Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
целую гамму мимических и пантомимических выражений, и нужно было художнику. Более сложной оказалась ситуация для Гамлета, которому порибно было выявить настоящих убийц его отца. С этой целью Гамлет нанимает труппу странствующих актеров, создает для них игровую ситуацию, а как зрителей усаживает свою мать и ее любовника Клавдия, на которых падало подозрение в убийстве. Поскольку участие в таком представлении даже в роли зрителя требует симпатийного переноса в разыгрываемую ситуацию, переживания ее как реальной сцены жизни, естественно, что зритель, втянут в такой ситуации, вынужден будет сам себя разоблачить. Так и случилось. Спектакль стал живой сценой упрека убийцам. их бегство было настоящим поступит-ным актом.

Это убеждает в том, что для валидности психологического исследования следует воспроизвести все три стороны поступков модели психического. Исследования в психологии будет тем результативнее и эффективнее, чем больше подопытный будет поднимать предложенную Ему выполнения действие до уровня поступка, то есть входить в конфликтность ситуации, переживать мотивационную амбивалентность и Характерологически и личностно соотносить цели и средства в самом поступков акте. Вот почему существующее богатство методов исследования следует изложить и оценить, исходя из принципиальной структуры поступка, меры его развернутости, а следовательно и меры включенности испытуемого в поступок.

Эта включенность зависит от характера ситуативного материала, его размера и уровня конструктивности, меры незавершенности. Вся структурная полнота поступка имеет в себе определенную степень неопределенности, которая дает возможность выбора, принятия решения и соотнесения целей и средств действия. В этом плане применяемые в эксперименте исходные условия могут быть разного уровня завершенности, которые ставит перед испытуемым различные задания. Однако характерно, что скудность исходного материала заставляет подопытного разворачивать этот материал в своей фантазии, оценивать варианты, осуществлять выбор, синтезировать эти варианты, принимать окончательное решение и осуществлять поступкови акт. Вне этим механизмом никакие реакции испытуемых на экспериментальные раздражители невозможны.

В случае, когда исходный материал как некий образ достаточно конституировано (например, художественное произведение), подопытный все равно идет дальше: он продолжает работу над ним по линии художественной, познавательной или этической интерпретации и стремится завершить ее той или иной оценкой. Последняя уже свидетельствует об определенной завершенность интерпретации, завершенность поступка. Поскольку каждый поступок из-за конфликтности ситуации, амбивалентность мотивации и сложное соотношение цели и средств совершается бесконечно, то и любая реакция на исходное экспериментальное раздражение заканчивается только на практике. Это приводит к тому, что испытуемому дают определенное время на обдумывание и ставят его перед необходимостью дать относительно законченное решение.

Если предметом любого психологического исследования является вчинковий акт, по принципу которого осуществляется каждый психический процесс, то на этой основе можно оценить известные общие принципы, методы и отдельные методики, применяемые в психологии.

А. В. Петровский относит к принципиальных позиций научной психологии единство сознания и деятельности, генетический (или исторический) подход и объективный характер научных психологических методов. Сами методы исследования он разделяет на следующие основные группы: наблюдение, направляемых от описания к объяснению; эксперименты с их лабораторными и природными вариантами и тесты, которые используются как средства для испытания той или иной способности человека с диагностической целью. Существует также огромное количество методик, о которых речь пойдет дальше. Все они имеют похожую процессуальную структуру. А. В. Петровский устанавливает четыре этапа в осуществлении каждой методики: подготовительный, собственно экспериментальный, количественной обработки данных исследований, интерпретации полученных данных. Этот раздел напоминает характеристику творческого процесса, как она выступает во многих психологических исследованиях. Реализация методики сложной или даже простой требует от исследователя значительных умений и сил.

Принципиальные основы психологического исследования поступка.

Три стороны психологической структуры поступка имеют каждая внутренний и внешний аспект. Ситуацию, мотивацию и вчинковий акт можно рассматривать с чисто внешней стороны, не интересуясь тем, что же представляет собой поступок как субъективное переживание человека. Это легло в основу естественнонаучного принципа или подхода к изучению психической деятельности человека. Ситуацию, мотивацию и вчинковий акт можно рассматривать с чисто внутренней стороны, осуществляя акцент на субъективном переживании как главном ядре поступка, в отношении которого сама телесная действие трактуется как простой механический акт воплощения субъективно возникающих решений. Эти два подхода был внедрен в психологии как принципы объективно естественной и интроспективный. Современная психология ставит требования к сочетанию объективного и субъективного аспектов в раскрытии трех сторон учинковои структуры (принцип учинковои корреляции объективного и субъективного).

Объективно естественной принцип. Объект научного исследования выступает сначала полностью лишенным своего субъективного аспекта. Действия психологического объекта объясняются как машинообразной реакции на воздействие окружающей среды. При этом исследователь не допускает перенос своих субъективных качеств на исследуемый объект. Предвестник Нового времени в науке Р. Декорт направил такой взгляд прежде всего на психику животных. Физиологи и психологи, до появления гения И.П.Павлова и чуть раньше /. Сеченова, не решались рассматривать таким же образом психическую деятельность человека, считая ее главным ядром специфический внутренний мир и подчеркивая его сложности и незводимости к любым телесных процессов. Правда, две упомянутые позиции оказывались часто рядом, а, говоря принципиально, они существовали в разных формах с давних времен, как только люди начали размышлять над природой и смыслом своей жизни. Но во второй половине XIX в. прогресс в досдование телесной, мозговой структуры психического стал постепенно тормозиться. Физиологи не решились поднять руку на исследования нервного субстрата внутреннего мира человека, считая телесное и душевное различными атрибутами бытия, указывая, в частности, на то, что телесное можно исследовать в пространственно-временных отношениях, а психическое только во временных, не видя возможности "положить" психическое на пространственную структуру.

Развивая мысли Сеченова, высказанные в труде "Рефлексы головного мозга" (1863), Павлов занял четкую объективную позицию исследования, решив находиться в роли "чистого" физиолога, то есть объективного внешнего наблюдателя и экспериментатора, имеющего дело исключительно с внешними явлениями и их отношениями. Павлов отмечал, что "для натуралиста все в методе, в шансах получить прочную истину, и с этой только, обязательной для него, точки зрения душа (то есть противоположное внешнему наблюдению) как натуралистический принцип не только не нужна ему, а даже вредно сказывалось бы на его работе, ограничивая смелость и глубину его анализа ". "Когда натуралист, писал он, ставит перед собой задачу полного анализа деятельности высших животных, он, не изменяя принципа естествознания, не может, не имеет права говорить о психической деятельности этих животных. Естествознание это работа человеческого ума, направленного к природе, который исследует ее без каких-либо толкований и понятий, заимствованных из других источников, кроме самой внешней природы. Относительно психической деятельности высших животных натуралист переносил бы на природу идеи, заимствованные из своего внутреннего мира, то есть теперь по вторил бы то, что человек сделал когда-то, при первом обращении его мнению к природе, когда она подкладывала под различные мертвые явления природы свои мысли, желания, чувства. Для последовательного натуралиста и у высших животных существует только одно: та или иная внешняя реакция животного на явления внешнего мира ... Строгое естествознание имеет только установить точную зависимость между данными явищамы природы и соответствующими деятельностями, реакциями организма на них; иначе говоря, исследовать уравновешивания данного живого объекта с окружающей природой ".

И. П. Павлов не отрицал наличия субъективного мира у человека и даже у высших животных. Он даже считал задачей своей физиологии Подготовить плацдарм для взятия этой труднодоступных крепости. Холодное бесстрастное наблюдение экспериментатора над организмом-машиной противоречит его собственным чувствам, которые ярко реагируют на страдания живого существа. И. М. Сеченов осуществлял опыты с животными организации, не выше лягушек. Сам же Павлов исследовал живых целостных животных. Его оценка умственной деятельности собаки была такой высокой, что. он даже произнес афоризм: "Собака вывел человека в люди". Здесь важна четкая объективная позиция натуралиста, который хочет иметь перед собой предмет исследования без каких-либо сторонних приложений. Это особенно касается психологии, в которую действительно было внесено немало субьективист- k ских фикций.

Выдающийся отечественный анатом, физиолог и психолог В. М. Бехтерев создал своеобразный рефлексологичний направление в психологии, в которую пытался внести объективный натуралистический образ мышления. В то время как Павлов стремился оставаться физиологом, Бехтерев создал и именно психологическую систему. Он пытался изучать человеческую жизнь во всех ее разнообразных проявлениях со строго объективной точки зрения, выясняя соотношение между человеком и окружающим миром вроде того, как натуралист изучает жизнь микробов и вообще низших животных. Бехтерев не предполагал каких-либо колебаний в этом вопросе, даже если речь пойдет о высокоорганизованные существа, имеющие развитое социальное жизни. "Мы можем и должны изучать разнообразную деятельность человека, отмечал он, то есть ее действия, речь, мимику, жесты и так называемые инстинктивные, точнее наследственно-органические проявления со строго объективной точки зрения и в связи с внешними и внутренними воздействиями, не обращаясь к субного анализа и к аналогии с самим собой. При этом, вероятно, мы должны стать, на путь естественнонаучного изучения предмета в его социальном окружении, выясняя соотношение действий и поступков, а также и всех других проявлений человеческой личности, с внешними приводами, которые вызывают, как теперь, так и в прошлом, с тем, чтобы найти законы, которым подвергаются эти проявления, и определить те отношения, которые устанавливаются между человеком и физическим, биологическим и особенно социальным миром, окружающим ее ".

Бехтерев не допускал субъективной точки зрения, исходя из самый "важнее выдвинутого им принпипу индивидуализации. Субъективный метод, которым пользуются при изучении психики другого существа по аналогии, способствует идентификации объекта исследования с самим собой, чем теряется для науки неповторимое своеобразие другого существа. "Каждая личность имеет разный установлены соотношения с миром благодаря неодинаковым условиям наследования, воспитания и жизненного опыта. Больше всего это касается социальных отношений. Вот почему она представляет собой существо особое, своеобразную, неповторимую, в то время как субъективистские толкования предусматривают аналогию с самим собой , а такой аналогии самом деле нет, по крайней мере в наиболее высоких, а следовательно и более ценных проявлениях человеческой личности ... К изучению посторонней человеческой личности, проявляется и совокупностью различных наружно их проявлений и форм речи, мимики и целого ряда действий и поступков с точки зрения настоящей науки может и должен быть только один подход, который дает метод, обычно применяемый всюду в естествознании, который заключается в строго объективном изучении предмета без каких-либо субъективных толкований и без обращения к вопросам сознания ".

Действия и поступки, как они выступают с точки зрения объективного принципа с пренебрежением субъективных намерений, желаний, с отождествлением внешнего и внутреннего, раскрываются только в их результативности, в результате чего становится невозможным раскрыть истинную моральную сторону человеческого поведения. Одна и та ведь внешняя акция человека будет по-разному квалифицированная зависимости от того, какой замысел имел человек перед ее осуществлением. Вот почему, оставляя требование строго объективного взгляда на предмет исследования, следует перейти к познанию субъективных установок личности. Но как? Непосредственный вход может быть только к собственной субъективности. Мой внутренний мир я могу видеть только через него самого. Субъективность другого человека дается мне только через поступки, действия, деятельность, поведение. Другой человек всегда обращена к нам своей телесной природой. Возникает вопрос: может ли она дать нам какую-то возможность через ее особенности и своеобразия войти в этот внутренний мир? Психологи, которые считали, что предметом психологии следует считать именно субъективный мир человека, предложили несколько способов проникновения в него.

Интроспективный принцип. Немецкий философ-идеалист, психолог, эстетик Т. Липпс (1851 1914) прямо провозгласил, что изучение сознания никогда не может быть чем-то иным, как изучением своего собственного сознания. Но поскольку психология не может ограничиться только одним индивидом, возникает вопрос: как я могу знать о существовании чужой жизни сознания? На этот вопрос Липпс дает такой ответ: "Мы знаем о чужой жизни сознания только путем учуття. В известных процессах, которые мы называем проявлениями жизни чужого тела, перед нами встает с первоначальной необходимостью жизни сознания, похоже на то, которое мы непосредственно находим у нас самих ". Физическим глазом, рассуждает Липпс, я не могу видеть сознания, чувства, воли другого индивида. Но когда я воспринимаю телесные процессы другого индивида и вижу при этом его субъективный мир, связанный с этими процессами, то "смысл той связанности заключается в следующем: в акте восприятия чужого проявления жизни" существуют "для меня вместе с .Тем определенные чувства и воля. это означает, что когда я совершаю эти акты, я вместе с тем есть сознание определенной свободы или определенной психической деятельности или определенного поведения. Но при этом этот акт восприятия и это осознание психического суют не рядом, а друг в друге. Это единственное неделимое общее переживание. Я переживаю то психическое непосредственно в тех физических процессах, то есть в переживании или восприятии их, и вместе с тем понимаю его объективное существование и его связанность с воспринятым физическим процессом. То, что непосредственно я могу найти только в себе самом, я переношу в чувственно воспринятый предмет, вношу это туда способом, не подвергается более детальному описанию, "проектирую" и вместе с этим

объективирует ". В конце концов все эти рассуждения Липпс свел принципу подражания, положив в его основу биологически наследственные механизмы.

Попытки Липпса найти непосредственный путь к субъективности не имеют ни реальных, ни логических оснований. Учуття является метод, который по сути обходил поступков сложность человеческого поведения, диалектику внешнего и внутреннего. И этот метод был отвергнут более позитивистски направленными психологами и философами, в частности Б. Мейманом и Б. Расселом.

Немецкий педагог и психолог Э. Мейман (1862 1915) интелектуализуе процесс познания чужого внутреннего мира и сводит этот процесс к умозаключения именно на основе аналогии. Особенности наблюдения над другими людьми Мейман видит в том, что по внешним признакам душевной жизни, по внешним признакам индивидуальности психолог осуществляет умозаключение об их внутренние психические переживания. Внешние признаки проявляются здесь симптомами внутренней жизни. Ими могут быть какие-либо действия или отношение индивида. На этой основе психолог выясняет, какие психические процессы и психофизические свойства индивида лежат в их основе. Мейман настаивает на том, что такого рода выяснения всегда осуществляется по аналогии с нашим собственным внутренним жизнью и Его проявлениями, психолог всегда находит в самом себе. Это означает, по Мейманом, только то, что любое (объективное или внешнее) наблюдение над другими людьми основывается конце концов на самонаблюдении.

Аналогия дает науке только вероятность знания. Часто эта вероятныев место Л, которое было причиной В, хотя это было такое А, которое я не мог наблюдать. На этой основе я осуществляю вывод, что тела других людей связаны с их сознаниями, которые не похожи на мою условии, что поведение их тел похожа на мою собственную поведение ".

Идеи подражания (Липпс) и аналогии были подвергнуты критике российским философом-идеалистом М. Лосский (1870 1965), который указал на то, что эти два вида познания чужой души выполняют лишь вспомогательную роль, а основу здесь составляет так называемое " непосредственное восприятие ".

Интуитивизм Лосского непосредственно связан с его персонализмом. Свои идеи относительно познания психики другого человека Лосский развивает в статье "Восприятие чужого душевной жизни" (1914). В то время как адепты натурализма признавали психическое только как объективное, по крайней мере в плане предмета науки, представители идеалистической психологии мыслили психическое тоже односторонне, но как только субъективное, чем снимается не только возможность его познания, но и само его существование. Развивая "учение о непосредственном восприятия чужого душевной жизни", Лосский пытается выходить из "общепризнанного утверждения" о том, что сознание является Непричинные отношение между субъектом и предметом. В таком случае самостоятельно встать как члены этого отношения перцептивного характера могут не только материальные предметы, существующие независимо от нашей психики, но и любые другие, например чужое "Я", чужие психические состояния и т. П. Исходя из строения сознания и знания, следует предположить, что ни в субъекте, ни в предмете знания, по мнению Лосского, нет никаких препятствий именно для такого восприятия. Вот почему он настаивает на том, что "чужое душевной жизни дано в восприятии", что оно "может и должно быть признано интуитивист".

В познании психики другого человека Лосский различает две позиции: в частности, "переживать" именно "эта вспышка гнева" может одно-единственное "Я", и то только один раз в своей

Загрузка...

Страницы: 1 2