Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
СОДЕРЖАНИЕ

Возникновение канонической психологии

Завершено изложение определенной системы психологии, фунтуеться на поступков принципе. Это означает, что каждый психический феномен следует толковать, учитывая структуру поступка его ситуативный, мотивационный, действенный и пислядийовий (рефлексия) моменты.

Осуществление поступка является событие в жизни человека: духовный рост, преображение, установление новых отношений к миру. Поступок формирует "мир человека", и в той мере, в какой это удается, вся структура поступка возвышается до уровня важных значимости. Событие (по-действие) есть результат поступка. ее можно толковать также как завершающий этап самого поступка, когда рефлексия констатирует незаурядную его значимость. Это рефлексия рефлексии, которая выходит за пределы субъективности и показывает вмешательства поступков акции в самую объективную действительность. Вместе с преображение человека происходит и преображение действительности воображаемое и реальное. Таков смысл события.

Взятая сама по себе, что определяет собой смысл человеческой жизни, поняла в ее чрезвычайном типичном значении, событие становится образцовой, архетип ной, ортопсихичною, в конце концов канонической, а совокупность таких событий уверенно определять психику человека. Психология, обращает свой взгляд на такие образцовые феномены, называется канонической психологией. Видшук психологических закономерностей, чего сознательно стремилась психология именно как наука, приобретает дополнительный осмысления: закономерности поднимаются до уровня жизненного, существенного канона и в его пределах получают собственную своеобразие. Канон идеализированный феномен, взятый в его бытийной полноте, достаточный феноменальной выраженности, в связи с определенной совокупностью других канонов. Это определяет специфику психологического исследования. В каноне как эталоне исходная точка для суждения о многообразие психических проявлений человека.

Каноническая психология опирается на широко разведки, концепции, возникшие в философии, философии истории, биологии, физиологии, социологии, собственно психологии. В частности, Учение /.Мечникова о орто-биоз является теорией правильного, эталонного развития индивида, плато-новской идеи как эталон бытия противопоставляются теням чувственного мира, Ютови архетипы коллективного бессознательного определяют (как закон) поступке проявления психического.

Сама философия есть, в конце концов, учением о канон человеческого поведения (стоицизм, гедонизм, кинизм т.д.). Эстетика ищет, в частности, идеал человеческой красоты, а в эпоху Возрождения художники много писали о создании такой красоты и даже очень конкретно указывали на ее детали. А.Фирениуола, как и многие другие исследователи, обращается к различным прототипов реально существующих женщин и пытается создать идеальный образ. Такую своеобразную методологию должен использовать и психология, строит себя на культурологических принципах.

В широком смысле каноном исследования выступают различные принципы, которые появились в истории психологии. Рефлекторный принцип был каноном исследования в Г. Спенсера, И. Сеченова, И. Павлова, В.Бехтерева и др. Многообразие психических проявлений следовало свести этому принципу, чтобы достичь должного научности. Однако направление канонической психологии не ограничивается только строительством многообразии проявлений к узкому ряду принципов, а добавляет плодотворный принцип типизации и др.

Поле психологического исследования с позиции канонической психологии охватывает индивидуальную, социальную и историческую активность человека, где она проявляет себя полным образом. Эти три плоскости человеческого бытия сворачиваются в единый феноменологический канон. Это дает возможность логически четко и последовательно (и вместе с тем развернуто) отобрать и изложить основные каноны психического бытия человека и подключить к этому делу аксиологический момент.

Первая рефлексия по бытия начинается с ситуации видлюдности, чтобы стало возможным спонтанное самоопределения человека. Формируется убеждение в истинности выбранного пути. Появляются адепты и ширится движение. Возникает сопротивление со стороны официальной идеологии и власти. Возникает вопрос "что есть истина?" Оно по сути остается безответы. Истинное в человеке, а не вне ее. И каждый имеет право на избрание истины.

Художники-мыслители Н. Ге и И.Крамськой были авторами ряда произведений на темы Евангелия (канонических религиозных произведений). их обобщение в образах действующих лиц Евангелии касается человеческой судьбы вообще, ее неизвестного начала и неизвестного конца. Можно говорить о культурологические основания для создания своеобразного направления в психологии. Возникает вопрос об органическом употребление фунте структуры поступка жизненного и творческого пути личности; однако в таком единении предстает уже не просто путь, а драматический и трагедийный движение. Говорили о "трагедии творчества" как невозможность выразить адекватно творческий потенциал (М.Бердяев). Определяли трагедию жизни вообще, в частности, древние китайские философы. Намекали на трагедию загадки человеческого бытия, по его абсурдность. Человек должен умереть, но со смертью своей она уносит тайну своего бытия с собой.

Трагизм бытия заключается в том, что за это по сути индивидуализированную истину человек идет на смерть. Вопрос Пилата не является чисто риторическим. Распространение индивидуализированной, характерной для определенной личности истины других является принудительным. И истина, в которой живут другие, для них будничной жизнью, и к ней имеют определенное доверие. Все мыслят и делают согласно этой истиной. Любая истина не может замкнуться в исходной субъективности, где она обречена на смерть. Истина хочет овладеть другими и в других жить. Но другие, воспринимая ее модифицируют. Возникает отклонение от общепризнанного канона.

Народ должен быть единым, целостным, так наказывает отступников. Наступает время Голгофы. Умирает главный мученик. Те, что рядом с ним, еще живы, переживают загадку смерти. Надежда, что другие ее откроют, умирает. Неописуемый ужас овладевает теми, кто на очереди. Е раскрыл эту ситуацию ожидания главной тайны. Разгадка бытия на "другом" не удается. Она, если придет, то только на собственном опыте. А цена ему жизни, возможность жить. Ищут ответы на вопрос, является наследиемзычным происхождения определенности мира путем "сворачивание" абсолютного (М.Кузанский). Глаза человека есть глазами Бога (абсолютно) и одними и теми же глазами Бог смотрит на человека, а человек на Бога. Глаза (как и все виды чувственного самоотражения бытия) помещают два мира порождающий и порожденный. Первый взгляд глаз должно указывать на то, что он содержит в себе эти два мира и определенную обеспокоенность от того, как они будут объединены между собой.

Есть определенный канон изображения Мадонны, или Богоматери. Рафаэль показал Мать, которая держит ребенка, не прижимая ее к себе, а так, будто отдает миру. Скорбь развода в ее глазах, скорбь от предвкушения судьбы ребенка. Мадонна и отпускает ребенка от себя, она и придерживает ее при себе, ведь мир, в который идет Богочеловек, является миром блужданий, лишений и казни. Блудный сын должен вернуться к своему отцу (матери). Аналогичную картину показывают спипозивськи атрибуты в их отношении к субстанции. Это также "матери" из трагедии "Фауст" Гете, к которым восходит сам Фауст. Это, в конце концов, метафизическая материя как вид субстанции, порождает мир. Поскольку постижения перехода от абсолюта к конечного остается непостижимым, было создано образы порождение определенности мира через его видение младенцем Мадонны.

То, что человек сочетает в себе два мира, выражается в ее глазах, и эти большие глаза удивления, беспокойства, страха, ожидания также психологическим каноном. Поскольку Богочеловек идет в мир самостоятельного опыта, она отдаляется от Матери, забывает ее на время, теряет метафизчну сопротивления бытия и переходит от одного события к другому, создавая ряд приключений, но не находит в них настоящего успокоения ведь все они лишены извечного смысла.

Происходит опыт познания и деятельности, потерял метафизическую основу. Он состоит из ориентационной деятельности, которая переходит далее в акты приспособления и преобразования. Опыт характерен своим накоплением, а то, как он выражается практически является мастерством индивида. вона есть успеваемостью и производительностью деяния. Она, кроме того, лежит в основе человеческого общения. Но оно ограничено специализацией мастерства. Ведь для ее достижения человек должен ограничить себя. Вместе с тем она производит для другого, пытается войти в сферу его потребностей и требований, стать другим, осуществить слышится. Однако специализация мастерства, поскольку она углубляется в свой предмет, в частности предмет преобразования, достигает глубин всеобщего. И это всеобщее касается уже не специализации людей, а их всезагааьнои истинной сущности. Определенный уровень углубления в предмет как проявление высшей оригинальности на основе мастерства дает возможность коснуться каждого человека. Люди отличаются поверхностным, люди сближаются на фунте глубочайшего. Но это глубокое они не хотят, а иногда и боятся видеть. В частности, боятся познать себя, ведь не будут знать, куда бежать от себя (Гете). Настоящее, глубокое самопознание приходит в противоречие с необходимостью проявлять себя в конкретном. Возникает идея нероблення, которая выступает против деятельной мастерства, выражается в объективных предметных формах как основе общения. Ведь мастерство проявляется в захвате предметностью, которая приобрела совершенных форм. Это совершенство является условной, так выразить себя адекватно невозможно, поскольку замысел и его воплощение находятся на разных плоскостях.

Создатель обращается к тем формам своей активности, не требующие материального воплощения, остаются в сфере субъективности, духовности, но вместе с тем дают возможность общения. Это характерно для литургии. Но общение не является непосредственным, как можно было бы думать с помощью акта, двигательных актов, мимики, пантомимики. Оно является опосредованным через Верховную Существо Бога. Это предполагает существенное преобразование человека. Этот акт необходим, он поднимается до уровня канона. Таким образом, наступает преображение поднятие человека к новым формам постижения мировой данности и общения с ней.

Типичным проявлением преображение есть Экстас и большой сдвиг в психике как итог большого опыта и эмоционального вдохновения. Человек еще не может осознать всего того, что с ней случилось. В экстазе она теряет сознание, ведь коснулась Абсолютного, в котором нет никакого различия, а именно оно является основой усви-домлености.

Поскольку человек, исходя из экстаза, вступает в разрозненные и вместе с тем содержит всеобщую абсолютную основу, она создает учение о своем бытии какая она есть, каким оно должно быть. Учение является следующим после экстаза определением преображение. Учение имеет равноценные, равнозначные формы, которые дают возможность углубленного общения на основе абсолютной всеобщности. Учение выступает, во-первых, в форме притчи, в которой содержание касается будничных дел, но вместе с тем указывает на потустороннее как на основу высших ценностей. Человек снова подходит к сопоставлению потустороннего и посюстороннего, если вспомнить, что первичное сопоставление было выражено в широко открытых глазах младенца. Другой формой обучения является систематизированное знание, в котором главным противоречием является соответствие и несоответствие совокупности фактов и их системы, во определенном отношении друг друга, толкая к познавательному сдвиги. В преображение человек становится другим. Но вместе с тем она несет в себе весь пережитый опыт с его поездами. Она имеет утвердить себя. И это утверждение осуществляется в калейдоскопе соблазнов, которые формируют новый канон человеческой жизни. Искушения должны касаться всех уровней, поездов, стремлений человеческой психики, выражающееся в предоставлении преимуществ (в определенном выборе) одним ценностям перед другими. Искушения были даже систематизированы, и Григорий Сковорода приложил к этому немало усилий.

Идея преображения выразил Бетховен в Шестой "Пасторальная" симфонии, находясь под впечатлением от общения с природой. Радостные чувства по поводу приезда в село составляют эмоциональную основу, экспозицию преображение. Сцена у ручья, который своей текучестью показывает необходимость изменений в человеческом духе, углубленнония в него и достижения новых уровней бытия, непосредственно подводит уже к состоянию творческого вдохновения, а в итоге до экстаза и преображение. Вдохновение и экстаз родственные бурей во время грозы, которую автор переживает, поднявшись на мельницу и наблюдая вокруг изменения в природе. Пейзаж после грозы, когда разорванные облака исчезают с неба, а обновленная земля изобилует чистотой, должно символизировать уже появление состояния преображение. Теперь буря уже становится экстатическим спокойствием, созерцанием высоких ценностей, выступают в единстве природы и человека. Мелодия пастушьей рожка выражает это единство и самодостаточность бытия, вне чем уже никаких других значительных ценностей не существует.

Человек, переживший такое состояние подъема и преображение, наконец, преодолевает каскад соблазнов и уверенно открывает следующий канон, выражается идеей поучения. Именно человек, преисполненный новый смысл, должен убедить других и самого себя в правильности учения. Учение в самом себе зчахае на корню, если оно не станет достоянием других людей. Высшей формой наставления есть проповедь. В знаменитом Поучении Владимира Мономаха своим детям передается его жизненный опыт, относится, как пример, багатобичнисть родительской натуры и вместе с тем единство и целостность его личности. Наставлению как таковом присуща и односторонность, когда оно превращается в акт компенсации тех качеств, которых не хватает самому автору Поучения. На этой основе возникает жажда наставления, когда автор отодвигает себя в тень, показывая, что он только идет по корифеем.

Проповедь тоже требует авторитета, и им выступает, в частности, основатель религии, и именно в этом случае идея канона предстает во всей своей чистоте. Проповедь имеет откровенную прямоту, яркую наглядность, поэтому легко входит в личностную структуру того, кто ее воспринимает.

Существуют такие послания, как "обращение к народу", когда есть потребность в его поддержке. Классической формой обращения является выступления сторонников Цезаря и Брута в сцене на форуме по трагедии Шекспира "Юлий Цезарь".

Поучение и проповеди предусматривают имеющихсяость учителя и учеников. Появляется новая форма канона. Учитель должен иметь убежденность в истинности своих слов, в справедливости своих требований. Имя такого человека исторически определялось как учитель праведности. Кумранские свитки уже указывают на существование такого учителя, который пострадал именно праведность своих слов. Его проповедь стала вечной темой искусства и литературы. П.Брейгель создал полотно на эту тему. Его героев взяты из современного ему общества. Эту тему разработаны не только как историческую, а как такую, которая включает в себя вечный смысл.

Учитель должен не только слушателей, но и учеников. Вместе с тем он надеется на адекватное восприятие и понимание его проповеди, адекватную действенность и спонукальнисть ее. Однако ожидаемой реакции достичь трудно: понимание является непониманием. Каждый слушатель толкует ее по-своему. Поэтому убедить кого-либо в истинности можно лишь условно. И если кто-то пытается предсказать истину, то всегда возникает канонический вопрос "Что есть истина?", А на него никакого ответа вообще быть не может.

Доказательство истины, убеждение в ней является не логичным ученостью, а только argumentum ad hom'mem, что на практике означает возможность совершить чудо. Только оно дает возможность другим поверить в истинность учения, ведь оно излагается именно чудодейственной существом. Вместе с этим чудо и учения находятся в разных бытийных плоскостях. Чудо потому и является таким, что оно не может быть объяснено.

Вера в чудо является возвышением над обыденностью. Она поняла, а чудо непостижимое. Обыденность является обычной, чудо необычное. Преображение человека как раз и заключается в том, что обычное становится замечательным, а замечательное обыденным. В постижении чуда, восприятии его возникает убеждение в справедливости учения. Подкрепленное и доказано чудом, оно становится верой, а вера возможна именно потому, что предмет ее остается необъяснимым. "Credo, quia absurdum est" ( "Верю, ведь непостижимо»).

Понимание есть непониманием, а попытка объясниться остается недоразумением. Для согласования мнений надо иметь едына засаду. Ею может быть не новое, а то, что уже было. Поэтому проповедник должен опираться на подсознательно общепризнанное, приобретенное в доверительном длительном опыте, что приобрел статус традиции, церемонии, обычая. Новое следует представить как признано старое: "Я не разрушать пришел, но исполнить" единственная практическая основа, чтобы найти понимание у других.

Для достижения действенности вера должна быть возложена не на почву субъективности, а на реальные практические действия. Подтверждение веры должно быть всеобщим и признанным. Но субъективные аспекты веры сопоставить нельзя. Монады не имеют ни окон, ни дверей и не пересекают друг друга, учил Лейбниц. Единство веры достигается единством действия, которая физически осуществляется определенной совокупностью индивидов (Елевзинскую таинства, христианская литургия и т.п.). Единения людей в действиях не требует тождества взглядов, чувств, а только тождества движений их динамики, характера, определенным образом символики. Таинства дают человеку возможность скрывать свои чувства, взгляды или осуществлять нечто такое, что не соответствует смысла канонической действия таинства. Слово "фарисей" (в более позднем толковании) разоблачает сам характер действия, имеет мнимое благочестие. И это касается ритуала. В работе, когда речь идет о кооперации людей для достижения определенной цели, совпадение идей (замыслов) может осуществляться, реализоваться в действительности, но и здесь идея недоразумение может серьезно поражать человеческое сообщество, символическим выражением чего появилась Вавилонская башня. Согласие между людьми, чего требует канон поведения, самая бут-тева проблема. ее с уважением называют consensus, но от этого дело не рушится с места. Появляется острый

Загрузка...

Страницы: 1 2 3