Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Религии Китая: конфуцианство

Религии Китая: конфуцианство

План

1. Конфуцианство

2. Культ предков и нормы Сяо.

3. Воспитание и образование.

4. Литература

Конфуцианство

Возникновение конфуцианства всегда связывается с Древним Китаем. В чем специфика религиозной структуры и психологических особенностей мышления, всей духовной ориентации в Китае?

Трезво мыслящий китаец никогда не задумывался над тайнами бытия, проблемами жизни и смерти, однако он всегда видел перед собой эталон порядочности и считал свой священный долг ему подражать. Китаец больше всего ценит свое материальное жизни. Огромными и общепризнанными пророками здесь считались прежде всего те, кто учил жить достойно и в соответствии с принятой нормой, а не во имя благополучия на том свете или спасения от страданий.

Все эти специфические особенности системы ценностей, сложившихся в Китае за тысячелетия, предшествовавшие эпохе Конфуция, подготовили страну к восприятию тех принципов и норм жизни, которые навсегда вошли в историю под названием конфуцианство. Суть их уже тогда, задолго до Конфуция, сводилась к обособлению иррациональных основ религии и возвеличивания рациональных основ этики, подчинение религиозно-этических норм требованиям социальной политики и администрации.

Конфуций (Кун Фуцзя) родился и жил в эпоху больших социальных и политических потрясений, когда Китай находился в тяжелой кризисе. Власть чжоуского правителя давно ослабла, хотя он и продолжал считаться сыном неба и выполнял свои функции первой священника. Разрушались патриархально-родовые нормы, в жестоких междоусобицах гибла родовая аристократия, на смену ей приходила централизованная власть правителей отдельных каст, опирались на административно-бюрократический аппарат с незначительного служилого чиновничества. Выступив с критикой своей эпохи и высоко оценивая прошлое, Конфуций на основе этого противопоставления создал свой идеал усовершенствованной человека Цзюн-цзы.

Високоморальний Цзюн-цзы, сконструированный Конфуцием как эталон для подражания, обладает двумя важными, по его представлениям, достоинствами: гуманностью и чувством долга. Понятие "гуманность" (жэнь) включало в себя многие качества: скромность, справедливость, сдержанность, достоинство, бескорыстие, любовь к людям и тому подобное. Жень это высокий, почти недостижимый идеал, характерными чертами которого владели только древние: из современников Конфуций считал гуманным, включая себя, только своего рано умершего любимого ученика Янь Хуеня. Обязанность это моральное обязательство, которое гуманный человек благодаря своим добродетелям несет в себе сама. Чувство долга, как правило, обусловлено знанием и высшими принципами, но не расчетом. Конфуций разработал и ряд других понятий, включая верность и ширисть (чжэнь), благопристойность и соблюдение это- "ремонте и обрядов.

Конфуций широ стремился создать идеал рыцаря добродетели, который борется за утверждение высокой морали, против существующей несправедливости. Однако, как это случается, с превращением его учения в официальную догму, на первый план выступила не суть, а внешняя форма, оказалась преимущественно в демонстрации преданности старине, уважении к старшим, кажущейся скромности и порядочности. В средневековом Китае постепенно сложились и были канонизированы определенные нормы и стереотипы поведения каждого человека в зависимости вид того, какое место она занимала в социально-чиновничьей иерархии.

В любой момент жизни, на любой случай в счастье и горе, при рождении и смерти, поступлении в школу или назначении на службу всегда и во всем существовали строго фиксированные и обязательные для всех правила поведения. В эпоху Хань был составлен подробный сборник этих правил внешней вежливости и церемоний трактат Линзы, компендиум конфуцианских норм, использовавшийся на протяжении более двух тысяч лет. Все записанные в этой обрядовой книге правила следовало знать и применять на практике, причем с большим старанием, чем выше вановище в обществе занимал человек.

Конфуций, отталкиваясь от сконструированного им социального идеала, сформулировал основы такого социального порядка, который хотел бы видеть в Поднебесной: "Пусть отец будет отцом, сын сыном, царь царем, чиновник чиновником, пусть все в этом мире хаоса и смешения станет на свои места, все будут знать свои места, права и обязанности, делать то, что им принадлежит. Упорядоченное таким образом общество должно состоять из двух категорий: верхов и низов тех, кто думает и управляет, и тех, кто трудится и подчиняется ". Критерием разделения на верхи и низы служили не знатность происхождения и тем более не богатство, которое Конфуций презирал, а только знания и добродетели, а точнее, степень близости человека к идеалу Цзюн-цзы.

Формально этот критерий открывал путь для любого, кто приносил связку сушеного мяса, то есть плату за обучение. Фактически дело было сложнее: чиновники были отделены от простого народа стеной иероглифов, то есть грамотностью, препятствием, которое трудно преодолеть.

Одной из важнейших основ социального порядка, по Кон-фуцием, было строгое подчинение старшим. Любой из старших: отец, чиновник или император это неоспоримый авторитет для младшего. Слепое повиновение его воле, слову, желанию это элементарная норма государства в целом, клана, семьи. Неслучайно Конфуций любил говорить, что государство это большая семья, а семья это было государство.

Культ предков и нормы Сяо.

Речь идет о культе предков, как мертвых, так и живых. Значительно изменив содержание и формы этого культа, известного в своих основных чертах почти всем народам, конфуцианство придало ему глубокого содержания и превратило его в первейшую обязанность каждого китайца, универсальную и общую норму поведения. Именно с этой целью Конфуций разработал учение о Сяо, сыновнюю уважение.

Сяо это основа гуманности. Быть вежливым сыном обязан каждый, а особенно человек грамотный, всвечений, которая стремится к идеалу Цзюн-цзы. Суть Сяо служить родителям по правилам обязанности Ли, похоронить их по правилам Ли и приносить им жертвы по правилам Ли. Культ сыновней уважения со временем достиг в Китае всеобщего признания и стал нормой жизни. Повествования о выдающихся поступки Сяо, собранные в сборнике "24 примера Сяо", превратились в объект восхищения и подражания. Например, образец Сяо из этого сборника: восьмилетний мальчик летними ночами не отгонял от себя комаров: пусть они лучше кусают его, чтобы не беспокоили родителей; вежливый сын голодного года отрезал кусок своего тела, чтобы сварить бульон для ослабевшего отца. Эти и многие другие пример и в-рассказов должны были с детства воспитывать в человеке уважительного сына, готовность к пожертвованию во имя культа семьи и клана. Конфуцианский культ предков и нормы Сяо способствовали расцвету этого культа. Семью считали стержнем общества, интересы семьи преобладали над интересами личности, которая рассматривалась лишь сквозь призму ее (семьи) вечных интересов. Взрослого сына женили, дочь отдавали замуж по выбору и решению родителей, причем это считалось нормальным и естественным, что проблема любви при этом не становилась ни перед кем. Любовь, то есть что-то личное, была чем-то несравненно ниже, чем интересы семьи, которая считалась категорией высокого долга. Любовь могла прийти после брака, а могла вовсе не прийти. Но это никогда не мешало нормальному существованию семьи и выполнению супругами своего осознанного социально-семейного долга.

который выражался в сохранении интересов семьи, то есть в рождении детей, прежде всего сыновей, призванных продолжать род, укреплять позиции семьи в веках.

Процесс превращения конфуцианства в официальную доктрину централизованной китайской империи занял немало времени. Сначала необходимо было детально разработать учение, добиться его распространения в стране, что и было сделано последователями Конфу-ция. Успехам конфуцианства в большой степени способствовало и то, что это учение основывается на небольших изменениех древних традиций, на привычных нормах этики и культа.

В условиях эпохи Чаньго (V НЕТ в. До н.э.), когда в Китае спорили различные философские школы, конфуцианство по своему значению и влиянию занимало первое место, несмотря на то, что предложенные последователями конфуцианства методы управления страной тогда не получили признания. Этому помешали соперники конфуцианцев Легисты.

Учение законников легистов резко отличалось от Конфуций-анського. В основе легистского доктрины лежал безусловный примат писаного закона, сила и авторитет которого должны держаться на палочной дисциплине и жестоких наказаниях. Грубые методы легизма для правителей были более выгодными и эффективными, поскольку они позволяли держать в руках централизованный контроль над частным собственником, что имело большое значение в борьбе за объединение Китая.

Синтез конфуцианства с легизмом оказался несложным делом. Во-первых, несмотря на значительные различия, легизм и конфуцианство имели немало общего: последователи обеих доктрин мыслили рационалистически. И для тех, и для других царь был высшей инстанцией, министры, чиновники его основными помощниками в управлении, а народ косной массой, которой нужно управлять для его же блага. Во-вторых, этот синтез был необходим: введенные легизмом методы и институты, без которых нельзя управлять империей, в интересах той же империи следует сочетать с уважением к традициям и патриархально-классовых связей, что и было осуществлено.

Превращение конфуцианства в официальную идеологию явилось поворотным пунктом в истории этого учения и самого Китая. Если раннее конфуцианство, призывая учиться у древних, предполагало за каждым право самому размышлять, то теперь набирала сил доктрина абсолютной святости и незыблемости древних канонов. Конфуцианство сумело занять ведущие позиции в китайском обществе, идеологически закрепить свой крайний консерватизм, нашедший наивысшее проявление в культе неизменной формы.

Опираясь на древние представления о небе и высшее небесную благодать (дэ), конфуцианство выработало постулат, согласно которому правитель получал божественный мандат (Мин) на право управлять страной только потому, что он был добропорядочным в конфуцианском смысле этого слова.

Отступая от принятых норм, правитель терял и право на этот мандат. За соблюдением норм следили конфуцианские ученые чиновники, наследники жрецов-чиновников Инском-Чжо-УСК Китая, олицетворяли в себе единство и слияние высшей администрации и религиозно-идеологической власти. Воспроизведение этих ученых-чиновников превратилось в конфуцианском Китае в одну из важнейших задач государственной важности

Воспитание и образование.

Начиная с эпохи Хань, конфуцианцы не только держали в своих руках управление государством и обществом, но и заботились о том, чтобы конфуцианские нормы и ценности стали общепризнанными, превратились в символ истинно китайского. Это привело к тому, что каждый китаец от рождения по воспитанию должен быть прежде всего конфуцианцем. Это означало, что с первых шагов жизни китаец в быту и в общении с людьми, при выполнении важных семейных и общественных обрядов и ритуалов действовал так, как это было предписано конф-цианськимы традициями.

Воспитание начиналось с семьи, с детства, с приучения к культу предков и норм Сяо, к строгому соблюдению церемониала в семье и особенно на людях в обществе.

В стране возник небывалый культ грамотности, иероглифа, конфуцианских образованных моралистов-начетчиков, ученых-чиновников, которые умеют читать, понимать и разъяснять мудрость священных книг, прослойка грамотных интеллектуалов, которые сосредоточили в своих руках монополию на знания, образование и руководство, заняв в Китае место, которое в других обществах занимало дворянство, духовенство, бюрократия.

Вся система образования в средневековом Китае была ориентирована на подготовку знатоков конфуцианства. Доскональное знание древних текстов, умение свобв оперировать выражением мудрецов и, как образец, умение писать сочинения, в которых свободно излагалась и комментировалось мудрость древних такой была программа обучения в китайской школе, государственной и частной. На протяжении тысячелетий именно это считалось в Китае наукой.

Дать сыну образование и вывести его в люди мечта каждой семьи в Китае, но осуществить ее было нелегко. Нужно было изучить несколько тысяч иероглифов и с их помощью уметь разбираться в сложных древних текстах, написанных малопонятной письменной речью. На это тратились долгие годы упорного труда, и давалась образование не всем. Однако следует отметить, что научить бедного, но способного родственника считалось делом чести всей семьи и приносило им в случае успеха большую выгоду, что, конечно, стимулировало благотворительность.

Конфуцианцы и набранные из числа чиновников люди эффективно руководили всей империей за исключением тех периодов, когда Китай находился в состоянии кризиса и центральная власть заметно ослаблювалася. В периоды кризиса особенно проявилась характерная закономерность; взяточничество и коррупция (которые никогда не исчезали, но в период эффективного функционирования власти определенным образом ограничивались и официально строго преследовались), расцветали пышным цветом.

Именно в периоды глубокого упадка и разложения империи в среде чиновников были популярны деятели, мужественно сопротивлялись и разоблачали недостатки современного общества. При этом они не только руководствовались интересами многострадального народа, но и были обеспокоены нелегкимьзавданням спасти вечные священные принципы конфуцианской государства.

Призывы этих честных чиновников не мешали, конечно, кризис идти своим путем. Однако их деятельность не была напрасной. Некоторые из них присоединялся к восставшим крестьянам и даже возглавлял движение, в случае его победы становился советником нового императора. После смерти таких честных чиновников, особенно если они были жертвой репрессий со стороны правительства, их действия становились легендарными. Эти легенды поддерживали в народекульт мудрых, справедливых и заботливых конфуцианских ученых-чиновников. Культ этот всегда существовал в Китае.

Понятие "китайские церемонии" касалось жизни и быта каждого китайца настолько, насколько он в старом Китае был причастен к конфуцианства. В этом смысле церемониальные нормы можно было бы сопоставить с религиозными: подобно тому, как в рамках других религий все детали ритуала, как правило, были известны только профессиональному духовенству, знание всего комплекса церемоний было привилегией ученых-чиновников. Среди этого образованного слоя тщательное соблюдение всех церемоний и деталей этикета, умеренность в поступках, движениях, одежде, украшениях было не только природными и обязательными, отличительным признаком, но и считалось условием престижа, критерием образованности. Подчеркнутым соблюдением всех условностей и формальностей шеньши пытались выделить себя из невежественной массы китайцев, знакомых с церемониалом лишь в общих чертах.

Культ формы породил в сфере конфуцианских шеньши странное переплетение чувства самоуважения с показательным самоуничтожением.

Нормы поведения предполагали низкий тон каждого из представителей обеих сторон относительно самого себя ( «Я, недостойный, смею побеспокоить ...», «Как Ваше драгоценное фамилия?", "Ваш недостойный слуга надеется" и т.д.).

Но такая форма обращение не означало, что собеседник (даже если его поза, жест, мимика соответствовали унизительном тона) на самом деле считает себя никчемным.

Вид в конфуцианском Китае была эквивалентом религиозного ритуала, например молитвикы в христианстве или исламе, аскезы или медитации в индуизме и буддизме. Чем плотнее была сетка обязательного церемониала, тем больше человек приближалась к состоянию автомата. Ни свободного проявления воли, ни смелости и непосредственности в чувствах, ни стремление к реализации гражданских прав все это заменялось, витискалось постоянной тенденцией к полному, автоматического и подробно разработанного веками ритуала. Конфуцианская централизованное государство,ских и социальных процессов основа всего китайского образа жизни, принцип организации китайского общества, квинтэссенция китайской цивилизации.

Можно сказать, что именно благодаря конфуцианству со всем его культом древности и консерватизмом, китайское государство и общество не только просуществовали более две тысячи лет в почти неизменном виде, но и завоевали огромную силу консервативной инерции. Двадцатый век покончил с конфуцианством как официальной идеологией, но пока нельзя сказать, что все консервативные традиции, которые питаются из источников конфуцианства, побежденные.

На протяжении более двух тысяч лет конфуцианство формировало умы и чувства китайцев, влияло на их убеждения, психологию, поведение, мышление, восприятие, на их быт и образ жизни. В этом смысле конфуцианство не уступает ни одной из великих религий мира, а кое в чем даже превосходит их. Конфуцианство заметно закрасило в свои тона всю национальную культуру Китая, национальный характер его населения, оно сумело стать (во всяком случае для старого Китая) незаменимым.

Литература

1. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993

2. Бендикс Р. Образ общества у Макса Вебера // М. Вебер. Избранное. Образ общества. М., 1994.

3. Вах И. Социология религии // Социология религии: классические подходы. Хрестоматия. Научная редакция и заключения М.П.Гапочкы и Ю.АКимелева. М., 1994.

4. Вебер М. Наука как призвание и профессия // М Вебер. Избранное. М., 1990.

5. Гараджа В.И. Религия как предмет социологического анализа // Религия и общество. Хрестоматия по социологии религии. Под ред. В.И. Гараджа. М., 1994.

6. Крывелев И.А. История религии. В 2 т. М., 1975-1976.

7. Гуревич П.С. Нетрадиционные религии на Западе

Загрузка...

Страницы: 1 2