Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК: 140

УДК: 140.8: 21 (043.3)

О.О.Романовський

СООТНОШЕНИЕ ТРАДИЦЙНОГО И ИННОВАЦИОННОГО В ПРОЦЕССЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ФИЛОСОФИИ

В статье подчеркивается необходимость совершенствования учебного процесса в высшей школе, проанализированы возможности соотношение традиционного и инновационного в процессе преподавания философии.

Традиционная модель образования, направленная на передачу будущему специалисту необходимых знаний, умений, навыков в наше время теряет свою перспективность. Возникает потребность изменения стратегических, глобальных целей образования, смещения акцента из знаний специалиста на его человеческие, личностные качества, которые возникают одновременно и как цель, и как средство его подготовки к будущей профессиональной деятельности [1]. Личностно гуманная ориентация образования сейчас общепризнанной. Хотя это еще не гарантирует ее реального воплощения в жизнь, поскольку у нас еще сильны традиции декларативного, гаслового, а нередко и спекулятивного гуманизма, и переход к реальному, истинного гуманизма является непростой даже в теории, а тем более в практике, где ощущаются последствия социально ориентированного авторитарного воспитания и жестко регламентированного учения. Среди многих факторов, влияющих на реальный прогресс в гуманного образования, ориентированных на личность, способствующих созданию условий ее творческого развития и самореализации, следует обратить внимание на поиск и выбор приоритетов и их акцентирования в теоретических подходах, оценках и практической деятельности [1].

В этом контексте целесообразно обратить внимание на интерпретацию и место в системе образования определенных понятий, играют значительную (иногда решающую) роль в процессе учения, в зависимости от того или иного понимания этих понятий.

Существуют понятия, от частого употребления в повседневной жизни становятся как бы всем понятными. Именно таким понятием является "традиция". Что только не берется традицию от постоянных привычек к типам общественных укладов и методов философствования - все считается традицией. Сложилась ситуация, когда каждый, кто "живет в ТРадиции ", знает, о чем идет речь. Но как только мы попытаемся выяснить смысл самого понятия, то почувствуем своеобразный когнитивный диссонанс: мы как бы знаем и одновременно не знаем.

Научные публикации, затрагивающие традиции очень пестрыми. Иногда традиция рассматривается в фольклорно-этнографическом аспекте, иногда - в историческом, иногда - в социологическом и тому подобное. Поскольку "традиция" стала понятием многопрофильным, любая попытка выяснить ее целостный влияние на социум вращается изложением проблемы по образцу: «с одной стороны», «с другой стороны». Но понятно, что такой метод является малоэффективным. По крайней мере, пользуясь этим методом, мы не сможем добавить что-то существенное к тому, что было сказано много раз. Дело, видимо, заключается в том, что подобный подход в определенном смысле является "традиционным". Возможно, именно поэтому в исследовании традиции доминирует прошлое, в меньшей степени - настоящее, и почти никогда - будущее. Эта особенность очевидна, но с ней ничего нельзя поделать. При этом никто серьезно не утверждает, что существуют общества без традиций, или то, что когда-то такие общества с появятся.

Учитывая сказанное, попробуем выяснить целостный влияние традиции на современный социум. Такой подход можно реализовать только путем исследования традиции как комплексного механизма влияния на общество. Отсюда возникает необходимость вопросы о месте традиции как в системе гуманитарного, так и философского знания. Осуществление этой задачи невозможно без определенного методологического подхода.

Обратимся к исходной дефиниции. Этимология слова "традиция" вытекает из латинского traditio - передача, указывает на его связь с регулированием механизмов подражания, преемственность. В наше время традиции определяют как определенные элементы социального опыта (нормы поведения, жизненные установки, ценности, обряды и т.д.), которые передаются от поколения к поколению и сохраняющиеся в течение длительного времени. Считается, что эти элементы усваиваются индивидом и обществом в целом преимущественно некритически и имеют при этом абсолютну социальную значимость. Отметим, что это определение в первую очередь имеет значение "социального опыта", хотя и не только его.

Методология решения поставленной задачи не содержится в плоскости поиска единственно правильного определения этого понятия. Признавая важную роль работы над дефинициями, следует признать и все недостатки этой стратегии. Действительно, устранение "слабых мест" одного определения и усиления положительных черт других определений очень напоминает "игру в бисер". Известно, что исчерпывающее определение "культуры" пытаются разработать в течение всего ХХ века. У исследователей появилось хобби коллекционировать "культуры". Таких определений сегодня насчитывается около 400. И какой можно сделать вывод? Пожалуй, справедливым будет предположение, что не надо коллекционировать "традиции" "культур".

Дефиниция всегда является следствием исследования, его конечным пунктом, и тем самым она формализацией результата, фиксацией его внешних атрибутов. Еще Гегель отмечал, что конечный результат вне пути к нему "является трупом, мертвыми костями". Когда внешние формообразующие признаки принимаются за основу явления, определения самого содержания явления становится делом вторичным. Здесь исчезает главное - сущность традиции, которая оказывается не в застывшем материале определений ( "метафизика твердого текста»), а в процессуальной, "живой" природе изучаемого. Рассуждать о традиции, игнорируя ее содержание, это все равно, что писать биографию композитора, совсем не разбираясь в музыке. В значительной степени природа традиции проявляется в сравнительном сопоставлении с другими проявлениями человеческой духовности.

Однако следует отметить, что элиминация "живого роста" традиции в историческом времени является закономерной в тех случаях, когда сама традиция уже завершилась и превратилась в этнографический материал, иначе говоря, прекратила жить своей собственной жизнью. Только при этих условиях есть возможность посмотреть на нее сверху, с высоты сегодняшнего дня. Но как быть, если традиция продолжает существовать в пространстве социума и развиваться в режиме реального чься властью. В том случае, когда власть как бы "лишилась" традиции, она продолжает существовать латентно, ожидая времени своего возрождения. Уместно в этой связи вспомнить слова Мандельштама:

«И не одно сокровище, Быть может, минуя внуков, К правнукам дойдет» [8]

Исторический подход к изучению традиции прежде всего предполагает обращение к историческому прошлому. Но иногда эта формула опровергается даже самими представителями исторической науки. Так, К.Родольфо определяет традицию следующим образом: "Это то, что, возможно, никогда не происходило, но могло бы быть и может еще произойти в будущем" [2]. Пожалуй, справедливым надо признать шутку Левинаса, который считал, что история часто является ложью, поскольку она - это история выживших [3]. В этом смысле то, что история не учитывает того, что могло произойти, не всегда является преимуществом истории. В отличие от истории, традиция не стесняется говорить и сожалеть о том, каким могло бы быть будущее, если бы ею пренебрегли.

Разнообразие подходов к определению традиции при отсутствии координации между ними, а иногда и такое толкование ее цельности, которые являются противоположными друг другу, приводит к своеобразной методологической беспомощности. Это обстоятельство предопределяет перенос поисковых рефлексий на пространство философского знания. Возможно, подходящим является предположение, что именно в философских системах и концепциях, обращенных к проблеме традиционности, содержатся значительные возможности ее исследования.

При этом следует признать, что традиция и философия отделены друг от друга барьерами понятий, преодолеть которые весьма непросто. Существует, например, представление о антитезу философии и традиции [6]. В европейской философии Нового времени за основу взят принцип рациональности: критическое рассмотрение любой идеи, доказательность и логичность любой вышеупомянутой тезиса. Традиция в этом смысле является чем-то противоположным и даже враждебным философии.

Но если выяснить понимание дискурса философии и традиции, то мы найдем в этом плане много общих черт. дискурсможно определить как совокупность анонимных исторических правил, всегда определенных во времени и пространстве, которые утвердили в эту историческую эпоху и для данного социального, экономического, географического или лингвистического пространства условия выполнения функции высказывания [4].

Указанные выше рациональность и поиск истины, пользуясь которыми мы проводили линию отделения между понятиями, не являются очевидными в разных дискурсивных пространствах философии. В некоторых случаях дискурс истины может быть основным, в других - только одной из возможных стратегий философии рядом с дискурсом желания (психоанализ), стилем спора (софизм), стилем поступков (философия киников), дискурсом учения (чань-буддизм), дискурсом традиции ( конфуцианство).

Уже только этот аспект показывает, что между философией и традиции нет бездны. Более того, в некоторых случаях дискурсы традиции уходят своими корнями философии - ее истоков и способов существования. Поэтому любые попытки игнорировать традиционный дискурс, любое стремление показать "очищенную" от традиции философию, неизбежно приводят к потере ее содержания, в невозмещенной потери культурно-исторических условий, в которых эта философия строилась. Именно поэтому являются современными философские учения, которые выдаются безнадежно устаревшими, поскольку они не являются завершенными, они нереализованные и не исчерпали своего смысла. Учение Платона и Аристотеля остается актуальным, оно так же важно и необходимо в своем отношении к современности, как и учение мыслителей ХХ века.

Пытаясь понять традицию, мы обращаемся к философии, но в процессе размышлений неожиданно для себя открываем, что сама философия, будто "освещена" традиции, начинает открываться нам в невиданном разнообразии оттенков и смыслов.

Литература:

1. И.А.Зязюн. Гуманизм образования XXI века: философский и психологический аспект / Теория и практика управления социальными системами // Ежеквартальный научно практический журнал. - Харьков 6: НТУ "ХПИ". - 2002, № 2. - С.23.

2. Цит. по: Зинченко В.П. Размышления о душе и ее воспитании // Вопросы философии. - 2002. - № 2. — С.120.

3. Скаккабороцци Л. О Михаиле Гефтере или об агонии историцизма // Век ХХ и мир. - 1986. - № 2. - С. 213.

4. Фуко М. Археология знания. - К., 1996. - С.118.

5. Лосев А.Ф. История античной философии. - М.: Мысль. - 1989. С. 17-33.

6. Фуко М. Порядок дискурса // Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. - М., 1996. - С. 54-55.

7. Быстров В.Ю. Человек в мире традиций. - Великий Новгород. - 2001.

8. Мандельштам О. Избранное. -М., 1990.

8.

Загрузка...