Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 316

УДК 316.613.42

Пояркова Т.К., Сумской национальный аграрный университет

Социальная доверие как условие образования гражданского общества

В статье освещаются проблемы укрепления в обществе социального доверия между различными актерами социального и политического процесса. Обращается внимание на актуальные вопросы текущей политической жизни, которые влияют на процесс поддержки социального доверия и создают условия для формирования гражданского общества.

In the article are illuminated problems of strengthening in company of social confidence between the miscellaneous actors of social and political process. Is paid attention to urgent questions of a current political life, which one influence process of support of social confidence and create conditions for formation of civil company.

События последнего периода окончательно показали устойчивый интерес к проблематике гражданского общества. За достаточно короткий срок (год) оценки относительно перспектив становления гражданского общества в Украине сместились от констатации пребывания украинского общества в состоянии внутренней эмиграции в дискуссии: Майдан создал гражданское общество, или наоборот, гражданское общество - "оранжевую революцию" [1, 4]. Совпадение мнений относительно результатов и последствий этих событий воплощается в общем признании того, что новая власть не соответствует ожиданиям, а общество переживает разочарование в своих избранниках [8; 9; 11]. Все это, по нашему мнению, актуализирует вопрос о реальности гражданского влияния на власть.

Поиск факторов, отличающих гражданское общество от негражданского, на самом деле является стремлением найти действительный измерение демократии, который, в отличие от статистического (формального), исходит не только из того, что демократия является институтом принятия политических решений большинством. Настоящая демократия создается специфическим субъектом решений - народом, а не совокупность отдельных индивидов [2, с. 336].

Но что именно превращает сокеум в политическое сообщество в сугубо гражданском понимании?

Кажется, ответ на поверхности. Вспомним высказывание А. Токвиля: "Как только общие дела начинают решаться общими усилиями, каждый человек приходит к пониманию, что она не настолько независима от себе подобных ... и для того, чтобы обеспечить себе поддержку окружающих, она сама должна им помогать" [12, с. 376].

Однако этого недостаточно. Действительно, любое общество характеризуется сетями межличностных связей и обмена, которые распространяются не только на социум, но и на власть. По нашему мнению, сам факт принятия группой людей общих и норм ничего не добавляет к решению поставленного вопроса. Если принять во внимание только фактор признания членами общества общих, то придется согласиться с утверждением о том, что к гражданскому обществу принадлежит и мафия, и партизанское движение, и ку-клукс-клан [3]. С другой стороны, противостояние одной части общества другой свидетельствует об отсутствии в обществе того, что Ф. Фукуяма назвал ключевым, но побочным продуктом социальных норм сообщества, - доверия [14, с. 74].

По нашему мнению, уровень доверия зависит от глубинного социального контекста, целей и стремлений участников, их отношение к самим себе и к другим участникам как лиц и т. Не менее важно и то, что взгляд на гражданское общество через доверие позволяет избежать угрозы, о которой предупреждал Ю. Хабермас и характерная для традиционного взгляда на гражданское общество как на относительно гомогенную частную сферу [15, с. 171]. По его мнению, поскольку общественная культура в значительной мере результатом коллективных усилий, то научный подход к восприятию и оценке граждан должен подтверждаться соответствующим определением взаимосвязи, согласованного с их концепцией восприятия самих себя, понятие, которое дает возможность признать общие цели и взаимосвязи .

Важно учитывать то, что сущность доверия двойная: с одной стороны, она способствует развитию спонтанной кооперации, с другой - является побочным продуктом других форм социальной активности. Итак, сотрудничество порождает доверие, которое позволяет прогнозировать поведение социальных акторов. Иными словами, доверие возникает из связанных между собой источников - норм взаимности и сетей гражданской активности.

характерная черта гражданского сообщества - это социальная способность к сотрудничеству ради общих интересов. Понятие социальной кооперации означает не только координацию эффективно организованной и управляемой общепризнанными правилами социальной деятельности, направленной на достижение определенных глобальных целей. Сети гражданской активности приводят к росту доверия из-за того, что социальная кооперация всегда является взаимовыгодным, а следовательно, она содержит две составляющие: первая из них - это известное понятие справедливых условий кооперации, которые могли бы в достаточной мере удовлетворить каждого из участников, чтобы каждый мог надеяться , что другие придерживаются этих условий. Честные принципы кооперации олицетворяют идею взаимодействия и обоюдности: все участники кооперации должны получать пользу от кооперации и одновременно выполнять свою долю общих обязанностей ... [10, с. 201].

Таким образом, социальная доверие базируется на общественном договоре, что поддерживает такое сотрудничество в гражданской сообществу и является по характеру не юридическим, а моральным. Санкцией за отступничество здесь является не наказание, а отлучение от сети солидарности и сотрудничества. Такое положение позволяет согласиться с тем, что "именно доверие является все дороже собственностью определенной социальной системы, так же как и личным атрибутом. Индивиду можно доверять благодаря тем социальным нормам и сетям, в среде которых они действуют" [7, с. 216].

Итак, "социальная доверие является общественным капиталом", поскольку она дает возможность оправдать систему в глазах большинства общества. Иными словами, общественное доверие имеет самостоятельное нравственное значение [7, с. 204]. В то же время вполне справедливым является мнение о том, что при определенном реальном диапазоне ценностей, интересов и мотивов в обществи и при определенном способе оправдания человеком политических учреждений решение, соответствующего закона, может и не быть, и тогда человеку придется выбирать: либо незаконное правительство, или отсутствие правительства [5, с. 371]. В этом контексте доверие рассматривается не как ключевой продукт социальных норм общества, а как система социальных идеалов, образуют социальный капитал.

Существуют и принципиально иные подходы к определению феномена социального доверия. Общественный капитал понимается как набор неформальных ценностей или норм, разделяемых членами группы, и это делает возможным сотрудничество в этой группе, качественно воплощается в норме взаимного сотрудничества, характеризующий взаимоотношения в группе [14, с. 30, 31]. Ф. Фукуяма ввел так называемую негативную мере общественного капитала. Это путь исследования общественного капитала через анализ явлений, которые разрушают социальную доверие. Исследователь констатирует, что современность отличатся растущим уровнем преступности и социальной дезорганизации, кризисом семьи и семейных отношений, как источников социальной сплоченности и снижением уровня социальной включенности. Ф. Фукуяма выделяет два вопроса: во-первых, почему произошел упадок доверия как к общественным институтам, так и к людям вообще; во-вторых, как согласовать уменьшение количества общепринятых норм с явным ростом количества и объема групп и сплоченности гражданского общества [14, с. 123].

Ответ гласит, что в современном мире происходят качественные изменения, проявляющиеся в переходе к группам меньшего радиуса доверия (увеличение "групп по интересам") за счет политических партий. Рост преступности, разрушение института семьи, общая индивидуализация приводят к тому, что "в современных обществах степень свободы выбора значительно возросло, в то время как узы, связывающие их с системой социальных обязательств, заметно ослабли" [14, с. 71]. Индивидуализация общества является проявлением недоверия к любому авторитету - политического или морального. Принципиальное отличие нового общества состоит в том, чтолюди не становятся менее связанными друг с другом, просто они поддерживают отношения с теми, кого они сами выбирают. Взаимодействие между гражданским обществом и государством регулируется системными законами. Неуравновешенность, вызванная одновременными изменениями власти и общества, может привести к изменениям на уровне более широкой системы. Новое воплощается в том, что в новых условиях общества требуют усиления горизонтальной саморегуляции и ослабление контроля сверху.

Поиск взаимном, участие, принадлежность к группе и общность интересов - все то, что дает сплоченность, приводит к росту маленьких и гибких групп и организаций, при условии, что членство в них не препятствует участию в других, а вступление и выход из нее повязкам связанные с большими затратами. Итак, группы и сообщества оказываются гораздо слабее, чем были раньше. Иными словами, рост морального индивидуализма приводит к миниатюризации общества.

По мнению Э. Тоффлер, новые общественные сдвиги лучше заметны на уровне власти из-за того, что она - "не конкретное явление, а аспект отношений всех без исключения людей" [13, с. 574]. Все это обуславливает новое понимание роли государства: если главный обязанность государства - обеспечивать порядок, то какова мера этого порядка? Порядок, навязывается сверх того, что нужно гражданскому обществу для функционирования, является аморальным. Власть на уровне правительства должна быть достаточной для обеспечения защиты от реальной внешней угрозы, а также для минимума внутреннего порядка. "Государство не является ни источником проблем, ни инструментом, средствами которого мы можем решить их, но ее действия могут разрушить или восстановить социальный капитал". [13, с. 379].

Нужно учитывать и "новую категорию влияния" - общественность, одновременно определяется и управляется средствами массовой информации. То есть сам процесс коммуникации получил все большее влияние на деятельность каждого индивида и структурных форм общественности [15, с. 172].

Общественные изменения отражаются в том, что решения, которые впливають на жизнь людей, принимаются в отношении все больших территорий, в пределах которых живет больше и больше людей. Для того, чтобы граждане влияли на решения, нужна система делегирования полномочий по вертикали, нужно создавать новые, более значительные ассоциации. С другой стороны, рост образовательного уровня населения привело к увеличению способности населения разбираться в более сложных политических вопросах, что характерно для всех стран.

В то же время рост политических ассоциаций приводит к тому, что количество лиц, с которыми гражданин имеет непосредственные контакты, постоянно уменьшается, то есть с усложнением общественных проблем уменьшается и уровень компетентности.

Таким образом, современные технологии коммуникаций усиливают эти тенденции, обеспечивая свя связь в одном направлении - от лидеров к гражданам, а не наоборот. Это дает лидерам новые возможности контролировать граждан и избегать контроля над собой.

Существует еще один аспект разрушения доверия, который является не таким очевидным, но не менее влиятельным. Чем больше элитарных группировок в обществе, тем больше они теряют влияние и взаимно нейтрализуют друг друга. Это приводит к

ЛИТЕРАТУРА

Андресюк Б. 17 дней, которые потрясли мир. Гражданское общество как реальность // Голос Украины. - 2005. - № 12. - С. 4.

Дворкин Р. Свобода, равенство, сообщество // Современная политическая философия: Антология. - К .: Основы, 1998. - С. 313-343.

Каротерс Т. Гражданское общество - залог политического и социального успеха? // Deutschland. - 2000. - № 5. - С. 12-18.

Литвин В. Прорыв к гражданскому обществу // Голос Украины. - 2005. - № 14. - С. 2-3; № 15. - С. 2-3.

Нагель Т. Моральный конфликт и политическая законность // Современная политическая философия: Антология. - К .: Основы, 1998. - С. 369-398.

Нейсбит Д. Мегатренды. - ООО "Издательство АСТ": ЗАО НПП "Ермак" », 2003. - 380 с.

Патнам, Роберт Д. и др. Создание демократии: Традиции гражданской активности в современной Италии /Р.Д. Патнам вместе с Р. Леонарди и Р.Й. Нанетт; Пер. с англ. В.Ющенко. - М .: Издательство Соломии Павлычко "Основы", 2001. - 302 с.

Рахманин С. Мое и наше // Зеркало недели. - № 20. - 28.05. - 6.06.05. - С. 1-2.

Революция пожирает своих детей? // Украина молодая. - 2005. - № 104 (2645). - 8 июня. - С. 4-5.

Роулз Д. Политический либерализм // Современная политическая философия: Антология. - К .: Основы, 1998. - С. 192-238.

Степаненко В. Коррупция - удобная форма контроля за обществом // Вечерние вести. - 2004. - № 117 (1216). - 11 августа. - С. 7.

Токвиль А. Демократия в Америке. - М .: Прогресс, 1992. - 554 с.

Тоффлер Э. Метаморфозы власти // Пер. с англ. - М .: ООО "Издательство АСТ", 2004. - 669 с.

Фукуяма Ф. Великий разрыв. - М .: ООО "Издательство АСТ", 2003. - 474, [6] с. - (Philosophy).

Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. - М .: АCADEMIA, 1995. - 250 с.

Загрузка...