Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 82

УДК 82.801.632.5.159.963.3Волошина Н.В.

символической интерпретации снов в произведениях древней и современной ПОЭТОВ

Рассмотрен способ интерпретации сновидений в произведениях поэтов. С давних времен сновидения и их значение идентифицировали с символами и ритуалами. Поэты часто изображают сновидения героев в произведениях, а читателю остается догадаться о смысле сновидений, если поэт сам не объясняет их значение. Феномен символики отмечают и психоаналитики, в частности З. Фрейд в теории снов, хотя считает, что все образы снов являются символами, и сновидения использует не только зрительный, но и словесный материал. Так, З. Фрейд никогда не призывал к непосредственной, прямой трактовки символов, только свободные ассоциации могут указать на символическое значение того или иного элемента сновидения. Сама по себе «константа» символов делает их надличностными и Транскультуральный.

Ключевые слова: символ, ритуал, константность символика, символизм, теория снов, подсознательное, свободные ассоциации.

Рассмотрен способ интерпретации сновидений в произведениях поэтов. С давних времен сновидения и их смысл идентифицировалы с символами и ритуалами. Поэты часто изображают сны героев в произведениях, а читателям приходится догадываться о смысле сновидений, если поэт сам не объясняет их значений. Феномен символики отмечают и психоаналитики, в частности З. Фрейд в теории снов, хотя считает, что не все в образы снов являются символами, а сновидение употребляет Не только зрительный, но и словесный материал. З. Фрейд никогда НЕ призывал к прямому, непосредственному трактование символов, только свободные ассоциации могут указать на символический смысл того или иного элемента сновидения. Сама по себе «константность» символов делает их сверхличностнымы и транскультуральнымы.

Ключевые слова: символ, ритуал, константная символика, символизм, теория снов, подсознательное, свободные ассоциации.

The article deals with the way of interpretation of dreams in poetic works. Dreamsи их значения были идентифицированы с символами и ритуальным поведением с давних времен. Поэты часто описывают сны героев, поэтому читатели должны угадывать смысл снов, если автор не комментирует это. Явление символики наблюдается психоаналитиками, в частности, З. Фрейдом в его теории сновидений. По словам З. Фрейда, не все изображения снов являются символами, он полагал, что сон использует не только визуальное, но и словесное описание. Он никогда не настаивал на прямом обращении с символами, потому что только свободные ассоциации могут указывать на символический смысл того или иного элемента сна. Понятие «постоянство» символов делает их вышеперсональными и транскультурными. I

Ключевые слова: символ, обряд, постоянная символика, символика, теория сновидений, подсознание, свободные ассоциации.

И вдруг на мне рубашка очутиласьДанте де Майяно - к стихотворцам

Не откажи, премудрый, сделай милость,

С ее плеча - я убежден почти. Тут я пришел в такое состоянье, На этот сон вниманье обрати.

Узнай, что мне красавица приснилась - Та, что у сердца в пребольшой чести. С густым венком в руках она явилась,

Что начал даму страстно обнимать, ей в удовольствие - по всем приметам.

Я целовал ее. Храню молчанье

О прочем, как поклялся ей. И матьПокойная моя была при этом.

Желая в дар венок преподнести, Данте Алигьери - к Данте де Майяно Передо мной достойный ум явив, Способны вы постичь виденье сами, Но, как могу, откликнусь на призыв,

Изложенный изящными словами. В подарке знак любви предположив К прекраснейшей и благородной даме, Любви, чей не всегда исход счастлив, Надеюсь я - сойдусь во мненьях с вами. Рубашка дамы означать, Как я считаю, как считают оба, Что вас в ответ возлюбит и она.

А то, что эта странная особа С покойницей была, а не одна, Должно бы означать любовь до гроба.

Данте Алигьери «Малые произведения»

Широкий загал завжди намагається інтерпретувати сновиДинни и пользуется при этом двумя различными методами. Первый из таких методов рассматривает содержание сновидений как нечто целое и пытается заменить его другим, понятным и в некотором смысле аналогичным содержанием; это - символическая интерпретация сновидений [9]. Второй метод называют «расшифровкой», поскольку он рассматривает сновидения как условный шифр, в котором каждый знак с помощью ключа может быть заменен другим знаком общеизвестного значения и смысла [9].

С одной стороны, проблема символики - это общекультурное проблема, с другой - общепсихологических.

Примером метода символической интерпретации сновидений является интерпретация, которой библейский Иосиф охарактеризовал сновидения фараона. Семь толстых коров, после которых появилось семь тощих, которые съели первых, является символическим заменителем в прогнозе о семи голодных лет в Египте, которые заберут все то излишек, создадут сытые годы. Но не все сновидения в Библии имеют такой «прозрачный» смысл и кажутся «искусственными». В частности, Иосиф впервые проявил свой дар интерпретатора в тюремной камере, где объяснил смысл снов двум слугам фараона, впали в немилость - Хлебодар и виночерпателю. Хлебодар снилось, что у него на голове три решетчатые корзины, в верхней из которых «всякий пищу фараона, изделие пекаря, и птицы (небесные) клевали его из корзины на моей голове» (Бытие 40, 17). Иосиф объясняет, что три корзины соответствуют трем дням, после которых хлебодар будет повешен и «птицы (небесные) будут клевать плоть твою с тебя». В этой интерпретации наиболее интересным является отождествление плоти и хлеба - «изделие пекаря».

Что касается отождествления числа предметов и числа дней, то народная интерпретация сохранила этот принцип до настоящего времени. Известен случай, когда обречен на смертную казнь человек, увидел во сне покойного отца, который плакал и держал в руках три спички. Тот, кому приснился этот сон, интерпретировал его так, что ему оставалось жить всего три дня.

В творчестве, особенно поэтической, окружающий мир приобретает антропоморфныех рис. При этом чаще всего поэтическое воображение отталкивается от зрительного впечатления, например

«Лиловый лес на заднем плане, седого облака вихрь» (Б. Пастернак).

Процесс формирования символов психоаналитическая теория считает первичной функцией, первичным процессом подсознательного. Именно в этом и выражается так называемый постулат символики [2, с. 20-22], которая отражает «силы подземного царства» Ахеронта (под Ахеронт понимают подсознательные психические силы, инстинкты).

Любая культура - это комплекс общепринятых значений, символов, как утверждают сторонники символического интеракционизма (Т. Шибутани, 1969). Проблема символики значительно шире, чем теория снов. Но именно проблема символики является «мостиком» между различными психоаналитическими теориями - от Фрейда до Лакана. Хотя Ф.В. Бассин и М. Ярошевский считали главными ошибками Фрейда «постулирование константных отношений» между образом во сне и его значением и «преимущественно сексуальную тематику символики» [1, с. 425-426].

О архаичные элементы в снах писали З. Фрейд, А. Ранк [9]. Это комплекс проблем связан с общими элементами в символике снов, мифов, а также символизме некоторых патологических форм мышления при неврозах и психозах. Наиболее подробно свя связь между символикой снов и мифами разрабатывал К. Юнг. Хотя до появления работ Юнга о коллективном подсознательном и без какой-либо связи с психоаналитическими исследованиями Д. Фрэзер и Э.Тайлор в своих исследованиях обратили внимание на сходство символов и ритуалов в разных культурно изолированных друг от друга народов, например, символика « праха »(глины, земли) при создании человека [10]. Эти работы показывают, что «константность символика» - это не воображаемый феномен психоаналитиков, поэтому ее изучают в контексте проблемы «универсального языка подсознательного», это одновременно язык символов и язык тела. В снах здорового человека различные внешние объекты выступают символами органов человеческого тела, тогда как у больного симптом дисфункции того или иного органа символически выражает сложную пя - «любовь» и «сердце».

Более глубоко понять смысл метафоры, определить ее источник помогут строки Осипа Мандельштама:

Божье имя как большая птица,

вылетела из моей груди. Впереди густой туман Клубится, И пустая клетка позади.

То есть, исходная точка для всех трех образов - отождествление грудной клетки с клеткой, а сердца с птицей. Птице уподобляется также и слово, имя Бога. Поговорка гораздо проще, чем строки

Мандельштама ( «Слово - не воробей, вылетит - не поймаешь»), дополняет «цепь» сравнений. В этой цепи мы отделяем основные звенья, «ключевые понятия - символы»: сердце - птица - любовь - слово - имя Бога.

Образ сердца зеркала, которое отражает Бога, раскрыто в следующем поэтическом фрагменте с Дж. Руми:

Если Вы хотите стать С предметом Вашего устремления щека к щеке, то сотрите лишь ржавчину с гладко отшлифованного Зеркала вашего сердца.

Чтобы подобно вашему Мевляна-Руми В экстатической стадии хакикат [познания истины]

самих себя самим себе показать в зеркале И увидеть, что Бог - это Вы сами!

Казалось бы, далеки от всех приведенных выше цитат евангельские выражения «Бог есть любовь» и «Слово было Бог» полностью вписываются в этот ряд, органично входят в него. Представляется, что уподобление любви и сердца именно «добывшему крови», «бьющее с лету добычу» соколу символически выражает неразрывную связь любви и смерти, сексуальности и агрессивности. Приведенная дешифровка метафор достаточно проста по сравнению с структуралистским анализом текста. Но именно психоанализ заложил основу для развития структурализма и теория снов, особенно анализ их символики, сыграла здесь не последнюю роль.

С. Фрейд определял процесс символизации очень просто: «превращение мысли в зрительные образы» ( «мышление зрительными образами») [9]. Для того чтобы отбросить такой подход, нужны были более усложненные и аморфные формулировки. Так, символику снов рассматривают как форму связи между психологическими смыслами, которая является единственно возможной врамках чувственно-конкретного (бессловесного) мышления, потому что мышление не использует связи логические. По сути, это псевдосимволика, то есть символика, которая возникает только потому, что любой образ, сформировавшийся при аналогичного мышления, является «символом» [2, с. 22].

Напомним, что не все образы снов являются символами, и сновидения использует не только зрительный, но и словесный материал. Так, З. Фрейд никогда не призывал к непосредственной, прямой трактовки символов. Только свободные ассоциации могут указать на символическое значение того или иного элемента сновидения. Сама по себе «константа» символов делает их надличностными и Транскультуральный. А направленность психоанализа - собственно особистисна.ЛИТЕРАТУРА

Бассини Ф. В. З. Фрейд: Введение в психоанализ / Ф. В. Бассини, М. Г. Ярошевский. - М.: Наука, 1989. - С. 425-426.

Бессознательное. - Тбилиси: Мецниереба, 1978. - Т. 2. - С. 20-22.

Боккаччо Д. Фьезоланские нимфы: Фьямметта / Джованни Боккаччо. - М.: Наука, 1968. - 127 с.

Леви-Брюль Л. Первобытное мышление / Л. Леви-Брюль. - М., 1930. - С. 141.

Набоков В. Избранное / Владимир Набоков. - М.: Книга, 1989. - С. 360.Поэзия и проза Древнего Востока. - М.: Худож. лит., 1973. - С. 419.

Флоренский П. В водоразделов мысли / П Флоренский. - IMCA - PRESS, 1985. - T. 1. - C. 198.

Фрейд З. Введение в психоанализ: [лекции] / Зигмунд Фрейд. - М.: Наука, 1989. - С. 107.

Фрейд З. Толкование сновидений / Зигмунд Фрейд. - К.: Здоровье, 1991. - 384 с.

Фрэзер Д. Фольклор в ветхом завете / Д Фрэзер. - М.: Политиздат, 1985. - С. 13-28.

Drill A. A. Freud's Contribution to Psychiatry / А. Drill. - Norton: New-York, 1944. - P. 103.

Рецензенты: Кудла А.П., к.филол.н, доцент, Литвак С. Я., к. Филол. н.

© Волошина Н.В., 2009 Статья поступила в редколлегию 25.10.09

Загрузка...