Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 82

УДК 82.091: 821.161.2.09Остапчук Т.П.ЕКСПЕРИМЕНТЫ ЮРИЯ ТАРНАВСКОГО

В жанру романа: ЕВРОПЕЙСКИЕ Истоки и контекста

В статье представлены прозаическое наследие украинского-американского писателя Юрия Тарнавского. Отслежена европейские контексты и претексты романов автора. Исследована основную тематику и жанрово-стилистические особенности прозы, которая занимает видное место в наследии художника.

Ключевые слова: жанр романа, интертекстуальность, сюжетные схемы, мотив дороги, претекст, круг чтения автора, форма, идиостиль, монтаж, минироман, микророман.

В статье представлены прозу украинско-американского писателя Юрия Тарнавского. Прослежено европейские контексты и претексты романов автора. Проанализовано основную тематику и жанрово-стилистические особенности прозы, которая Занимает важное место в творчестве писателя.

Ключевые слова: жанр романа, интертекстуальность, сюжетны схемы, мотив дороги, претекст, круг чтения автора, форма, индивидуальный стиль, прием монтажа, минироман, микророман.

The prose ouvre of the Ukrainian American writer Yuriy Tarnawsky is presented in the article. The European contexts and pre-texts of author's novels are stressed. The main motives and genre-stylistic features of his texts are also under consideration. The main idea is that the prose texts are rather valuable and important part of the writer's works.

Key words: genre of a novel, intertextuality, matrixes of plots, motif of a road, pretext, author's circule of reading, form, idiostyle, montage, mininovel, micronovel.Кориння романа достигает эпохи позднего эллинизма. В европейских литературах зарождения романного жанра относят к XII в., А своего распространения он приобретает в ХУШ-ХХ вв. Со времен романтизма наблюдается тяготение к смешение жанров, к размыванию четкой классификационной границы, в XX в. достигает определенной критической точки. Первым романом, написанным на украинском языке, считается роман П. Кулиша «Черная рада» (1846), однак, развитие жанра романа в украинской литературе связывается прежде всего с творчеством писателей XX в. На фоне начала века, которое отличалось стремлением к экспериментированию в контексте европейских течений и стилей (О. Кобылянская, Г. Хоткевич, М. Йогансен, В. Пидмогильный, В. Винниченко и др.), Середина и вторая половина прошлого века в украинской литературе ознаменована господством соцреализма, что затрудняло включение в художественной мастерской советских писателей тех подходов, которые рождались и практиковались в западных литературах.

Писатели украинской эмиграции имели возможность наверстать дело, поскольку находились в контексте тех изменений, которые происходили в мировом литературном среде XX в. Англоязычные романы украинского и американского писателя Юрия Тарнавського достаточно радикальными как по тематическому, так и по стилистическим критериям. Каждый текст является свидетельством эксперимента, писатель проводил в соответствии с собственного понимания современного письма и в контексте модернистских поисков в области романистики. В данной разведке мы остановимся на нескольких романах писателя, оставив, однако, без внимания такой большой по объему и новаторский по содержанию и форме роман как «Три бльондинкы и смерть», который бесспорно требует отдельного исследования.

Первый украиноязычный роман «Пути» было написано в 1956 году, вскоре после приезда в Америку, в русле экзистенциалистской литературы середины ХХ в. В центре его - образ Детлефа, прототипом которого является автор. Автобиографические детали в тексте неотъемлемо связаны с реальными историческими событиями. Поэтому, пространственно-временные рамки ограничиваются периодом актуализации поисков героями собственной тожсамости в послевоенной Германии. Текст также следует определенные традиции немецкого историко биографического романа и «романа воспитания». Автор концентрирует внимание читателей на внутренней жизни героев, широко используя средства и приемы художественной прозы, в частности: напряженные внутренние монологи, принципы ракурсав оставшиеся непечатными, однако, воспроизводящие постепенную эволюцию стиля и освещают взаимосвязь творческой манеры Ю. Тарнавського с лучшими мировыми образцами в жанре романа. Романы «Гипокритами» (1957-1958), «Невинный в Париже» (1964-1966) и «Путешествие на Юг» (1968-1969) развивают тему поиска молодым человеком смысла жизни и своего места в нем. Первый из названных романов получил высокую оценку из уст старшего поколения в лице Ю. Лавриненко: «Здесь он (Ю. Тарнавский -

Т.) Далее ищет основ и форм характерной для человека нашего времени гипокризии, разрыва человека с самим собой, ее заблуканисть в джунглях собственного существа, ее великой драмы на этой почве. Это было бы, наконец, международное достижения украинской повести и романа, и автор написал эту вещь по-английски »[5, с. 284]. На сюжетном уровне тексты трех романов роднит присутствие главного персонажа, который проходит путь испытаний, в результате чего постигает определенные истины. Действие каждого романа происходит в строго определенном пространстве: накануне свадьбы героя «Гипокритами», во время первого посещения молодым американцем Париже ( «Невинный в Париже») и путешествия молодого француза Испанией ( «Путешествие на юг»). Писатель пользуется классическими сюжетными схемами (роман испытаний, авнтюрно-бытовой роман, роман становления, роман-биография) с постоянным набором соответствующих мотивов - разлуки, встречи, побеги, супруги, испытаний и т. Д. Преимущества автор предоставляет мотива дороги. Как отмечал М. Бахтин: «На дороге (« большой дороге ») пересекаются в одной временной и пространственной точке пространственные и временные пути совершенно разных людей (...). Это точка завязки и место, где происходят события. Здесь время словно вливается в пространство и течет по нему (образуя дороги), отсюда и такая богатая метаморфизации пути-дороги: «жизненный путь», «ступить на новую дорогу», «исторический путь» и др. »[1, с. 392]. В Ю. Тарнавского в романе «Пути», как мы видели, «путь» имел метафорическое значение выбора «жизненного пути», и главным здесь был мотив встречи с «другим» и его познания

как результат, самопознания. Подобная тенденция сохранена и в романе «Гипокритами», где писателем проложена виртуальная «дорога» в душевных страданий молодого человека во время кризиса накануне свадьбы, когда он пытается понять и уравновесить понятия и представления о собственной душе и далеко, по его мнению, от совершенства физическое тело.

Что касается двух других романов, то в них «дорога» выступает основным организующим фактором сюжета и композиции. Истории литературы известны две разновидности романов-путешествий: во-первых, тексты, изображают путешествия в другие страны и, во-вторых, путешествия на территории собственного государства. Первый вид романов появился еще в греческой культуре, и события в нем по большей части имели авантюрный характер. Такой роман описывал приключения и испытания, которые выпали на долю героев. Самым известным образцом второго вида романов-путешествий является «Дон Кихот», в котором герой по дороге встречается со всей Испанией, то есть «изучает» свою родину.

Юрий Тарнавский по объективным причинам не мог выбрать другой тип повествования, поэтому он обратился к пространственных границ двух европейских государств - Франции и Испании, - куда его герои отправляются в поисках новых впечатлений, соответственно наложило на принцип изображения событий в текстах определенный отпечаток. Так, «Невинный в Париже» содержит ряд порнографических, авантюрных сцен с целью развлечь читателя. В следующем романе авантюрная интрига сохраняется, поскольку герой тайком берет в Испанию свою любовницу. Путешествия чужими странами обостряют чувства героев и заставляют их по-новому подойти к решению жизненно важных вопросов (напр .: герой «Путешествия ...» делает свой выбор в пользу жены). Тексты полны игровыми моментами, в них применяются мотивы сокрытия, недоразумения, посвящения. Автор широко вводит в текст яркие описания, иронию, параллелизм.

Эти признаки ранних романов Юрия Тарнавського роднят их с традиционным представлениям о романе как жанр, одной ИнновационныеТерн черт которого является детальное раскрытие жизненных судеб героев в течение долгого времени. Названные романы имеют ряд очевидных претекстов: в испанской литературе - это, безусловно, «Дон Кихот» Сервантеса, во французской - «Изменение» М. Бютора, в американской - «На дороге» Дж. Керуака, в украинском - «Приключения ученого доктора Леонардо »М. Йогансена. Все эти тексты входили в круг чтения писателя накануне создания им собственных романов, каждый из авторов своеобразно повлиял на мироощущение и формирования эстетического вкуса Ю. Тарнавського. Книга Сервантеса была одной из его любимых; интерес текстами новороманистив привело к значительным сдвигам в творческой манере Тарнавського; творчество битников серьезно привлекала внимание украинского писателя-эмигранта, поскольку была одним из мощных процессов в американской литературе середины прошлого века; Йохансен же до сих пор остается одним из любимых украинских писателей автора.

Более-менее оставаясь в рамках традиционных тем и сюжетов, Юрий Тарнавский значительно смелее начинает экспериментировать в плане формы и выработки своего индивидуального стиля. Так, в романе «Гипокритами» им последовательно применен очень сложный синтаксический рисунок. Диалоги часто вытесняются рассказом автора. Как объясняет сам Юрий Тарнавский: «Рассматривать это надо, как попытка по-своему решить кардинальную проблему прозы - трактовка описания действий, или, другими словами, проминания времени в пространстве. На первый взгляд, стиль этот может показаться подобным джойсивського потока сознания, но на самом деле с ним мало общего »[11, с. 421]. Итак, имеем образец сознательного отталкивания от техники, основанной Дж. Джойсом, и создание на этой основе собственного стиля письма. Повлияло на построение романа и тогдашнее увлечение автора стилем барокко, поэтому некоторое время он оценивал стиль «Гипокритами» как «психологическое барокко». Роман «Невинный в Париже», который мало интересовал писателя своему содержанию, стал продолжением эксперимента над формальными проблеммами прозы. Техника письма в нем характеризуется сочетанием длинных и коротких простых предложений. А вот «Путешествие ...», как считает автор, стала мостиком между его ранней прозой с очень сложным синтаксисом, и позднее, в которой синтаксис максимально упрощено. Наблюдается в этом тексте и характерная для стиля Тарнавського ассоциативность, которая базировалась на нанизувуванни образов-ассоциаций. Такое письмо ярко воплотилось в сборнике «Без Испанию», а позже почти полностью было заменено употреблением коротких описательных предложений.

Красноречивым шагом вперед стал роман «Менинґит». История его написания началась 20 августа 1973, когда Юрий Тарнавский, посещая Виннипег, написал рассказ «Элеонора», которое и положило начало будущей книге. Всего в нее вошло 18 разделов. Следует отметить, что изначально она задумывалась как сборник рассказов, которые со временем объединила общая тема и персонажи. Поэтому, когда книга была издана в июне 1978 года, то по совету издателя имела подзаголовок «a work of fiction», то есть «художественный прозаическое произведение» [13]. Сам же автор считает ее романом, на основании того, что современный роман стал достаточно полиморфным явлением, и «Менингит» безусловно укладывается в рамки этого жанра в его современном понимании.

В центре романа персонаж по имени Джордж. Читатели становятся свидетелями сцен-рассказов, в которых описываются отдельные события из его жизни: уикенд на берегу моря (Конец недели (Конец недели / Конец света)), разговор с Элеонорой, которая живет в Джорджа на квартире, о написанном им прозаический текст (Элеонора ), отношения Джорджевого товарища Олега с любовницей (Дафнис и Хлоя), грубый поступок Джорджа, который ударил женщину (Приключение на парковочной дорожке), имплантирования Джорджу искусственных волос (Первое пересадки волос), автомобильная авария, в которую попадает Джордж (Автомобилева авария), посещение бара разо м с подругой Кристиной и чтения ими двух старых украинских книг, а также описание вечера спустя, который они проводят в одиночестве (Бар Эдди), посещение Джорджем и Кристиной испанского ресторана (Цвет корицы), описание женщины, с которой Джордж остается вместе на пляже и его сон, навеянный встречей с ней (Длинные стопы / короткие пальцы), несколько сцен с описанием рабочего дня Джорджа (рисунок), объяснение привлекательности для персонажа черного цвета (Черное), свидания героя с румынкой Вики (Джордж), вечер в квартире Джорджа, его ужин, работа над романом, чтение истории украинской литературы, написанной Дмитрием Чижевским (Ночь в жизни). Все указанные события воспроизводятся писателем очень подробно с применением грамматического настоящего времени, подчеркивает момент присутствия, достоверности. Текст, подобно «Путей», содержит ряд закодированных автобиографических элементов: писатель долгое время после приезда в Америку передавал свое имя на английском языке именно как George, герой также имеет украинское происхождение и занимается писательской деятельностью. Однако большее внимание привлекает насыщенность большим количеством реалий, представляющих тогдашнее американское общество: встреча героя в дороге с женщиной-феминисткой и размышления над разного рода «измов» - феминизм, гомосексуализм, дискриминация по возрасту; высказывания оценки по поводу современной рок-музыки; эксплуатации знаковой для американцев страсти к разговорам с психотерапевтами; введение в канву повествования рассказов о людях разных этнических групп (негров, азиатов, евреев, украинский, румын) и заострения внимания на их связях с прошлой культурой (описание особого наряда, поведения, речи), соответственно их самореализации в американском обществе; заторкуються и актуальные проблемы наркотиков, разводов, насилия, искусственности существования и одиночества.

Целостное представление о герое романа выстраивается в сопоставлении с другой группой рассказов (День в жизни, Гадючья сестра, Камелия, Конец), в центре которых находится фигура Джима Моррисона. По определению Юрия Тарнавського: «События в других (рассказах - Т. О.) можно рассматривать как мнимые, не слишком реалистичны вариациями на тему событий во первых, а их героя, как разновидности героя пние бежать Джим попал в ловушку. Он рассчитывал на свои силы, но оказался слишком самоуверенным, природа ловкая и умная. Человек часто этого не замечает, или не хочет замечать. Поэтому вся наша жизнь оказывается бегом к смерти, с которой человек остается один на один, в полном одиночестве. Так может одиночество должно быть нормой жизни человека? Одиночество - возможно, но не отчужденность, которой страдает Джордж. Своим стилем, метафоричностью и мифологичности, разделы о Джима Моррисона родственные европейской литературой «потока сознания».

Юрий Тарнавский изысканно отнесся к архитектоники текста, и, по логике, один из разделов написал в будущем времени. Он называется «Смерть кота» и описывает, как кот засыпает, греясь на солнце, и умирает во сне. Однозначно оценить этот раздел в пределах романа, наверное, было бы рискованно. С одной стороны, можно провести контроверсию к ужасной, неестественной смерти Джима. С другой, рассматривать как подтверждение мысли о обыденность, неизбежность смерти, и необходимость быть готовым воспринять ее как нечто должное. Наверное, можно предложить и другие подходы к трактовке данного поворота сюжета, однако, очевидно, что автор таким образом интерпретирует одну из определяющих тем своего творчества - тему смерти. Отметим, что в тексте романа эсхатологические мотивы звучат достаточно отчетливо. Однако, если раньше, особенно в поэтических циклах (Жизнь в городе, полудня в Покипси, Поэзии ни о чем), тема смерти интересовала Тарнавського как экзистенциализма концепт, то в «менингит» проведена параллель между концом жизни одного человека и всего мира. Писатель философски подходит к понятиям жизни и смерти, ведь, как становится понятным, последняя возможна и для физически живого человека, когда умирает любовь, черствеет душа, нарушаются моральные принципы. Поэтому, в соответствии возникает проблема, насколько «живым» является общество, состоящее из подобных лиц.

Символично название романа. Она до определенного предела расшифровывается автором. В одном из разделов Джордж, как бы мимоходом згадуе одну знакомую еврейку, которая после восьми лет супружеской жизни, находилась в процессе развода с мужем. Вследствие физического и морального истощения она заболела менингитом. После месяца, проведенного в больнице, полностью выздоровела. Менинґит - это инфекционное заболевание мозга, поэтому писатель недвусмысленно делает намек на возможность существования нормального человеческого общества только при условии психического и психологического здоровья его отдельных индивидов. Интересна параллель к образу рака, созданного Г. Миллером в романе «Тропик Рака»: «Рак времени продолжает разъедать нас. (...) Мир - это сам себя пожирающий рак. (...) Хаос - это партитура действительности »[6, с. 5-6]. В обоих текстах физическая болезнь (в одном - инфекционная, в другом - неизлечимая) переосмысливается авторами и ассоциируется с состоянием человеческих взаимоотношений в современных западных обществах.

заметное влияние на роман «Менингит» (особенно на разделы, в которых главным героем является Джордж) произвела художественное течение середины 20 в. - французский «новый роман», изучением которой Тарнавский систематически занимался с конца 50-х годов. Тексты новороманистив и Юрия Тарнавського имеют общие корни: на них заметно сказались философские концепции постструктуралистов и экзистенциалистов, формальные художественные течения и европейский сюрреализм с внедрением техники автоматизма. Юрий Тарнавский был хорошо осведомленным с творчеством тех, кто присоединился к этому творческому группировки. Однако, как известно, каждый из новороманистив имел свой собственный и неповторимый стиль письма, а то, что их объединяло было стремлением к обновлению романной формы, поисков новых концепций и творческих решений. Современные исследователи выделяют три основные векторы развития «нового романа»: шозизм, роман «тропизмов» и роман мифологичности [3, с. 81]. Согласно представителем первого называют А. Роб-Грие, второго - Н. Саррот, последнего - М. Бютора. Юрия Тарнавського больше привлекали возможности постижения действительности через описание внешних предметов, то есть шозизм. В иснии А. Кучерявой этом художественном приема предоставляется значительно более широкого понимания «Шозизм является именно той философской и эстетической системой, которая поможет ответить на вопрос о месте человека в мире, определить ситуацию современного человека. Что это за ситуация? Это расположение человека в каждый данный

Загрузка...

Страницы: 1 2