Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...
УДК 32

УДК 32.01: 303.442.3

Беззубьяк М.И., Институт мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Политико-теоретические импликации контент-анализа

Приведенная статья посвящена рассмотрению понятия контент-анализа, его методологического аспекта, рассматриваются политико-теоретические импликации контент-анализа.

The article is dedicated to consideration of concept of content-analysis, its methodological aspect, political theoretical implications of content-analysis are considered.

Политическая теория является сквозной в отношении всего процесса политологического познания, найприкладниши аспекты которого объективно отсылают к той или иной теоретической формации или "мира теорий" в целом. Случается, что даже один факт политической жизни может если не породить, то, по крайней мере, "вызвать" величественную теоретическую строение. Кроме того, практическая и объективная политика в значительной степени является объективацией всего спектра политических знаний, в том числе, абстрактные. Политические философы всегда объясняли мир политики, который всегда менялся и перестраивался на основании их идей. Ведь призвание философа и теоретика истолковывать, а практического деятеля менять. Так трудно согласиться с тем историко-идейной тезисом, что однажды в истории появилась доктрина, перевернула социальный универсум, в то время как предыдущие его только объясняли. Кстати, стоит заметить, что влияние либерализма на тот социальный Модерн, в котором мы обречены жить, не намного превосходит влияние марксизма, обе же эти доктрины всей своей действенностью, рациональностью и временными успехами не могут затмить исторического значения доктрины фашизма и национал-социализма. Мир политических теорий всегда сосуществовал с миром реальной политики, разрастаясь и медленно оказывая этим сильнее воздействие. В этом смысле XIX в. стало только переломным временем, когда

Идейный мир революционно "ворвался" в универсум политической практики.

Все эти вышеизложенные идейно-исторические рассуждения знаетходят особое подтверждение в процессе прикладных политологических исследований, связанных с применением того или иного метода. Последовательное прикладывание последнего объективно нарушает ряд политико-теоретических вопросов и так же объективно "втягивает" прикладника-политолога в мир политической теории. Возьмем метод контент анализа. Казалось бы, речь идет о сугубо практичное средство политологического исследования. Именно такими и были первичные и господствующие определения этого метода. Так, Берельсон определяет контент-анализ как "... набор систематических, повторяющихся приемов, предназначенных для" сжатия "значительного количества слов текстовых массивов в меньшие содержанию категории, основываясь на эксплицитно правилах кодирования" [1]. Несколько шире определения предлагает А. Холсти. Он определяет контент-анализ как "... любую технику для осуществления выводов на основе объективно и систематически проанализированных характеристик сообщение" [2], что позволяет расширить сферу применения метода уже к анализу не только текстовых массивов, но и других видов сообщений - рисунков, видеосюжетов, жестов. Подобного определения придерживаются уже современные авторы Мангейм и Рич, которые определяют контент-анализ как "систематическое числовое обработки, оценку и интерпретацию формы и содержания информационного источника". Интересное определение метода предлагает современное источник: веб-энциклопедия "Writing @ CSU". По мнению авторов этого издания: "контент-анализ является исследовательский инструмент для определения присутствия концепте? В пределах одного текста или множества текстов" [3].

Однако, почти параллельно (или чуть позже) начала зарождаться политико-теоретическая "подозрение", что речь идет о большем. Примечательно в этом смысле, является полушутливое замечание А. Здравомыслова, который определил контент-анализ как "научно обоснованный метод чтения между строк". В 1969 под влиянием "кризиса" количественных методов контент-аналитических исследований Хайес утверждал: "Содержание сообщений имеет анализироваться с учетом предыдущего контекста, а также в тесном взаемозвьязку самого сообщения и предварительной информации уже известной его отправителю и адресату »[4]. Все же стоит согласиться с высказыванием" классика "контент анализа Г. Лассуэла, который еще в 1952 г.. заметил:" нет оснований для использования контент -анализа до тех пор, пока ответы на вопросы, которые нас интересуют, мы можем получить с помощью количественных методов "[5].

Безусловно, контент-анализ совершенствовался как чисто техническое средство и сейчас в мире существует 34 компьютерные контент-аналитические системы; 16 систем анализа данных; 15 систем управления текстовыми ресурсами (из которых контент-аналитики активно используют не более шести) одна система контент-анализа внешнеполитических событий (разработана исключительно для анализа коротких сообщений агентства Рейтерз). Все эти контент-аналитические системы - самодостаточны, они не имеют общей и унифицированной теоретико-методологической базы, что делает невозможным формирование новых подобных систем, превращая каждую из них на уникальное произведение ситуационного анализа. Формирование единой теоретико-методологической базы позволит создавать новые контент-аналитические системы, одновременно предметное специфицированные и морфологически родственные. Таким образом, общая теоретико методологическая база, служить основой для появления многих прикладных контент аналитических систем. Работа исключительно над усовершенствованием метода не принесет ничего кроме его усовершенствования, то есть фильтрования отдельных деталей, повышения достоверности и точности результатов, упрощения и облегчения в использовании. Зато глубокий теоретико методологический поиск, пусть и вызванный сугубо техническим заданиям, может привести к весомым научных результатов.

Параллельно с техническим совершенствованием контент-анализа всплывали фундаментальные политико-теоретические и теоретико методологические вопросы непосредственно связаны с практическим применением этого метода. Одно из таких ключевых вопросов формулировалось как: Чем является контент-анализ? Техникой, методом илиметодологии? Анализ последних публикаций по проблематике текстового анализа свидетельствует смещение ударения в контент-аналитических исследованиях именно на методологический аспект. Однозначного ответа на этот вопрос не существует, а контент-анализ следует считать методом с существенными теоретико-методологическими импликациями. Главное, что содержит в себе эта компромиссная ответ является возвращение или перенавернення прикладника контент-аналитика в мир политической теории. Ведь если говорится о "теоретико-методологические импликации", то естественным является следующий вопрос об их содержании.

На основании трех теоретико-методологических традиций европейского и мирового обществоведения - марксистской, позитивистской, рационалистической, олицетворенных соответственно большими фигурами К. Маркса, Э. Дюркгейма и М. Вебера - выделяются три основных парадигмы контент-анализа: качественная историко диалектическая, количественно-бигевиористська, вебериансько- рационалистическая. Контент-анализ общественных отношений, захваченных массовыми историческими сдвигами революционный характер, лучше осуществлять на основе марксистской (качественно историко-диалектического) парадигмы. Для анализа общественного мнения более пригодна позитивистская (количественно-бигевиористська) парадигма, а наиболее подходящим сферой применения веберианськои методологической версии контент-анализа является, прежде всего, анализ документов. В общем, речь идет о возвращении в современную политическую науку теоретико-методологического наследия классической социологии, омраченного духом бихевиоризма. Хотя именно этот задел является краеугольным камнем современного обществоведения и политологии. Блестящие диалектические формулы марксизма; большие и универсальные дюркгеймовского методологические рецепты и сверхсовершенных и исчерпывающие эмпирические разведки этого большого социолога; наконец, сверхмощный познавательно-формалистический потенциал веберианства: все это составляет бесценное сокровище современной социальной науки и политологии в частности. Именно в контексте и с позиций веберианськои парадигмы предлагается широкое определение контент-аналезет как выяснение внутренних смыслов, стоящих за внешними фактами общественно-политической жизни. Примечательно, что исследования современного метода контент-анализа напомнило нам о большой Традицию, продемонстрировало необходимость сочетания Традиции и Инновации в обществоведении (и политологии, в частности). Причем, возрождению Традиции помогла именно технологическая (на уровне

прикладного метода) инновация.

Однако, дело не только в выделении трех парадигм контент-аналитического исследования. Дело в гносеологическом или даже онтологическом перемещении контент-аналитика из сферы политико аналитической практики в сферу политической теории. Происходит что-то вроде обратной проекции, когда углубления в практику отсылает к высокой теории. Бесспорно, будут возникать все новые и новые политико-практические задачи контент-анализа, под их влиянием совершенствоваться технически, однако, неизменным останется объективный механизм "двойного погружения», когда контент аналитик углубляясь в политическую практику параллельно углубляться в политическую теорию. < / p>

Уже в чисто теоретическом смысле применения метода контент-анализа нарушает один из ключевых вопросов социальной науки - вопрос о природе социальной реальности. Собственно этот метод напоминает всем обществоведам и политологам о ее онтологическую дуальность. Имеется в виду двухмерность общественных отношений, их посутня идеально-реальное строение, то есть складенисть мотивами и действиями (событиями, поступками). Иначе говоря, общественное взаимодействие состоит из идеально-мотивационного комплекса и фактов общественной жизни. И именно задачей контент-аналитика является проследить, какие смыслы находятся по реальным событиям. Таким образом, и сам контент-анализ становится одной из разновидностей "понимающей социологии", ее прикладным ответвлением. В этом смысле, наиболее подходящим определением данного метода является "смислопошук". Такого же мнения о назначении контент-анализа придерживаются и сотрудники Института социальных и политических исследований ZUMA, которыенеформально определяют этот метод как "выкапывание смысла" и именно в этом видят его назначения [6]. Таким образом, идейно исторический круг, основанное М. Вебером в его учении о социальной действие, продолжено феноменологической социологией и социологией знаний А. Шютца, П. Бергера, Т. Лукман замыкается практиками контент-анализа, которые превращаются в практиков "смислопошуку", которые следуют високотеоретичну "парадигму осмысленности". Именно в контексте этой парадигмы метод контент-анализа противостоит чисто механистическом системном метода, превосходя последний своей гуманистичнисть - исследовательской вниманием к смыслов и мотивации социального действия. Он дает возможность

ЛИТЕРАТУРА

Berelson В. Content Analisys in Communication Research. - Glencoe, 111: Free Press, 1952.

Holsti O.R. Content Analysis for the Social Sciences and Humanities. - MA: Addison-Wesley, 1969. - P. 14.

http://wruting.colostate.edu.

Hays D. Linguistic Foundations for a Theory of Content Analysis // The Analysis of Communication Content. - N.Y .: John Wiley & amp; Sons Inc., 1969. - P. 65.

Lasswell H., Lerner D., Pool I. de S. The comparative study of symbols. - Stanford, Stanford University Press, 1952. - P. 45.

Alexa M. Computer-assisted text analysis methodology in the social sciences. & Mdash; ZUMA, 1997. - P. 13.

Загрузка...