Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
М. Вороной утвердились как талантливые поэты, первопроходцы, общественные деятели, зачинатели символизма в национальных литературах. Литературная деятельность художников, их активная позиция в общественной и художественной жизни начала ХХ в., А также широкий интерес к их творческого наследия со стороны литературоведов доказывают справедливость отвода ведущих мест В. Брюсову и Н. Вороном в эволюции российского и украинского символизма.

В течение последних десятилетий заметен интерес к технической стороне стихотворения Брюсова и Вороного. Среди таких исследований выделяются работы М. Гаспарова [3, 4, 5], Л. Голомб [6], А. Клинга [10]; В. Колкутин [11], Н. Костенко [12], Ю. Лотмана [139], П. Руднева [15] и др.

Очень близко к фронтальной разработки строфического уровня брюсовськои версификации подошел М. Гаспаров [3, 4, 5]. В ряде работ он указал на общие тенденции в строфических экспериментах Брюсова и попытался семантического и структурного анализа некоторых из них. Однако целостной статистически выверенной картины всей строфической системы лирики поэта нет и у него.

Украинский литературовед А. Гонюк, анализируя литературный процесс на рубеже веков, также отмечает особый рост культуры украинского стихосложения, проходящей путь "от народно ритмов к свободному и белого стихов" [7, 8]. Как и российская, украинская поэзия того времени тяготеет к синтезу искусств - "музыкальные образы и переживания в ней тонко згармонизовани с малярськимим эффектами ..." [7, 8]. Несмотря на прозрачные параллели в сфере версификационной мастерства и синтезирующего ядра поэзии Брюсова и Вороного, целесообразно вспомнить идеи Д. Дюришина [8], Д. Наливайко [14] и др., Которые отмечают, что перспективными являются исследования метрических и ритмических особенностей стихотворных произведений разнонациональных литератур, ведь "для сравнительного изучения литературы имеет большое значение ... детальное версификационной исследования в плоскости сравнительной метрики" [8, 186] и сравнительной строфики.

Выделяя различные типы строфичнои организации текстов В. Брюсова и М. Вороного, руководствуемся сложившейся классификации [9], согласно которой строфы делятся на: 1) однострофични и полистрофични; 2) ривнострофични и неривнострофичний; 3) твердые архитектонические формы.

Склонность Брюсова и Вороного к поэзии балладного типа, в которой доминирующим является сюжетное развитие от завязки к развязке, по своей природе исключала широкое использование коротких однострофичних текстов - их доля составляет 12,8% и 10,2% в доработку российского и украинского поэтов соответственно. В подсчета по стихам процент однострофичних произведений Вороного еще меньше (3,9%) и подчеркивает нашу предыдущую мысль о епизации лирических сюжетов обоих авторов.

Конечно, структуре однострофичних произведений лучше отвечал жанр поэтических зарисовок, экспромта, пародии и эпиграммы. Последние - наиболее распространенные в творчестве художников. Среди них назовем поэзии "Ф.Сологуб", "А.Блок", "К.Д.Б." Брюсова и "Камо?", "Молитва", "Балетници" Вороного. Произведения интересны для исследователей истории литературы и биографов поэтов начала ХХ в., Однако с точки зрения архитектоники поэзия является традиционной (преимущественно катренна построение). Внимания заслуживает другая группа однострофичних произведений, по своей жанровой принадлежностью охватывает пейзажную, философскую и чистую лирику художников.

Своеобразная архитектоника наблюдается в поэзии Вороного "Плеяды", однострофичну основу которой составляют непопулярные в украинской лирике 13 стихотворений свободного рифмовки (ABBABCCAADADA). Вороной за основу произведения выбирает древнегреческий миф о рождении плеяд - семи сестер, дочерей Атланта и Плейоны, которые были превращены в созвездие, украинское название которого - Волосожар. Появление созвездия на ночном небе знаменует для лирического героя приход нового года, а вместе с ним появляются мысли о будущем, определенные надежды и ожидания. В схеме рифмовки заметна сквозная присутствие стихов, соответствуют букве "А". Именно они, включая в своем составе рефренний стихотворение "Семь самоцвитив звездного кисти ", несут основное содержание, сочетая астрофичний структуру ПМК в одно целое:

Семь самоцветов звездного кисти А

В безграничном величественном пространстве, в

В искристом море! В

их появила Атлас и Плейоны ... А

Дочери богов те красавицы звезды: В

Электра, и Тагеса, и Стеро па, С

И Майя, и Целена, и Меро па, С

И Альцио на, А

Семь самоцветов звездного кисти! А

Эти предвестницы нового года, Б

С 'являясь, как золотая корона, а

объединяет с нами древности глубокой ... Б

Семь самоцветов звездного кисти! [2, 64]. А

Несмотря на однострофичну структуру из 13 стихотворений, в поэзии Вороного прослеживается симметрия. Условным центром произведения является 6-й, 7-й, 8-й стихи, в которых автор использует только названия звезд. Продуманная архитектоника позволяет также выделить начальный танка, что интерпретирует миф о появлении созвездия Плеяд, и конечный танка, отражающий непосредственно рефлексию лирического героя во время созерцания звездного неба. Поэзия "Плеяды" убедительно свидетельствует о тяготении Вороного к поискам не как в идейно-тематической плоскости, как в области лирической формы.

Еще одним образцом кропотливой работы украинского поэта над архитектоникой лирического произведения является поэзия "Облачко", что через новые образы интерпретирует традиционную тему фатализма. В мировой литературе популярным был сюжет об Икаре, а также тема бабочки и пламени. К литературных образов с фатальным стремлением приобщиться к прекрасному и одновременно недостижимого, относится и образ облака, созданный Вороным

... Захотелось ей прижаться к

солнца горячего А

И летела, летела она, спешила

к нему! .. А

И, сп 'янившы от света, вздохнула

в сладком обморок В

И, цели не достигнув, растаяла

в ясном свете [2, 71]. В

С точки зрения строфической построения, имеем дело с условным катреном. Рассматривать отрывок как восьмистишие не позволяет метрическая построение произведения(Ан5), что в таком случае теряет свой выразительный ритмический рисунок. Вороной придает произведению с относительно нейтральным названием "Облако" дополнительного напряжения за счет обрыва, генерирующий ожидания следующей мысли. Бесспорно, в случае сплошной пятистопного построения каждого стиха поэтическая речь теряло именно то психологическое звучание, на создание которого был направлен идейный замысел художника. Поэзия "Облачко" является прекрасным образцом диалектического единства таких уровней архитектоники лирического произведения, как метрика, строфика и семантика.

Фольклорная традиция отчетливо выступает в 10-стихи Вороного "VIII. Девушка-молния", что составляет часть цикла "Гротески". Название произведения - это параллелизм, в произведении номинально отсутствует. Автор постепенно подводит читателя к пониманию внутренней сущности образа девушки. Традиционно для Вороного, в структуре однострофичного произведения условно выделяется два шестивирши, несущие две темы - описание молнии как природного явления и описание девушки, к которой лирический герой имеет определенные чувства:

Молние гневная!

Ты дорогая мне а

Тем, что сквозь темноту ночи В

Бросаешь стрелы свои огненные а

И, рассекая облака грозные, а

Блеск радуешь глаза. В Девушка родная!

Ты дорогая мне а

Тем, что соревнования девичьи В

Крешуться в сердце твоем, как огне,

И, разбивая думы грустные, а

Играют, как молнии ночи [2, 84]. В

Параллелизм "девушка-молния" возникает из сопоставления двух пятистиший, имеющих аналогичное строение, а также графически выделенных обращений в каждой строфе - "Молния гневная!" и "Девушка-родная!". Средством сочетание стихов в одно архитектоническое целое выступает также рифма (схема рифмовки - аВааВаВааВ). Благодаря образно-семантической и графической тождества условных шестивиршив абсолютно мотивированным является образное название произведения. Развитие темы в последнем стихи и ее завершение через сравнение "девичьих соревнований" с молнией ночи возвращает читателя к началу строфы к предыдущей теме. Таким чинтрофической лирики Брюсова есть тяготение к редким сверхдлинных размеров, объясняется экспериментаторских и стилизаторскими интенциями поэта. Сюда относятся поэзии "Начинающему" (Д6цу1), "Лишь безмятежно мира." (Д6цу1) и др. Программное направление всех трех произведений очевидно, что в полной мере соответствует статусу Брюсова как зачинателя и теоретика русского символизма:

Нет, мы НЕ только творцы, мы все и хранители тайны! А

В образах, в ритмах, в словах есть откровенья веков. Ь

гимнов заветные звуки для слуха жрецов НЕ случайны, а

праздный в них различит лишь сочетание слов [1, 256]. Ь

Строфа является имитацией античного гекзаметра, что также усиливает идейное направление произведения - установки художника начинающему. О символичность поэтического мышления поэта свидетельствует сосредоточенность именно на образах, ритмах, лексическом и звуковом наполнении поэзии. Неслучайно также сопоставление миссии художника слова с миссией жреца - того, кто видит скрытые знаки и символы в повседневной жизни и направляет действия и поступки обычного человека. Незаурядную роль поэта-демиурга раскрывает Брюсов в однострофичний поэзии "Лишь безмятежно мира.". Ранимая душа лирического героя стремится ощущение покоя и единения с вечностью ради возможности творить по-настоящему

"чистое" искусство

В благостном холоде сте-, пью из святого потира А

Таинство последних Молчан, сшедший с арены борец. Ь

Прошлое прошлому брошу! Лишь безмятежно мира, а

Лишь раствориться в тумане жаждет душа, наконец! В

Среди архитектонических особенностей произведения следует отметить рифмовки тринадцятивирша только на две рифмы (аВаВаВаВаВаВа), причем наблюдается своеобразный сбой и изменение клаузул в последнем четверостишии за счет добавления пятого стиха ко второму условного катрена. Брюсов нетрадиционным (на фоне метрической и строфического курсивом) приемом "клаузульного" курсива выделяет наиболее сильную учитывая идейное содержание часть поэзии.

Дополнительногоистистю Брюсова начала ХХ в., чувствовал определенный кризис напрямую и ожидал изменений, в конце концов будут принесены яркой когортой молодых поэтов-символистов. В свете семантической и синтаксической контрастности условных строф поэзии, графическая единство стихов является крайне важной, ведь именно она подчеркивает монолитность поэтической мысли Брюсова о закономерности литературного процесса и взаимосвязь поколений.

Взвешенность архитектоники поэтических произведений на всех уровнях стала отличительным признаком идиостилив В. Брюсова и М. Вороного. Несмотря на многообразие и динамические изменения метрической и строфического репертуара художников, стихотворение В. Брюсова и М. Вороного, прежде всего, характеризуется четкостью ритмической упорядоченности и усилением архитектонической семантики, что характерно для поэтов среди предшественников, современников и следующего поколения художников.

Архитектонические особенности лирических произведений В. Брюсова и М. Вороного составляют тесное сплетение традиции и новаторства. Притяжения ярких представителей российского и украинского символизма к версификационной поисков становится основой поэтического мышления современных и будущих поколений.

Детальное исследование архитектонических особенностей поэзии В. Брюсова и М. Вороного может порождать новые научные исследования. Типологические сравнения метрики и строфики поэтических произведений других авторов в различных национальных литературах определять прерогативы дальнейших перспективных исследований специального, уточняющего и обобщающего характера.

Список использованных источников

Брюсов В. Я. Сочинения: [в 2-х т.]. Т. 1. Стихотворения и поэмы [Текст] / В. Я. Брюсов; сост., вступ. ст. и ком. А. Козловского. - М.: Худож. лит., 1987. - 575 с.

Вороной М. К. Поэзии. Переводы. Критика. Публицистика / Николай Вороной. - К.: Наукова думка, 1996. - 704 с.

Гаспаров М. Л. 1905 год и метрическая эволюция Блока, Брюсова, Белого // Гаспаров М. Л. Избранные труды. Т. ИИИ. В стихе. - М.: Языки русской культуры, 1997. - С. 469-475.

Гаспаров М. Л. Русские стихи 1890-1925 годов в комментариях : Учеб. пособие для вузов / М. Л. Гаспаров. - М. : Высш. шк., 1993. - 272 с.

Гаспаров М. Л. Брюсов-стиховед и Брюсов-стихотворец (1910-1920-е годы) // Гаспаров М.Л. Избранные труды. Т. ІІІ. О стихе. - М. : Языки русской культуры, 1997. - С. 399-422.

Голомб Л. Інтертекстуальність лірики Миколи Вороного / Лідія Голомб // Studia Methodologica. - Вип. 19. - С. 182-192.

Гонюк О. В. Українська література кінця ХІХ - початку ХХ ст.: Навч. посіб / О. В. Гонюк.- Д. : РВВ ДНУ, 2001. - 96 с.

Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы. Пер. со словацк. / Предисл. Ю. В. Богданова / Диониз Дюришин. - М. : Прогресс, 1979. - 320 с.

Качуровський І. Строфіка : Підручник для студентів філологічного факультету вищого навчального закладу / Ігор Качуровський. - К. : Либідь, 1994. - 168 с.

Клинг О. А. Брюсов: через эксперимент к "неоклассике" / О. Клинг // Связь времен. Проблемы преемственности в русской литературе конца XIX - начала XX века. - М. : Наследие, 1992. - С. 264-280.

Колкутіна В. В. Літературно-естетичні погляди Миколи Вороного (за поетичними циклами майстра) : дис. ... канд. філол. наук : 10.01.01 / Вікторія Вікторівна Колкутіна. - Одеса, 1998. - 177 с.

Костенко Н. В. Українське віршування ХХ ст.: Навчальний посібник. - 2-ге вид., випр. та доп / Н. В. Костенко. - К. : Видавничо-поліграфічний центр "Київський університет", 2006. - 287 с.

Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста: Структура стиха: Пособие для студентов / Лотман Ю. - Л. : Просвещение, 1972. - 271 с.

Наливайко Д. Теорія літератури й компаративістика / Дмитро Наливайко. - К. : Вид. дім "Києво-Могилянська академія", 2006. - 348 с.

Руднев П. А. Из истории метрического репертуара русских поэтов ХІХ - нач. ХХ века / П. А. Руднев // Теория стиха. - Л. : Наука, 1968. - С. 107-144.

Язык символов : числа, фигуры, время / Сост. В. М. Рошаль. - М. : Эксмо, 2005.- 400 с.

В статье рассматриваются архитектурные особенности монострофических хозяйств Валерия Брюсова и Николая Ворони. Обилие поэтов поэзией балладного типа, включавшее развертывание сюжета от открытия до развязки, сделало невозможным широкое использование коротких монострофических текстов. Их доля составляет лишь 12,8% и 10,2% в шедевре русских и украинских поэтов. Несмотря на разнообразие и динамические изменения метрических и строфических репертуаров поэтов, поэзия Брюсова и Ворони характеризуется точностью ритмического достижения и интенсификацией архитектурной семантики. Жанры эскиза, импровизации, пародии, эпиграммы, а также пейзажной и философской лирики лучше всего соответствовали структуре монострофических стихов.

Ключевые слова: архитектоника, рифма, рифмование, строфа, символизм, стихотворение.

Загрузка...