герой этого сериала, каждую неделю был защитником закона и справедливости на западных землях США. Это был благородный, бесстрашный и находчивый «белый» герой в маске, которого сопровождал помощник Тонто, американский индеец, во всем помогал своему kemo sabe или верному другу. Стоический, закрытый, молчаливый персонаж, которым был Тонто воплощает образ «white man's Indian», индейца, вышел из «белого» нарратива, евро- американского стереотипа, который переняли ранние американо-индейские письменники и который даже сегодня еще угрожает стереть этническую идентичность индейцев. Даже несмотря на то, что Тонто в начале истории спас ковбоя от верной гибели, он не имеет собственного голоса, своей точки зрения, и, кажется, не имеет также лучшей работы чем помогать «белом» ковбою. В сборнике «Одинокий ковбой и Тонто бы сражаются на небесах» Алекси борется с подобным воплощение стереотипов в американском нарративе. Он заставляет истории героических индейцев прошлого и культурно чуждых индейцев настоящее вступать в диалог, при этом используя представителей племени как рассказчика, объединенных опытом установки и определения культурных границ для того, чтобы найти идентичность в мире, который отказывается предоставить место индейцам [2, с. 76]. Во время своего рассказа эти рассказчика выражают значение «двойной сознания», которую Уильям Дюбуа описывает как постоянное созерцание себя через глаза других, как измерение души меркой мира, смотрит на тебя с презрением и жалостью [4, с. 11].

Племенная идентичность, центрирование процесса рассказы и циклическая структура нарратива Алекси берут начало в традициях и церемониях, с помощью которых сообщества восстанавливают себя. Алекси приглашает читателя / зрителя принять участие в церемонии борьбы Тонто и Одинокого ковбоя, борьбы, во время которой Тонто опровергает роль индейца как прислужника «белого» ( «white man's Indian»), и где индейцы возвращают себе свое духовное наследие и спасают себя от стереотипов «белых» [2, с. 77].

С самого начала текста читатель встречает героев, играющих роли современных «индейцев белого человека»: ленивые индейцы без амбиций и никаких стремлений, пьяницы, безработные, ждут ежемесячные перечисления денег - охотники, воины и танцоры, потерявшихся в прошлом. Каждый из этих современных образов резервации застрял в землях, не принадлежащих никому, где их прошлое было почти истреблено американским колониализмом, их настоящее характеризуется притеснением и расизмом, а будущее представляется течениеенням настоящего. Но когда разворачивается характер каждого героя, Алекси закрывает образ современного стереотипа основной, доминирующей идеей, которая подчеркивает жизнеспособность и духовность доколониального прошлого, подтверждая важность индейской сообщества / общности, ее духовного наследия и способности выстоять. Подобное наложения идей позволяет читателю / зрителю увидеть образ индейца в разных пространствах и измерениях, как синтез прошлого, настоящего и будущего [2, с. 77].

Алекси инкорпорирует устную традицию в письменный текст с помощью диалогичности. Наложение истории героических индейцев прошлого (диахронические моменты) на истории, в которых индейцы современности в ловушке стереотипов (синхронический момент) характеризует стратегию Алекси. Привлекая прошлое к настоящему, Алекси заставляет доминирующую и покоренной культуры вступать в диалог и подсознательно критикует пути, допускают евроцентричным стереотипом «white man's Indian», которые узурпировали попытки коренных жителей Америки восстановить и создать заново собственную современную идентичность, которая бы обеспечила выживание сообщества. Алекси экспериментирует с формами и темами для того, чтобы подтолкнуть читателей / зрителей к развенчанию доминантных дефиниций в то же время, как он утверждает художественную силу устных традиций, создают и превращают индейские культуры [2, с. 75].

Хилл в своем изучении связей между представлением (performance) и подходами к изучению американо-индейского нарратива отметил, что этнические критики читают американо-индейские тексты как связанные с местом, прошлым и ритуальностью (ритуальной поведением) [5, с. 126]. Таким образом, он соглашается, что существует пять аспектов, в которых американо-индейская литература отличается от других литератур Америки, а именно: 1) глубокое уважение к слову; 2) ощущение места; 3) ощущение ритуальности (церемонии) 4) признание важности сообщества; 5) иной взгляд на мир [5, с. 127]. Эти аспекты являются линзой, через которую можно рассмотреть церемонию и ритуал, происходящихв «Одинокий ковбой и Тонто сражаются на небесах». Традиционно, церемонии направлены на поднятие сознания. Так же здесь, в этой «спектакле», читатель / зритель становится участником процесса преобразования современного индейского жизни, происходит, как уже было упомянуто ранее, с помощью синтеза историй настоящего с историями прошлого и будущего [2, с. 82].

Он перемещает своих читателей / зрителей с позиции созерцания позиции участия в происходящем - постоянное рассказывания историй и, как следствие, восстановление, создание заново идентичности. Этот прием, заключающийся в церемониях и ритуалах, переходит в общий акт реформации идентичности, который пытается привлечь участников к акту представления альтернативный историй Тонто и Одинокого ковбоя. Также, Алекси предлагает читателю пособие или руководство к чтению других американо индейских текстов, советчик, в котором Тонто находит свой голос, пересказывает приключения завоевания Запада с точки зрения его народа и тем самым превращает читателей на воинов современности, готовы бороться со стереотипами, что искажают реальность [2, с. 83].

Фильм «Дымовые сигналы» имеет целью также опровержение стереотипов. В основу фильма положено рассказ «This Is What It Means to Say Phoenix, Arizona» (Вот, что значит, сказать Феникс, Аризона) из сборника «Одинокий ковбой и Тонто сражаются на небесах». Главной идеей этого рассказа и является развенчание дефиниций Тонто, что подавляли внутренний мир индейцев (кстати, фрагменты именно с этого рассказа изображены на обложке книги).

«Дымовые сигналы» - первый фильм, который был написан, режиссируемой, продюсований и выполнен американскими индейцами. Но тем, кто смотрел внимательно, это не нужно даже говорить, ведь фильм настолько легко изображает своих героев, настолько «дома» в их мире, сразу чувствуется, что это «работа изнутри». Главные герои, два индейских юноши, говорят юмористически, свежо и, самое главное, сами за себя. Диалоги и речь в Шермана Алекси всобливо, ведь у него острое чувство социальных явлений. Он позволяет своим героям постоянно вспоминать и обращаться к реальному миру, поп и телевизионной культуры. Виктор, один из главных героев, которому уже надоели постоянные разговоры его спутника Томаса, например, обвиняет его в том, что тот узнал все, что знает об индейцах из фильма «Танцы с волками» и поэтому советует ему лучше выглядеть стоическим, ведь так имеют делать все великие воины и охотники. В ответ Томас вспоминает, что Спокан никогда не были охотниками, ведь всегда ловили рыбу. Но Виктор возражает: «You've got to look like you just got back from killing a buffalo, Thomas ... This is not 'Dances with Salmon," you know. »(« Ты должен выглядеть как будто только вернулся с охоты на бизонов, Томас ... Это же не «Танцы с лососем», понимаешь ») [10].

Также в фильме упоминаются генерал Кастер и кавалерия Соединенных Штатов (аллюзия на битву на реке Литл-Бигхорн, которую выиграли индейцы), Джон Уэйн (эпохальный герой вестернов ХХ века, «защищал» американцев от индейцев) и политика Соединенных Штатов по решения «индейской проблемы», но несмотря на это, в «Дымовых сигналах» не ощущается непомерный груз викти- мизованои культуры ( «victim culture»). Герои не живут прошлым, они уже принадлежат к новому поколению.

С помощью индейских реалий (индейских почти разрушенных машин, жареного хлеба (fry bread), индейской музыки (49 songs - современные нетрадиционные индейские песни), а также американо-индейских актеров фильм «Дымовые сигналы» грунтованный в четко индейской точке зрения и взгляде на мир. Фильм, так же как и книга, насыщенный юмором и иронией и переворачивает стереотип стоического индейца вверх ногами. Один из таких моментов - Виктора и Томаса подвозят две девушки в «индейской машине», что ездит только задним ходом. Окна, сделаны из карт в, все держится на скотче, нет запасного колеса и то, что работает только задний ход, - все это юмористические вариации на тему мотиваиндейской машины. Но, что более важно, этот образ символически означает, что попытки Томаса продвигать себя и его народ вперед в будущее с помощью «заглядывания назад» (через традиционное повествование) является практической стратегией, действительно способна дать результаты [3, с. 55].

Другой юмористический момент - когда Виктор и Томас «увековечивают память» Джона Уэйна (героя вестернов, символы 100-процентного американца и супергероя) в современной американо-индейской

Загрузка...

Страницы: 1 2