Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
и контрэлиты, властвующих и оппозиционных групп, обусловливая осевую линию политического поведения лидеров и простых граждан.

Итак, мы выяснили, что взаимодействие власти и личности представляет собой сложный в психологическом аспекте процесс. Нормативная и информационная регламентация, средства политического насилия, контроля могут вызвать различную реакцию у общественности. Как отмечает И. Сазонов, «противоречия между провозглашаемыми во многих странах идеалами демократических свобод, равных прав и возможностей, с одной стороны, и настойчивым сохранением неравенства в главных сферах общественной жизни - с другой, приводит к частым всплесков политического насилия и рост числа террористических организаций разного характера »[5, с. 107-108].

В политической науке существует несколько подходов к определению протестного поведения. Первый, который условно можно назвать «нормативным», связанный с именем А. Марша. В рамках данного подхода протест определяется как форма «нетрадиционной» политического поведения. При этом критерием различения традиционной и нетрадиционной сфер является наличие или отсутствие формальных или неформальных правил регулярного представления интересов различных групп. В протестной чаще всего понимается поведение в форме неконвенционную действия, не соответствует законным и традиционным нормам режима, регулирующих политическое поведение. Соответственно, чаще всего среди протестных выделяются такие явные формы участия, как написание петиций, демонстрации, бойкоты, захват зданий, неуплата налогов, блокады, неофициальные забастовки и тому подобное. Подобное понимание политического протеста сформировалось во многом под влиянием событий 60-х годов, положили начало так называемой «революции участия» в зрелых демократиях [1, c. 21].

Ряд авторов, исследующих протестную поведение, стремились преодолеть определенные ограничения «нормативного» подхода. В частности, было учтено, что для многих граждан зрелых демократий политический протест превратился в обычную практику политического участия. На основе этого был сделан вывод о«Нормализацию неконвенцийности». Как факторы протестного поведения стали рассматриваться не только индивидуальные характеристики, но и контекстные факторы (взаимосвязь индивидов и коллективных актеров, социально-экономическое и культурный контекст и т.д.).

В перечень протестных были включены формы активности, имеют вполне законный характер. Исследования показали, что в странах развитой демократии они, безусловно, доминируют над незаконными. Политический протест начал характеризоваться преимущественно как прямая неинституциализованную форма участия.

Вместе с тем в рамках этого подхода не нашли отражения «тихие» формы политического протеста. Вопрос об их существовании даже не ставился. Данная проблема прежде всего проявляется в протестном голосовании и абсентеизм. Собственно протестное голосование трактуется иногда несколько однобоко как поведение избирателя, который обычно поддерживая одну партию, вдруг отдает свой голос другой партии, проявляя, таким образом, недовольство ее действиями. Конечно, существует вероятность, что не всегда голосования «против всех» является проявлением протестного поведения. Этому есть и другие причины. Например, избиратель может просто не знать кандидатов, партий, участвующих в выборах. Однако доля таких избирателей среди голосующих «против всех», достаточно малой [1, c. 22-23].

Одним из крайних вариантов развития конфликта власти и личности является радикализм.

Понятие «радикализм» в современной политической психологии имеет несколько значений, а именно: «психологический механизм качественного преобразования политических процессов, предполагает решительные и бескомпромиссные действия для достижения цели; политическое движение, придерживается крайних средств достижения цели; социокультурная традиция, обусловленная соответствующим типом личности и национально- цивилизационными особенностями общества и государства »[4, с. 382].

Таким образом, в основе радикализма лежит

негативное отношение к существующему политическому феномену;

признание одного из возможных способов выхода из реальной ситуации какединственно возможного. «Бунтарь хочет быть или« всем », целиком и

полностью отождествляя себя с тем благом, которое он неожиданно осознал, и требуя, чтобы в его лице люди признавали и одобряли это благо, или «ничем», то есть полностью избавиться от любых прав, повиноваться превосходя силе. Идя к концу, повстанец готов до последнего бесправие, какова смерть, если будет лишен того единственного священного дара, которым, например, может стать для него свобода. Лучше умереть стоя, чем жить на коленях »[2, с. 128].

В то же время радикализм нельзя отнести к каким-либо определенных политических позиций.

Как способ деятельности, тяготеет к крайности, радикализм, как правило, играет в обществе дестабилизирующую роль, способствует конфронтации политических сил, провоцирует углубление конфликтов, разбалансировка системы управления. Но в определенных социально-политических условиях радикализм может способствовать критическому пересмотру правительством своего политического курса, препятствовать накоплению негативной энергии внутри общества.

Фронтальная и структурная перестройка существенных компонентов общественного организма актуализирует задачу нейтрализации последствий проявлений крайностей нонконформизма, ограничения их воздействия на политическую жизнь. В переломные исторические периоды, когда подвергаются существенные трансформации основы жизнеустройства людей, идеалы, ценностные установки, особенно необходимо взвешенное отношение к этому феномену. Политический радикализм - это реальность, с которой следует считаться.

Учитывая эти позиции, А. Деркач определяет политический радикализм как «социокультурный феномен, обусловленный особенностями исторического, религиозного развития страны, оказывается в ценностных ориентациях, устойчивых формах политического поведения субъектов, нацеленных на оппозиционность, изменения, тотальный, быстрый темп изменений , примат силовых методов в реализации политических целей »[4, с. 385]. «.Они не создают ничего нового, а лишь сообщают толчок движению, подготовленном временем и обстоятельствами; одержимы положительной страстью к кое-какй новизны, ко всему оригинальному, они почти всегда вдохновляются открытием, которое только появилось, нововведением и на нем уже строят свои выводы относительно будущего »[3].

Радикализм выполняет следующие функции в политическом процессе:

сигнально-информационная о степени неблаго- получше общественно-политической среды;

разрядка социальной напряженности путем выхода недовольство, накопившееся;

давление на политические институты, подготовку, принятие и проведение политических решений;

корректировки политического курса;

стимулирования коренных политических изменений, инноваций.

Как идейно-политическое течение, система убеждений определенной группы людей, метод решения локальных экономических и социально-политических задач, радикализм является необходимым компонентом политической жизни. В устойчивых социальных системах консервативные, либеральные, радикальные компоненты находятся в сбалансированном взаимодействия. В переходных системах расширяются объективные и субъективные причины, стимулирующие радикальную поведение. Масштабы распространенности, степень остроты проявлений радикалистская ценностных ориентаций политических субъектов уменьшаться с экономической и политической стабилизацией в стране. Ценности невозможно отменить - общество должно их исчерпать, пережить. Политическая власть может ослабить действие радикализма на политическую жизнь, нейтрализовать последствия его проявлений.

Радикализм может проявляться в различных формах нигилизма, экстремизма, терроризма, революционизма. «Политический экстремизм - это приверженность в идеях и политике крайним взглядам и действиям» [4, с. 387].

Слово «экстремизм» образовано от латинского extremus - крайний. По мнению И. Сазонова, «это скорее не просто крайнее отрицание status quo, на чем делает основной акцент узкая трактовка, но и стремление политических субъектов к утверждению чего-то нового: по крайней отрицанием status quo скрыто стремление преобразования мира» [5, с . 111-112]. Всего в весьма абстрактном смысле экстремизм - это прихильнисть к крайним мерам, действий, взглядов, решений.

Экстремизм, как правило, является следствием социально-экономических кризисов, деформаций политических институтов, резкого падения жизненного уровня, ухудшение социальных перспектив значительной части населения, доминирование в обществе чувств, настроений апатии, пассивности, социальной и личностной нереализованности, неполноты бытия, страха перед будущим, подавление властями оппозиции, инакомыслия. Он также определяет блокирование легитимной самодеятельности человека, национальный гнет, амбиции лидеров политических партий, ориентации лидеров и акторов политического процесса на экстремальные средства политической деятельности [4, с. 387].

Таким образом, политический экстремизм определяется тремя основными моментами:

нелегитимна политическая деятельность, прежде всего незаконное насилие;

крайние формы национализма, расизма или социально-классового антагонизма;

простота и общедоступность идеологии. Хотя любой значительное движение, даже если его идеология и отличается сложностью, пользуется лозунгами, доступными широким массам, для экстремистских объединений особенно характерно умение доступно предложить простые способы и пути решения сложных проблем общественной жизни, убедить массы в возможности их успешного осуществления на практике и, как следствие, в возможности владения достаточно широкой социальной базой [5, с. 111].

Социальная база экстремизма составляют маргинальные слои, представители националистических, религиозных движений, недовольные существующей политической реальностью интеллигенция, молодежь, студенчество, военные.

Экстремизм не является четким и единственным феноменом. По направленности выделяется экстремизм экономический, политический, националистический, религиозный, экологический, духовный и тому подобное.

Целью политического экстремизма является дестабилизация, разрушение политической системы, государственных структур и установление режима правой или левой направленности. В политической практике в чистом виде эти типы экстремизма практически не освстречаются. Националистический экстремизм во многих странах сочетается с религиозным, духовным, а политический - с экономическим, религиозным и тому подобное. По критерию масштабности действия политический экстремизм может быть внутри- и межгосударственным.

По численности и организованности участников различают экстремистские действия сообществ, групп (сект, организаций); организованных или спонтанных групп; одиночек (обычно лиц с психическими заболеваниями или другими аномалиями). По отношению к властным структурам выделяют экстремизм государственный и оппозиционный.

Разновидностям экстремизма присущи общие черты:

насилие обычно вооруженное или его угроза;

одномерность, однобокость в восприятии общественных проблем, поиски путей их решения, фанатизм, упорство в стремлении навязать свои принципы, взгляды оппонентам;

бездумное, беспрекословное выполнение всех приказов, инструкций;

опора на чувства, инстинкты, предрассудки, а не на разум;

неспособность к толерантности, компромиссам, или игнорирование их.

Экстремизм стоит здесь рядом с крайним радикализмом, терроризмом, нигилизмом, революционностью, вождизмом.

Поэтому более оправданным является следующее определение: политический экстремизм - это социально-политическое явление, исторически меняется и выражается в стремлении определенных активных индивидов, общественных групп, властвующих элит и контрэлит воплотить в жизнь свои политические идеалы и реализовать поставленные задачи всеми средствами (включая различные формы насильственного действия), направленными на государственную власть, общество в целом или на какие-то его элементы, международные организации, другие страны и в перспективе на все человечество в целом, а и кож отображается в идеологии, обосновывающей и реабилитирует это насилие идеологии [5, с. 115].

Таким образом, мы можем сделать вывод при существовании таких крайностей политической активности субъектов, которые приводят к снижению способности к выживанию социальных систем. Политический радикализм и экстремизм -это сложные социально-политические феномены, сопровождающие человечество на протяжении веков, один из последствий аномальности человеческой цивилизации.

Конечно, говоря о политическом экстремизме, прежде всего имеют в виду незаконное политическое насилие. Однако ни проблема легитимности, ни проблема насилия не позволяют дать целостную картину феномена, тогда как частный вопрос определения политического экстремизма превращается при более глубоком анализе в вопрос фундаментальное: что является социальной патологией, а, наоборот, - нормой?

В заключение нам хотелось бы подчеркнуть, что радикализм и экстремизм являются крайними проявлениями нонконформного стиля поведения. Эти явления действительно имеют несколько патологический характер и проявляются в самых острых общественно политических кризисах. Но нельзя отрицать тот факт, что при жестком и структурированном насилию со стороны государственной власти именно такие крайние формы политического поведения является проявлением плюрализма и свободы мнений. Именно поэтому, по нашему мнению, явления радикализма нельзя оценить однозначно, как и нонконформний стиль поведения вообще.

Таким образом, мы можем сделать вывод о существовании в политическом процессе перманентной борьбы конформной и нонконформнои большинства. Это противостояние характеризуется начальными равными возможностями получения преимущества каждыми. Решающими здесь является не численность, а уровень аргументации, устойчивость и уверенность позиции, уровень идеологического воздействия, возможности использования манипулятивных технологий, а в крайнем случае - насилие.

ЛИТЕРАТУРА

Ахременко А.С., Мелешкина Е.Ю. Голосование «против всех» как форма политического протеста: проблемы изучения // Политичкая наука. - 2002. - № 1. - С. 21-43.

Камю А. бунтующих человек. Философия. Политика. Искусство: Пер. с фр. - М .: Политиздат, 1990. - 415 с.

Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство // http://psylib.kiev.ua/.

Политическая психология: Учебное пособие для высш. школы / Под. общ. ред. А.А. Деркача, В.И. Жукова, Л. Лаптева. - М.: Акад. Проект; Екатиринбург: Деловая книга, 2001. - С. 347.

Сазонов И.А. Политический экстремизм и проблема его категориального осмысления // Вестник Московского универсиета. Серия 12. Политические науки. - 2000. - № 2. - С. 107-116.

Загрузка...