Реферат на тему:


Воспользуйтесь поиском к примеру Реферат        Грубый поиск Точный поиск






Загрузка...

Богдан-Игорь Антоныч

(1909 - 1937)

Шестого июля 1937 Богдана-Игоря Антоныча не стало. Умер поэт-философ на 28 году жизни во львовской больнице от воспаления легких. Имел в то время добрую славу и высокий литературный авторитет. Был автором трех поэтических книг - «Приветствие жизни» (1931), «Три перстня» (1934), «Книга Льва» (1936). Подготовлены к печати еще два сборника «Зеленая евангелия» и «Ротации» увидели свет посмертно, в 1938 году. Заявил о себе как поэт с оригинальной системой образного мышления, которое заплиднювалося и чрезвычайно эмоциональной уязвимостью на тонкий движение живой природы, и глубокой мислительска трудом просвещенного разума над выстраивание целостной концепции человека и мира, и «оживлением» в поэтическом воображении атавистических, подсознательных стихий человеческого бытия и мифологически фольклорных «знаков» полноты связей человека с природой.

Я, солнцу жизни продав

За сто червонцев безумие

Захваченный язычник всегда

Поэт весеннего похмелья, -

такой автопортрет создал Богдан-Игорь Антоныч. В его поэзии мы каждый раз встречаем такие автохарактеристики-перевоплощения:

«Я все пьяный мальчуган с солнцем в кармане»

«Я ружье, радостью набитая

которой выстрелю в честь жизни »

«Я - влюбленный в жизни язычник»

«Сестра Антоныча - лиса»

«Антоныч тоже зверя печальное и вьющиеся»

«Антоныч был хрущ и жил когда-то на вишне».

Антоныч говорил идею неделимой, гармоничного единства человека и природы, человека и космоса, стремился познать и воссоздать движение неистребимой материи в бесконечной изменчивости ее форм и проявлений, жадно впитывал все краски, тона и звуки окружающего мира. Но не только взаимоотношения человека и природы привлекали этого создателя фольклорных метаморфоз и поэтических мифов. Антоныч чутко реагировал на социальную действительность, на фантастические, с элементами сюрреализма образы-символы капиталистического города-спрута. Особенно впечатляющие урбанистические картины с искусным воспроизведением морально-психологической атмосферы городской ночи и затхлых закоулков мелких душ появляются в сборнике «Ротации».

Более двадцати лет прошло, как Дмитрий Павлычко упорядочил полно на Советской Украине собрание литературного наследия Б. И. Антонича и написал обстоятельную вступительную статью к ней - «Песня о неуничтожимости материи» (Советский писатель, 1967). За год до этого издания Микулаш Неврли в Братиславе подготовил к печати большую книгу его стихов под названием «Кольца молодости». В 1967-м «Собранные произведения» Антоныча появились за рубежом, в Канаде, благодаря усилиям украинских литераторов в эмиграции Святослава Гординского и Богдана Рубчака. Не со всеми выводами автора статьи о жизни и творчестве Б.-И. Антоныча, друга поэта Святослава Гординского, можно согласиться, как и с включением в избранное всех стихотворений сборника религиозной лирики «Большая Гармония». Сам Антоныч эту сборку, состоящую преимущественно из тяжелых по форме религиозно морализаторских сентенций, не направил в печати, хотя готовил одновременно с книгой «Приветствие жизни».

Дмитрий Павлычко не обходит сложных фактов творческой биографии Антонича, в частности пытается понять, почему из-под его пера появилось пресловутое «Слово о Альказар». И хотя почти в то же время поэт написал «Слово о черный полк», в котором резко осуждает итало-фашистскую интервенцию в Абиссинии, нельзя изымать из творческой биографии Антонича и провозглашение - буквально одной строкой - симпатии к реакционных сил в Испании. Это стихотворение дает украинским буржуазным националистам пищу для идеологических спекуляций. Но несмотря на все попытки подтянуть творчество Антоныча в своих политических ориентаций, этого достичь нашим противникам не удается. Потому Антоныч, как они сами утверждают, не стал «истинным националистическим поэтом».

Рассматривая творческую биографию Б.-И. Антоныча, мы должны всесторонне охватывать политическую и литературно-художественную атмосферу 30-х годов XX века во Львове. Поэт много общался с художниками, скульпторами, музыкантами, искал вместе с членами АНУМ - Ассоциации Независимых Украинских Художников - новых средств художественного выражения, был внимателен к новаторским экспериментам в области формы кубистов и сюрреалистов. Поэтому, получая за свою вторую книгу стихов «Три перстня» литературную награду львовского Общества писателей и журналистов, он в своем поздравлении 31 января 1935 отмежевывается от политически спекулятивных посягательств на его свободу самовыражения со стороны националистически агрессивных кругов. Поэт принадлежит правде, которой служили честно, прометеевской подвижничеством Т. Шевченко и И. Франко. С первых шагов на пути познания тайн украинского литературного языка сын священника из рода лемков, который пять лет изучал после окончания польской гимназии славянскую филологию в Львовском университете, интересуется литературой Советской Украины. Антоныч переписывает в свои блокноты поэзии М. Рыльского и П. Тычины, присматривается к экспериментам в форме Е. Плужника и М. Бажана, М. Драй-Хмары и М. Семенко, других неоклассиков и футуристов, скорбно переживает трагическую гибель на Советской земле своих близких знакомых, прогрессивных литераторов В. Бобинского и братьев Крушельницких. Он изучает польский и мировую поэзию, много переводит, размышляет над необходимостью достойно, на уровне новочасного художественного самовыражения, приобщиться и органично слиться с классической литературой украинского народа. Для него Франко - «учитель и поэт, наставник, строитель», который умел «пути будущего в цель направлять смело», а Т. Шевченко - "не пышный монумент из мрамора», а слово, которое долговечнее за бронзу и медь:

Твое наименование, как молитву,

кладем на флаг

потому что знаем, что, как клеймо,

понесем в жизнь

печать Твоих обжигающих слов,

прожгло до дна нам души.

(«Шевченко»)

Первые поэтические попытки Богдана Антоныча не отличаются совершенством версификации. Но молодой поэт, настойчиво ищет индивидуальные ходы к познанию тайны семантического «кода» слова и образности. А с какой музыкальной энергией он творит экспрессию строф, которая выразительная образная структура «Поэмы о витрины»

Богдан-Игорь Антоныч - яркая, оригинальная художественная фигура в украинской литературе, поэт-новатор, чья творческая судьба убедительно свидетельствует большой талант, по словам Дмитрия Павлычко, «обязательно пробивается сквозь терновые заросли идейных околичностей и шатаний на путь передовых идей своего времени, путь, сочетающий сердце художника и сердце его народа ».

Он называл малым хрущ на дереве нашей национальной поэзии, которое вросли глубоко в Шевченковское традицию.

Антоныч был хрущ и жил когда-то на вишне,

на вишне тех, которые воспевал Шевченко.

Моя страна звездная, библейская и пышная,

цветастая родина вишни и соловья

Где вечера из Евангелия, где рассветы,

где небо солнцем привалило белые села,

цветут вдохновленные вишни кудряво и упоительно,

как за Шевченко, снова поят песню хмелем.

(«Вишни»)

Загрузка...