Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
Выбор стратегии современной украинской педагогики

Выбор стратегии современной украинской педагогики

План

1. Выбор стратегии современной украинской педагогики

2. Проблема возвращения к традиционно-христианских основ

3. Национальный характер образования и воспитания

Анализ перехода от одной системы ценностей к другой обнаруживает одну очень важную особенность этого процесса: главная борьба всегда разворачивается вокруг вершины иерархии ценностей, то есть вокруг «главного предмета веры". Он этот "главный предмет веры" на самом деле определяет характер, содержание и направленность всей системы. У христиан это вера в Бога, является воплощением Абсолюта Любви и Добра. В коммунистической идеологии это вера в "дело коммунизма". У фашистов вера в свою нацию, которая призвана господствовать над другими народами и т. д.

С точки зрения христианского мировоззрения здесь речь идет о выборе между системой, которая ориентируется на веру в Бога, и системой, основанной на идолопоклонстве, когда вера в Бога отбрасывается, а главным предметом ее выбирают какую-то идею классового, расового, этнического характера и т.д. . Такой взгляд на проблему выбора системы ценностей дает ключ и к поискам стратегии нашей педагогики. В действительности она стоит перед выбором между возвращением к традиционно-христианской системы образования и воспитания, а одной стороны, и переориентацией на один из разновидностей антихристианских систем ценностей, -с другой, "Две системы ценностей, материализм и христианство, две этики, этика борьбы и этика любви это два пути и два решения судьбы человечества в любом масштабе "(Войтыла К., 1991, с. 29 60).

Традиционно христианская стратегия предполагает веру в Бога, в Абсолют Любви и Добра. Она признает греховную слабость человека и имеет целью помочь ей стать лучше. Главным предметом внимания в традиционно христианском воспитании является развитие совести человека, удерживает ее от создания зла, указывает на совершенное проступокой против морали, предостерегает от греха. Образцом воспитанности в этой стратегии есть человек, который служит Богу и Отечеству, а следовательно, в своей повседневной деятельности стремится к добру на земле и соответственно определяет свои поступки.

Христианская стратегия воспитания характерна для европейской традиции и сегодня доминирует в культуре, отношениях и педагогике большинства европейских государств несмотря на часто декларируемую здесь религиозную равнодушие отдельных представителей этих обществ.

Палитра антихристианских стратегий воспитания достаточно обширна и действительно отражает фактическое многоголосие взглядов в разных обществах.

Вряд ли стоит сегодня опасаться реанимации коммунистических идеи и системы ценностей в их ортодоксальных вариантах. Потеря позиций является доказательством их нежизнеспособности. Такой же маловероятной возможность возвращения стратегии фашизма. История XX в. дала человеку убедительные уроки по этих двух систем ценностей. Они разрушают сущность человека, превращая ее в "средство", которым манипулирует в своих целях каста преступников.

Из сказанного можно было бы сделать вывод, что наше современное воспитание неизбежно пойдет традиционно христианским путем. Но такой вывод был бы преждевременным и означал бы попытку выдать желаемое за действительное. На самом деле современном украинском воспитанию грозит другая опасность, и симптомы ее уже ощутимы. Главным источником угрозы является антропоцентризм, который сформировался в результате трансформации социального гуманизма на почве самодовольно рационализма. Как представляется, он (антропоцентризм) является главной причиной духовного кризиса ряда западных культур, в частности, культуры североамериканской.

Философия антропоцентризма берет свое начало в прометеизм конца XIX в., А свое научное основание получила в теории Дарвина, в концепции бигевиоризму, в опытах русского физиолога И. Павлова и др. Как и в других случаях, в основу соответствующей системы ценностей положено веру, но не в Бога, а в Человека. Она человек трактуется здесь как "венец"должны признать своим императивом. "... В христианстве есть и будет всегда источник возрождения народов, хотя бы Каким состояние вводила их историческая судьба", писал Ушинский (Ушинский К., 1978, с. 306). К этому выводу побуждает нас также ощущение нашей традиции, наша историческая память. Украинский воспитания по добольшевистской времен всегда было глубоко христианским, а Церковь и религия занимали в нем весьма заметное место.

Выступая на Первом украинском педагогическом конгрессе (1936 г.), Известный галицкий педагог в. Юлиан Дзерович отметил такие полезные для нашего воспитания особенности христианства: а) христианство наиболее соответствует характера и характеру нашего народа, б) только христианское воспитание, основанное на этике, может строить характеры, служить Родине; в) христианство обеспечивает человеку способность воспринимать морально-этические нормы как целостную систему идеалов, вера в которые приводит их действенность; г) философия христианства несет в себе основы демократического мировоззрения (признает достоинство человека и равенство всех перед Богом и т.п.); г) эта философия имеет универсальный характер относительно места и времени, а потому способна преодолевать шовинизм и чувство национальной исключительности; д) христианство ведет к гармонии духовного и телесного в человеке; е) оно обладает целостным инструментарием воспитания, собственными методами и средствами.

8 числа указанных особенностей стоит выделить нашу естественную склонность к христианству. В нашей ментальности всегда доминировало чувственно-духовное над материальным, украинская душа теоцентрична по своей природе. Христианские основы несла наша культура, начиная с княжеских времен ( "Поучение детям» Владимира Мономаха, летописные источники и т.д.), казацкое воспитание, наша философия и педагогика (Г. Сковорода, П. Юркевич, К Ушинский, Г. Ващенко, И. Огиенко, А. Волошин, С. Русова, галицкий педагогика 30-х годов и т.д.).

Мы должны осознавать, что наши культура и ментальность за годы большевистского режима понесли колоссальные изменения и деформаций. время видаеться, что они носят даже мутационный характер. Но и при этих условиях нуждаемся идти не от сложившегося на почве коммунистической идеологии мировоззрения и не заимствовать слепо "европейский прогресс", а отталкиваться от своей природной, очищенной сущности, от собственных, а не навязанных извне исторических стремлений. Этот тезис вытекает из сущности национального воспитания. Указывая на ошибки в построении воспитательной системы, Ушинский одной из них называет стремление «взять все в Европы", как будто она уже решила все свои проблемы. Считая, что каждая европейская система воспитания укоренена в собственный почву, он приходит к выводу, что подобная попытка неизбежно заканчивается неудачей: мы приносим на нашу почву только «труп» чужой системы (Ушинский, 1964, т. 1, с. 294 295 ).

Проблема возвращения к традиционно-христианских основ

Поскольку наши дальнейшие рассуждения в значительной мере определяться декларируемым выше выбором стратегии воспитания как стратегии традиционно христианской, то представляется целесообразным сразу ответить еще на один ожидаемое и резонный вопрос такого же общего характера: Стоит ли во время безумного научно-технического прогресса говорить о возвращении назад и реанимировать то, казалось бы "вполне" отжившее "и" устаревшее "? Тем более, что и саму духовность, которую здесь связываем с христианским мировоззрением, мы иногда склонны рассматривать" в развитии ", как аналог или параллель техническом развитии человечества, а следовательно, искать какой-то совершенно иной, "совершенный" ее содержание, чем он был в прошлом.

Доминирующий сегодня рационалистический мировоззрение вроде указывает на бесполезность такого "возвращения". Трудно согласиться, что в прошлом могло быть что-то лучше и ум привел нас к чему-то худшему. Однако этот взгляд оказался бы слишком поверхностным. Сама история свидетельствует, что человечество всегда жило "материальным" и "духовным", но состояние духовности общества фактически никогда не определялся его хозяйственно-техническим уровнем. Разным эпохам всегда были присущи значительные диспропорции юте ри аль и духовного в жизни человека, а это значит, что они эти аспекты человеческой культуры функционируют в определенной степени автономно. Как отмечает Г. Ващенко, средневековью был присущ высокий уровень религиозности и духовности при очень низком состояния хозяйственного развития. В этом смысле XX в. кажется чем-то совершенно противоположным. Современная европейская цивилизация, добившись больших научно-технических успехов, создала абсурдный мир, который "разрушает традиционные ценности, противоречит им" (Кремень В. и др., 1996, с. 418).

К проблеме материального и духовного в мировоззрении, а следовательно, и педагогике, мы будем возвращаться еще не раз в следующих разделах этой работы. На этом же этапе обратим лишь внимание на факт, что самой духовности свойственны два аспекта с одной стороны, ее "содержание", внутренняя сущность, а с другой, "Опредмечивания" ее идеальной сущности.

В первом случае речь идет о духовной направленность человека к определенной системе ценностей, имеющих идеальный характер. Это как свет или температура: они либо есть, либо их нет; их может быть много или мало. Во все века человек их чувствовала все равно, потому что они вечные, неизменные, всегда были такими.

Во втором случае речь идет о формах презентации духовности, о том, что делает ее доступной человеку, делает передачу от человека к человеку, от поколения к поколению. Не подлежит сомнению, что такие культурные формы, как религия, философия, наука, право, искусство, традиция и т.д., имея свое материально-предметное решения, определяются развитием материальной культуры и, конечно, не могут считаться вечными; они коррелируют с развитием материально-технических возможностей человека.

Возвращаясь к аналогии со светом и температурой, заметим, что в разные эпохи их источники и носители были разными от обычного огня в атомных электростанций, хотя сами они не менялись.

На двоединости природы духовности отмечает Н. Бердяев. Признавая факт развития, расцвета, отмиранием, упадкаи смерти цивилизаций и народов, а следовательно, и форм культуры, он одновременно подчеркивает, что "ценности культуры бессмертны, в культуре есть бессмертное бессмертно начало" (Бердяев Н., 1990, с. 161).

Таким образом, о связи между состоянием духовности и материальной жизнью можно говорить только, когда речь идет о материальных формы воплощения ценностей, но не о самой природе духовности. Современное состояние технического развития некоторых обществ дает возможность строить очень роскошные храмы и другие символы духовности, но ли это реальному уровню духовности современного человека? И наоборот, опорой глубокой веры в Добро может служить простой крест у дороги или старушка икона на стене.

Такое, собственно, осознание духовности и кладем в основу нашего понимания "возвращение к традиционно-христианских основ воспитания". И даже больше. Оно приводит также правомерность применения самого термина "традиционно христианские принципы", который, на первый взгляд, мог бы вызвать чье-то неприятие. Или не обидит это, мол, представителя мусульманства или других конфессий?

Конечно, выбор термина обусловлен традиционно. Христианство давно было и остается основной религией украинском, и каждый народ, почитая чужое, от своих традиций не отказывается. Трудно представить себе, что в Израиле или в любой мусульманской стране откажутся от своего только для того, чтобы не обидеть иноверцев, которые живут рядом.

Однако, как видно из сказанного выше, этот применяемый нами срок не касается конфессионального уровня религии (так и само христианство, кстати, поликонфессионального) и ориентирован на толерантное отношение к различным конфессиональных взглядов. Обратим внимание также на факт, что христианство положен в основу европейской культуры.

Кроме того, сохраняя этот срок как традиционный для Украины, мы сегодня вкладываем в него только то понимание и то понятие, которое сближает христианское мировоззрение с другими религиями мусульманством, иудаизмом, буддизмом и др. Как говорилось выше, выходимс того, что этика строится на вечном, абсолютном, универсальном и обеспечивает лишь направленность человека к основам Любви и Добра; все остальные являются явлениями культурного уровня и, в условиях демократии, возможно их сосуществования.

Благодаря универсализма вечные абсолютные принципы Любви и Добра всегда доступны и понятны всем людям и народам разного уровня образованности, собственно, благодаря тому, что опредмечуються для каждого человека ризнокультурнимы средствами. Отсюда и понятие "возвращение к традиционно-христианских основ" является синонимичным понятию ^ возвращения к основам вечных, абсолютных и универсальных ". Да и под понятием" возвращение ", безусловно, понимаем" восстановление "," возрождение "и не обязательно в старых формах, хотя с точки зрения интересов национальной культуры их сохранения кажется желательным.

Наши рассуждения могут привести нас и еще к одному существенному вопросу: А действительно настоящее положение вещей таким драматичным, и действительно ли возвращение к духовности для нас императивом?

Конечно, противопоставляя современное развитие европейской цивилизации состоянию его духовности, не можем отвергать технических достижений. Человеку трудно отказаться от тех благ, которые они ей уже дают. Но нельзя также не видать в современной жизни большой дисгармонии материального и духовного. "Основная тенденция новых веков, пишет Г. Ващенко, забыть о небе и овладеть землей привела к большим открытий и изобретений ... Тем не менее редко в какую эпоху человек падал так низко, как она упала теперь. Создав благодаря науке совершенные машины, человек сам стал их рабом, обладая огромными материальными благами, человек растеряла блага духовные "(Ващенко Г., 1994, с. 132). Односторонняя рационалистическая деятельность человека зашла сегодня так далеко, потерпела такого бурного развития и набрала такого направления, современные футурологи предусматривают крах европейской цивилизации, если только она не изменит вектор движения в сторону духовности и самоограничения человека (Кремень В. и др., 1996).

Чернобыль и погодно-климатические катаклизмы последнего времени являются первыми звонками-предупреждениями. "Победа" разума над силами природы привела человечество к пропасти. Оно, как ночная бабочка к свече, тянется к фальшивых блесток технического прогресса, но получает только ожоги и синяки, норовит погибнуть в отходах от собственного комфорта, поезд к которому не решается в себе ограничить.

Наука, не связанная с духовностью, становится явлением страшным. Сегодня она, потеряв духовную умеренность и равновесие, гораздо опаснее, чем атеизм, потому угрожает самому существованию человека. В действительности человечество оказалось перед выбором, который в историческом смысле уже кажется срочным: либо полная катастрофа, или переход на новое мировоззрение. И тем мировоззрением может быть только мировоззрение идеалистическое, что ставит духовное выше, чем материальное; XXI в. будет религиозным или его совсем не будет, считает Андре Мальро.

Таким образом, на поставленный выше вопрос о целесообразности выбора традиционно христианской стратегии воспитания есть только один ответ: какой бы малонадежной эта ориентация не казалась, альтернативы ей нет. Надежда на выживание человека может сегодня связываться только с возможностью ее духовного возрождения.

Стоит, однако, отметить, что, несмотря на тотальную духовную "испорченность" современного мира, человека все же не покидает ощущение нравственного долга. Творя зло, она до сих пор переживает напряжение, тяжесть колебаний, сопротивление добрых сил души. "Повреждение" человека не так глубоко, чтобы она впала в отчаяние и пессимизм, не смогла найти для себя спасение в собственной душе. "Природа больна, но в ней заложено и здоровое начало", пишет К. Войтыла (Войтыла К., 1991, с. 87). К тому же добрую услугу человеку сделает также инстинкт самосохранения: он заставит ее ум к признанию "нового образа жизни", этой категорического альтернативы гибели. Он признает, что агрессии научно-технического прогресса, который ведет человечество туда, можно противопоставить только духовность, только повернення к вечным моральных принципов.

Национальный характер образования и воспитания

Среди ряда проблем, которые сегодня преодолеваем на пути к новой системе образования и воспитания в отношении которых есть немало споров, является определение того, как эта система будет трактовать ценности нашей нации. Это проблема содержания воспитания, и здесь стоит коснуться ее лишь в общих измерениях.

Очевидно, что современная система украинского воспитания должна формироваться как система национальная. В широком смысле она предусматривает присвоение человеком тех ценностей, благодаря которым живет народ и благодаря которым украинская нация отличается от других.

Как отмечал К. Ушинский, нация это совокупность различных признаков души, ума и тела, выражающееся в характере, поведении, образе мышления, психологии человека. Именно поэтому, по его мнению, "в деле общественного воспитания подражания одним народом другого приведет непременно на ложный путь" (Ушинский, 1954, т. 1, с. 123). В своих философских рассуждениях он постоянно пользуется терминами: "английское воспитание", "немецкое воспитание", "французское воспитание" и т. Д.

Во взглядах на национальную природу воспитания Ушинский пришел к выводу, что "несмотря на сходство педагогических форм всех европейских народов" у каждого из них своя особая национальная система воспитания, своя особая цель и свои особые средства достижения этой цели "(Ушинский К ., 1954, т. 1, с. 47). С его размышлений следует также, что каждый народ должен иметь собственную национальную школу и опираться на национальную систему

Загрузка...

Страницы: 1 2